Мобильник. Версия 6. 0

     Она играла своей красотой. Это читалось буквально во всём: в лукавом блеске её серых глаз, в движении руки, которым она поправляла длинные непокорные волосы, в непринуждённой расслабленной позе. Улыбалась она лишь одними кончиками плотно сомкнутых губ, и надо признаться, что такая улыбка нравилась ему намного больше, чем те неискренние поддельные улыбки во весь рот, когда кажется, что ещё чуть-чуть, и лицо улыбающегося человека треснет от напряжения. От ямочек на её щеках удивительным образом веяло теплотой. Всем своим видом она флиртовала с окружающим её миром, но в первую очередь она флиртовала с ним. И даже дождь не мог помешать этой игре.
      Девушка стояла напротив Марка, их взгляды переплелись, наэлектризовывая окружающий воздух.
- Здравствуйте, Мария, - поздоровался он.
Девушка подошла ближе. Сегодня у неё зонт красного цвета, но он такой же огромный, как и вчерашний чёрный: под ним вполне достаточно места для двоих. Спрятав Островского от дождя, Мария тихо отвечает:
- Привет.
     Где-то всё это уже было: вечно хмурое небо, красный зонт, волнующий голос с лёгкой хрипотцой. И удивительная девушка, вместе с которой хочется сбежать из дождливого города.
- Вчера наше расставание получилось немного скомканным.
- Только расставание? - Мария смеётся. - Мне показалось, что всё наше общение вышло несуразным. Хотя признаюсь: придя домой,  я вспоминала о вас с улыбкой.
- Уже одно то, что вы обо мне вспоминали, настраивает меня на оптимистический лад.
      Теперь они смеются оба, при этом украдкой оглядывают друг друга. Их глаза блестят, на щеках играет румянец. Марк понимает, что девушка отдаёт ему инициативу в развитии их знакомства, поэтому собирается с духом и приглашает её на ужин. При этом он непроизвольно переходит на «ты». Мария соглашается: и на ужин, и на новый уровень доверительности в их отношениях.
- Если тебе удобно, давай встретимся здесь же. В семь часов.
- Мне удобно, - в голосе Марии слышится умиротворение. – Очень.
      После этого девушка садится в свою маленькую Хонду. Отъезжая, она один раз коротко сигналит, машет ему рукой. Марк улыбается. Красного зонта над ним больше нет, по щекам, словно слёзы, бегут капли холодного дождя. От предвкушения того, что через несколько секунд он окажется в салоне своего автомобиля, запустит климат-контроль, включит радио, Марку становится уютно. Он поднимает лицо к небу. Ему хочется танцевать.

        Магазин, где он планировал купить мобильник устаревшей модели, находился в двадцати минутах езды. Островский выехал в утренний час пик, и поэтому угодил в пробку: на место он прибыл лишь час спустя. Правда, в самом магазине всё сложилось довольно быстро, продавец – долговязый молодой человек, уже дожидался Марка, приготовив ему на выбор несколько телефонов.
- Вы сказали, какая вам нужна модель, но забыли уточнить цвет.
Островский указал на тёмно-серый.
- Вот этот.
Молодой человек нагнулся под прилавок, достал оттуда коробку, сложил в неё телефон, не забыл и про зарядное устройство.
- Извините за любопытство,  а зачем вам это старьё? – с неподдельным  интересом спрашивает он у Марка.
- Орехи буду колоть, и пиво открывать, - глядя на недоумённое лицо продавца, Островский улыбнулся. Он быстро расплатился, затем вернулся в свой автомобиль. Здесь ещё раз, но уже более внимательно, принялся осматривать только что купленный мобильник. Убедившись, что тот ничем не отличается от найденного им в парке, Островский задумался. Завтра после похорон он отдаст этот телефон Николаю. Расчёт Марка был прост: сын Маргариты Ивановны наверняка не заметит подмены и вряд ли тут же станет включать мобильник. Придя домой, он закинет телефон куда-нибудь подальше, а потом и вовсе забудет о его существовании. А у Островского появится время на то, чтобы найти таинственного и молчаливого Аббадона. Представив себе такую встречу, Марк ухмыльнулся, и эта улыбка не сулила для Аббадона ничего хорошего.

