Глава XX. Меж двух миров

   Батук не спешил в Ном, не пропускал ни одного встречного стойбища по пути, отвечал на приглашения, в полной мере наслаждался северным гостеприимством.
    Путникам рады всюду, они передают новости. Путник – самый желанный в племени человек, ему оказывают величайшие почести и подают изысканную пищу. В родном племени такого отношения, как в гостях, не получить. Среди своих, человек навсегда остаётся на том возвышении, какое заслужил. Родина притягивает надёжностью, свои никогда не бросят, не придадут. Чужбина тянет сиюминутными радостями и новыми впечатлениями.
   Кенклен поначалу не разделял свободный настрой напарника, спешил попасть в загадочный Ном. Постепенно он втянулся в увлекательное путешествие, и жизнь показалась ему во всём своём разнообразии: такой она и должна быть, не однотонной.

   Друзья поначалу загрузили свой дорожный скарб на нарты и выходили в дорогу на одной собачьей упряжке. Отдыхали по очереди. Батук уставал намного раньше Кенклена, ему надоело считаться со своей беспомощностью, надоело бегать, и путники решили сдать собак в ближайшем стойбище. Дальше пошли пешком, свободно. Люди встречались друзьям раз в неделю, везде их кормили и возобновляли припасы. Это была воистину щедрая страна, в коей человеку жилось вольготно.
   Так друзья и бродяжничали всю зиму: по гостям и праздникам, с песнями и сказками. К эскимосам вышли, когда солнце показало краешек своего высочайшего сиятельства.
   Это был чудесный край, царство медведей. Здесь собрались все хозяева тайги и тундры - и бурые, и белые. Главенствовали же в медвежьем племени странные особи, которых Кенклен ещё не встречал. Эти медведи были похожи на бурых, таких же окрасов, но крупнее. До белых эти мишки лишь немногим не доросли, но были намного проворнее их. «Адырба» - называли их эскимосы.
   Адырба отличались  удлинённой правой лапой, «загребущей», как определил её смешливый Батук. В большинстве же случаев медведей сложно было выделять по виду, так всё здесь перемешалось: бурый с мордой белого, белый с «загребущей» лапой (гролар). Медведи показывали людям, как нужно жить и развиваться: на взаимоуважении и взаимопонимании между смежными видами. Это был путь к здоровому потомству, преумножению опыта и инстинктов.

   Кенклен вспомнил своё видение на Полюсе, в котором дядюшка Йам сражался с неизвестным шаманом, одетым в шкуру чёрного медведя. Таковых, чёрных, в медвежьем царстве не встречалось. Кенклен загорелся узнать, что это за медведи такие – с белой чайкой на груди, и обратился с вопросом к знатоку здешних мест, Игниртоку:
   -Я видел медведя с чёрным мехом, украшенным белой чайкой на груди. Что это за медведи? Где живут?
   -Чёрные медведи (барибалы) живут в тёплых краях, где солнце светит круглый год, - ответил Игнирток с явным пренебрежением к недалёкому Кенклену. – Эти медведи ленивы и не желают приобщаться к общему медвежьему пристрастию - лососёвым рыбам. Не желают они каждый год переходить из тепла к холоду, живут оседло на своих кордонах и питаются, что им Нанук (хозяин медведей) положит. Поэтому не вышли они ростом. И где ты видел, чтобы медведи делали себе татуировки?
    Игнирток в ехидной улыбке растянул волну линий тату на лице и заклацал жёлтыми зубами. Какие же глупые эти пришельцы. Не доросли инородцы жизненным опытом до эскимосов. Надо помогать дикарям, учить их жизни. Он по-дружески положил руку на плечо Кенклена и наставил его уже по-доброму:
    -Как ты охотишься, если не знаешь повадки зверей? Надо учиться понимать их, а не рассказывать сказки о говорящих зверятах. Одной меткостью охотничьей славы не добыть. Ну не наносят себе звери татуировок! Не может быть медведя с белой чайкой на груди!
   Кенклен принял насмешки Игниртока за дружеские и продолжил расспросы:
   -А где живёт Ном? Я смогу увидеть его?
   -Какой Ном? – не понял Игнирток. А когда понял, рассмеялся до ужимок, и косточки, вживлённые в мочки его ушей, смешно затрепыхались на ветру. Кенклен не удержался и рассмеялся в ответ. Даже серьёзный Батук не смог сдержать улыбки.
   -Ном, Ном, - выплёскивал Кенклен слова между взрывами хохота. – Верховный дух. Дух неба. Раз место это носит его имя, здесь должен быть Ном.
   -Нет духа с таким именем, - Игнирток не мог унять смех, выслушивая новые глупости пришельца. – Ном – это земля. Там – озеро (указал пальцем), там река, там горы. У всех свои имена. Место не может называться именем животного, как волк не может назваться человеческим именем.
   Игнирток справился со смехом и уже серьёзно продолжил просвещать пришельца, незнакомого с простыми вещами:
   -Дух – это дыхание. Земля не имеет души, поэтому не дышит. Дышат животные, люди. Душа бессмертна, и она может вселиться в любое, вновь появившееся существо.

