Стая. Месть за любовь

                "Святая троица"
    Прокуратура города Нежинска долго разбиралась в архивах в поисках самого мощного оружия. Дело в том, что в городе орудовала банда вроде легендарной "Чёрной кошки" Только промышляла она в основном не грабежом, а убийством.
Убивали за всё: и из-за денег, и из-за того, что им мог не понравиться тот или иной человек. Причину они находили без всякого труда.
  Обычно банда занималась поиском людей. Найдя человека, они ставили ему условие, что информация, которую он получит в банде, останется конфиденциальной и человек никуда не исчезнет. В противном случае они его ликвидируют.
  В это летнее утро решено было направить несколько человек для знакомства с этой бандой, поэтому майор Игорь Петрович Сергеев лысый загорелый мужчина лет 50, среднего телосложения с большими карими глазами, острым носом и пухлыми губами, над которыми были густые усы, одетый в синий китель, серую рубашку, чёрные брюки, белые носки и жёлтые ботинки, сидел в необыкновенной задумчивости.
Обстановка кабинета была самая обыкновенная. Четыре стола, поставленные по кругу, Восемь стульев, на которых сидели молодые сотрудники милиции. (Сергеев понимал, что для расследования дел банды, нужны именно молодые люди. Их с лёгкостью могут принять в банду). На его столе  стояла рамка с фотографией пожилого мужчины лет 50 в очках. Черты его лица были весьма серьёзными. Карие глаза выражали явную задумчивость, острый нос, на который были надеты очки и тонкие губы характеризовали его как очень умного и весьма тонкого человека. Он прекрасно знал своё дело и был очень смелым.
  - Значит так, - сказал Сергеев приятным мелодичным голосом, глядя на карту, - наша задача - взять их во что бы то не стало, а сделать это более эффективно мы можем только взяв их  "на живца". Для этого нам нужен человек неглупый, но чтобы, глядя на него, не сразу можно было предположить, что он из милиции.
  Тут его взгляд  упал на трёх человек, сидящих напротив. На стройную девушку лет двадцати (хотя ей было уже двадцать пять лет) с большими карими раскосыми глазами, греческим носом, пухлыми губами и русыми волосами, одетую в сиреневую кофту от Valentino, красную клетчатую юбку и телесные колготки,  и обутую в бирюзовые туфли, на стройного мужчину лет тридцати пяти с большими карими глазами орлиным носом, пухлыми губами и тёмными волосами, одетого в серую кофту с закрытым горлом, чёрные брюки, белые носки и ботинки кремового цвета и на брата девушки - молодого человека лет двадцати пяти (хотя на самом деле ему было всего двадцать три года) с карими глазами, греческим носом, тонкими губами, которые в напряжённый момент сжимались и тёмными волосами, одетого в синюю рубашку Gotte, белые штаны от Kleo, синие носки, обутого в коричневые ботинки от Yves Saint Laurent.
 Настолько серьёзными были черты лица последнего, что он мог уговорить кого угодно. Солидность ему также придавал маленький шрам. Когда он только был на практике, они со старшим сотрудником Иваном расследовали ограбление банка, по его щеке прошлась опасная бритва.
 Вот и сейчас губы его плотно сжались.
 - Валдис, - строго сказал Сергеев, - я вас уже, кажется, просил выбросить эту глупую детскую привычку и потом, если вы думаете, что я отправлю на это задание вас, то вы наивны как две копейки.
   Валдис Розис был очень сильным человеком. Он никогда ничего не боялся, кроме Бога и смерти близких людей. Если кто-либо во дворе обижал Дину, Валдис всегда мог защитить сестру, несмотря на свой довольно молодой возраст. Однако в данном случае он показал себя абсолютно беспомощным юнцом
     - Прошу вас,- задыхаясь от рыданий, говорил Валдис, - отправьте на это задание меня. Я обещаю вам. Я клянусь светлым именем папы, я сдам этих нелюдей со всеми потрохами.
Девушка улыбнулась, погладила мужчину по голове и обратилась к Сергееву:
 - Игорь Петрович, поверьте мне, Валдис справится. Я знаю его с пелёнок. Он очень храбрый, честный, сильный человек. Однако я, как сестра, очень его люблю, и свет мне будет не мил, если его убьют. Тем более Валдис рос на моих глазах, и, вы сами понимаете, что Валдис - наша с мамой, Ксенией и Володей единственная опора. Без него погибнем и мы.
       Валдис строго посмотрел на сестру и обратился к Сергееву.
       - Товарищ майор, Игорь Петрович, пожалуйста, не слушайте Динку. Она хоть и старше меня, но она - слабая девчонка. Поверьте мне, я и один могу со всем справиться.  А Дине нужно заботиться о маме. Да и задуматься о создании своей собственной семьи.
От этих слов у Дианы Розите на глазах появились слёзы. Ведь незадолго до происходящих событий Дина встречалась с человеком, которого очень любила. Это был очень приятный  стройный молодой шатен возраста Дианы с голубыми глазами, острым носом и тонкими губами. Одевался он всегда очень скромно: в серый свитер, белую рубашку, серые брюки, белые носки и синие кроссовки.

Со своим лучшим другом Алексеем Васильевым Диана познакомилась на учебной практике. В тот день в академии молодых курсантов учили стрелять. Практику проводил бывший гражданский муж Дины и сводный двоюродный брат Алексея Павел, сын брата его приёмного отца, красивый  стройный  блондин  лет 26 среднего роста с зелёными глазами, острым носом и тонкими губами.
В тот день Павел решил похвастаться перед братом навыками молодых сотрудников и заодно попросить помочь переместить старый платяной шкаф в кабинет архивных  документов. Когда они проходили мимо зала архивных документов, Алексей с восхищением окинул взглядом зал и сказал:
- Wow! Если этот кабинет у вас для архива, то как же выглядят кабинеты, в которых вы работаете?
 Павел серьёзно посмотрел на Алексея и сказал:
 - Во-первых, изволь восхищаться как-нибудь по-другому. Не переношу на дух американских выражений, а во-вторых, все кабинеты у нас самые обыкновенные. Просто на днях мы планируем сделать небольшой косметический ремонт. Поэтому сейчас делаем маленькую перестановочку.
   Когда Алексей увидел Дину, он потерял дар речи. Павел же усмехнулся:
- Что с тобой? - спросил он.
Алексей растерянно посмотрел на брата и спросил:
- Извини, ты что-то сказал?
Павел отрицательно покачал головой  и, взглянув на Дину, сказал:
- Так, всё с вами  ясно, товарищ Васильев. Между прочим, Диана Розите самая лучшая ученица товарища Сергеева. К тому же она очень милая, умная и добрая девушка.
Алексей умоляюще посмотрел на брата и спросил:
- Ты нас случайно не познакомишь?
 Павел улыбнулся и окликнул Дину. Она же серьёзно посмотрела на него и сказала:
 - Павел Михайлович, мне некогда. Мне ещё нужно с архивными документами разобраться.
 Павел серьёзно посмотрел на неё. Зная её старание в работе, он не мог ничего ей сказать. Поэтому, серьёзно взглянув на Алексея, он сказал:
 - Сами познакомитесь, если судьба распорядится. Дело в том, что, при всех её достоинствах у неё есть один недостаток - очень трудный характер. Так, что заруби себе на носу, Алёшенька, чтобы её любить, нужно чтобы нервы были крепче стали. И потом, не совсем красиво заниматься сводничеством.
 Алексей решительно посмотрел на Павла и подумал:
 "Ну, ничего, Павлик, ты меня ещё не знаешь. Я ещё докажу, на что способен ради понравившейся мне девушки"

