Ересиарх. Глава 21. А не ударить ли нам первыми?..

Глава 21.

А не ударить ли нам первыми?..

Стеночка, всё плотнее прижимавшая флот ересиарха к захваченным им островам, с каждым днём становилась крепче и непроницаемей. Вокруг же Ведьмовского пристанища она и вовсе едва ли не в кольцо сомкнулась, очевидно, угрожая превратиться в висельную петлю.
Многие государи откликнулись на призыв Святейшего из Святых всеочищающим пламенем выжечь колдовскую скверну, коей надумал потворствовать закосневший во грехах опальный алагарский канцлер. Кто своей охотой, в надежде на поживу или иные преференции, что должны были посыпаться от Престола у Подножия, словно из рога изобилия. Кто, не сумев найти в себе силы противиться духовному диктату, который давным-давно сделался банально политическим. Вон, даже силизийский султан, коему до чудачеств Святейшего никогда особого дела не было, и тот прислал с дюжину кораблей, набитых злобными башибузуками, как бочки сельдью. Хотя султана-то, как раз понять можно; уж сколько ему и предку его, в недавнем времени опочившему, герцог Лихтенгерский крови попортил словами без перца и не передать. А тут такая оказия - чужая война супротив вечного врага. Грех не воспользоваться. Опять же освободить пределы державы собственной от алчной вооружённой и не знающей никакого удержу толпы вороватых лентяев - дело, по истине, благое. Шрам - он стратег мудрейший, воитель всей Амальгее известный. Глядишь, и потопит кого из них. Да что там - глядишь! - обязательно потопит тысячу, а то и две. Всей Силизии какое облегчение. Нет, султана понять можно - он о благополучии владений собственных большой радетель. Хотя, дьявол его стальным копытом оттопчи, - мог бы всё-таки в эту драчку и не вмешиваться.
- Плотно обложили, - мудро сформулировал очевиное полковник Брегном, уперев пудовые свои кулаки в стол и очами бараньими обозревая карту, густо уставленную игрушечными корабликами. - Настолько плотно, что приток наёмников на острова иссяк совершенно. Все корабли с лихим народом ещё на дальних подступах перехватываются.
Большой военный совет проходил на следующий день после  гоблинских поминок. Того потребовала суровая действительность и безжалостный маршал Флогрим цез Олатроон, как-то не ко времени возвратившийся из картографической экспедиции. Привёз он с собой не токмо планы местности и радостную весть, что подходящее место для нового города таки обнаружено, но и сведения характера военного. И выходило по тем сведениям, что разрозненные ранее силы "деревянного бога", целеустремлённо продвигаются в одном направлении - к недавно восстановленному храму. Вытянутый за лохмы из неулыбчивых глубин небытия божок, получив по зубам от беспокойного алагарца, оклемался и теперь вновь обретал силу.
- Но из храма своего, он теперь ни ногой, - подтвердил маршал данные воздушной разведки. - Экие мы молодцы, - с довольным покрякиванием продолжил бравый маркиз, - бога и того страху научили. Теперь-то он за нас возьмётся со всем рвением... м-да... Есть риск оказаться у него на праздничном обеде в качестве главного блюда.
- Подавится, - мрачно буркнул Брегном.
Маленький зибильдарец никогда не поддавался паническим настроениям. За что пользовался неподдельным уважением друзей и подчинённых.
- Пусть продолжает своё воинство пожирать. Нам мороки меньше.
О неодназначных гастрономических пристрастиях замшелого божества Шрама просветил проницательный Жо-Кей-Жо, интуитивно почувствовав ослабление магических волн, исходящих из вражеского становища. Бог жрал своих приспешников, отдавая особое предпочтение колдунам, возродившим его по собственной глупости. Не брезговал он и уродливыми творениями рук своих, коли те не успевали унести ноги, когда повелитель выбирался из храма погреться на солнышке.
Сказать по правде, уменьшение числа колдунов в становище плотоядной деревяхи, Лихтенгерскому было на руку. Даже осторожный Жо и тот перестал считать оставшихся в живых колдунов, сколько нибудь, серьёзной помехой. А вот пожирание чудищь, им же самим созданных, на численности орды нисколько не сказывалось. Плодовитым оказался божок. Ляпал он новых монстров неустанно, особо не задумываясь над их формой. Лишь бы были проворны, сильны и могли держать в лапах секиру или даже простую дубину. С них и довольно будет. А то, что рылами детишки его выходили таковы, что от их вида в панике разбежались бы даже монстры из ночных кошмаров буйнопомешанного, так то ещё и лучше. Пусть трепещут все, кто надумал задрать лапу на деревянного бога. Да, детишки божьи были в массе своей неприглядны, туповаты и бесстрашны. И как их одолеть, пока ни маршал, ни полковник ВДВ себе не представляли.