   -Он нормальный? – поинтересовался Игнирток у Батука, оставшись с ним наедине, и указал в сторону Кенклена, который задумался, присев под одиноко стоящую берёзку.
   -Нормальный, - заверил Батук и показал глазами на небо: - Он оттуда.
    -А-а, - с пониманием согласился Игнирток и уважительно посмотрел на Кенклена, который прикорнул в тени обвисающих ветвей, уставший от нелёгких раздумий о сущном.

   Кенклен чувствовал запах родины с другого берега. Давно он уже не ощущал притяжения знакомых с детства мест. Ожидание истомило его, и никакое эскимосское гостеприимство не успокаивало неистовость Кенклена к дороге.
   Батук напротив не торопился покидать этот чудесный край с реками из рыб. К тому же он приглядел для себя прелестную эскимосочку с большими надеждами на близость.
   Игнирток взялся переправить Кенклена на тот берег, да поджидал погоды, непонятной для беспокойного пассажира: уж который день светило солнце, а день отплытия этим тягомотиной-перевозчиком всё не назначался. Уж больно сварлива была местная морская хозяйка – Седна.
   Всё долгожданное случается однажды. Благоприятный день для отплытия был назначен, и долблённый двухместный каяк был загружен припасами к плаванию.
   Только с прощанием Кенклен понял, как много потерял, не познакомившись ближе с этим суровым народом – эскимосами. Они были близки и понятны, несмотря на их устрашающие лица, исписанные татуировками и исколотые вживлёнными костями. Эскимосы были узнаваемы по запаху – привычное для Кенклена различие немытых людей. Добрые, радушные эскимосы. Но Родина милей.

   Только в море Кенклен в должной мере оценил предусмотрительность Игниртока. Таких волн, как в этих водах, покоритель Ледовитого Океана ещё не встречал. А ведь это были благоприятные волны, по которым можно было пройти! Какими же предстают волны-убийцы?
    Игнирток грёб уверенно и вполне справлялся с волной, нависающей над утлой лодчонкой. Волны ярились, наседали одна за одной, проигравшие удалялись пристыжено, освобождая место для новых, уверенных и алчных. Кэрэткун на эти воды был особо зол по какой-то неведомой причине. Каяк легко поднимался по водяному хребту и соскальзывал к подошве волны, плыл дальше, не забрызгавшись.
   К вечеру отважные мореходы причалили к острову, и Кенклен с удовлетворением узнал, что здесь тоже живут люди, те же эскимосы, с которыми он желал пообщаться подольше. Эскимосы – жители двух миров, проводники и связующая нить двух реалий.
    Здесь было два острова, один ввиду другого, и прозывали эти скалистые, схожие земли созвучно: Имаклик и Ингалик. Посёлок зверобоев стоял на большем из островов, Имаклике, ютился на узкой береговой полоске между труднодоступной скалой и суровым морем.
   Люди не жили здесь постоянно, приплывали охотиться. Женщин в этих суровых местах отродясь не было. В посёлке стояло большое карамо и склады. Кенклену рассказали, что в зиму на острова возможно добраться пешком, по замёрзшему морю. Сложное и опасное это путешествие: через острые торосы, по предательскому льду, способному сдвинуться каждую минуту. Но пройти этот зыбкий путь необходимо. Необходимо перевезти мясо, добытое летом, необходимо доказать свою мужскую принадлежность.

