Сделка

                Глава 1

         В тот вечер, когда мистика кардинально повлияла на мою жизнь, я задержалась на работе. Поджимали сроки выдачи проекта высокоэтажного жилого дома и, появившиеся в последний момент срочные уточнения, перестраховочные расчёты, сверки, согласования, сильно уплотнили график, без того сжатый. Привычный авральный ритм порядком поднадоел. Я давно помышляла уйти в свободное плавание, полагаясь в основном на левые заработки, но каждый раз начальница подбрасывала новое задание, за пару недель до окончания предыдущего. В отделе, где я работала, точнее сказать комплексной проектной мастерской, довольно удобном и продуктивном формате для такого вида деятельности, были набраны специалисты различных специальностей, генпланисты, сетевики, архитекторы и мы, конструкторы. Коллектив, состоящий из рьяных творческих трудоголиков, с которыми легко можно было решить любой вопрос, являлся серьёзной сдерживающей причиной моего увольнения. 
Дописав пояснительную записку, я потянулась, встала из-за компьютера, вполне довольная собой и, взглянув на часы, удивилась незаметно пролетевшему времени, они показывали около одиннадцати вечера. Мама уложила Алёшу спать, подумала я, уныло вздыхая от мысли, что снова приду домой уставшая, вяло переброшусь с ней двумя-тремя фразами, приму душ и упаду замертво в кровать, чтобы на следующий день всё начать заново. Вынув зеркальце из сумки, я вгляделась в лицо с явными признаками утомления, отмечая с грустью стремительно пролетающие дни, оставляющие суровую возрастную печать, подкрасила губы и осмотрела мастерскую, убедиться, что кроме меня в ней никого больше нет. Надев плащ и потушив свет, я закрыла дверь и спустилась на лифте вниз. Охранник, принимая ключи под роспись, приветливо мне улыбнулся, как давнишней знакомой, привыкнув к моим вечерним посиделкам и, видимо скучая от одиночества или недостатка внимания слушателей, решил  наставить меня на путь праведный.

-  Катя, вот вы всё работаете, работаете, а того не ведаете, что жизнь то проходит, можно сказать мимо – он посмотрел на меня глазами немало пожившего человека, хорошо разбирающегося в тонкостях жизненных перипетий.

- А что делать, основной кормилец – ответила я ему, пожимая плечами и думая о муже Сергее, погибшем год назад в автокатастрофе.
 
- Да плюньте вы на эту работу и пустите в своё сердце новую любовь – вежливо рассмеялся он, не догадываясь, что своим неуместным советом вторгается в моё личное пространство, и здесь я ничто не могла изменить, весь коллектив мастерской и института, в котором мы арендовали несколько комнат, прекрасно знали о случившемся и, как могли, сочувствовали мне, что периодически напрягало, если не сказать больше.

- Всенепременно так и сделаю, ещё одну работу сдам и в отпуск – при слове «отпуск», я тихо поплыла от иллюзии овеявшего тёплого морского бриза, его запаха и смеха счастливого сына Алёши, точно зная, что мамина сестра, проживающая в Анапе много лет, будет рада нас видеть.

        Кивнув на прощание охраннику, я вышла на улицу. Промозглая питерская ночная прохлада сразу проникла под плащ, пробежалась по телу, заставила съёжиться и вынудила ускорить шаг. Корейская малоритражка, купленная мной в салоне в кредит, что вышло значительно дешевле, чем восстановление повреждённой Сергеем машины, одиноко стояла на парковке в ожидании своей хозяйки. И она грустит, подумала я, кивнув ей, как доброй подруге. Включив зажигание, я машинально сложила обе руки на руль, опустила на них подбородок и, пока прогревался двигатель, равнодушно наблюдала за редкими листьями, гонимыми ветром по асфальту опустевшей стоянки. В голове замелькали воспоминания, воскресшие картинками приятных моментов замужества, наполняя меня теплом ярких красок. Не смирившись с нелепой фатальной гибелью Сергея, я была уверена, что «некто, космический троечник» составляя для него программу «прохождения жизненного цикла», что-то не учёл, не предусмотрел и заложил ошибочный сбой, тем самым притянув смерть в возрасте тридцати лет. Не проходило и дня, чтобы я, возвращаясь к этому трагическому событию, не искала хоть какое-то логическое объяснение случившемуся, не понимая, как муж, опытный водитель, непьющий, при уме и при памяти, не увидел большой столб на обочине дороги, вообще не мешающий проезду. Я сглотнула горький смешок, с досадой тряхнула головой, чтобы сбросить с себя наслоение мрачных мыслей и, решительно включив передачу, выехала с парковки.

          Дом, в котором мы жили, сын, моя мама и, собственно я, был расположен в условно ближайшем пригороде, потому что с учётом размаха большого города, расстояние выходило неблизким. Чтобы не заснуть за рулём, я включила сменяющиеся мелодии блюза в исполнении популярной негритянской певицы, отчего ночная дорога с убегающим в прошлое городом, уютом его светящихся окон и затихающей суетой спальных районов, не казалась такой долгой, таинственной и негостеприимной. Перед поворотом на кольцевую, я вспомнила приличную кондитерскую, работающую до полуночи, и поймала себя на желании заехать туда и купить свежих пирожных к чаю, рисуя в голове, как обрадуется мама и сын утром, и мы попьём чайку за разговорами о насущном, что делаем крайне редко, но, представив себя у витрины в поисках чего-нибудь вкусненького, тупо уставившуюся в мучительном выборе на ассортимент из-за смертельной усталости, решила отложить покупку на завтра или возможно после завтра, или перед выходными. Перебирая, под звуки саксофона, варианты прочих приятных сюрпризов для любимого семейства, к которому в последнее время была недостаточно внимательна, за пару километров до родного гнезда, душевно построенного Сергеем, я резко затормозила от неожиданности, остановившись в шаге от девочки-подростка, лет двенадцати. Как она вышла на дорогу в полночь и откуда, для меня оставалось загадкой, я могла поклясться, что минутой ранее её не было. Если бы я могла знать о последствиях этой встречи или хотя бы доверилась интуиции, то объехала бы ночную гостью десятой дорогой или бежала бы от неё любым иным доступным способом, но на текущий момент ничто не предвещало неприятности и единственные чувства, которые она вызывала во мне, были участие и желание помочь. Затормозив прямо перед ней, я открыла окно, дожидаясь пока она подойдёт. Меня поразил её наряд, какой-то нелепый и несовременный. Платье, сшитое из отдельных лоскутов, напоминающих износившийся покрытый пылью времени шифон, собранных нелогично, неопрятно, как попало и белая шляпа с большими полями, прикрывающая лицо. Из-под неё были хорошо видны две светлые косички с большими бантами на концах. Девочка приблизилась и, не приоткрывая лица, и не объясняя причины своего странного появления на дороге, жалостливо попросила подбросить её до ближайшего посёлка, то есть моего, потому что других в нашей местности не значилось. Я никогда не подвозила голосующих на ночной дороге, этому меня научил Сергей, дотошно, в своё время, объясняя, что перерезать горло или накинуть удавку сзади, силы не требуется.