  Во время перерыва Дина решила пойти перекусить. Когда же она подходила к магазину, из-за поворота к ней подошли двое неизвестных в масках, одетых в зелёные куртки, чёрные брюки, белые носки и чёрные ботинки.
-  Который час? - спросил один из них.
  Дина не успела и опомниться, как услышала позади себя приятный юношеский голос Алексея:
  - Половина второго. А что случилось?
Неизвестные  посмотрели на него. Он же продолжил:
- Кстати, девушка владеет навыками стрельбы. Однако, при отсутствии у неё табельного оружия я сам применю физическую силу.
С этими словами он достал из пакета лом. После чего  стукнул одного из них. Когда же другой хотел нанести ему ответный удар сзади, Дина вскрикнула и, совершенно не контролируя себя, схватила лом и стукнула нападавшего.
  Когда неизвестные пришли в себя, один из них сказал:
- Извините, пожалуйста, обознались, - они виновато посмотрели на него, и отошли.
  Алексей подошёл к Дине и сказал:
- Меня  зовут Алексей. А вас, кажется, Дина?
Диане хотелось, было, спросить, откуда незнакомец знает её имя, однако она понимала, что это займёт много времени, поэтому она лишь улыбнулась и сказала:
- Диана. Спасибо вам большое, Алёша.
Алексей улыбнулся. Дина же, понимая, что поторопилась назвать нового знакомого уменьшительным именем, сказала:
- Извините, пожалуйста, Алексей... Простите, как вас по батюшке?
Он усмехнулся и сказал:
- А вот отчество моё вам знать необязательно. Я совсем ненамного старше Вас.
Дина серьёзно посмотрела на него. Он же усмехнулся:
 - Ну хорошо. Моё отчество - Романович. Алексей Романович Васильев.
 Тут он пристально посмотрел на неё и спросил:
 -Только можно оставить между нами одну информацию?
 Дина с опаской посмотрела на него и невольно кивнула головой. Он же сказал:
 - Фамилия моего биологического отца не Васильев, а Королёв. А Васильев - фамилия Вадима - человека, в семье которого я воспитывался.
После чего он взял её за руку, и они направились в сторону магазина. Вдруг Дина вскрикнула и сказала:
 - Только обратно, пойдём дворами. Иначе нас снова  настигнут эти хулиганы.
 Алексей задорно усмехнулся и сказал:
 - Ну во-первых, руки у них коротки, а во-вторых, вот уж не думал, Диана Розите, что вы такая трусиха.
 Тут к ним подошёл Валдис. Дина же вскрикнула и спросила:
 - Ты что, меня преследуешь?
Валдис усмехнулся и, кинув неодобрительный взгляд на Алексея, спросил:
- Что за малый?
 Дина серьёзно посмотрела на него и сказала:
 -Алексей. Архивариус наш новый.
Валдис злобно посмотрел на него и сказал:
 -Мой конкурент, стало быть.
Дина испуганно взглянула на Валдиса. Зная его любовь к своей профессии и нетерпение к конкуренции, она ожидала от него любой неадекватной реакции. Алексей злобно посмотрел на него и сказал:
 - Простите, молодой человек, не знаю вашего имени
 Валдис усмехнулся и сказал:
 -Ну Валдис.
Алексей посмотрел на него серьёзно.
 -Спасибо, - сказал он, - я запомню. Так вот, зарубите себе, пожалуйста, на носу и вы, что с Дианой не стоит вести себя подобающим образом. И я вам очень советую сию же минуту извиниться перед ней.
Валдис холодно посмотрел на него. Алексей  же попросил Дину взять пакет и толкнул Валдиса. Валдис встал и пытался дать Алексею сдачи. Однако Алексей умело увернулся. Тут Валдис улыбнулся и, протянув ему руку, сказал:
 - Вы – настоящий мужчина. Я уверен, с таким как вы моя сестрёнка будет в полной безопасности.
Однако, думая, что хоть человек, который ей нравится, смог понравиться   её брату, но не сможет понравиться её родителям, Дина делала вид, что встречается со своим другом Дмитрием Резниковым, кареглазым брюнетом, с острым носом и тонкими губами.
Валдис выбор сестры не одобрил, называя Дмитрия в глаза и за глаза "слабаком", "маменькиным сынком" и обещал при первой удачной возможности разлучить их.
Когда же он видел Дмитрия и Дину, он окликал  Дмитрия и спрашивал:
 - У вас это серьёзно?
Дмитрий подозрительно смотрел на него и спрашивал:
 - А что?
 Валдис злобно смотрел на него.
 - Ты это брось, - предостерегающе говорил он. - Во-первых, тебя папа не любит даже больше, чем Алёшу,  во-вторых, тебя ненавижу я, а в-третьих, тебя не любит Диана.
 Дмитрий смотрел на Валдиса злобным взглядом. Ему было досадно осознавать, что Валдис прав, однако он чувствовал боль и обиду. Ведь его мужское самолюбие было сильно задето.
После разлуки с Алексеем Васильевым, который  уехал со своим приёмным отцом из Москвы в город Нежинск, где отец его знакомого Виктор предлагал Алексею  арендовать каток для тренировки детей младшего возраста,   Диана решила навсегда изменить свою жизнь. Вечером следующего дня она пришла к Дмитрию и попросила его исчезнуть из её жизни. Дмитрий же усмехнулся:
 -Интересно, а что скажет твой отец, который более менее меня уважает?
 Дина холодно посмотрела на него и сказала:
 - По правде говоря, из всех молодых людей, с которыми я встречалась, папа уважительно относился лишь к ныне пропавшему Павлу Михайловичу Васильеву.
 Дмитрий пристально посмотрел на неё. Диана язвительно усмехнулась.
- Папе, если честно, всё равно, лишь бы я была счастлива.
Дмитрий с любопытством посмотрел на неё.
- А с Васильевым ты счастлива?
Дина серьёзно посмотрела на него.
-Очень и вообще это не твоё дело.
 Остальные полчаса прошли в тишине. Её нарушали лишь звук застёжки молнии,  шороха вещей и быстрых шагов Дианы. Дмитрий же впервые в жизни  понял, что она никогда его не любила и не полюбит.
 Придя, домой, Дина увидела жену своего брата Ксению, высокую зеленоглазую шатенку лет 23 с острым носом, тонкими губами и длинными волосами, одетую в серую кофту, белые  джинсы, кремовые чулки и серые шлёпанцы, в слезах.  Она подошла к Дине и сказала:
 - Диана, я, конечно, всё понимаю. Понимаю, что Алексей  был тебе очень дорог, что ты тоже была ему очень дорога... В общем, сегодня Валдис получил телеграмму от его отца.
 Тут Диана испуганно взглянула на Ксению. Она мысленно просила её договорить. Ксения успокаивающе посмотрела на неё и погладила по голове. Дина же спросила взволнованным голосом:
 - Скажи, пожалуйста, что было в телеграмме? Почему ты о нём говоришь  в прошедшем времени? Что ты хочешь сказать?
 Ксения строго посмотрела на неё.
 - Я обещала, что не скажу тебе.
  Дина умоляюще посмотрела на неё. Тогда Ксения передала ей телеграмму, в которой говорилось о том, что Алексея больше нет.
Дина холодно посмотрела на Ксению.
 - Это не доказано, - сказала она. – Нужны доказательства
Ксения же серьёзно посмотрела на неё и спросила:
- Валдис на днях получил по почте конверт с фотографиями ... Теперь скажи, у Алексея были какие-нибудь шрамы на руке?
Дина кивнула  и сказала дрожащим голосом:
 - Д-да. Г-гемат-тома   н-на пред-дплеч-ч-чии  в ре... (тут она глубоко вздохнула, чтобы не заплакать) - в результате мотоаварии
После чего она начала рассказ.
 - Павел Васильев незадолго до своего исчезновения  поведал, что Алёша хотел попробовать всё в этой жизни. Слава Богу, кроме этого (Дина ткнула себя пальцем правой руки в середину  левой ладони, после чего прикусила палец). Так вот, накануне  Дня рождения Алёши, через несколько дней после нашего знакомства,  Алёша с Пашей решили немного прокатиться на  мотоцикле Алёшиного друга. На место водителя, вопреки уговорам старшего кузена сел Алёша. Так вот, выезжая на шоссе, Алёша решил, что  ехать нужно осторожнее. Однако тут, откуда не возьмись, появился серый Москвич, который ехал на страшной скорости. Алёша не успел притормозить, и произошло столкновение.
 В результате него ребят, по счастливой случайности выбросило на траву, и они отделались незначительными травмами: Пашка  - царапиной на лице, а Алёша  - гематомой на предплечье.
Тут она с подозрением посмотрела на девушку и спросила:
- А в чём дело?
Ксения расстегнула сумку и вытащила оттуда конверт, в котором лежала кассета и  несколько фотографий. Прослушав запись, Дина узнала, что Алексею кто-то угрожал физической расправой.
«Господи! Нет! – думала она. – А если запись была сделана давно? А если они уже привели свои угрозы в  исполнение? Нужно посмотреть фотографии"
 Она тут же попросила Ксению дать ей фотографии. Та строго посмотрела на неё и сказала:
 - Тебе нельзя смотреть на это.
 Дина злобно взглянула на девушку. Ксения попросила её уйти. Дина же  вырвала у неё фотографии и стала их рассматривать. На фотографиях были изображены тела убитых людей, часть из которых Дина узнала. При просмотре предпоследней фотографии Дина злобно посмотрела на Ксению и сказала:
 - Что ж  ты меня напугала раньше времени?  Алёша жив! Жив! Слышишь?!
 Когда же она посмотрела на последнюю фотографию, она вскрикнула. На фотографии был изображён обезображенный труп молодого человека, возраста Дины, в синей куртке Алексея. На руке же у него были часы, точно такие же, какие носил Алексей - с серебряным браслетом и чёрным циферблатом.
 "Нет!  Это просто похожая куртка! Только слишком уж много совпадений: куртка, часы, возраст, светлые глаза, русые волосы... Господи! Нет! Алёша! Алёшенька!"
  Дина достала из шкафа дорожную сумку и побежала в комнату. Вбежав, она открыла шкаф и судорожно стала собирать сумку. Бросая вещи, часть из которых она давно не надевала, она повторяла только одно: "Мне незачем больше жить в этом доме,  в этом безумном городе и в этом безумном мире".
 Когда она полезла за своей любимой игрушкой, подаренной Алексеем - маленьким  жёлтым  плюшевым медвежонком, на пол упала синяя коробка с надписью "Почта".
 Судорожными движениями, она открыла коробку и высыпала на кровать её содержимое: письма Алексея,  ручки, тетради, ластики, карандаши, коробки с мелками, брошки, кольца из бисера, коробочку, в которой лежали серёжки, которые она носила... Всё, что подарил ей Алексей. После чего посадила рядом с собой  маленького жёлтого медведя Тишку с весёлыми чёрными глазами-пуговицами, кожаным носом и нарисованной улыбкой,  и сказала:
 - Эх, Тишка, Тишка, одни мы остались с тобой и с Алисой. Хотя не совсем одни. Чувствую, что скоро на свет появится  один очень маленький человечек, которого все будут очень любить и который будет очень любить меня и вас с Асей - после чего она достала из шкафа маленькую фарфоровую куклу Алису с  голубыми глазами, круглым носом, тонкими губами и коричневыми волосами, одетую в синее платьице, белые носочки и синие башмаки. После чего посадила её слева от себя, а Тишку справа, открыла коробочку и сказала:
 - Сейчас я открою вам тайны, доверенные мне Алёшей. Но прежде Алиса должна немного узнать про него. Так вот, Ася, Алёша Васильев - мой самый лучший друг. Он очень добрый, смелый, умный и самый красивый хоккеист.- После чего она открыла шкатулку и добавила:
 - Только, Ася, его настоящая фамилия  - Королёв. Я открою эту тайну только тебе, - после чего она стала доставать письма, и читать  их.
 Писем было около сотни. В одном Алексей рассказывал о горнолыжном курорте, на который они ездили с классом, когда ему было двенадцать лет, в другом о том, что они ходили на соревнования велогонщиков, в третьем о катании на яхте и о том, как он впервые увидел дельфина-белуху. Диана и сама не заметила, как, утомлённая впечатлениями, через полчаса  заснула.

