Нахимка. Сказка

В далеком северном краю,на берегу большой реки жил-поживал своей темной бревенчатой жизнью маленький, горбатенький городишко.Дома в нем ,в основном,были деревянные,бревенчатые,но были и каменные.Немного,правда,всего два.С большими кудрявыми надписями под крышей-«Речной пакгауз» и «Бакалейная лавка».
Река эта,огибая городок,разваливалась вдруг лениво и широко,как истомленная баба после
парной,и впадала в студеное северное море.
Поодаль от городка,у самого края бескрайнего,впрочем,леса,стояла одинокая крохотная избенка,бурая и кривоватенькая,как черствая ржаная горбушка.
В этой-то избенке и проживал со своим хозяином веселый пес Нахимка.
Спина и бока у него были черные,как морской бушлат,а грудка белая,словно из-под бушлата торчала белая рубашка.Глаза у Нахимки были веселые,задорные,хвост бубликом,а из пасти всегда торчал влажный язык.Язык этот свисал,точно длинная розовая сосиска,аж до самого…а до чего?Мы не знаем,до чего он свисает у собак,но если бы речь шла о человеке,можно было бы сказать-аж по пояс,т.е.до туда,где у вас пуп.
Хозяин его, в редкие минуты,когда был тверезым,говаривал:
-Ты у нас ,Нахимка,пес морской,героический.Как адмирал Нахимов!
А как есть,собакам фамилиев не положено,значить,и быть тебе Нахимкою.
Однажды,как всегда с голодным брюхом,Нахимка шлялся у речного причала.
У пристани стоял незнакомый корабль.Все местные корабли он знал наперечет.
От них вкусно пахло рыбой и он часто прибегал их нюхать,а этот видел впервые.
По сходням сошел на берег важно серый,с жесткими бакенбардами торчком,пес.
Нахимка завилял хвостом и побежал знакомиться.У собак это без церемоний.
-Ты того,кто?Тебя как звать?
Незнакомый пес горделиво поднял голву,шаркнул лапой и приосанился.
-Ихь бин Шнауцер.Фон Ризен Шнауцер.Унд ви хайст ду? То бишь,а тебя?
Ме-е-е…Нахим-отрекомендовался Нахимка и тоже зачем то шаркнул лапой.
-Ду бист юде?Ты есть еврей?
-Почему еврей?-обалдело захлопал глазами Нахимка.
-А варум,почему  Менахем?
-Не-е,ме-е…ме это я так-замялся Нахимка-это я так…
-А-а,притявкнулось.
-Ага,притявкнулось-закивал Нахимка.А ты где живешь?
-Ихь воне ин Дейчланд.В Германия.
-А это где?
-О-о,это есть прекрасный страна.Она есть далеко.Я приплыть на корабле.Унд ду? А ты где?
-А я здесь,ось туточки-махнул Нахимка головой в сторону избушки.А как у вас насчет того,пожрать?
-Я три раза в день ессен,есть баварские сосики.
Нахимка невольно сглотнул слюну.Он никогда в жизни не видел сосисок,но почему-то подумал,что это,наверное,очень вкусно.
-А за что тебя так кормят? Твой хозяин не того,не очень дерется?
-Ихь бин хантер.Я есть охотник.
-Охотник! Нахимка аж подпрыгнул.Слушай,возьми меня к себе.Да я тогда…я буду за тебя всю работу делать.Я охотник ого-го какой! На белку ,на лису там,на медведя.Все могу.
- Что ж,гут.Хорошо.Я буду представлять тебя мой хозяин.Мы завтра отплывать майн хаймат,нах хаузе.
- А что ты хозяину скажешь? Ты уж того,как-нибудь…Похлопочи за меня.
-Я сказать –это есть знаменитый русский охотник.Мы будем забирать его в Германия.Он будет мне хелфен,помогать.Хозяин меня послушать.Я есть очень дорогой хунд.Только…Этот мех…дас ист унфлэтихь.Это есть неприлично.Настоящий легавый пес должен быть блос,каал,накт…голый.
    Вот так и получилось,что оказался наш герой на большом морском корабле,уносившем его неведомо куда,к новой счастливой,сытой,довольной жизни.,от  побоев,лютых зимних стуж,вечно голодного,урчащего брюха,от всего,от всего,далеко далеко…
Долго ли,коротко ли,приплыли в большой,шумный город,полный приятных и очень неприятных запахов. Плутали в кривобоких переулках.Во все глаза пялился Нахимка на огромные дома с башенками и вертел головой.Потом долго тряслись в длинной,со множеством окон,избе на колесах,которая страшно пугала его своим грохотом,катясь по железным полозьям.Изба,одна из многих таких же,была прицеплена к здоровенному черному самовару с трубой,тоже на колесах,и он бешено гудел и клокотал,выпуская из трубы черный дым.Когда длинные избы с самоваром остановились,пересели в большую телегу под названием шарабан,запряженную четверкой сытых лошадей,и Нахимка немного успокоился.Он лаял на лошадей и все норовил выпрыгнуть из шарабана,но новый хозяин не пускал его и щелкал по ушам.Наконец приехали к высокому дому с двускатной черепичной крышей.Дом стоял среди зеленых,красивых холмов,поросших кудрявым буковым лесом.Пока выгружали багаж,Нахимка отправился обследовать окрестности и обнаружил за домом большой птичий двор,полный гусей и кур.Еще были два пестрых урода(птицы-не птицы,Нахимка впервые видел таких) с висящими толстыми красными соплями над клювом.Рядом с птичьим двором был и скотный двор с пятью жирными свиньями.И тут вдруг Нахимке в голову пришла отличная идея.Он аж заскулил от радости.Он даже подпрыгивал и подвывал от желания поскорее стать таким,как «настоящий легавый хунд»,а потому медлить не стал.Побежал на птичий двор и до смерти напугал гусей.Те гоготали как оглашенные.-Да тише вы,дурни!-успокоил их Нахимка.Я с добром.Гуси немного притихли.