- Не ведись ни на кого, поняла? – говорил он мне.

- И на женщин? – уточняла я.

- Я же сказал, ни на кого! –

- И на пенсионеров? – не унималась я.

- Ни на кого, он может быть только с виду пенсионер, а внутри маньяк-убийца -

Где-то, я была с ним согласна, но здоровая часть моей натуры отчаянно сопротивлялась, подозревая, что муж, ну конечно же, перестраховывается, оберегая мою жизнь. Поэтому больше расспрашивать не стала, случая подвезти пенсионера не было, да и вообще я давно забыла об этом разговоре, если бы не девочка, стоявшая сейчас около моей машины. Про детей он, по-моему, ничего не говорил, да и какой вред может быть для меня от ребёнка, скорее наоборот.
 
- Садись, – уверенно предложила я, приглушив музыку, и гостья расположилась на заднем сидении. Она села не за мной, а так, чтобы я могла её видеть и это окончательно меня успокоило – ты откуда такая выскочила и не боишься в позднее время по дорогам гулять – спросила я, теперь уже попутчицу, трогаясь с места.

- Я ничего не боюсь – ответила девочка, меняя тембр голоса на более хриплый и взрослый.
 
Да ребёнок ли это, пронеслось в моей голове, но я тут же беспечно отбросила вздорную мысль.

- Отчаянная ты, как я посмотрю, а где твои родители? –
 
- Это у вас родители, а у нас никаких родителей нет – усмехнувшись, ответила мне девочка  с недетскими язвительными интонациями.

- Ненормальная или хуже, сумасшедшая! – вздрогнула я от внезапно появившейся навязчивой идеи – Катя, ну зачем тебе это всё надо - тоскливо спросила я себя - ввязалась в какую-то непонятную авантюру, ехала бы себе домой спокойно, так нет же, милосердием надумала заниматься, в наши то времена.

- Никуда бы ты от меня не делась … – захихикала подросток мужским голосом, напоминающим голос бабы-яги в исполнении артиста Георгия Милляра из фильма «Варвара краса, длинная коса», любимая русская сказка моего сына.

Я автоматически остановила машину и взглянула на попутчицу, ужаснувшись увиденному, позади меня сидел не ребёнок, а дряхлая патлатая высохшая старуха, которая продолжала едко хихикать, выставив на показ один единственный зуб из зловонного рта.

- Да ты ведьма! – воскликнула я, протирая внезапно заслезившиеся глаза, после чего в страхе начала отряхиваться, зачем-то повторяя - Чур меня! Чур меня! – вместо известной молитвы «Отче наш», например, что ещё больше усилило пугающую неадекватность ситуации.

- Не поможет, я не ведьма, я выше, – она перестала наконец-то хихикать и заговорила низким глухим голосом, схожим по вибрациям с могильным потусторонним дыханием, заполнившим салон  ледяным холодом – я … Смерть, обличье может быть разное. Смотри! – и, широко распахнув веки, я увидела, не приходя в себя, лицо Сергея, спокойно смотревшего на меня из-за спины – Убедилась? –

- Да – прошептала я и закашлялась, прочищая пересохшее горло от страха. Меня накрыл, пробирающий до костей, жуткий студ и появившийся, в следствии него, лихорадочный озноб. Клацая зубами, я прижала руки к груди, в тщетной попытке согреться, чувствуя, что постепенно превращаюсь в остекленевшую мумию-сосульку, способную рассыпаться от лёгкого щелчка по носу, ясно осознавая при этом, что после встречи со Смертью, моя жизнь, как и жизнь моих близких, никогда не станет прежней и не вернётся на круги своя. Не припоминая, что когда-либо раньше слышала или где-либо читала о реальных встречах мистических личностей, если их можно так назвать, с живыми людьми, я допустила, что сама могла спровоцировать нынешнее свидание, своим упрямым несогласием с гибелью мужа.

– Ты за мной пришла? - спросила я старую, спустя время, когда чувство несправедливости пересилило страх - Сына одного оставить хочешь? – и, глубоко вдохнув морозный запах свежей могилы, идущий от старухи, задала основной вопрос - Что неправильного мы сделали с Серёжей и ты к нам прицепилась? Может свалишь по-тихому и оставишь нас в покое? – внутри меня начинала закипать кровь, наполняясь адреналином и разгоняя озноб.
 
- Я пришла помочь тебе! Заключить … Сделку! – прошипела змеёй недовольная старуха, видя, как быстро я справилась с собой и с каким упорством пошла ва-банк.

- Помочь! Чем? –

- Изменить твою жизнь, подарить молодость, деньги, власть над людьми и обстоятельствами, фарт, как у вас говорят, всё, к чему ты прикоснёшься отныне, будет приносить удачу – она выжидательно смотрела на меня.

- Это и есть Сделка? – спросила я.

- Да! –

- А почему ты выбрала меня? –
 
- Ошиблась я в одном деле, нечаянно, а в смерти, как известно, ошибаться нельзя, обязана исправить –

- В каком таком деле? Сергея забрала по глупости? – я осторожно взглянула на беззубую в зеркало водителя, опасаясь обернуться и по-настоящему встретиться с ней глазами, и заволновалась, от пристального внимания Смерти, с удивлением наблюдавшей за моей несговорчивостью.

- Нет, нет, и нет, от тебя мне ничего не надо, с тобой потом не расплатишься. А ну, выметайся отсюда! … Старая! – смогла выкрикнуть я ей в лицо, собравшись с духом и чувствуя, как оттаиваю, оживаю, возвращая себе прежнюю Катю.

- Я не старая! Смотри! – снова взглянув в зеркало, я увидела улыбающегося красавца, голубоглазого брюнета моих лет – На три года, всего-то! Вкусишь наслаждение от праздника жизни, от такого подарка ещё никто не отказывался – она вновь мерзко расхохоталась.

- Что ты хочешь за Сделку? –

- Договоримся по результату – тихо ответила Смерть, вернув себе прежний облик.

- Нет, так не пойдёт, говори сразу, чтобы я потом кровью не захлебнулась от твоего праздника –

- Лишнего не возьму, поверь – она задумалась – Ну, как, готова? -
 
- Если мама и Алёша будут живы и здоровы, рискну – выдавила я из себя собственный вердикт, не веря до конца, что подобное возможно.

- Через три года на этом же месте! Запомни! – старуха внезапно пропала, как будто и не сидела в моей машине.