Через два дня Диана познакомилась с Николаем Волковым, мужчиной средних лет крупного телосложения  с карими глазами, острым носом, тонкими губами и длинными тёмными волосами,  одетого в чёрный фрак, белую рубашку, чёрные брюки, белые носки и чёрные ботинки.
В этот день Диана пошла на танцы в соседний клуб. В клубе   как всегда было многолюдно.  Николай сидел за столиком поодаль и пил коктейль "Звезда Москвы". Диана же решила попробовать молочный коктейль.
Она подошла к стойке, заказала коктейль, достала кошелёк и, пересчитав деньги, вскрикнула - не хватало десяти рублей. Тут к ней подошёл Николай и, пересчитав деньги, вручил их  бармену.
Дина строго посмотрела на него. С детства она не принимала материальной помощи от незнакомцев.   Николай представился. Новый знакомый Дианы оказался крупье в солидном игровом клубе. Узнав, что Дина живёт не богато, он предложил ей дружбу
- Дина, - сказал он, - не обращайте на мою профессию никакого внимания. Я клянусь, что, отныне моя жизнь будет другой.
Дина вернулась домой с огромным букетом белых роз. На лице её сияла улыбка. Валдис, давно не видевший сестру такой весёлой, попросил Диану познакомить его с Николаем
  До знакомства с Валдисом, Николай был у него на хорошем счету, однако стоило Валдису познакомиться с ним, он строго посмотрел на Дину и сказал:
- Я понимаю, что ты ненавидишь меня, но ты пожалей наших родителей. Да и я не смогу смириться с твоим союзом. Твой Николай ненавидит меня, как в принципе и я его...
Дина холодно посмотрела на него и спросила:
-Что тебе в нём не нравится?
Валдис с волнением посмотрел на сестру и сказал:
-То, что, во-первых, он женат, а во-вторых,  то что ты стала пить всякую гадость, отчего приходишь домой в ужасном состоянии. - После своих слов, он полез в карман её куртки, в котором обычно Дина хранила сигареты. Однако нашёл там только чек, в котором значился только молочный коктейль.
Дина с раздражением посмотрела на него и сказала:
 - С каких это пор ты стал рыться в моих карманах?
Валдис виновато посмотрел на неё и сказал:
 - У тебя нет сигаретки? Вчера последнюю пачку на работе пожертвовал.
 Дина улыбнулась и ответила:
 - Нет. Пришлось бросить.
Тут он виновато посмотрел на неё и спросил:
 - Почему же ты стала  приходить на работу и ходить по дому сама не своя, раз ты не злоупотребляешь вредными привычками? Ты точно не пьёшь?
Дина  же, едва сдерживая слёзы, проговорила:
-Я... не пью.  Не- Нель-з-зя мне. Это... это дру-  друг-гое. Хотя тебе, братец,  не дано этого понять...- Дина заплакала и ушла из дома. Через неделю Валдис пришёл к Николаю. Войдя в большой двухэтажный особняк, он потерял дар речи. Они с Диной, ребята из рабочей семьи даже мечтать не могли о такой роскоши. Комнаты его были светлыми и просторными. В каждой комнате была какая-то особенность. В самой большой комнате - гостиной - это был камин, в спальне - большая библиотека, а в другой спальне на лампе висел зелёный абажур.
Николай встретил его возле двери. Войдя в дом, Валдис осмотрелся и сказал:
- Знатно живёте, Волков. Мне бы так!
Николай подозрительно посмотрел на него. Во время знакомства с семьёй Дины он не называл своей фамилии. Валдис же усмехнулся и сказал:
- О ваших брачных аферах, mon ami, в нашем скромном городе не знает только ленивый. Ну, и Ваша жена.   Сколько на вашем счету таких же наивных дурочек, как моя сестра?
Николай испуганно посмотрел на него и, приглядевшись, ахнул.
- Валдис? – спросил он.
Валдис усмехнулся.
- Он самый, - сказал он и истерически засмеялся. Николай  же с пониманием посмотрел на него.
 "Он меня ненавидит, - думал он. - Но то, что Дина жила здесь было лучше, чем если бы она жила где-то ещё. Хотя бы для её малыша»
-  Да..., - продолжал Валдис, - такие люди как вы не позволят мне быть богатым. А вы, как    я вижу, снова на одни и те же грабли наступаете. Прямо скажу, Николай, вы очень меня разочаровали. Я, наивный, думал, что вы брачный аферист, а вы - элементарный бабник, ведь Дина  - простой милиционер и от неё, в отличие от ваших прежних жертв, Вам не  будет  никакой выгоды.  - После чего он окинул взглядом комнату. Богатое убранство дома продолжало его удивлять. в комнате, где он сейчас находился на стене был белый ковёр, на полу же был расстелен коричневый половик,  В центре комнаты стояла двуспальная кровать, в правом углу - находилась полка, на верхнем ярусе которой стоял телевизор, а на нижнем находился DVD. 
Николай злобно посмотрел на него
- Однако Диана уже взрослый человек и сама может решать, как ей жить, да и потом она старше… -  тут он замялся, боясь  назвать Валдиса на "ты", -…вас, Валдис
Валдис же засмеялся и сказал:
- Зато в нашей семье личными делами родных занимались мужчины. И мой долг предупредить сестру об ошибке.  Кстати, позвольте ваш документик  на минутку.
Николай хотел, было,  возразить, однако Валдис настойчиво посмотрел на него.
- В таком случае, ваша жена узнает обо всех ваших увлечениях.
 Николай нехотя полез в ящик стола и, достав паспорт, передал его Валдису и сказал:
- Смотри, как бы  к твоему легендарному шраму пары пулевых ранений в голову не прибавилось.
Валдис  усмехнулся и сказал:
- Не волнуйтесь. Я-то  фартовый. Увернусь. Вы мне на вопрос ответьте. Так где Дина? -  переспросил он.
Николай серьёзно посмотрел на него  и сказал:
- Наверху. Только я вас прошу как человека, не кричите на неё. Ей сейчас...
 Тут Валдис перебил его:
 - Николай Михайлович, я не имею привычки кричать в чужом доме, это раз, Диана - моя сестра, это два и я очень спешу это три. Да, забыл, передавайте привет семье.
 Николай кинул на него холодный взгляд. Ему как никогда было жаль Дину.