   Друзья гостили у зверобоев неделю. Игниртнирток опять затеял поджидать у моря погоды, привольное времяпровождение средь весёлых зверобоев его вполне устраивало.
   Кенклен на сей раз не особо переживал за вынужденную задержку, у него появилось время удовлетворить свой неуёмный интерес к бесстрашным морским охотникам, которым штормы нипочём и духи не указ. Гостю удалось доказать за это время ожидание своё охотничье мастерство, когда его пригласили на моржовую охоту. За умело исколотого моржа его не хвалили, да и не упрекал никто. К чему распинаться, когда делается общее дело, и никто из напарников не подводит? В слаженной бригаде дружба без слов понятна.
   Долгими вечерами охотники набивали животы сырым и легко прожаренным мясом, шутили, смеялись, рассказывали сказки. Кенклена тоже выслушивали с интересом, но никто до конца не верил рассказам о его путешествиях. Любой уважающий себя рассказчик горазд приврать, и вымыслы средь охотничьих баек не возбраняются.
   -Как ты можешь любить чайку? – насмехались охотники над Кенкленом. – Чайки сопровождают умершие души на небо. Грязные птицы. Кричат противно, рыбу воруют.
   Кенклен помалкивал. Он научился за долгие годы странствий с пониманием воспринимать чужие нравы, различные в каждом встреченном им племени.

    Весёлая жизнь кончается рано или поздно. После праздников всегда наступают однотонные будни, заполненные заботами и рутиной.
   Друзья без проблем преодолели оставшиеся 36 километров до большой земли и устроились лагерем на ночёвку.
   -Куда пойдёшь теперь? – зачал беседу у костра Игнирток.
   -Туда, - ткнул Кенклен пальцем в тундру. – Там мой дом, - он знал теперь об этом точно. Тундра подсказывала ему родное, принадлежность этого мира духам, создавшим его народ. Сама земля эта давала ему направление и указывала дорогу домой, безошибочно.
   -Я вот что подумал…, - произнёс Игнирток и умолк на минуту. – Не совсем по-мужски встанет тебе возвращаться без того, зачем ты ушёл. Не знаю, мне так кажется… Тебе надо идти туда, в страну огнедышащих гор. Там живут духи, которые смогут помочь в твоём необычном деле. И почему я так подумал? Не знаю, как взбрело мне это в голову. Не знаю… Сам решай.
   Игнирток уснул скоро. Кенклену не спалось. Он смотрел на костёр и всеми фибрами души ощущал зов родной тундры. Большой, открытой тундры, позволяющей идти, куда захочешь. Тундра не станет препятствовать путнику в его путешествии: беги, куда вздумается, куда стопы развернуться.
   Там, куда предлагал идти Игнирток, раскинулась тайга. Тайга скрытная, запутанная.. Лес задержит его возвращение на неопределённый срок. И что предлагал ему друг? Какие такие огнедышащие горы? Горы не горят! Они же каменные. Что за сказки взбрели в голову Игниртоку?