                Глава 2               

        Я посмотрела на часы, предположив, что общение со Смертью заняло час не меньше, и каково же было моё изумление, когда я обнаружила, что время осталось прежнее, как и на момент моего торможения перед условной девочкой-подростком. Это удивило меня не меньше самой старухи, и я решила, что, скорее всего, никакого разговора не было и что я забылась на мгновение за рулём от усталости, вовремя припарковавшись. Выйдя из машины подышать прохладным ночным воздухом, чтобы сбросить хмарь от наваждения, я обнаружила, что стою возле столба, о который ударился муж. На уровне глаз на нём висел венок, повешенный мной, на вбитый собственноручно гвоздь, как память о случившейся аварии. Сняв его, я достала влажные салфетки из упаковки, лежавшей в бардачке машины, и протёрла цветы и листья, после чего снова повесила.
 
- Сегодня, буду позже обычного, мама, наверное, уже спит вместе с Алёшей, не опоздать бы завтра на работу – подумала я и вернулась в машину, стараясь больше не думать о видении со старухой, тотчас забыв о договоре с ней.

        Утром следующего дня я выслушала бесконечное ворчание мамы по поводу моей загрузки, отсутствию должного внимания своей немногочисленной семье, Сергее, занимающим в моей голове слишком много места, с чем невозможно было спорить, и наконец призрачной надежды на перемены и мой здравый смысл. Поцеловав на прощание её и сына, я пообещала обязательно исправиться с понедельника и села в машину.

- Катиш, несмотря на твою загруженность, сегодня ты выглядишь совсем неплохо – с улыбкой сказала мама, склонившись ко мне через открытую дверь, и была абсолютно права, потому что вместе с трезвоном будильника во мне проснулась удивительная лёгкость и окружающее привычное пространство, на которое я не обращала внимания раньше, заиграло сочными чистыми красками. Уже за воротами я оглянулась на любимый дом и впервые увидела, словно очнулась, насколько он несуразен и сложен в исполнении, первый опыт Сергея, системного администратора по специальности.
 
- Ну ты и наворотил – сказала я воздуху, а кому ещё, это единственное, что от него осталось – продам, некрасиво, много спорных не смысловых деталей, и построю другой, кредит за машину выплачу и построю, а пока сделаю проект -

        На парковке перед институтом я обратила внимание на дорогой Мерседес, чёрный, новый, блестящий, отметив для себя, что в наши края занесло очередного состоятельного Заказчика, и не ошиблась. В мастерской, по сути, большой комнате, занимающей половину этажа, я прошла к своему рабочему месту и, пробегая взглядом по столам, стульям и компьютерам, неприятно поразилась их обветшалости, несовременности, обилию бумажного бесполезного хлама и какой-то, если можно так сказать, интеллектуальной запущенности. Почему я раньше ничего этого не замечала, спросила я себя, почему мы все этого не видим, подумала я о коллективе? Неужели у начальницы, хозяйки мастерской, не хватает ума всё привести в соответствие со временем, она должна неплохо зарабатывать, чёртова капиталистка? В лёгком раздражении, о котором забыла через пять минут после погружения в работу, я сложила листы, согласно перечня, и уже собиралась отнести их на проверку, когда услышала за спиной слабое покашливание. Оглянувшись, я встретилась глазами с мило улыбающейся начальницей, сразу отметив, какая она толстая и неряшливая, в одном платье на всю рабочую неделю, на что копит непонятно, и высокого черноволосого, голубоглазого мужчину, лет тридцати, внимательно меня разглядывающего.

- Екатерина, у нас новый Заказчик, ему нужен загородный дом в один этаж плюс цоколь, познакомься – я протянула руку и почувствовала мягкое аккуратное пожатие – это наш ведущий инженер, грамотный специалист – представила она меня, с удовольствием зависая глазами на красивой мужской внешности - спроектирует вам всё, что вы пожелаете -

- Можно просто Катя – искренне улыбнулась я незнакомцу и готова была поспорить, что уже где-то видела его лицо.
 
- Андрей Андреевич Сердцеедов, можно Андрей, будем знакомы – он тоже улыбнулся в ответ, удивив меня редким соответствием фамилии к внешности.
 
- Я отойду, общайтесь – начальница оставила нас вдвоём, и сделала это вовремя, потому что между мной и Андреем, как только мы пожали друг другу руки, возникло обоюдное всепроникающее доверие, что было со мной впервые.

- А вы уже решили вопрос с посадкой дома? – спросила я и он одобрительно кивнул, присев рядом со мной.

- Да, но не у вас, а потом мне порекомендовали Катю, которая вгрызается в работу, как сумасшедшая и не успокоится, пока не сделает – Андрей аккуратно рассмеялся, не нарушая рабочей тишины.
 
- А планировки согласовали, где ваши бумаги? – поинтересовалась я.

- Катя, всё будете делать вы, от начала и до конца – он многозначительно на меня посмотрел – скажу только, что дом, в стиле «шале», должен быть комфортным для холостяка, не планирующего жениться, участок хочу купить в горах, грунты жесть –

- Значит будем долбить скалу? – спросила я.

- А зачем это вам? –

- Для стоимости –

- Деньгами не заморачивайтесь, меня устроит любая адекватная сумма, в процессе работы вы лично обязательно получите и подъёмные и премию – и, наклонившись ко мне, тихо добавил - об этом мы никому не скажем, обещаю – словом «мы» он, как бы размывал границу между нами и конечно я напряглась, потому что, заигрывание с Заказчиком ни к чему хорошему никогда и никого не приводило.

- Расслабьтесь – он почувствовал мою зажатость – я аккуратный и последовательный и в этом мы с вами схожи – он достал визитку – это мой телефон и адрес электронной почты – и вдруг спросил – а что вы делаете завтра вечером, я мог бы заехать, и мы бы поужинали в уютном месте? -

Я улыбнулась - От этого я лучше проект не сделаю? –

- Честно? – спросил он, глядя мне в лицо - Красивее вас не встречал, вы поразили меня в самое сердце лучистыми ясными глазами, нежной кожей, копной волос, редкого русого оттенка, очертанием губ, женственностью – я, не сдержавшись, громко рассмеялась, прервав его словоизлияние, чем взбудоражила весь отдел и так с интересом за нами наблюдавший.

- Что буду делать? Работать над вашим домом, с террасой над бездной, кстати вы не сказали квадраты? Сколько? – спросила я, продолжая улыбаться.

- Триста не меньше – Андрей с сожалением отвёл от меня взгляд, встал и, приветливо кивнув, аккуратно вышел из комнаты.
 
- Катя, ну и красавца ты себе подцепила, редкий случай, повезло – коллежка, сидевшая рядом, завистливо вытаращила на меня глаза.

- Лучше занимайся собой, обо мне не думай – и, как ни странно, она тут же послушно уткнулась в компьютер, не обидевшись.
 