Дина же находилась в спальне. Она сидела, опираясь на подушку,  и читала. Когда же Валдис окликнул её, она оторвалась от книги, и, улыбнувшись, поздоровалась с братом. Узнав, где её вещи, Валдис открыл  огромный платяной шкаф и начал собирать сумку. Когда Дина спросила, куда ей спешить, он сердито посмотрел на сестру  и сказал:
- У папы случился сердечный приступ. Сама понимаешь, какие последствия для него могут повлечь волнения.
Дина понимающе кивнула головой.
- Однако, сестрёнка, если тебе недостаточно аргументов, - тут он достал из чёрного пакета паспорт и сказал:
- Ознакомься. Заметь, документ не поддельный.
 Открыв страницу Семейное положение и прочитав, что Николай женат, Дина усмехнулась:
- Открыл Америку, - сказала она. - В его возрасте и не жениться как-то странно. Тем более, с его женой мы немного знакомы.
Валдис холодно посмотрел на неё и сказал:
- Ну, хорошо, только учти, Алёша никогда тебе этого не простит.
Зная, что Валдис  способен на всё ради чести семьи, Дина собрала вещи и поехала домой.
Через неделю Дина почувствовала себя  плохо. Придя на работу, она упала в обморок. Валдис вызвал Скорую. Когда в больнице врач провёл осмотр, Валдис тревожно посмотрел на него и спросил:
- Что с ней, доктор?  Она будет жить?
Врач прослезился и спросил:
 - Кем она вам приходится?
 Валдис с ужасом посмотрел на него и ответил:
- Сестрой. Я младший брат Дианы.
 Врач печально посмотрел на него и сказал:
- Мужайтесь, молодой человек. Ваша сестра...
Валдис серьёзно посмотрел на него. Сейчас на душе у него было тревожно.
 - Что случилось? Что-то страшное?
Врач печально посмотрел на него.
- Доктор, - сказал Валдис, - умоляю Вас, скажите, что с Диной. Я клянусь, я готов к самому худшему. Она умрёт?
Врач прослезился и сказал:
- У вашей сестры угроза выкидыша.
Валдис удивлённо посмотрел  на него.
- Какого выкидыша? - спросил он. - Диана никому не говорила, что беременна.
Врач строго посмотрел на него и сказал:
- Когда вы навестите её, она сама вам всё расскажет.
"Тяжёлое дыхание, - вспомнил он. - Телефонные разговоры с Алёшей на повышенных тонах и, порой, нелепые отговорки, для того, чтобы не брать трубку. Обмороки, якобы от переутомления. Аскорбиновая кислота, овощи, фрукты,  отказ от копченых продуктов, строжайшая диета при её параметрах…     Вот почему она так внезапно бросила курить, уезжала на два месяца - думал он. - Вот о чём хотел сказать мне брачный аферист Волков.  Что же, в этом есть свои плюсы. Но она же ненамного старше меня. Куда же она поторопилась?".
 Выяснилось, Дина была беременна. Однако, решив, что  её  ребёнок не  будет нужен никому кроме неё, боясь большой ответственности и  позора, решила умереть.  Придя в дом Николая, она солгала его жене Елене, что серьёзно поссорилась с родителями. Та пожалела её и вышла, чтобы поставить чай. Дина же решила отравиться.
Она знала, где находятся сильнодействующие лекарства. Выпив таблетки, Дина потеряла сознание.
- Дианочка, сколько тебе ложечек сахара? - спросила Елена.
Когда ответа не последовало, она с недобрыми предчувствиями побежала в комнату. Увидев, что Дина без сознания, она сразу же побежала за нашатырным спиртом, шприцем и лекарством. Приведя девушку в чувства и узнав её историю, она горько посмотрела на неё.
 - Ты должна оставить этого ребёнка, - сказала она. - Я постараюсь тебе помочь. Ты же знаешь, где я работаю?
Дина взяла из её рук стакан и, сделав глоток, сказала:
- Знаю. Вы проводите социологические исследования.
Елена кивнула головой и сказала:
- Раз приёмный отец твоего Алёши стал его отцом, я уверена, что  он будет помогать тебе  и  твоему будущему ребёнку. А ты должна сделать так, чтобы ребёнок родился здоровым.
 Дина решительно посмотрела на Елену. Она была готова на всё, чтобы воспроизвести на свет здорового ребёнка. Та же перечислила свод правил:
 Первое (самое главное)бросить курить;
 Второе: не употреблять алкоголь
 Третье: избегать конфликтов, волнений;
 Четвёртое: не поднимать тяжёлых предметов;
 Пятое: Не употреблять а пищу острых блюд; есть больше  овощей и фруктов;
 Шестое: Больше находиться на свежем воздухе;
 Седьмое: Избегать шумных мероприятий;
 Восьмое: взять отпуск, чтобы немного отдохнуть (желательно временно уехать из города). 
 Дина же усмехнулась и сказала:
 - Елена Николаевна, хоть это очень сложно, я сделаю всё, как вы сказали.

