Кампания Тьмы. Эпизод 1 - Всюду Проклятый

   У подножия Нефисфарлакского Хребта, среди бескрайних зелёных лесов, рассекаемых сеткой кристально чистых  рек и ручьёв, находился Нартис, - столица королевства эльфов. Период Великих Войн закончился, и миролюбивые эльфы уже начали забывать о тех временах, когда по предгорьям Нефисфарлака текла кровь их собратьев. Солнце, заходящее уже за белоснежные горные вершины, ласкало своими последними лучами лес и зелёные холмы. В этот теплый вечер юная Элинель, присев на траву у большого камня, с интересом наблюдала, как большая яркая бабочка, раскрыла крылья на желтоватом цветке, одиноко росшем посреди лесной поляны. Волосы юной эльфийки спадали из под ромашкового венка на плечи золотистыми прядями, а свежее девственное тело прикрывало короткое платьице из нежнейшей ткани. Элинель изредка шевелила заострёнными ушками, выражая тем самым полное спокойствие и умиротворение.
   Неожиданно по поляне пробежало какое-то невидимое волнение. Эльфийка обернулась. Воздушная волна снова пробежала по поляне, но уже в другую сторону. Прямо из воздуха появились какие-то мерзкие существа, которых Элинель не успела как следует рассмотреть. Один из них бросил в траву блестящий предмет, и все трое спешно скрылись в лесной чаще. Вслед за существами появился всадник, облаченный в доспехи. Он проскакал в ту сторону, куда скрылись существа, но, видимо, передумав продолжать погоню, остановился и прокричал вслед им:
- Ничтожные гоблины! Я же говорил, что достану вас даже в Астрале!
После этого он неторопливо слез с коня, не заметив, как прошелся по большому желтому цветку, поднял с земли предмет, оказавшийся большим золотым амулетом и подбросил его в воздух, произнеся громко и четко:
- Оператор, приём.
Амулет блеснул в лучах заходящего солнца и исчез. На месте где пропал амулет, в воздухе возник светящийся шар, из которого раздался голос:
- Вещичку принял. Что не так?
- Всё нормально. Но наложи на него максимально возможный спектральный урон.
- Легко, но зачем? – удивился голос.
- Урон тому, кто носит,- пояснил всадник,- Не хочу, что бы всякая мелюзга воровала мои вещи.
- Хорошо, понял тебя.
Свечение пропало, воин огляделся по сторонам и заметил растерявшуюся девушку. - Добрый день, красавица. Скажи, далеко ли до Нартиса?- обратился он к остолбеневшей Элинель.
- Добрый день, - слегка запинаясь от испуга, ответила эльфийка, - Нет, совсем не далеко.
- Надеюсь, ты проводишь меня. Мне нужен старец Мардорн.
- Хорошо, я провожу Вас.
   Элинель, стараясь не показать своего страха, пошла по узкой лесной тропинке, ощущая всем телом, как за ней, сотрясая землю, едет странный всадник. Щит, висящий на крупе закованного в броню коня, с выкованным в центре черепом, натолкнул эльфийку на мысль, что она имеет дело с некромантом, или с каким-то другим представителем Тьмы, но спросить она не решилась.
   Вскоре из-за деревьев показались огромные увитые плющом ворота Нартиса. Всадник остановил коня прямо перед ними и посмотрел наверх, где несли дозор несколько эльфов. Дозорные тоже заметили гостя и слегка заволновались. В бойницах башен промелькнули эльфы-лучники.
- Открывайте ворота,- прокричал всадник.
- Убирайся отсюда! Или мы нашпигуем тебя нашими стрелами,- ответил командир дозорных.
- Слушай ты, чмо с ушами, мне нужен старец Мардорн.  И если ты сейчас же не откроешь ворота, то я открою их сам, а заодно перебью вас всех, превратив ваш милый лесок в пепелище из головешек.
   На стенах города, судя по всему, возникло некое замешательство. Наконец на воротах появился старый эльф:
- Так сквернословить может только один из сущих… Я узнал тебя, Всюду Проклятый.
Ворота раскрылись и впустили незваного гостя. Взрослые эльф переглядывались, а маленькие прятались в кустах и кронах деревьев, едва завидев черный силуэт на коне, неспешно ехавший по направлению к центру города.
   Всадник сошел с коня рядом с огромным деревом, под кроной которого устроился на траве Мардорн, старый и мудрый правитель города эльфов.
- Итак, зачем же ты снова отягощаешь нас своим присутствием, Всюду Проклятый? – спросил старец.
- Ты груб со мной, Мардорн. А ведь я всегда желал тебе только добра.
- Прости, но обычно беды ходят за тобой по пятам. И приносишь ты только смерть,- с горечью в голосе заметил старик.