Весь день я периодически возвращалась к незнакомцу и пыталась вспомнить, где могла встречать его раньше, ведя, после гибели Сергея, в основном затворническую жизнь и имея, до смешного, простой маршрут, магазин, работа, дом, ну и ещё детский сад. На территорию таких дорогих красивых мужчин с шикарным парфюмом я не могла попасть по определению, но уверенность, что мы уже с ним виделись не давала мне успокоиться. Поэтому я твёрдо решила пойти на ужин, чтобы получить ответ на мучающий меня вопрос.

        Вечером, проезжая мимо смертоносного столба, я бросила на него беглый взгляд и с изумлением остановилась, машинально фиксируя, что на нём нет моего венка и, когда вышла из машины, проверить, что он не валяется где-то рядом, слетевший от ветра, то с не меньшим изумлением рассмотрела отсутствие гвоздя. Кто-то его выдернул! Ладно бы выбросили сам венок, надоел памятник у дороги, это я могла бы ещё как-то понять, никому не нужны чужие беды. Но выдернуть гвоздь! Я испытала шок!

                Глава 3
               
        Ресторан на берегу залива был действительно уютным. Нас провели к столику у окна, в углу небольшого малолюдного зала, и предложили меню.

- Катя, вы голодная? – деликатно спросил Андрей.

- Да, после работы – не стала лукавить я.

- А что предпочитаете мясо или рыбу? – снова поинтересовался он, нейтрально воспринимая мою естественность.

Я думала недолго, простой российский инженер не приученный к изыскам, решив для себя однозначно, что мясо я могу поесть и дома, мама отлично тушит телятину с черносливом и делает рагу, а дорогую хорошую рыбу мы едим редко.

- Морепродукты – выпалила я, зажмурившись от удовольствия, ярко представив картинку с крабовым мясом, гребешком, красной икрой … и прочей «хренью», как сказала бы моя коллежка.

- Хорошо, и фрукты, и сухое белое? – я одобрительно кивнула.

- Да, но не бананы и яблоки, пожалуйста, мы покупаем их регулярно в «Пятёрочке» –
 
- Я понял – и Андрей привычным жестом подозвал официанта, бесшумно появившегося, словно из воздуха. Заказ был сформирован и пока готовилась подача блюд нам предложили вино.

За бокалом, я ловила на себе изучающие взгляды Андрея, как при знакомстве в мастерской, предчувствуя, что он готов задать какой-то очень важный вопрос или посвятить меня в какую-то жутко секретную тайну, судя по его лицу, сосредоточенному и сдержанному одновременно, но не знает, как ко мне подступиться. Я его не торопила, мне было и хорошо, и тепло, и странно. Странно, что неожиданно оказалась в новом для себя качестве с непонятным мужчиной, так и не сумевшим толком объяснить наше возможное шапочное знакомство, что где-то очень глубоко во мне, просыпаясь, начала разворачиваться женщина и я терялась, не зная, что с ней делать, не в силах контролировать деликатный процесс воскрешения, неотвратимо подпадая, при этом, под воздействие мужской харизмы.
 
- Давайте поговорим о вашем доме – предложила я, чтобы расслабить напряжение и отвлечься от половых различий – из какого материала планируете строить стены? -

- Стены? Из кирпича, конечно. Дом должен быть тёплым и надёжным – в голосе Андрея я уловила нотки симпатии.
 
- И облицуем его вагонкой, широкой, под размер бруса, покроем её лаком, подчеркнём структуру дерева? – спросила я, видя, что он поддерживает мой вариант его жилища в горах.

- Хочу, чтобы он был тёмным, не выделялся белым пятном на фоне скал и вертолётную площадку не забудьте. Ок? –

Я согласилась, полностью уловив концепцию, всё срослось молниеносно. Принесли заказ и, не задумываясь над впечатление, которое я могла о себе оставить и на чахлые ростки женской сути, прорастающие сквозь трудоголика, приступила к поеданию замечательно прекрасных и вкусных блюд, вполне допуская, что разочаровала Андрея своим аппетитом.
 
- Ну и пусть, – решила я - есть возможность и было бы глупо ею не воспользоваться – и с завидной скоростью продолжила расправляться с деликатесами на тарелке – возможно другой не будет -

- Катя, – вдруг спросил Андрей, прерывая увлекательный процесс – вы извините, конечно, но сколько сегодня зарабатывает в месяц ведущий инженер-конструктор вашей квалификации? –

- Ну, - задумалась я, останавливаясь и насыщаясь темой морепродуктов - … плюс мамина пенсия, … на троих более или менее, нам хватает –

- А почему на троих, вы замужем? – спросил Андрей.

- Уже нет – грустно выдохнула я – муж погиб год назад, авария на дороге, так что перед вами молодая вдова – по моему лицу пробежала тень.

- Что вы говорите!? – непонятно улыбнулся он в ответ, как будто речь шла не о трагедии, а о слипшихся пельменях – значит вы проживаете с мамой, … а третий кто, если не секрет? -

- Мой сын, ему четыре года – его интерес удивил меня.

- У вас дом или квартира? –

- Дом в пригороде, а вам зачем? –
 
- Я помню ваши слова, «это лучше проект не сделает» - процитировал он меня ироничной улыбаясь – но, вы мне не безразличны … очень -
 
- В плане? –

- Во-первых вы замечательно едите, так вкусно, с аппетитом, по- настоящему, наслаждаясь жизнью, чувствуя её … вы вкусная Катя и всё вокруг вас становится таким же, вкусным … Это знак! – улыбнулся своим мыслям Андрей.

- Знак? … Чего? – спросила я и подумала, есть в нём что-то не от мира сего.

- Удачи, и во-вторых, я хочу предложить вам Сделку – Андрей затих, словно приготовился к прыжку, наблюдая за моей реакцией, а она была никакая, я не знала, как реагировать на подобное предложение и молчала.

- Вы не волнуйтесь, ничего необычного, всё просто … Катя, я игрок! – с этого места, мне, наверное, следовало бы всплеснуть руками, вскрикнуть от радости или сделать нечто подобное, но я сидела спокойным безмолвным изваянием, не понимая, как к этому отнестись.

 – Да, да и да! – признавшись, он с облегчением выдохнул - Но последнее время удача от меня отвернулась, растворилась или перешла к кому-то другому. Так бывает, сначала выигрыш идёт, а потом, с определённого момента, заканчивается и всё, застой или проигрыш, возможно я выбрал допустимый денежный предел, отведённый для меня небом, кто знает, но с вами хотел бы попробовать снова – он ждал, не спуская с меня глаз, что я скажу.

- А в чём заключаются условия Сделки? – спросила я, думая только о себе.

- Начнём с Питера. Вы, когда ни будь бывали в казино? – я отрицательно мотнула головой.