- С дирижаблей-то мы их пожгём, - настала пора сказать своё веское слово и гению мысли инженерной. - Бомбы мои результат показали отменный. Так что на равнине мы шансы уравнять способны... гм... ежели только это божественное полено не додумалось наплодить ещё и какую-никакую летающую гнусь.
- Полено додумалось, - Шрам на корню придушил хилый гномский оптимизм. - Пусть этот бог от древности весь мхом покрылся от корней до самой тонкой ветки на макушке, но мозги у него на месте. Выводы из своего поражения он сделал верные. Преимущества в воздухе у нас больше нет. По крайней мере - подавляющего, - Уланд сидел у походного камелька, спиной ко всему благородному собранию. Его лихорадило. Надо же было захворать в такой ответственный момент. Однако никто не заметил, чтобы болезнь ему чем-то мешала. Ум политика и полководца остроты не утратил. Память герцога тоже не подводила. Для того чтобы ориентироваться на театре предстоящих военных действий ему совсем не нужно было сверяться с картой.  - Здесь, господа, сделаем зарубку... Нам предстоит ещё вернуться к этой теме. Идём далее: что орки?
Вопрос был адресован полковнику Обламаю и тот отрапортовал кратко:
- Готовы выполнить любой приказ.
Герцог приложил руку к пылающему лбу:
- Хорошо. Наёмники?..
Свора не знающих жалости двуногих хищников находилась под командой Розовощёкого Пуха. Только этому великану удавалось сохранять в их рядах хоть какое-то подобие дисциплины. К тому же имя Арнимейского служило гарантией, что весь этот сброд не оставит позиций в первые полчаса боя. На кондотьеров Шрам не делал особой ставки, но, для преследования бегущего врага они вполне могли сгодиться, освобождая тем самым главные силы армии для основной страдной работы.
- Наёмники удар первый выдержат, - пообещал Пух. Он хотел продолжить свою мысль, но Шрам его перебил.
- Больше и не надо.
Офицеры штаба удивлённо примолкли. Такое легкомысленное отношение герцога к предстоящей баталии, оказалось для них в большую диковинку. Неужто и впраду, за пятидесятилетний порог перешагнув, сей велиукий муж стал поддаваться ветхости, как все простые смертные? И старость, этот неодолиый враг всех под Огрызком живущих, начала уже подкралываться к Шраму, прежде всего притупляя его разум.  Или это так сказывается просуда и докучливый насморк? Генералитет недоумённо переглядывался, несколько сбитый с толку. Несокрушимо верящими в гений Уланда остались только старинный его друг Розовощёкий Пух, полковник Брегном, до которого всегда не особо быстро доходило, и генерал Хряп. Но что взять с бестолкового орка, когда-то мечтавшего стать библиотекарем.
- Не надо так и не надо, - Пух таки вставил свои три копейки в прерванный разговоор. - К тому же, ежели  при них будут зубоскальные ежи, то...
- Ежей при них не будет.
Эта  короткая фраза, брошенная тихим, слегка гнусавым от насморка голосом, поколебала даже твердыню Розовощёкого.
- То есть как - не будет зубоскалов?.. Да без них... Шрам, ты в своём уме?
Такой вопрос, вот так - в лоб, и при этом не рисковать собственной шеей, Уланду мог задать только Арнимейский.
- Ни ежей, ни тебя... - герцог тяжело поднялся из кресла и начал зябко кутаться в шерстяной плед. - Да купание под ледяными струями скального водопада на поминках Мудри было уже лишним. - Он слабо улыбнулся. - Ну да ничего уже не изменишь. Буду воевать с сопливым носом.
- Лишь бы сопли не оказались кровавыми, - мрачно проворчал Пух. - Чего задумал, темнила? Ладно, по каким-то не ясным для меня соображениям, ты наёмные отряды зубоскалами усиливать не желаешь, знать они тебе, где-то в ином месте понадобились. Хотя, ума никак не растяну, где именно. Но я-то... Если меня с командования кондотьерами снять... Ну,  не знаю... как бы вся эта шайка в самый ответственный момент слабину не дала. Толку-то с того, что мы на острове: жилой дрогнут и пиши, пропало всей нашей затее.