-А чем вы,к примеру,того,яйца укутываете?Ну,как мороз?У нас на реке морозы ог-го какие!Ну ка,щиплите мой мех.Для гнезд там,яйца утеплять.Мех хороший,наш,поморский.
-Что-о возьме-е-ш-ш-шь?-зашипели гуси.
-Не,я так.Так. Бите зер!-выпалил Нахимка.
-Ого-го-го-го,благо-го-творительность!-загоготали гуси.Гут,гут,гут.Го-го-го-готов?
-Щиплите!-пискнул Нахимка и зажмурил глаза.
Через пять минут его было не узнать.Шерсть осталась только на морде,вокруг носа,на ушах и на хвосте.Наш герой решил,что теперь он «настоящий легавый хунд» и побежал показаться Шнауцеру.У того при виде Нахимки так отвисла челюсть,что казалось вот-вот стукнет о камни двора.
-Ну как?-забеспокоился Нахимка-не очень того,коротко?
-Ву-ундершё-ё-н! –с чувством сказал немного опомнившийся Шнауцер.
-Дас ист фантастишь! Ду бист вервольф.Я еще никогда не видеть такой образина.
Ты есть настоящий русский волькодафф.
-Правда?-обрадовался Нахимка-тебе того,нравится?
-Зер,зер шёён.Отшень карашо.
Потянулись дни.Нахимка шлялся по двору и задирал соседских собак.Те,впрочем,почему-то не очень  спешили вступать в схватку с «настоящим русским вервольфом» а,завидя его,жалобно скулили и,поджав хвост,в ужасе улепетывали прочь.Из большого дома иногда доносились запахи кислой капусты и еще чего-то,неземного,божественного,
Нахимка не знал чего,но решил,что так,верно,и пахнут баварские сосиски.Предположение его позже подтвердилось.Об этом сказал ему Шнауцер.Но сосиски надо было сперва заработать.Кормили Нахимку,впрочем,хорошо-он наедался от пуза за все свои голодные годы-однако сосисок…восхитительных,ароматных сосисок,его мечты,которая завела его так далеко от дома…ах,этих сосисок он пока не видал.
Наступила осень.Порыжели окрестные холмы.В небе вытянулись черными точками стаи птиц,рассыпанные,как мелкие дробинки.Наш северянин частенько наведывался на птичий двор и «подправлял» свою новую прическу.
И вот,наконец,настал день,когда они пошли на охоту.Нахимка всю дорогу прыгал и подтявкивал от нетерпения-наконец-то он покажет себя! Теперь все они увидят,какой он великий охотник.Долго шли скошенными полями,на которых то там,то тут курчавились желтые осенние перелески,вдоль дороги иногда попадались чистенькие домики с палисадниками полными незнакомых цветов.За грядою холмов стали спускаться к большому,поросшему камышами озеру.Подошли к самому берегу и на озерной глади,за камышами,увидели стаю диких гусей.Вот они,голубчики,сами в лапы идут,-подумал Нахимка-у нас дома,в лесах так наломаешь ноги на охоте по болотам да по кочкам,а тут вона!...
-Тш-ш-ш!-зашипел Шнауцер,почуяв неладное,но поздно-:голый,ощипанный Нахимка с радостным лаем кинулся в самую гущу гусей.Те с возмущенным гоготаньем прыснули в разные стороны.
Ярости его «нанимателя» не было предела:
-Шайзе! Идиот! Вас махст ду? У тебя нет выдержка! Настоящий легавый хунд должен делать ШТЕЕН,стойка и ждать хозяин.Ты есть не охотник.
Ферфлюхтер! Шлавине! Руссише швайн!Пошёль к епени муттер! Ступать вон!
Так выгнали Нахимку и начал он бродяжничать в чужой незнакомой стране.
Между тем настала  зима.Ударили морозы.Как бы пригодился ему его густой нечесаный мех.Да когда еще отрастет.Часто ему вспоминались родимые места: заливные луга вдоль речки ,где он носился за бабочками,как любили они с соседскими кобелями погонять по этим лугам бурого телка Ваську.Когда за темную кромку леса катилось солнце розовым кругом,Нахимка всегда лаял на него.Оно напоминало круг колбасы.Нахимка никогда не видел колбасы,но городская сучка Машка рассказывала ему,что видела и колбаса это розовый круг.А когда подвыпившие деревенские мужики,заехавшие в город продать соленую рыбу,разбивали друг другу носы за амбарами у реки,он лаял и на них и норовил хватануть за пятки. Мужики орали, бешено отмахивались и падали.До чего это было весело!А как таскал он с их возков соленую рыбу.А какие вкусные были отбросы у городской скотобойни,какие отбросы!
Раз,как-то,в минуту редкого просветления,хозяин принес домой кости.Ах,какие были кости!Кое-где,розовыми прожилками вилось вдоль их восхитительных круглых боков мясо.Э-э,да что говорить!Были и у него свои радости,были.И хотя ему вместо обеда нередко доводилось лишь понюхать хозяйские портянки,были и него удачливые дни.А теперь!Эх,прощайте,баварские сосиски! Ощипанный,голодный и продрогший,он,кажется на крыльях полетел бы домой.Но обратной дороги Нахимка не знал.


Рецензии
Хорошо написано. И смысл заложен мудрый!
С уважением,

Артемидия   19.04.2019 17:51     Заявить о нарушении
Леночка!Спасибо Вам.С теплом,Леша.

Алексей Фофанов   19.04.2019 18:06   Заявить о нарушении