 Через месяц, на свет появился сын Дины  Рома.  Через три дня после его появления в больницу приехал приёмный отец Алексея Вадим Васильев. Увидев малыша, он только лишь покачал головой
"Алёшины глазёнки, - думал он.- Вылитый мой сын в детстве"
После чего он спросил
- А как же его мать?
Врач горько усмехнулся и сказал:
- А его мать совсем ещё девчонка. Она сама ещё ничего не понимает. Да и потом, она два дня после рождения малыша была без сознания. После того, как малыш появился на свет, её, в тяжёлом состоянии, перевели в реанимацию. Спустя несколько дней её выписали. Девушку забирал отец
Вадим серьёзно посмотрел на врача и сказал:
- Будьте уверенны, я ещё найду его отца и поговорю с ним.  Этот тип заслуживает долгого и не самого приятного разговора за то, что оставил женщину, подарившую миру такое чудо.  Вы только назовите мне его имя.
Врач же откашлялся и сказал:
- Его отца зовут Алексей Васильев.
Вадим пять минут простоял в оцепенении
" Значит, вот как оно, получается  - думал он, - То-то я смотрю, как две капли воды...   Но как  он мог? - думал он, - Они же сами ещё дети. Эх, Алёша, сын, что же ты наделал, парень! Видно это мой долг - воспитать ещё одного сына"
Когда Вадим готовился к отъезду, на пороге палаты появился Валдис. Вадим настороженно посмотрел на него:
  - Вы кто? - спросил он.
Валдис серьёзно посмотрел на него.
- Брат Дианы и дядя малыша, - сказал он дрожащим голосом. - А вы, кажется, были приёмным отцом  Алёши Королёва - друга моей сестры?
Едва Вадим услышал  слово "были", как ему захотелось ударить его. Однако он смог сдержаться.
 "В конце концов, он где-то прав, - подумал он. - Ведь Алёша получил серьёзную травму, потерял много крови. И ещё неизвестно, не будет ли рецидива. Господи, хоть бы не было!".
 Ему ничего не оставалось, как кивнуть головой. После чего сказал:
- Разрешите представиться Вадим Павлович Васильев.
Валдис же холодно посмотрел на него и спросил:
- И вы думаете, Вадим Павлович, что Вам доверят одному воспитывать чужого ребёнка?
 Вадим посмотрел на него спокойно и сказал:
 - Во-первых, я буду воспитывать его вместе с женой. А во-вторых, этот ребёнок мне вовсе не чужой. Он сын очень близкого мне человека.
 После этих слов Валдис прослезился.
"Почему я всё время совершаю такие непоправимые ошибки? - подумал он. -  Видно, так будет лучше. Жене моей нужно воспитывать нашего сына, мне - делать карьеру. А Дина... Да, моя сестрёнка и так подавлена. Ну а наши родители нас-то с трудом поставили на ноги. Будь, что будет".
Однако усмехнувшись он сказал:
 - Но ведь Вы ещё не совсем старый мужчина. У Вас могли бы быть свои дети.
 Вадим серьёзно посмотрел на него и сказал:
- Дело тут вовсе не во мне. У меня, к Вашему сведению, есть сын и младшая дочка. Дело в том, чтобы малыш попал в надёжные руки. А Ваша сестра была без сознания, когда я хотел навестить её.
 У Валдиса на глазах появились слёзы. Он встал и сказал только одно:
 - Вы правы.
Так ребёнок Дины оказался у приёмного отца.
Когда Валдис сел в машину, Дина, сидящая на переднем сидении, спросила:
 - Что случилось с моим сыном, братишка?
Валдис злобно посмотрел на неё.
- Не смей меня так называть! - сказал он. - Ты мне больше не сестра. Моя сестра не могла оставить своего маленького ребёнка в роддоме.   И что бы ты не говорила, я завтра же заберу  племянника и буду  воспитывать его  с Ксенией.  Пусть тебе будет стыдно.
Дина раздражённо посмотрела на брата. Ведь её разлучили с малышом сразу после  появления последнего на свет. В тот момент, когда Дина была без сознания.
 Валдис  завёл машину, и они поехали. Когда же они подъехали к светофору, Валдис почувствовал, что  не может притормозить. Когда он признался в этом  сестре, Дина добродушно со слезами на глазах посмотрела на него.
- Я  тебя очень люблю, братишка, - сказала она. - А ты меня любишь?
Он усмехнулся и сказал:
- Люблю. А что?
Дина решительно посмотрела на брата. Затем попросила его подъехать к обочине, где находился газон. Когда Валдис выполнил просьбу сестры, Диана открыла дверь и вытолкнула его из машины.
"Потом сам же мне спасибо скажешь", - подумала она и пересела за руль.
Проехав метров пять спокойно, вдруг она заметила  синий "Москвич". Она решила свернуть, но, свернув, сразу же врезалась в столб.
В результате аварии Дина получила серьёзную черепно-мозговую травму и два дня пролежала в крайне тяжёлом состоянии. Когда же она пришла в себя, возле неё сидела Ксения и плакала.
- Алёши ТАМ нет, - сказала Дина слабым голосом, - и Паши - тоже. Вы меня... обманули... Пашин табельный пистолет...
  Ксения подняла голову. Увидев Дину, она обняла её и сказала:
- Как же ты нас напугала. Твои родители и Валдис ночами тут дежурят. А кто такой Паша? И причём тут табельный пистолет?
Дина серьёзно посмотрела на неё и ответила:
 - Васильев Павел Михайлович. Наш коллега. Эксперт-криминалист. Пистолет был при нём
Ксения с испугом взглянула на Дину. Дина же посмотрела на невестку добродушно.  Сейчас эта девушка в белом халате, казалась Дине незнакомой молодой медсестрой.
 Улыбнувшись, она сказала:
 - Что же вас сразу ко мне направили? Так у вас отобьют охоту к  нужной профессии
 Ксения с недоумением посмотрела на неё и спросила:
 - К какой профессии? Ты что?
 Дина же добродушно посмотрела на Ксению и сказала:
 - Успокойтесь, пожалуйста. У меня у самой мама - медицинская сестра.
 Услышав эту фразу, Ксения улыбнулась. Если Дина вспомнила, что её мама - медицинская сестра, значит, она не всё забыла.
  Дина добродушно посмотрела на подругу и сказала:
- Вот увидите, всё образуется. Серьёзных повреждений у меня нет. Только голова немного болит и живот, словно резали...  Кстати, сестра, передайте врачу, что я пришла в себя. Только очень плохо себя чувствую.
У Ксении слегка отлегло от сердца. Голова у Дины могла болеть после аварии, а  живот - после кесарева сечения. Однако, услышав о состоянии Дины и понимая, что она, её не узнаёт,  Ксения  испуганно посмотрела на Дину. Затем похлопала её по щекам и сказала:
 - Я не медсестра. А ты что совсем меня не помнишь?
 Дина с непониманием посмотрела на неё и сказала:
 - Простите, нет.
Взгляд Ксении стал серьёзным. Было видно, что она хочет расплакаться. Однако она решила, во что бы то ни стало, восстановить память Дины. И убедиться, что Дина не притворяется.  Ведь после того как  Алексей был объявлен погибшим, Дина ни раз признавалась ей, что хочет всё забыть. И что жизнь без любимого ей кажется сном, а то и вовсе чужой жизнью и пустым существованием.
 - Я, - сказала она Дине, - твоя невестка. Я - жена твоего брата.
 Дина вопросительно посмотрела на неё и спросила:
 - А что у меня есть брат? Быть этого не может. Я не помню и не знаю никакого брата.
 Ксения испуганно посмотрела на неё. После чего начала бить её по щекам. Тут Дина сделала вид, что ей плохо и сказала:
 - Как вы мне все надоели! У меня уже язык устал повторять одно и то же: я вас не знаю. Ни вас, ни тех, кто называет себя моими родителями и моим братом, ни тех, кто просто вызывался для чего-то мне помочь. Оставьте, пожалуйста, меня и мой бедный мозг в покое.
 После этой фразы она нажала на кнопку экстренного  вызова. К ней тут же подошла дежурная медсестра женщина лет 29 с добрыми карими глазами, острым носом, тонкими губами и короткими тёмными волосами, одетая в белый халат, тёмные брюки, кремовые чулки и коричневые полуботинки. Она рассеянно посмотрела на неё и на Ксению и сказала:
 - Извините, я очень устала и хочу спать. И прошу вас, пожалуйста, больше не мучайте меня. Здесь больничная палата, а не пыточная камера.
 Эту фразу она произнесла настолько серьёзно, что Ксения едва сдержала слёзы. Дина же рассеянно посмотрела на медсестру и сказала:
 - Передайте, пожалуйста, девушке, что на сегодня посещения закончены.
 Медсестра вежливо попросила Ксению уйти. Ксения встала и сквозь слёзы проговорила дрожащим то ли от волнения,  то ли от возмущения голосом:
- Ты... всё... вспомнишь! Ты долж-жна... Т-ты обязана... Ладно, я пойду, меня семья ждёт. Если ты что-нибудь вспомнишь, пожалуйста, позвони маме, мне или Валдису.
После этой фразы Ксения  прослезилась и вышла из палаты и лишь в коридоре, она позволила себе разрыдаться.
 Ночью Дина проснулась оттого, что кто-то позвал её сквозь сон. Она открыла глаза и увидела  Алексея. Она злобно взглянула на него и спросила уставшим голосом:
 - А вы кто такой?
 Алексей серьёзно посмотрел на неё. Он ясно слышал слова врача, сказанные в приёмной:
"Нет никаких гарантий, что она вспомнит вас. Ведь она не помнит даже своих родных, а вы ей кто?"  На что он ответил, что он человек, который поможет ей вспомнить если не всё, то хотя бы что-нибудь.
 "Ты всё вспомнишь, - думал он. - Прямо сейчас. Если ты меня любишь, конечно".
 Тут он снял медицинский халат, взял с тумбочки ножницы и достав из  пакета вишнёвый и томатный соки, пролил несколько миллилитров себе на рубашку. После чего достал из пакета красную гуашь, которую взял, вызвавшись помочь коллегам нарисовать плакат для спортивной школы, добавил в неё воды и промыл ей ножницы, после чего упал, и сказал:
 - Прости меня, Диана.
 Увидев на одежде "незнакомца" те же самые пятна, что были у трупа на фотографии,  Дина вскрикнула. Встав и подойдя к нему, она ударила его по щекам и сказала:
 - Перестаньте, пожалуйста, мне очень страшно.
 Когда Алексей не отреагировал, Дина вскрикнула и упала в обморок.
 "Немного переиграл, - подумал он. - А ведь хотел как лучше".
 Он ударил Дину по щекам и сказал:
 - Госпожа Розите, вставайте. Не бойтесь.
 Дина открыла глаза, улыбнулась и сказала:
 - Алёша. Живой. Живой мой Алёшенька.
Алексей подтвердил это. Она же ласково улыбнулась и сказала:
 - Доброй ночи, граф. Что вы здесь делаете так поздно?
 Алексей взглянул на неё сквозь слёзы и сказал:
 - Я навестить тебя пришёл. Кстати, как ты себя чувствуешь?
 Дина взяла его за руку и сказала:
 - Хорошо, только я очень скучаю по тебе. Пожалуйста, забери меня отсюда.
 Алексей улыбнулся и сказал:
 - Я обещаю тебе, милая, я заберу тебя. Только ты потерпи немного.
 Дина кивнула головой и уснула. Алексей же оставил на тумбочке пакет с апельсинами, который принёс для неё и свою фотографию в рамке, где он был изображён в синей рубашке, белых брюках, белых носках и коричневых ботинках, поцеловал её в щёку и вышел.
 Ночью Дине приснился сон. Будто она пришла в какой-то богато убранный дом, где увидела Алексея, одетого в синюю футболку, светлые брюки, белые носки и коричневые полуботинки  и  как две капли воды похожего на него маленького мальчика в серой футболке и синих джинсах.  На ногах  у него были белые носки и светло-коричневые ботинки.  Они куда-то звали  её, однако она не смогла сдвинуться с места и смогла проговорить только одно:
 «Я должна вас найти, и я найду вас. Обещаю».
 Тут сквозь сон она услышала чей-то разговор. Надев свой зелёный халат, она  подошла к двери палаты и, приоткрыв её, увидела стройного темноволосого мужчину лет 36 с карими глазами, острым носом и тонкими губами, одетого в белую рубашку, чёрный костюм, белые носки и чёрные ботинки. Он о чём-то договаривался с врачом. Тут она ясно услышала вопрос, заданный тревожным голосом:
 - Пётр Эдуардович,  скоро ли к ней вернётся память?
 Врач серьёзно посмотрел на него и сказал:
 - В принципе, память к ней  давно уже вернулась. Тут другое.
 Собеседник вопросительно посмотрел на  врача  и спросил, едва сдерживая слёзы в голосе:
 - Что именно?
 Врач посмотрел на него холодным каменным взглядом и сказал:
 - Она не хочет жить.
 Услышав эти слова, мужчина вздрогнул и спросил:
 - Ну а когда я смогу её навестить? Я обещал сыну. Да и поговорить нам нужно
 Врач откашлялся и сказал:
 - Понимаете, Вадим Павлович, теперь это зависит от неё.
 Мужчина, стоявший напротив пристально посмотрел на него и спросил:
 - В чём же дело? Если в деньгах, вы только скажите, сколько нужно.
 Врач печально посмотрел на него и сказал:
 - Деньги не помогут. Ей сейчас нужен покой. Тогда она потихоньку пойдёт на поправку и  всё вспомнит.
 Дина легла на кровать и, закрыв глаза, думала:
 "Как же можно всё вспомнить, когда лежишь в полной тишине? Ведь только после посещения Алёши я вспомнила хоть что-то из своей жизни".
 Погрузившись в свои раздумья, через полчаса она крепко заснула. Даже не услышав, как Вадим попросил врача передать ей посылку. 
 Когда она проснулась утром, Ксения уже ожидала её пробуждения.
 - Ксения? - спросила она. - Ну, конечно же, Ксюша Розене, моя невестка и жена моего брата.
 Ксения улыбнулась и кивнула головой. Дина же  добродушно посмотрела на Ксению и сказала:
 - Ты не представляешь, дорогая моя, как я рада тебя видеть.
 Ксения крепко сжала её руку и ответила:
 - Я тоже очень рада видеть тебя, моя хорошая, в добром здравии, с хорошей памятью и в прекрасном настроении.
 Тут Дина посмотрела на неё серьёзно и спросила:
 - Почему же вы все меня два месяца обманывали? Алёша жив. Сегодня он был здесь.
 Ксения улыбнулась и сказала:
 - Конечно, я всё понимаю. Ты любишь его и тебе кажется, будто он жив, но увы, тебе это приснилось. Не более.
 Вначале Дина улыбнулась, потому как была уверена, что Алексей жив. Она сразу же указала на три пакета с апельсинами и спросила:
 - А это откуда? Ведь ни Вы, госпожа Розене, ни родители, ни Валдис никогда не приносили мне апельсинов.
 Ксения задумалась. Они действительно не носили ей апельсинов. В основном их посылки состояли из книг, шоколада и яблок. Они не знали, насколько сильно Дина любила апельсины.
 Однако спустя пару минут, она придумала, что ответить.
 - Апельсины тебе передал отец Алёши, - сказала она.
Дина серьёзно посмотрела на Ксению и спросила:
 - Но почему же тут три пакета? Ведь отец Алексея мог ограничиться и одним.
 Ксения задумчиво посмотрела в окно. Вдруг она заметила на улице высокую женщину лет сорока cо светлыми глазами, острым носом, тонкими губами и светлыми волосами, одетую в серый плащ, синий свитер, синие джинсы, белые чулки и серые туфли. Тут женщина  обернулась и печально посмотрела в сторону окна палаты, в которой находилась Дина. Ксения улыбнулась, как бы говоря:
 "Нелли Сергеевна, она пришла в себя".
 Тут она обернулась в сторону Дианы и сказала:
   - А два пакета тебе передала его мама. Кстати, она ещё передала фотографию Алексея.
 Дина злобно посмотрела на неё и сказала:
 - Всё равно я тебе не верю. И грош - цена твоим доказательствам.
 Тут Ксения достала из сумки справку, подтверждающую её слова. Дина же отвернулась и сказала:
 - Значит, всё это мне действительно приснилось.
Тут Дина вопросительно посмотрела на Ксению и сказала:
 -Валдис заходил в родильный дом для того, чтобы забрать моего ребёнка.
Тут Ксения вздрогнула. Она никак не ожидала, что Диана вспомнит ещё и про сына. "Сегодня явно день потрясений", - подумала она
 На её глазах  появились слёзы. Дина же вопросительно посмотрела на неё:
 - Где мой малыш? - спросила она.
 Ксения расстегнула сумку и вытащила справку, в которой говорилось о смерти ребёнка вследствие асфиксии, вызванной врождённым заболеванием лёгких.
Когда Дина прочитала её, она встала и, подойдя к стене, прижалась к ней и крикнула:
 - Врачи же говорили, что малыш родился здоровым! Они же сами... отговаривали меня... - Она упала на ближайшую тахту и градины слёз покатились по её лицу.
 Ксения заботливо посмотрела на неё и сказала:
 - Ну, не волнуйся. У тебя будут другие дети.
 Дина истерически засмеялась и сказала.
 - Это же был сын Алёши Королёва.  Единственного человека, которого я любила.
 Ксения испуганно посмотрела на неё. Ей казалось, что ещё немного и Диана сойдёт с ума. Боясь за судьбу и за жизнь  Дины, она попросила психиатров  присмотреть за ней.