   -Решил, куда идти? – спросил Игнирток Кенклена поутру.
   -В страну огнедышащих гор.
   -Вот и правильно! Я провожу тебя. Мне рассказывали, как туда пройти. Вдвоём быстро дойдём.
   -Не стоит, - отказался от дружеской помощи Кенклен. – Я сам. Ты же показал, где это. Люди подскажут, если что.
   «Дойдём мы вдвоём быстрей, - не поверил другу Кенклен, памятуя о его заторможенности в пути. – Как бы ни так. Зависнем в стойбище у твоих родственников, и не будет конца нашей дороге».
   -Ну, как знаешь, - принял отказ Игнирток. Не без вздоха облегчения принял. – В том случае я пройду вон туда. Там стойбище юпигытов. Родственники мои среди них: дяди, братья, племянники. Погощу, может, и тебя ещё дождусь. Встретимся ещё.
   -Встретимся, - согласился Кенклен и засобирался в дорогу.
   -Ты иди вдоль берега, - напутствовал его Игнирток. – Хоть и дольше протянется этот путь, зато не ошибёшься. Да и людей ты чаще встретишь этой дорогой. Удач тебе!

   «Почему людям приходится так часто расставаться? – рассуждал Кенклен, вышагивая километры вдоль береговой линии. – Люди тянутся друг к другу, знакомятся, хотят быть рядом. Что разъединяет нас? Какие злые духи? Наверное, надо так. Друзей не может быть слишком много. Одних потеряешь, новых найдёшь. Тяжелы эти расставания»!
   Кенклен припустился бегом, развеивая грустные мысли. Мысли ушли все, развеялись ветром.
   Бегун устал уже через пять часов. Такого с ним раньше не случалось. Молодой  Кенклен мог бежать целый день по тундре без каких бы то ни было сбоев.  Да что там день – двое суток к ряду при хорошем настрое. Что же случилось?
   Кенклен присел на валун отдышаться и задумался над неприятным разладом в организме:
   «Должно быть, иду я ни туда. Не подчиняюсь вечному зову тундры, вот и не помогают мне духи. Зря я Игниртока послушал! Куда иду?
   А может, старею просто? Шесть солнц в пути – немалый срок. Шесть солнц без родных людей – такая жизнь любого человека подломит».
   Он встал, кряхтя, вздохнул обречённо, и побрёл в неизвестность, ускоряя шаг – вперёд, к непонятным огнедышащим горам.


Рецензии
День добрый,Игорь!И куда же Кенклен опять подался?Вот непоседа! 😊
С удовольствием прогулялась с ним по северу...но бежать 5 часов!!! 😊 Это много!!
Успехов тебе,Игорь,в творчестве...
С теплом.Милка 👋🏻

Милка Ньюман   15.04.2019 04:05     Заявить о нарушении
Здравствуй Милка.
Ну, а куда ж ему ещё? За женщиной. Вы же спрячетесь, не найти. Тут не пять часов, весь день пробегаешь, лишь бы вас отыскать. Страна огнедышащих гор. Это как может скала гореть? Всю тайгу спалить придётся, что бы гора загорелась. Вечно вы загадки нам настроите - не разгадать. Ты вон, где-то в вечной весне обитаешь. У всех нормальных людей сегодня снегу нападало, лето отсрочили. У тебя там птички щебечут. Где ты там прячешься, для кого себя бережёшь?

Игорь Бородаев   15.04.2019 08:50   Заявить о нарушении
Игорь!Высоко сидишь,далеко глядишь!🤔😊 Как это ты видишь,что у нас здесь делается?😳😳

Милка Ньюман   15.04.2019 20:29   Заявить о нарушении
А у меня знакомый синоптик есть. Мы с ним каждое утро здороваемся. В телевизоре живёт. Если сопоставить то, что он нам придумывает, с тем, что за окном деется, вполне можно погоду предположить. А ещё народные приметы помогают. Если Петька с работы на поливалке выезжает, непременно дождь пойдёт. Ну а если ребята газонокосилки достают, снег будет. Только в субботу косцов на инвентаризацию вызвали, вот вам и Юрьев день (Юрьев - фамилия нашего директора). Жаль, фото на прозе сложно передавать, посмотрела бы Милка на наш белоснежный Алтай. Одетые деревья намного красивее, чем голые.

Игорь Бородаев   16.04.2019 01:43   Заявить о нарушении
Посмотрела погоду вашего города,да что же это такое - у вас ещё минусовая температура 🥶 Сочувствую...

Милка Ньюман   16.04.2019 05:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.