- Да, как быстро забывается хорошее, Мардорн,- покачал головой Всюду Проклятый, -Ведь я помню тебя ещё молодым королём, когда мы оба спина к спине сражались за освобождение Нартиса от нашествия орков.
- Да? А я помню, что ты один вошел в стан орков и перерезал все их войска. А когда подошли мои лучники, там уже нечего было делать. Повсюду валялись разрубленные части тел. Да… Я был тогда молодым королём, я даже восхищался тобой тогда… по глупости.  Я был очень молод и очень глуп… и не понимал, что тебе было наплевать и на  эльфов и на орков. Наткнись ты сначала на нас, а не на них, ты перебил бы нас первыми,- возмущенно проговорил Мардорн.
- Не брызгай слюной, старик!- оборвал его Всюду Проклятый, - Я пришел по делу, а не что бы выслушивать твоё брюзжание.
- Что тебе нужно?
- Один человек.
- Конечно, я  могу дать тебе любого из своих воинов. Он будет сопровождать тебя до любых земель, сопредельных с нашим лесом.
- Ты не понял, старик. Он нужен мне навсегда,- усмехнулся Всюду Проклятый.
- Если ты думаешь, что здесь можно купить рабов, то ты глубоко ошибаешься! – зло проговорил Мардорн.
- У меня есть много денег. Я могу заплатить неплохую цену.
- Нет такой цены!
- Может, цена жизней всех твоих собратьев, которых я убью, подойдет?- снова усмехнулся Всюду Проклятый.
- Как ты смеешь!- Мардорн схватил посох и с размаху опустил на Всюду Проклятого, но тот защитился рукой, и посох рассыпался в пыль едва коснувшись его доспехов. Левой рукой Всюду Проклятый взял старика за шею, поднял и прижал к дереву.
- Ты видимо забыл, с кем говоришь, Мардорн. Старейшие колдуны боятся меня, сильнейшие воины преклоняют передо мной свои колени… Что можешь сделать ты?! Итак, ты отдашь мне одного человека. Или же желаешь расстаться с собственной жизнью?
- Да, - прохрипел старик, и стальная рука отпустила его горло.
- Что ж, Мардорн, мне нужен один воин со снаряжением. Тогда я уйду и, надейся, что больше никогда не встретишь меня.
- Хорошо. С тобой пойдет Элинель,- сказал Мардорн,- Всё равно её пришлось бы изгнать из Нартиса, за то, что она привела тебя к нам.
- Я?! Хорошо, господин,- эльфийка потупила глаза и медленно пошла собирать свои пожитки. Через мгновение она вернулась в доспехах из толстой кожи и с луком за плечами.
- Конечно, я рассчитывал, на более опытного лучника… Ну да ладно.
Всюду Проклятый, сел на коня, подняв за шкирку Элинель, посадил её позади себя и скрылся за воротами королевства эльфов, оставив после себя только пыльный след и ворох травы, вырванной из земли подковами своего черного скакуна.
  Элинель сидела и смотрела, как мимо с бешеной скоростью проносятся деревья родного леса,  который она, скорее всего, уже никогда не увидит.
  Старый Мардорн кряхтя поднялся с земли громко позвал:
- Анабель! Анабель, дочь моя!
Дочь правителя эльфов появилась, спрыгнув откуда-то с кроны дерева.
- Да, отец.
На ней били прекрасно подчеркивающие фигуру легкие кожаные доспехи, плечи и колени закрывали металлические пластины, а лоб рассекал золотой ободок испещрённыё руническими символами. Темные волосы волнами спускались до лопаток, а уши, самые длинные уши королевства, предмет особой гордости принцессы Анабель, как всегда были бойко вздернуты вверх.
- Прости отец, я невольно подслушала ваш разговор. Жаль, со мной не было моего клинка. Я с удовольствием проткнула бы мерзавца в самое сердце.
- Забудь об этом дочь моя… Это порождение зла никто из нас не может убить. Поэтому я и позвал тебя. Ты должна отправиться в Тёмный лес, где сейчас обитает Изгнанник Локрион.
- Локрион? Тёмный эльф? Разве можно связываться с предателем, поправшем все наши законы.
- Да, ты права, дочь моя,- ответил Мардорн, -Но только он способен навсегда избавить нас от проблемы, которую называют Всюду Проклятый. Возьми с собой лучших солдат и отправляйся в Тёмный Лес. Передай Тёмному эльфу, что он прощён.
   Солнце заходило за белоснежные вершины, но старый эльф чувствовал, что это не просто конец дня. В эти минуты кончалась спокойная жизнь всех жителей Предгорий по обе стороны Нефисфарлакского Хребта.


Рецензии