- О! Это совсем другой мир! – в восхищении его глаза загорелись внутренним, одному ему ведомым светом – Он завораживает, очаровывает, интригует и не отпускает, кажется, что всё доступно, протяни только руку, и, с вашим ощущением вкуса к жизни, он бес сомнения вам понравится. Вы любите интригу? – неожиданно спросил Андрей и я вновь сделала отрицательный жест - Зря, она будоражит игру ума, горячит кровь, интрига обязательно должна присутствовать в нашей жизни, шестым или седьмым органом чувств, не скажу точно –

Его пламенная речь возымела своё действие, я потянулась на убеждённость Андрея,  ощутила, как он уверенно тащит меня к себе, и сопротивление, возможно, было бы самой большой глупостью в моей жизни. Я растерялась, споткнувшись о «двойные стандарты».

- Ваша основная задача сидеть рядом и страстно желать моего, теперь уже нашего, выигрыша -

- И всё? –

- И всё! –

- И я тоже смогу заработать? – он утвердительно кивнул головой – А сколько? – не веря своим ушам спросила я его.

- Не волнуйтесь, лишнего не возьму – он отвёл от меня взгляд и посмотрел в окно.

Знакомые слова мгновенно отозвались в сердце, где-то я уже слышала эту фразу «лишнего не возьму», но вспомнить где, не могла.

- Пятьдесят процентов вас устроит? – он перевёл взгляд с окна на меня, прерывая сомнения.

- Пятьдесят процентов с выигрыша? – удивилась я.

- Да, и можем попробовать прямо сейчас – он подал знак официанту для расчёта, словно боялся, что мой привычный жизненный уклад сделает команду "отбой" и вернёт меня в прежнюю колею.

- Но я не одета! - воскликнула я, тщетно цепляясь за прошлое.
 
- Да глупости всё это, позже вы купите себе тысячу новых платьев, главное проверить, приносите вы удачу или, как все –

- А фрукты? Оставим официанту? –
 
- Мы попросим, чтобы их сложили в фирменную упаковку, и после вы отвезёте их сыну и маме. Ок? –

- Да! – возразить было нечем.

                Глава 4
               
        Проснувшись от необъяснимого предчувствия беды, я открыла глаза и хмуро уставилась в окно, где мелкими хрупкими снежинками мягко оседал снег. Он опускался плавно, редкими сказочными звёздочками, выделяясь белизной на общем сером фоне, и мягко ударяясь о стекло, робко скользил по нему какое-то время, чтобы, отлетая, включиться в хаотичное кружение фантастического танца. Накануне, как впрочем и всегда, мы сорвали большой Куш и беспечно заснули крепким безмятежным сном в гостинице, вполне довольные друг другом, отложив секс на обед. Повернувшись к Андрею и увидев, что его часть кровати пуста, я провела рукой по остывшим подушке и простыне. Наверное, он в душе, первое, что пришло мне в голову, и я прислушалась к шуму льющейся воды. Не уловив спросонья ни единого звука и почему-то испугавшись этого, я быстро встала и стремительным шагом прошла в ванную. Андрея в ней не было, как и следов от свежих капель на стекле душевой. Пробегая глазами по полкам под зеркалом, где обычно лежали его бритвенные принадлежности, крема и парфюм, я обнаружила, что все они бесследно исчезли. Испытав лёгкое возбуждение, я вернулась в спальню и только тогда увидела большой букет алых роз с запиской на прикроватной тумбочке.
 
- Катя, ну какая же ты бестолочь, забыла, что у тебя сегодня день рождения – улыбнулась я себе, бережно уткнувшись в лепестки, и взяла в руки записку. Не дочитав до конца и присев от неожиданности на подкосившихся ногах в кресло, я в волнении вернулась к первой строчке.

- Милая Катя, поздравляю, ты стала искушённой и сильной женщиной за время, проведённое со мной. Не знаю, как ты, но я был счастлив – с этого места слёзы горохом посыпались из моих глаз, растекаясь по бумаге, всё-таки «был», как банально – но у каждой сказки всегда есть конец и надеюсь, что наш не самый грустный. Ты обеспечена и думаю разумно распорядишься деньгами. Я благодарен тебе. Улетел строить дом, с местом пока не определился. Тебе пора повидать сына, впереди Новый год. Прощай -
 
Так вот как это бывает, внезапно, больно и нудный, куда-то летящий, снег за окном чужого города. Интересно какого? Города мелькали один за другим, начиная с Питера, Москвы, круизных лайнеров, Европы и вновь Россия. Два с лишним года про крутились в голове лентой с катушки кинопроектора.

У нас получилось сразу, не взирая на спонтанность, в первый вечер после прекрасного ужина. Андрей проверял меня неоднократно и результаты просто ошеломляли, если я была рядом с ним, то он мог рисковать и выигрывал всегда, стоило мне уйти в комнату для леди, например, он терпел полное фиаско.
За это время я видела сына раза три, не больше, залетая домой на пару дней и стараясь не замечать маминых отчаянно круглых глаз.

- Всё хорошо, считай, что я работаю вахтовым методом – успокаивала я её, понимая, что основной движущей силой во мне был интерес к Андрею, переросший в любовь – потерпи –

И она терпела, надеясь, что её благоразумная дочь, когда ни будь очнётся от сумасшедшего угара и снова вернётся к ним. С мастерской я ушла, наскоро попрощавшись, правда успев закончить проект дома в стиле «шале». Весь коллектив был удивлён моему скоропалительному решению, начальница от неожиданности сразу предложила повысить мой процент по зарплате и единственный человек, который меня поддержал, была соседка «коллежка», сказав завистливо вздыхая:

- Как я тебя понимаю, я бы сделала тоже самое, скукотища, вали отсюда! –
 
        Круговорот турне гастролёров-игроков, практически не прерывался, пока оформлялся очередной «шенген», мы работали на родине и в безвизовых странах, вели в основном ночной образ жизни, отсыпаясь днями, не имея цели осмотреться и познакомиться с достопримечательностями. Андрей железной хваткой направлял меня к деньгам, неумолимо и не уставая. Сначала я пугалась, никогда не сталкиваясь раньше с маниакально целеустремлёнными людьми, но после, азартно втянулась в процесс и вошла в роль успешной женщины, круто изменившись. Во-первых, я похудела, во-вторых, выверила свою внешность под продуманный Андреем стереотип, который менялся в зависимости от страны пребывания, что помогало правильно себя вести и не выделяться из общей массы игроков. И сейчас, когда всё сложилось, как нельзя лучше, когда деньги текли рекой, Андрей решил меня бросить.
 
Я попыталась заплакать сильнее, но не смогла - Заговорил он меня, что ли? – спросила я себя, решив, что, если не получается реветь, то, возможно, получится отвлечься на завтрак и сделала заказ.
 