Шрам нетвёрдой походкой подошёл к столу. Кто-то из высших офицеров тут же уступил ему место и герцог, метящий в монархи, тяжело опустился на освободившийся стул:
- Благодарю. Господа, - обратился он ко всем. - Мой друг, безусловно, прав: на стойкость наёмных отрядов рассчитывать глупо. Если... если их не возглавит, кто-то из моих самых доверенных людей. Кто-то из вас должен будет остаться здесь. Добровольцы есть?
- Я мог бы... - как-то не очень уверенно проблеял полковник Обломай. - Но я своих орков не брошу. Тусуйская общественность такого фортеля не оценит. А общественность у нас, сами знаете, какова. Чуть что ей клятой не по шерсти, сразу в ножи. Грубый народ, не цивилизованный.
Полковник горестно вздохнул, сокрушаясь по поводу несдержанности поведения своих единоплеменников и их стремления решать все проблемы максимально упрощённо. Дал в зубы "проблеме" и вся недолга. Если это не помогает - тресни её, окаянную, секирой. Это средство уж точно должно сработать. А если уж и секира не в помощь, то  тогда уж и самому орку хана. Но по такому поводу зеленокожие особо не сокрушались, справедливо полагая, что у покойников никаких проблем уж точно быть не должно.
- Ты, полковник... а-а-пчхи... Чтоб меня черти в бочке с пивом утопили. Ты, Обломай... а-чхи... да чтоб тебе на кол присесть... Не тебе полков... а-а-пч... Твою ж налево, даже чихнуть и то не вышло. Чего скалитесь, жеребцы? - вспылил взбешённый собственным неуместным чиханием Уланд. - Да, начальство малость не в кондиции... и-и-и-а-пчхи... Вот теперь от души... Хугу, извиняй и это... очки протри, а то я... но я не нарочно. Так на чём я остановился? - зачастил Шрам, не давая открыть рта орошённому слюнями и соплями гному. - Молчи, борода. Знаю, что у тебя сейчас на языке вертится. Так... Обломай, о тебе разговор вёлся. Значит, ты со своими головорезами и так будешь на берегу.
- А на кораблях кто ж останется!? - узкие глаза оркского полковника предприняди отчаянную попытку принять форму идеальной окружности. - Ведь баталия морская она же  штука непредсказуемая. А ну как корабли борт о борт сойдутся, что тогда?
- Оставишь на бортах абордажные команды. Остальных - на берег. - Голос Шрама неприятно зашелестел металлической стружкой.
Кжется в эту секунду недоумение обрело своё физическое воплощение, повиснув над столом аморфной, студёнистой тушкой. Хоть ножом кромсай, когда охота. Теперь уже весь обалдевший генералитет, а не только Пух, готов был засыпать Уланда вопросами прямыми, облачёнными в форму самого простецкого свойства. Шрам окинул их всех мутным,  покраснелым и слезливым оком.
- Мать вашу так, господа генералы! - произнёс он, как можно суровее. - Имейте терпение. А пока, сделайте одолжение, засуньте своё мнение насчёт моего умственного здоровья себе в задницу.
Под пологом шатра пронёсся совокупный шорох выдоха. Офицерство убедилось, что Шрама им никто не подменил. А то мало ли чего можно от вражеских колдунов ожидать? А так... вот он сидит, соплями нарисованное море-окиян орошает, околесицу с матюгами несёт. Окромя насморка всё, как всегда.
- Да мы чё, - смущённо кашлянув сказал Хряп. - Мы ничё такого не говорили.
- А вам и не надо, - разозлился алагарский прохиндей. - На ваших пропитых рожах всё написано - слепому видно. К делу... Миргелла... Где черти таскают эту ведьму?
Никто из героических вояк об этом не ведал. А строить предположения не имея на руках никаких фактов, никто из них не пожелал. Ляпнешь языком сдуру, а потом окажется, что сказанул глупость, и получишь в награду пожизненного врага в лице Главы Ковена. И кому нужно такое счастье? Пусть даже и продлится оно недолго. Тому, кто Миргеллу оскорбит, долголетие не светит.