       Поэтому Дина строго и, в то же время с упрёком посмотрела на Валдиса и подумала:
" Несмотря на то, что,  боясь вашего с родителями гнева,  я  потеряла  единственного человека из своей прошлой счастливой жизни, я люблю тебя. Я же понимаю, что ты погибнешь без меня, бедовая голова. А тебе умирать нельзя. Ты совсем недавно стал отцом".
       Вслух же она сказала:
       - Братишка, нельзя идти вперёд, постоянно задрав голову - обязательно познакомишься со столбом.
       Сергеев с улыбкой и со слезами на глазах посмотрел на девушку, которая мысленно просила его отправить её вместе с её неосторожным братом, однако отказать ей не мог. Ведь они с Валдисом два года назад потеряли отца - знакомого Сергеева по академии Миколаса Розиса, погибшего, между прочим,  от рук этой банды.  После смерти Миколаса мать Валдиса и Дины Элина  Романовна Розене собралась, было, прятаться с детьми, но была тяжело ранена при обстреле их машины.
       Сейчас её жизни ничего не угрожало, однако, дабы предотвратить новое покушение, её решено было спрятать на загородной даче друзей Миколаса.
       Вот почему Сергеев с восторгом, и в то же время с какой- то жалостью посмотрел на Дину.
       - Дина, - сказал он,- бог с тобой, дочка. Я просто очень за тебя боюсь. И за Валдиса тоже. И будь на твоём месте моя дочь Полина, для которой моё слово ещё что-то значит, я бы был против. А ты поступай как велит холодный разум, так как сердце у милиционеров грубеет.

Тут его глаза обратились в сторону человека, сидящего по левую руку от Дины и смотрящего на девушку глазами полными восхищения. Он улыбнулся и сказал:
-Andrew, you must go with them. These children are very brave and you must...
Эндрю Савентон откашлялся и сказал:
- I am agreeng
На прощание пожал всем троим руки и сказал:
-Берегите себя, ребята. Святая бесстрашная троица.
Эндрю серьёзно посмотрел на него и сказал:
- Игорь Петрович, я клянусь вам, я уберегу Диану и Валдиса...
Сергеев хотел, было, сказать, что Эндрю сам находится на краю, как Эндрю улыбнулся и сказал:
- ... а для того, чтобы убить меня, у них руки коротки.
Сергеев улыбнулся и сказал:
- Все свободны кроме Розисов и Савентона.
Сотрудники, устало, улыбнувшись, встали со своих мест и направились по своим делам. Дина, Эндрю и Валдис попрощались со всеми. После того, как все остальные разошлись, Дина вопросительно посмотрела на Сергеева и спросила:
- А что же нам делать?
Сергеев строго посмотрел на неё и сказал:
- Прежде всего, Розите, никакой самодеятельности. Я тебя знаю. Береги себя и  брата.  А это вам на всякий случай.
Он достал три железных  кулона, со встроенным прослушивающим устройством и передал их своим бесстрашным подопечным. После этого он полез в ящик письменного стола, и, достав оттуда шкатулку, открыл её и, взяв оттуда небольшую стопку денег, передал их Эндрю и сказал:
- Товарищ старший лейтенант, здесь ровно двадцать тысяч. Возьмите, это вам необходимо.
Дина пыталась, было, что-то возразить, но Сергеев лишь строго посмотрел на неё, и она отступила.
"В конце концов,  с моим братцем ничего не возможно предугадать", - решила она.