Набросив халат, я достала маленькую бутылочку Виски из холодильника, перелила в стакан, пригубила, и добавив лёд, прошла с ним в гостиную.
 
- Ушёл и ушёл, что теперь, изменить ничего невозможно. Что-то подобное я и предполагала? – тоскливо поскуливая, призналась я себе, свыкнувшись с присутствием интриги в наших отношениях.

– Интуитивно ты давно была готова к этому? – жалела я себя – Ну, а раз так, не рви себе душу! Скорее всего не любил, а сердцу, как известно, не прикажешь! И пусть это будет его проблема! – утешившись этим, я сделала благоразумный для себя  вывод, что страдать и пить горькую в непонятном городе среди чужих людей, свыше моих сил и пора возвращаться в родной Питер, как и советовал Андрей. Достав из сумочки загранпаспорт и, убедившись, что в запасе целая неделя до окончания «шенгена», я с облегчением выдохнула. В номер постучали.

- Да-да! – дверь распахнулась и столик с завтраком въехал в мою комнату, вместе с молодым служащим отеля.
 
- Здравствуйте! – мы перешли на английский.

- Здравствуйте! -
 
Официант предупредительно и аккуратно принялся выставлять закуски на большой стол гостиной и сервировать их для завтрака. Я молча за ним наблюдала, пока не решилась задать несколько вопросов.

- Скажите, как называется этот отель? – тихо спросила я, ожидая насмешливую реакцию на беспамятство русской «алкоголички», но её не последовало, юноша улыбнулся и мягко ответил:

- «Амстердам Гранд Отель» - и подумав добавил – он полностью оплачен вашим мужем, как и билет бизнес-класса Амстердам-Санкт-Петербург на завтра на девять часов утра, у вас целый день впереди, достаточно, чтобы купить подарки для сына – его ответ прозвучал для меня громом с небес.

- А-а-а … откуда вы всё это знаете? –
 
- Ваш муж объяснил, что вы иногда страдаете забывчивостью и вам нужно помочь выехать из отеля, извините, – он приготовился обслужить меня во время завтрака, но я, поблагодарив, вместе с чаевыми быстренько выпроводила его из комнаты.

        Сквозь открытую дверь в спальню был хорошо виден большой букет крупных алых роз, устойчивый аромат которых разошёлся по всему номеру. Я неотрывно смотрела на красные отметины любви в стеклянной вазе лаконичной формы, стекающие печалью в моё разбитое сердце, наконец-то осознав, что неожиданно лишилась прекрасного и замечательного мужчины, заменить которого в будущем никто и никогда не сможет. Внутри меня лопнула пружина, распрямляясь и срывая завесу из потерянных иллюзий. Я разрыдалась, прикрыв рот рукой, дабы не вспугнуть своим криком благопристойную тишину отеля …
 
                Глава 5
               
- Мамочка приехала! Ура-а-а-! – закричал сын, бросив лепить снеговика и помчавшись изо всех сил ко мне навстречу. На пороге дома, под козырьком утопающим в снегу, всплеснув руками, стояла моя мама, не веря своим глазам в моё чудесное явление.
 
- Катенька, родная, спасибо, я уж не знала, что и думать, ни звонка, ни весточки. Ты к нам надолго? – поинтересовалась она замирающим голосом, не замечая от волнения, что идёт в тапочках по снегу.

- Навсегда – в тон ей ответила я – Андрей ушёл от меня – и горько заплакала, который раз за перелёт, обнимая самых дорогих мне людей – я не знаю почему, всё переворошила в голове, чем могла его обидеть, аккуратно так бросил, оплатив возвращение домой –

- Вот и слава богу, молодец, вернул-таки, что ему никогда не принадлежало – мама взялась за ручку чемодана и покатила его по рыхлому снегу в дом, засуетившись вдруг от испуга, что, по отчаянной глупости, я могла передумать и отправиться на поиски возлюбленного. Опустив голову, заблудшая дочь, то есть я, шла следом, с сумкой в руках.

- А в ней игрушки? – спросил Алёша, сгорая от нетерпения и прыгая вокруг меня.

- Как ты догадался? – ответила я, на ходу прижимая его к себе и продолжая шмыгать носом.

- Катенька, хорошо, что навсегда, счастье вернула в дом. Мы так устали, всё ждём, ждём. Посмотри какая красота вокруг! Дышится так вкусно! – мама остановилась, отпустила чемодан и обвела, раскрывая руки, заснеженный двор и прогнувшиеся от снежной массы разлапистые ели – Только попробуй сказать, что не соскучилась? – она рассмеялась радостным лёгким смехом.
 
- Соскучилась, конечно, ты права – я застыла, с удивлением оглядывая двор, как будто впервые его увидела, с наслаждением впуская в себя морозную свежесть.
 
- Ну, идём, … а то пирог остынет, только испекла. Чайку попьём, а потом займёмся ужином. Знаешь, сегодня, с утра, то заяц под ёлкой проскакал, то лиса пробежала, то петух недавно закукарекал. Ну, думаю, гости на пороге, поставлю-ка тесто на всякий случай, может и Катенька погостить на Новый год приедет.  Я же не знала, что ты навсегда, а ты навсегда, заживём теперь по-новому – мама несколько раз повторила слово «навсегда», словно впервые  услышала, какое оно большое и настоящее.

- А я и забыла, … у нас же куры … хозяйство можно сказать – удивилась я собственной рассеянности, следствие посттравматического синдрома всепроникающего влияния Андрея, умудрившегося заполнить собой каждую клеточку моего личного пространства.

- И ёжик ещё, зимовать пришёл, ночью топает, как слон! – сказал сын, улыбаясь, и я рассмеялась, размягчаясь и отметая грустные воспоминания, в благодарной надежде на свежий ветер перемен, о котором говорила мама.

        Вечером, когда Алёша уснул, и мы остались вдвоём у горящего камина, который часто согревал нас зимними вечерами особым романтическим теплом, завораживая игрой пламени, мама, расположившись в кресле напротив меня, решилась расспросить о случившемся и моих планах на будущее.
 
- Непредсказуемый человек! - она имела ввиду Андрея - Внезапно появился в нашей жизни и растворился, ничем себя, не обременяя – при слове «нашей» я вопросительно на неё взглянула – Конечно! – горячо возразила она  - Алёши и меня тоже коснулось! Ещё как! – сказала она с лёгким упрёком, качая головой.

- Ну, мам, возможно человек устал от отношений, я могла надоесть, а духа на признание не хватило, не стал размазывать сопли. Бывает … – лёжа на родном диване под пледом, после вкусного ужина и бутылки отличного красного сухого вина, купленного в аэропорту Амстердама, я чувствовала себя защищённой и спокойной, почти смирившись с фактом потери.