       Проливной дождь настойчиво барабанил по крыше автомобиля: бесконечный монотонный шум, в который незримой нитью вплелось ощущение безмятежности, действовал на Островского успокаивающе. Шепчущие звуки скользили по его коже, оставляя на ней мятное послевкусие. Болели потревоженные шрамы. Хотелось спать.
        Марк стряхнул с себя сонливость, повернул ключ в замке зажигания. Заскрипели щётки стеклоочистителей, ожила автомагнитола. Салон наполнился бархатистым голосом Земфиры. Словно вторя ей, тут же загудел мобильник Марка. Звонил Гагарин.
- Я пробил телефонный  номер. И мне не очень понравилось то, что удалось узнать.  Островский, в какую скверную историю ты вляпался?
- Не понимаю, о чём ты.
- Не юли, у тебя это плохо получается. Точно не хочешь ни о чём рассказать? - не сдавался Сергей.
- Нет, - уверенно ответил Марк.
- Ладно, дело твоё, - в голосе Гагарина слышится обида. - Тогда записывай.
- Диктуй, я запомню.
- Как скажешь. Номер зарегистрирован на некоего Шишкина Владислава Семёновича,  1971 года рождения. Прописан по улице Невской, дом 68, квартира 14.
- Расскажи, куда идти, - пела между тем Земфира. – Зачем идти, если заперты двери.
- И что тебе здесь не понравилось? Что номер не принадлежит какой-нибудь симпатичной девушке? Так я тебе сразу об этом сказал.
Марк действительно не понимал, что так насторожило Гагарина. Его последующие слова всё объяснили.
- Мне не понравилось, что Шишкин – человек с очень интересной биографией. 
- В смысле?
- В смысле, что у него за спиной две ходки в зону. Первая – за хулиганку. Вторая – за разбой.
- Проводи, и я буду плыть, я буду стыть, под слишком шумные воды, - голос из динамиков разливался по салону автомобиля. – Перестань, твои глаза,
мои глаза, в них просто разные коды.
- И самое главное: четыре месяца назад Шишкин Владислав Семёнович погиб при очень загадочных обстоятельствах. Официальная версия – самоубийство, якобы он выбросился из окна своей квартиры. Лично мне в это верится с трудом. Одно дело, если бы Шишкин был пьян, но если верить протоколу вскрытия, он был трезв, как стёклышко.
- Пьяный мачо лечит меня и плачет, - не согласилась с рассуждениями Гагарина Земфира. - От того что знает, как хорошо бывает.
В голове у Островского творился полный сумбур. Он надеялся, что выяснив, за кем числится телефонный номер Аббадона, приблизится к разгадке его личности. Выходило, что он ошибался.
- Слушай, а как получается, что Шишкин умер, а с его телефонного номера  кто-то продолжает звонить? Разве оператор связи не должен был заблокировать его сим-карту?
- Островский, не будь наивным, - Сергей рассмеялся. – Оператору совершенно безразлично, жив человек, на которого оформлен телефонный номер, или нет. Если сим-картой пользуются, а деньги поступают на счёт, то никто ничего блокировать не будет. Да и как в сотовой компании могли узнать о смерти Шишкина?
- Да, ты прав, - согласился Марк. Задача поиска Аббадона усложнялась, но он и не думал расстраиваться.
- Слушай, а реально ли узнать местонахождение самого телефона? - спросил Островский у своего друга.
- Если телефон включён, то да, реально. В интернете существует множество сайтов, которые предлагают отследить телефон по его номеру, но в большинстве своём это мошенники. Максимум, на что они способны - установить регион, к которому привязан номер. Определить местоположение телефона может лишь сам сотовый оператор, но чтобы получить такую информацию, необходим официальный запрос из полиции.
- Тогда этот вариант отпадает?
- Марк, я же сказал: официальный запрос. Хотя...
- Так-так, - услышав в голосе Сергея нотку сомнения, Островский встрепенулся. - Твоё «хотя» меня очень обнадёживает.
- Есть у меня один знакомый среди сотовиков. На постоянный контроль твой телефон он, конечно, не поставит, но один раз определить его местоположение сможет.
- Да хоть бы и один раз. Лучше, чем ничего. Серёга, ты меня очень выручишь.
- Если всё получится, с тебя компот и пончик, - Гагарин рассмеялся. - Я позвоню. До связи.
В этом был весь Сергей: его привычка  резко обрывать разговор раздражала Островского. Он  даже не успел ничего сказать, слова прощания повисли в воздухе, а потом и вовсе растворились в шуме дождя.
- Ожиданье — самый скучный повод, - в динамиках звучала очередная песня Земфиры. “Как всегда, в точку”, - подумалось Марку. Казалось, что уфимская певица умеет читать его мысли.


Рецензии
Браво! Очень интересно, тем более, что чтение моё любимое занятие. Интересно и поэтично, есть очень хорошие строки, лирические находки именно ваши.
Рада, что заглянули на мою страничку, а мне удалось прочитать хороший рассказ, (или повесть?). Жду продолжения.

Татьяна Александровна Бирюкова   13.04.2019 13:10     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.