- Тут я... - в шатёр проскользнула грациозная дамочка, даже полог не шелохнулся.
- Ты, что с часовыми у входа флиртовала? - заворчал Уланд. - Гляди, Чармер такого своеволия не поймёт.
- Не будь букой. - Ведьма игриво чмокнула будущего монарха в щёку. Ведьмы они такие, им, окаянным, святой армейский устав не писан. Никакого почтения к освящённой поколениями служак субординации. - На-ка вот, прими от простуды. - Она взъерошила Шраму волосы и поставила перед ним пузатенький пузырёк с переливающейся всеми оттенками бирюзы жидкостью. - Пей сразу и до дна.
Недоверчивый от природы герцог, пузырёк откупорил и к всеобщему изумлению, замахнул его содержимое, как привык, единым духом, даже не понюхав.
- Отменная гадость, - выдавил он из себя, до слёз зажмурившись.
- Доверяешь, стало быть, - заулыбалась ведьма, довольная. - А ну рты все позакрывали, олухи. Что, ни разу не видели, как честная женщина болезного пестует? Ничего-ничего твоё сиятельство, сейчас отпустит, а через пару часов будешь, как огурчик. Хоть самому - в бой.
Миргелла спешно захлопнула варежку, уколовшись о заострившийся взгляд Пуха, но было уже поздно.
- Самому в бой?.. - прогнусил Уланд. - Ловлю на слове.
Глава Ковена попробовала было сослаться на игру слов, но понимания у герцога не нашла, и, надувшись примолкла. Чёрт дёрнул её такое ляпнуть. А этот-то болезный, ишь, как воспламенился. Сидел бы на бережку, указкой по карте водил, приказы многомудрые с курьерами рассылал, делая вид, что в сражении от него что-то зависит. Самая ныне по нему работёнка. Так нет же, возмечтал - в сечу. Убьют ведь, перестарка. Как потом перед Шагурой оправдываться? А нобилитка такого сорта женщина, что, пожалуй, поопаснее всех алагарских гвардейцев скопом станет.
Уланд  на ведьмины отговорки только улыбнулся многозначительно, и Миргелле пришлось умолкнуть.
- Мадемуазель, - обратился к ней Шрам, утерев со лба обильно выступивший пот и с силами собравшись, - готовы ли ваши ведьмы и ведьмаки язвить врага там, где укажу?
Миргелла кивнула столь энергично, что её высокая шляпа опасно накренилась, грозя и вовсе свалиться с головы.
Уланд вперил пристальный взгляд в карту:
- Вот отсюда и досюда, - палец алагарца рассёк нарисованные джунгли, - зона вашей ответственности.
Ведьма удивлённо уставилась на вождя, который, то ли отупел с похмелюги, то ли просто надумал спятить ради скрашивания своей тусклой и унылой жизни.
- Джунгли!? - недоверчиво переспросила ведьма.
Полководец утвердительно кивнул.
- Хугу снабдит вас своими бомбами...
- Они ж большущие! - воскликнула Миргелла. - И тяжеленные. Как с ними управляться на помеле сидючи?
Инженер коротко хохотнул и обрадовал всполошившуюся ведьму тем, что он гений.
- Это я и так знала, тщеславный ты недомерок, - огрызнулась ведьма.
Но оказывается она не знала, что гном был кем угодно, только не лентяем. И времени даром терять он не любил. Да что там - просто ненавидел.
- Большие - это для дирижаблей, - оповестил он благородное собрание. - А махонькие, размером с апельсин, я разработал для использования их пехотой. Ну, или как в нашем случае, ведьмовскими стаями.
- Стаями... - поморщилавь Миргелла. - Ишь, слово-то какое подобрал. Хотя и по делу. Мы и впрямь - стая. Хорошо, покажешь, как с ними управляться.
Хугу кивнул.
- Но бомбы - это так, для поддержки пехоты, в случае нужды, - снова заговорил Шрам. - Основная задача ведьм - защита дирижаблей от всяческой летающей нечисти. А её предполагается много.
- Но, твоё сиятельство... Уанд... Кто ж прикроет корабли на море, пока мы джунги огём поливать будем? У неприятеля и без того большой перевес на воде. А если мы оркских моряков без поддержки с воздуха оставим, так и вовсе беда будет.