- Ах, какие мы нежные, значит на выгоду силы нашлись, а поговорить, объясниться толком, духа не хватило! Прежде всего это неуважение к тебе, как к личности! – мама не унималась, пытаясь до меня достучаться.

- Ну, да … – лениво зевая, согласилась я с ней – поезд ушёл, угомонись –
 
- Почему ты его оправдываешь? Он использовал тебя! Ты что действительно этого не понимаешь? –
 
- Мама, Андрей остался в прошлом, он сделал это своими руками, ему так было нужно, и я не хочу и не буду тратить на него ни секунды своего времени. Никогда больше! А вопрос, кто кого использовал, риторический и спорный – мы обе замолчали, мудро решив не вступать друг с другом в полемику, просто смотрели на огонь и думали о своём.

- Чем собираешься заниматься, вернёшься в мастерскую? – нарушила тишину мама, спустя время.

- Нет, не смогу, заставить себя подчиняться, тащиться в захламлённую комнату, после двух с лишним отрывных азартных лет, не реально, да и не вижу в этом необходимости –

- Андрей изменил тебя, ты другая … – задумчиво сказала мама, внимательно в меня всматриваясь, – Самодостаточная! – и я, соглашаясь, кивнула ей в ответ.

- Он показал мне иную жизнь и как легко можно рулить в, казалось бы, безвыходных ситуациях, а мы в них попадали, уж поверь мне. Собственную мастерскую организую, после новогодних праздников и займусь, а пока каникулы … – я потянулась кошкой – давай укладываться -

- Мне нравится ход твоих мыслей – улыбнулась довольная мама.

- Вот и замечательно – ответила я ей, подмигнув, как лучшей подруге.

        Остаток зимы пролетел неожиданно быстро. Вместо постройки уютного гнёздышка, о котором когда-то мечтала, я выкупила квартиру, около пятисот квадратов, на первом этаже жилого дома под будущую мастерскую. Всё срослось одномоментно, по щелчку, что для меня было удивительно странно и приятно. К чему бы я не прикоснулась, что бы не задумала и по поводу чего не изъявила бы желание, появлялось само собой, и, как говорится, не прошло и полгода, а я уже собирала плоды вложенных усилий в денежном эквиваленте. Заказчики слетались, как бабочки на огонь, сами по себе или чьей-то рекомендации, заваливая меня работой, часть специалистов перешли ко мне из прошлой фирмы, по соображениям удачной геолокации, близкого расположения к станции метро, строители оставляли информацию, лично о себе или компании, как и производители стройматериалов, включая искусных умельцев и прочего люда. Мне ничего не нужно было искать или докапываться, всё само шло в руки. К середине лета я, преуспевающий предприниматель, купила отличный участок земли и была готова приступить к строительству собственного дома, полностью владея ситуацией на строительном рынке нашего региона. Успех не вскружил мне голову, я по-прежнему много работала, гораздо больше, чем раньше и по-прежнему, проезжая мимо фатального столба, автоматически замедляла ход, желая всех благ погибшему мужу.
 
         Но не сегодня, потому что сегодня, возвращаясь домой засветло, я была сражена наповал, цепенея от ужаса, увидев висящий венок на криво вбитом гвозде! Вначале, я, как обычно, притормозила, проезжая столб, но после, задним ходом медленно к нему вернулась, не веря своим глазам, и остановилась, как вкопанная, холодея изнутри и чернея снаружи, впервые подумав о происках завистников, о существовании которых по запарке не задумывалась. Скорее всего это бывшая начальница, говорят у неё дела совсем плохи, или кто ни будь из прошлого - А кто? – спрашивала я себя, теряясь.
 
- Извините, - вдруг послышался нежный девичий голос – можно с вами доехать до посёлка, набрала ведро грибов, а нести тяжело – в открытое водительское окно заглянуло милое веснушчатое лицо.

- Почему нет, - подумала я и вышла из машины, чтобы поставить ведро в багажник, всё ещё пребывая под впечатлением висящего венка, и замерла, любуясь прекрасными белыми грибами. Они впечатляли, были просто великолепны, чистые, аккуратно срезанные, лежали один к одному и радовали глаз, вызывая слюну и здоровый аппетит. У меня даже скулы свело от их запаха.

- Где же вы такую красоту собрали? – спросила я девушку.

- Места знать надо – рассмеялась она, открывая ровные ряды белоснежных зубов – тут недалеко. Понравились? –

- Очень! Никогда прежде таких не видела! –

- Ну, купите, я не против – девушка, слегка смутившись, посмотрела на меня.

- А куплю! Сколько? – теперь рассмеялась я.

- Лишнего не возьму! Домой довезите, устала по лесу ходить. Жарко! – выражение «лишнего не возьму» откликнулось знакомым эхом, но не более.
 
- Совсем ничего нельзя, без денег неправильно – сказала я.

- Неправильно? – почему-то грустно спросила девушка.

- Нет! –
 
- Тогда р-у-бль – протянула она и, как мне показалось, слегка растерянно.

- Держите тысячу! – я уверенно достала из кошелька купюру и положила ей в руку. После чего поставила ведро в проход между сидениями позади себя, чтобы не перевернулось по дороге, села на водительское кресло и жестом пригласила девушку, указывая на место рядом. Прежде, чем тронуться, я снова задержала взгляд на венке и, досадуя на странность его появления, неожиданно открылась незнакомке:

- Представляете, не поленились, купили, вбили гвоздь и повесили, чтобы … Что? Сделать мне больно? – я указала на венок - в этом месте погиб мой муж в аварии, четыре года назад. Сначала его убрали, а спустя три года снова повесили. Ну, как так можно? -

- Нехорошо – с сочувствием отнеслась ко мне девушка – недоброжелатели стараются –

- Я даже не знаю, кто! –
 
- А пусть все сдохнут, кто мешает нам жить. Так, кажется, у вас говорят? – вдруг произнесла она и развернулась ко мне в ожидании ответа.

- Нет! Лучше забудут! Да-да, пусть мои враги меня за-бу-дут! – аккуратно повторила я почти по буквам, удивившись, что интуитивно сразу поверила девушке и стоило мне сейчас согласиться с ней, как всех моих недоброжелателей тотчас постигла бы жестокая участь.

- Ну, забудут, значит забудут! – недовольно пробормотала попутчица с сожалением – а по мне, так лучше бы умерли – и, после сказанного ею, в салоне повеяло ледяным холодом и таинством мистических вибраций, высвечивая тонкую суть происходящего действия – … ты этот венок на кладбище отнеси, завтра. Договорились?  - я машинально кивнула, не ощущая страха, как будто случившееся уже имело место быть в моей жизни раньше - И гвоздь сама выдерни, сама когда-то вбивала, сама убери и выброси в чистую проточную воду, руки не забудь вымыть, выше по течению – она перешла на «ты» и я снова кивнула, изо всех сил стараясь не перечить и не смотреть ей в глаза.