Тут Сергеев, заметив уставший взгляд Дианы, добродушно посмотрел на неё и сказал:
- На сегодня вы свободны, - после этого он прослезился. Увидев слёзы на глазах Сергеева, Валдис спросил:
- Игорь Петрович, что с вами? Неужели вы не уверены в нас?
Сергеев с грустью посмотрел на него и сказал:
- Эх, Валдис, Валдис, молод ты ещё. Знай, вам нужно быть осторожными. Ведь живым от Стаи не уходил никто. Даже тот, на кого я возлагал огромные надежды.
Понимая, что Сергеев имеет в виду Павла, Дина прослезилась. Ведь около четырёх лет прошло  с того дня, как Сергеев сообщил ей о том, что Павел пропал без вести.

Был уже месяц, как Дина серьёзно поссорилась с Павлом и, забрав вещи. переехала к родителям. Однако Павел всё же настоял на праве иногда звонить Дине и забирать её с работы, если она будет задерживаться.

Тот день был именно таковым. Дина задержалась в управлении, разбирая архивные документы. Спустя несколько минут,  она поставила телефон на громкий сигнал, а спустя четверть часа на вибровызов.
Однако долгожданный звонок прозвучал через полчаса. Даже не взглянув на экран телефона, Дина  схватила трубку и крикнула:
- Наконец-то, Васильев. Я уже начала волноваться. У тебя совесть есть? Мне не хочешь звонить, хотя бы маме своей позвони. Она волнуется куда больше чем я.
В трубке молчали и даже был слышен мужской тяжёлый вздох. Тут она услышала голос Игоря Петровича:
- Диана, это я.
Дина присела и взглянула на экран. Поняв, что ошиблась она спросила:
- А вы не знаете где Пашка оставил  свой телефон? Я не могу до него дозвониться
 Тут голос Игоря Петровича тихо произнёс:
 - Значит ты ничего не знаешь о местонахождении Павла?
 Дина глубоко вздохнула и сказала:
 - Павел в клубе "Океан" на задании. А что случилось? Хотя, знаете, - тут её голос стал злее, - можете не говорить. Мне нет никакого дела до этого  казановы.
В трубке послышалась тишина. Дина  же усмехнулась и сказала:
 - Ладно, я перезвоню. - После этого она набрала номер Павла.  Через несколько минут голос Валдиса сказал:
 - Павел Михайлович, я, кажется, говорил кому-то, чтобы он ни о чём не просил  мою сестру. Могли бы с городского позвонить, чтобы телефон найти. И что это за шоу со сломанным телефоном?
Дина присела, после чего откашлялась и сказала:
 - Во-первых, это я, Диана. Во-вторых, Паша никогда меня ни о чём, не просил. А в-третьих, где ты взял Пашин телефон?
 Валдис усмехнулся и сказал:
 - Обломки телефона нашего дамского угодника валялись в гараже возле клуба "Океан".
 Помолчав пять минут, Дина сказала:
 - Паша в отличие от многих из нас крайне бережно относится к своим вещам. Он не стал бы подбрасывать сломанный мобильный телефон в гараж сомнительного заведения, если бы всё было в порядке.
 После своих слов Дина вздрогнула. Ей казалось, что земля уходит из под ног.
 "Нет, - подумала она, - только не Павел. Ведь даже несмотря на то, что мы расстались, мы не перестали быть друзьями".
 Тут Валдис усмехнулся и сказал:
 - Когда дело касается женщин, не грех пожертвовать даже самым дорогим телефоном.
Тут Дина откашлялась и, схватившись за стул, сказала:
 - Перестань сейчас же клеветать на него. Это по твоей инициативе его направили на задание в этот клуб.
Предчувствуя недоброе, Дина стиснула угол стола. После чего, глубоко вздохнув, спросила дрожащим голосом:
 - Ты, случайно, не знаешь, где Паша? Только не заставляй меня волноваться! Ты сам говорил, что мне вредно. Валдис, - тут в её голосе появились слёзы, - ты слышишь меня, Валдис?!
 После этих слов последовала десятиминутная пауза. Валдис действительно знал очень мало. Только то, что когда оперативная группа прибыла в клуб, Павла там уже не было. 

Пройдя в клуб, Валдис крикнул:
 - Павел Михайлович, может быть, нужна помощь?
 Последовавшая за этим тишина всерьёз его напугала.  Он прошёл в клуб, откуда только что увели задержанных, и спросил:
 - Паша, Вы здесь?
 Ответа снова не последовало. Предчувствуя недоброе, он последовал дальше, пока лицом к лицу не столкнулся с охранником. Допросив его, он узнал, что два часа назад в клубе была драка.
 "Провокация, - подумал Валдис, - хоть я его и не люблю, но вынужден признать, что Павел Васильев крайне мирный человек. И первым на конфликт не пойдёт"
 С ужасом осознав, что Павла нет в клубе, Валдис серьёзно сказал:
 - Теперь осталось дело за малым. Найти Павла Васильева любой ценой.
 После чего Илья Скворцов, молодой человек лет двадцати с серыми глазами, острым носом, тонкими губами и светлыми волосами, одетый в серый китель, белую рубашку, белые брюки и обутый в белые носки и жёлтые ботинки, заметил:
 - А если он убит мы ей так прямо и скажем?
 Валдис окинул его холодным взглядом и сказал:
 - В следующий раз, вместо того, чтобы нарядиться на работу подобно Павлу Васильеву, мозги не забудь. Они здесь нужнее. Ты прекрасно знаешь, что моя сестра ждёт ребёнка. Мы должны найти Павла живым. Или же, убедившись в обратном, действовать по обстоятельствам. Например, скажем, что он получил касательное ранение.
 Спустившись в подвал, Валдис сначала почувствовал  сладковатый запах эфира, затем ощутил какую-то неведомую доселе резь в глазах.  Затем у него начался продолжительный кашель После того, как кашель прекратился, он  крикнул:
 - Илья, срочно позови экспертов! Необходимо взять пробу воздуха. И дай мне, пожалуйста, сигаретку. У меня какие-то нехорошие предчувствия.
 "Кислота и эфир, - мелькнуло у него в голове. -  Кислота, скорее всего, серная. Видимо, Васильев узнал что-то очень важное и его вначале усыпили, а затем устранили, как ненужного опасного свидетеля".