От Шрама не учкользнули полные недоумения, если не сказать, подозрения взгляды, коими стали обмениваться офицеры штаба. Он растёр лицо руками. Вроде бы и отпускать стало, а всё равно муть в голове.
- Слушайте сюда все, маловерные, - с болезненной усмешкой заговорил он. - На коряблях оставьте по полудюжине ведьм и по паре шаманов. Остальных, - Обломай, слышишь? Остальных в строй. Не закатывай зенки, не кисейная барышня.
- Но флот!? - едва ли не застонал полковник.
- Хугу, твои дирижабли под прикрытием ведьм нанесут бомбовый удар вот по этой дуге. Видишь? Разделишь скрывающуюся вражескую армию надвое. Передовым частям придётся выбираться из лесочка. Тут вы их и встретите. Флогрим, Брегном... хотя ты - нет, полковник Обламай. Вам всё ясно?
- Гм... как-то извинительно кашлянул орк. До него вдруг стало доходить, что Шрам, в очередной раз, всех выставил дураками. - Разделяем армию, значит. Хитро. Одни на нас попрут, а вторым, стало быть, только обратно к храму вертаться. Гм-гм... а как мы их оттеля выкуривать станем? Или ты об этом тоже подумать успел? Вопрос: когда? Ты ж под утро ещё пьянее вина был.
Ответом орку послужила таинственная, ничего не объясняющая улыбка Уланда, давно ставшая, чем-то вроде его визитной карточки.
- О штурме храма не беспокойся, полковник. Придёт и его черёд. Теперь - флот. Хочу вам сообщить, что без воздушной поддержки я корабли не оставлю.
- Но... - Миргелла подняла кверху указательный палец. - Ведьмы мои... они ж того, над лесочком порхать назначены. Мы, конечно, бабёнки с закавыками, фортеля отмачивать способны, до полного вражьего обалдения. Но быть в двух местах за раз, такому мы не обучены. Гороссы твои, правда, могут наши фантомы насоздавать. Но... сомневаюсь я, что это неприятельских магов обманет.
- Гроссы все при деле будут, - отрубил Шрам. - Нам главное баталию на суше выиграть.
- Ага, - бухнул Пух, - а потом, что? Друг дружку жрать начнём? Блокаду-то Святейший из Святых снять и не подумает. А начнись на берегу заваруха, думаешь, он просто так, сложа руки, сидеть будет? С моря ударит и нам конец. Я и так в ум не возьму: чего это до сих пор волынку тянет. Мог бы уже и рискнуть. Перевес в илах у него значительный.
- Бриттюскую эскадру дожидается, - сказал Уланд, как-то буднично. - Хочет удар нанести, да чтоб наверняка. Чтоб никто из нас в живых не остался точно. Так сказать с гарантией. Но бриттюррцы не придут. Кое-кто об этом позаботился.
- Бриттюрцы не придут, - Пух, качая головой, развёл ручищами. - О них позаботились... Ну, конечно... Как!? - Не выдержал гигант. - Сидя на острове, практически в полном окружении. Как тебе это удалось, чёрт полосатый? Ты опасен даже взаперти.
- Не скажу, - Уланд скромнейше потупил глазки. - Не досуг сейчас. Сейчас о флоте...  Мэтр Тобуль, вдруг возвысил он голос. - Прошу вас присоединиться к нам.
Полог, отделяющий личный покой Шрама, отодвинулся в сторону, и перед обомлевшим генералитетом предстала странная полуголая фигура, вся увешанная бусами и утыканная металлическими украшениями в местах самых для этого неподходящих. Незнакомец был высок, худ, смугл практически до черноты, с лицом, словно вырезанным из тёмного дерева. При этом он был абсолютно, то есть до зеркального блеска лыс.
- Ну... - Пух первым обрёл дар речи. - Надеюсь, на сегодня это последний сюрприз. А то даже я как-то нервничать начинаю. Увидеть здесь сего мэтра... М-да... мэтр Тобуль, вы ведь с Летающих сотровов. - Фигура сдержанно кивнула. - Это я так, для проформы, - сгофрировал лицо Розовощёкий.
- Мэтр Тобуль, старший офицер, - простите, не знаю вашего звания, - командующий тысячей всадников, присланный правителем Фарузом, по моей личной просьбе. Это было последнее, что Мудря сделал для всех нас, господа.
- И чем нам поможет кавалерия? - ляпнул Брегном. - Если только их лошадки по воде ходить не способны.