- Три года прошло, узнала меня? – спросила девушка или уже не девушка, что не имело значения, потому что не узнать старческий скрипучий заржавевший голос было невозможно. Я мгновенно вспомнила беззубую и встречу с ней, состоявшуюся, как оказалось, три года назад в этом самом месте, и, самое главное, договор между нами, благополучно мной забытый.
 
- Сделку я закрываю, подарком Удачи ты воспользовалась сполна, ошибка исправлена, всё на этом, дальше сама –

- Андрей тоже ушёл от меня, вместе с врагами? – спросила я дрожащим голосом.
 
- Зачем он тебе? Не уж то влюбилась? – ядовито передразнила старуха.
 
- Да! – и подумала, что уже не уверена в этом.

- Забирай! – зло выкрикнула Смерть – Успела-таки! Но за него заплатишь отдельно! Сама Увидишь нужен или нет! – подчеркнула она слово «увидишь».

- Лишнего не бери, прошу – тихо отозвалась я – или не смогу … –

- Надо же, успела! Прощай до срока! – и пропала, как и не было её вовсе.

                Глава 6
               
        Домой я летела быстрее пули, сердце билось набатом и колотилось внутри так, что только чудом не разорвалось пополам. Открыв пультом ворота и въехав во двор, я бросилась к дому, столкнувшись лоб в лоб с мамой, спешащей мне навстречу.

- Алёша где? – не владея собой закричала я.

- Мама я здесь, ты чего? – из-за кустов смородины выглянул сын с перепачканным ягодой ртом. Увидев обоих здоровыми и невредимыми, я расплакалась навзрыд, прикрывая лицо руками.

- Катенька, доченька, скажи толком, что случилось? – испуганные и растерянные, оба стояли передо мной, не зная куда бежать и что делать –
 
- Я думала, что поговорю с ней, мы обсудим условия – я убрала руки от лица, продолжая всхлипывать – а она пропала, понимаешь –
 
- Кто пропала? -

- Старуха! – вскрикнула я отчаянно, понимая, что иначе, как бредом, сказанное мной не назовёшь.

- А что ты собралась обсуждать со старухой? – мама была искренне удивлена, докапываясь до сути.

- Сделку, новую – я начала приходить в себя и успокаиваться.

- А была ещё одна? –

- Была, но она закрыта –

- Так … – мама смотрела на меня, как на больную – Алёшенька, принеси-ка нам водички – попросила она внука и присела на скамейку вместе со мной.
 
- Три года назад … - и я рассказала о странном случае на дороге, со всеми вытекающими из него последствиями, о венке, внезапно исчезнувшем и вновь появившимся, перед сегодняшней встречей, обо всём, что знала и о чём догадывалась – ты веришь, что я не сочиняю и не вру? –
 
- Я бы и рада не поверить, да не могу – я с удивлением на неё посмотрела – Катя, все куры сдохли, незадолго до твоего панического приезда. Только что бегали, пока яйца из гнёзд выбирала, а после выхожу из курятника лежат одна к одной, не шелохнутся, словно смерть на них дыхнула и розы поникли. Смотри! – я отвела глаза в сторону и увидела кусты с погибшими цветами – Мгновенно, секунды не прошло, как морозом побило. Наверное, мы заплатили, за … этого Андрея, будь он неладен, как ты считаешь? –

Я с горечью рассмеялась - Надеюсь, что да! – и тотчас услышала переливы громкой телефонной трели из автомобиля. Я провела руками по лицу, снимая волнение и вытирая остатки слёз, встала и, задержав взгляд на свернувшихся лепестках роз, пошла к машине, чтобы взять трубку.

Звонил Андрей и, бегло поздоровавшись, не интересуясь особо моими делами, сразу начал говорить о себе, вернее об аварии, в которую угодил в Амстердаме, прямо на выходе из гостиницы, и что все заработанные непосильным трудом деньги потратил на многочисленные операции и инвалидное кресло, которое оставил только что чудеснейшим образом.

- Представляешь, я сегодня встал и пошёл сам! Ты рада? –

- Конечно рада, прими мои соболезнования по поводу аварии, я не знала, ты не звонил полгода – я чувствовала, как он прислушивается к моим интонациям, пытаясь определить, сохранила ли я связь с ним и, видимо решив, что да, сказал главное - Не хочешь повторить всё, что с нами было, заработаем, вспомним нашу близость – он понизил голос до состояния мурлыкающего «Мачо» - ты не забыла шикарный секс между нами … – слушая, я слегка поплыла от реальности куда-то вверх, пока мой взгляд не упал на ведро с грибами, стоявшее за водительским креслом.

- Мама, иди сюда – позвала я, не выключая телефон.

- И твоя мама здесь? – спросил Андрей.

- Ну, да, а где ей ещё быть – подошла мама и я показала на грибы – смотри, я их у старухи сегодня купила, пока она была девушкой –
 
- Какой ещё старухи, то есть девушки? – начал заводиться Андрей, не понимая.

- Когда я взяла трубку, они были ещё красивые, один к одному, а по ходу разговора они начали портиться, прямо у меня на глазах. Представляешь? – мама была шокирована не меньше меня.

- Ты что хочешь сказать, что от меня грибы киснут? – заорал в трубку Андрей не инвалидным голосом, так, что его зычный крик разнёсся по всему двору –

- И куры сдохли и розы на кустах погибли … – растеряно уточнила я.

- Что ещё за куры, ты фермершей стала? – снова взорвался любимый мужчина - Вы там обе сумасшедшие!!!

- Выбросим их в яму с компостом, перегниют, сгодятся на удобрение – засуетилась я, вытаскивая ведро из машины и не обращая внимание на ор Андрея - а кур рабочие вынесут, я позвоню сейчас охране, они пришлют, заодно курятник почистят –

- Последний раз спрашиваю, ты летишь со мной в Монако? – выдержав паузу, вновь закричал Андрей, тяжело дыша в трубку.

- Мам, может и не нужны они, куры эти, яйца у соседки будем покупать, не хуже – мама отрицательно мотнула головой – думаю это знак свыше – я ткнула пальцем в небо, глядя на неё - … игры в сторону! – и мама тотчас согласилась, испугавшись моего жеста.

- Что ты сказала? Я не расслышал! – переспросил Андрей.

Я сказала:

- Игры в сторону! –

- Значит в Монако ты не хочешь? – он тихо повторил свой вопрос.

- Ты дом построил? –

- Нет, я же сказал, деньги кончились –

- А от меня удачливость игрока отвернулась, я теперь, как все. Может ты поторопился со звонком и нужно поискать более интересный вариант – любимый молчал, рационально взвешивая услышанное.

- Я подумаю, спасибо за совет! – и аккуратно отключил трубку.


                Конец


Рецензии