- Не способны, - хрипло ответил таинственный мэтр. - Мы  всадники на рухах.
- Э... - ошарашенно выдавил из себя зибильдарец. - Рухи.
- Рухи!! - воскликнула Миргелла. - Это те, что слона в когтях унести способны.
Тобуль улыбнулся, показав всем зубы изумительной белизны, каждый из, которых был острейше заточен. Вампиров такой улыбкой до инфаркта пугать.
- Это преувеличение, - сказал он. - Рух, конечно велик, раза в два с лишком крупнее виверны, но слона не унесёт.
- В два раза больше виверны, - нерво хохотнул маркиз цез Олатроон. - И только то. Унести, конечно - нет, не унесёт, но с голодухи заклевать - запросто.
- Кажется, - пожевал губами Хугу, - нам понадобятся ещё бомбы.
- Нет, - отрезал мэтр. - У рухов свои секреты. Они... гм... как бы это сказать? Испражняются. Зело обильно и... запашисто... и... кислотой. Да, кислотой.
- Так, что-то мне расхотелось служить на флоте Святейшего из Святых, - со смехом вставил Брегном. - Тысяча рухов. Это какой же ливень ожидает несчастных моряков? Шрам, ты - гений. Ты чёртов, сатанинский гений.
Герцог не стал спорить.
- Сейчас всадники скрываются в лесах одного небольшого острова, что неподалёку. Они успеют прибыть на место, как только начнётся сражение. Для вражеского командования их появвление будет полной неожиданностью. Теперь о главном...
Пух тяжело выдохнул:
- Ещё не всё?
- Нет. Не всё. Мне нужны самые верные и проверенные бойцы.
- Ну дык, я готов. - Гигант ударил себя кулаком по ладони.
- Не ты, - ошарашил друга Уланд. - Ты остаёшься командовать сражением. Тебе в помощь я оставляю полковника Краста и магессу Эттель, для координации действий войск. Это приказ, Пух, - Шрам на корню пресёк возможные возражения великана. - Со мной пойдут... - он на мгновение задумался. - Полковник Брегном с двумя десятками десантников. Алагарцы со своими зубоскальными ежами. Миргелла? Вы не против, мадемуазель?
- Я!? Против?.. Нет, конечно. Передам командование доверенным ведьмам и всё. Чармера прихвачу, пусть блохастый косточки разомнёт.
- Хорошо. Далее, Зу. Будет мне спину прикрывать. Генерал?
Хряп встрепенулся.
- Я с тобой, Шрам. Папиллома со мной увяжется. Её брать?
Герцог кивнул:
- Бери. Она под ногами не мешается. Так же при мне будет... ага, Чармер. Он к месту придётся. А ещё сотня дроу. Их привидёт Шагура. Проникающие в суть - чудовища двуногие. Так, ну и... кхм... Хряп, мне нужны твои драконы. Оба.
Генерал оскалился.
- Я с тобой, а они - со мной. Так куда и когда двигаем?
На этот раз Шрам молчание шрама затянулось. Великий стратег перебарывал последние сомнения.
- Я долго думал... Нет, не так... не долго. Просто не решался. Но, вижу, пора. Далее тянуть мы не имеем права. Так вот, господа, а не напасть ли нам первыми?
- Чего бы и не напасть!? - Пух - не Уланд. Он долго думать не любил. - С кого начнём?
- Со всех скопом.
Что и говорить, умел герцог произвести неизгладимое впечатление.
- То есть попрём разом на всех? - маркиз хмыкнул и поднял брови в изумлении. - Такой наглости от нас точно никто не ожидает. Однако не развяжется ли у нас пупок?
- Обратно завяжем, - Пухом овладело людоедское настроение. - Надоело без дела сидеть. К тому же пиво на острове заканчивается.  Хоть сейчас горниста кличь, и попрём.
- Не сейчас, - остудил порыв лепшего друга герцог. - Нужно кое-кому, кое-что доделать. Она обещает управиться завтра к утру. Вот завтра с восходом и двинем.


Рецензии
Вот это Шрам - хитромудрый!

Татьяна Мишкина   11.03.2019 00:07     Заявить о нарушении
С него цикл начался. Его выкрутасами и завершать стану. Вроде, как логично. Меньше четырёх листов осталось. Финал уже обрисовался. Шореев.

Дмитрий Шореев   11.03.2019 02:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.