Тут его отвлёк голос Ильи:
- Вам, возможно, нельзя курить. У Вас кашель нехороший. Похоже, астматический. А потом, о Вове подумайте
Валдис усмехнулся и сказал:
 - Во-первых, у нас с Дианой здоровье маминой стороны. Элина Розене происходила из семьи врачей Вавиловых - уроженцев Бийска. А во-вторых, Володя отлично знает, что его отец - милиционер и может пострадать в любой момент. И в-третьих, дай мне наконец сигарету.
 Илья нерешительно полез в карман. Достав сигарету, он протянул её Валдису. Тот взял Илью за руку и, когда они вышли, сказал:
 - Лишний мусор на месте преступления ни к чему, а не курить я не могу. Я даже боюсь представить, что будет с Дианой, когда она узнает о том, что напрасно ждёт Павла Михайловича.
 Прибывшие на место эксперты подтвердили предположения сержанта Розиса. В подвале была разлиты эфир и серная кислота.
"Блеф, - решил он, - просто кто-то решил меня запугать. Но у них ничего не выйдет. Во-первых, потому что  этот казанова и педант с невинным обликом милиционера мне самому не по нраву, а во-вторых, потому что я ничего не боюсь. А Дине мы поможем во всём". 
  Его мысли прервал голос Ильи:
 - Валдис Миколасович, это случайно не его телефон?
 Валдис обернулся и увидел аккумулятор и обломки телефона Павла. Он улыбнулся и сказал:
 - Скворцов, ты даже не представляешь, что ты нашёл. Теперь Павел волей-неволей найдётся. Ведь он очень дорожит своими вещами. - После этого он собрал телефон Павла.
 Когда же Валдис увидел недалеко от трупа резиновые перчатки, он закусил губы до крови. В тот момент он действительно не понимал, что делать. После того, как он отошёл от шока, он сказал:
 - Илья Сергеевич, не в службу, а в дружбу, достаньте, пожалуйста, из моей сумочки фонарик. Не может быть, чтобы здесь больше ничего не было.
 Илья Скворцов же не испытывал  подобного энтузиазма. С тревогой посмотрев на Валдиса, он сказал:
 - Валдис Миколасович, мы всё равно больше ничего не найдём. Пойдёмте отсюда. У меня уже аллергия на данную обстановку.
 Валдис обернулся и сказал:
 - По возвращении в отделение подашь рапорт, сдашь оружие  и положишь удостоверение на стол Сергееву, неженка. Ты знал куда шёл. Диане сейчас вообще нельзя быть на работе, однако она знает, что сейчас важнее именно служба.
 Тут его окликнули. В нескольких метрах от клуба стояла служебная синяя Волга Павла. Когда Валдис с оперативниками   подошли к машине, они увидели бездыханное тело стройного светловолосого молодого человека, одетого в синий китель, белую рубашку,чёрные брюки и обутого в белые носки и коричневые ботинки. Лицо его было укрыто синим носовым платком Павла. Неподалёку от машины лежало ещё одно тело - мужчины лет 40 с чёрными глазами, острым носом, тонкими губами и тёмными волосами, одетого в чёрный фрак и белую рубашку и обутого в белые носки и чёрные полуботинки.
 Он сел в машину и достав документы из нагрудного кармана кителя, сказал:
 - Старцев Денис Робертович 1992 года рождения. Причина смерти пулевое ранение в голову. Только почему-то на нём китель Павла Михайловича. И лицо погибшего было укрыто его платком.
 Тут он услышал тихий вибровызов.

 Поэтому, чтобы не пугать сестру, которая уже несколько минут повторяла его имя на повышенных тонах, он сказал первое, что пришло в голову:
 - Тебе лучше знать, где твой плейбой прохлаждается.
 Дина глубоко вздохнула и ответила:
 - Во-первых, нечего на зеркало пенять, коли рожа кривая, а во-вторых, никогда не смей так говорить про него. Он намного лучше тебя. И я его любила. Как друга.
 Поняв, что Валдис  ничего не знает о местонахождении Павла, она перезвонила Игорю Петровичу. Когда  тот взял трубку, Дина сказала:
 - Странно, телефон Павла почему-то у Валдиса. Ничего не понимаю. Они же ненавидят друг друга.
 После чего Сергеев сказал:
 - В таком случае, лучше присядь.
 Дина усмехнулась и сказала:
 - Да в чём дело, наконец. Я совершенно не против того, чтобы Паша нашёл себе кого-нибудь. Я сильная, переживу.
 Однако она даже не замечала, как стала заикаться. Глаза наполнились слезами. Её руки задрожали так сильно, что она едва не выронила телефон. После чего она почувствовала резкую боль в области поясницы. Сергеев же сказал тихим голосом
- Дина, будет лучше, если ты узнаешь это от меня, чем  от своих родных. Я понимаю, Павел был тебе как брат, даже более чем, ты очень дорожила им... В общем, эксперт-криминалист Павел Васильев...
Дина сразу поняла, что хотел сказать майор Сергеев. Ведь он никогда не называл ни должности, ни звания подчинённых всуе. Однако, сдержавшись, спросила:
 - Когда приезжать для того, чтобы  проводить его в последний путь? Куда?
 В трубке снова послышалось молчание. Дину это окончательно вывело из себя.
 - Товарищ майор, Игорь Петрович, - сказала она, - я, конечно, очень виновата перед Пашей. Но я хочу искупить свою вину. С ним нужно проститься по-человечески.
 Тут голос Сергеева холодно произнёс:
 - Для этого Павла нужно сначала найти. Жаль, зацепиться не за что. Валдис и Илья Скворцов нашли только телефон и резиновые перчатки. 
Дина испуганно вскрикнула "А Пашин табельный пистолет?!" и, не дождавшись ответа,  упала без чувств. Она очнулась через полчаса оттого, что сидящая возле неё мать укрыла её лицо носовым платком, смоченным нашатырным спиртом. Когда мать заметила, что Дина пришла в себя, она обняла её и сказала:
- Слава Богу!
Дина взглянула на неё сквозь слёзы и проговорила:
- Что со мной было? Голова что-то болит. И спина.
Мать серьёзно посмотрела на неё и сказала:
- Ты была без сознания. Я разговаривала с Игорем и узнала, о том, что случилось с Павлом. Но поверь, это не самое страшное.
Дина злобно взглянула на неё и спросила:
- А что может быть страшнее? С ним могли сделать что угодно.
Мать серьёзно посмотрела на неё и сказала:
- Он жив, а это главное. Ты же сама в бреду повторяла: " Найдите, пожалуйста, Пашин табельный пистолет. Пока вы  не найдёте табельный пистолет, я ни за что не поверю, что он убит". А пистолет Павла так и не нашли.   
Тут Дина взглянула на мать с недоверием и спросила:
- А если мы обе неправы? У него же осталась мама… Его же могли убить, а потом растворить в кислоте.   Ты совершенно не  знаешь людей, благодаря которым он пропал.
 Тут Элина вздрогнула, подозревая, что Дина имеет в виду Валдиса. Когда она осторожно поинтересовалась об этом у Дины, она лишь отрицательно покачала головой и, попросив у матери воды  и сделав маленький глоток, сказала:
 - Валдис хоть и недолюбливал Пашу, но смею тебя заверить, твой сын тут совершенно не при чём. Он не стал бы прятать и тем более убивать человека. И, потом, мама, ты сама прекрасно знаешь, что Розис-младший не умеет хорошо стрелять.
 Элина с непониманием посмотрела на дочь и спросила:
- А  что, ты  знаешь тех людей?
Дина кивнула головой и, поднявшись, полезла в карман куртки. Достав маленький чёрный диктофон, она  нажала на кнопку воспроизведения записи и протянула  его матери. Фразы, произносимые на том конце  телефона, были еле слышны, однако, спустя минуту, чужой голос ясно произнёс последнюю фразу:
- Подумайте, Павел. Всё-таки, у Вас есть люди, которые Вам дороги.
Спустя несколько минут, голос Павла раздражённо сказал:
 - Хорошо. Если Вы мне гарантируете, что это не затронет жизни, здоровья и спокойствия моих близких, я согласен на вас работать.
Тут Дина почувствовала неведомое ранее ощущение пустоты. В глазах у неё потемнело, и она произнесла:
 - Мамочка, дай мне, пожалуйста, водички похолоднее. И принеси, пожалуйста, мою курточку. Там у меня в кармане аскорбинка в таблетках.
 Элина поспешила выполнить просьбу дочери. Однако, когда она пришла она с ужасом обнаружила Дину без сознания.
Через некоторое время приехала "Скорая".  Спустя несколько часов, пожилой врач обратился к Элине.
 - Сейчас Вашу дочь опасно оставлять одну. Дело в том, что мы сделали всё, что могли, но...
 Не дослушав его Элина побежала в палату, где находилась Дина. Войдя, она увидела дочь, равнодушно глядящую в потолок. В глазах у неё застыли слёзы.
 Увидев, что дочь в сознании, Элина радостно вздохнула. Когда Дина ответила ей безразличным взглядом  Элина подошла и испуганно посмотрела на неё.
 - Диана Розите, Дианочка, Дина, Диночка, девочка моя, ты меня не узнаёшь? - спросила она. - Это я твоя мама!
 Дина улыбнулась через силу и сказала:
 - Я вижу, мамочка. И что за пустяки? Как я могу тебя не узнать?
 Элина облегчённо вздохнула и сказала:
 - Я так рада, дорогая, родная, хорошая моя, что ты жива.
 Дина посмотрела на неё пустым взглядом и сказала:
 - Жива. Только видеть никого не хочется. А у меня перед глазами постоянно мелькают какие-то странные люди в белых халатах, женщины с маленькими детьми. А я почему-то здесь совсем одна. Мне очень холодно. И ещё мне очень хочется спать. Пожалуйста, оставьте меня в покое.
 Элина сразу всё поняла и нажала кнопку экстренного вызова. Прибежавшая постовая медсестра сделала Дине укол и она заснула.

 На следующий день Элина снова заметила уставший и раздражительный взгляд дочери.
- Как ты себя чувствуешь, милая? – спросила она.
 Дина равнодушно посмотрела на на мать и ответила:
 - А как я могу себя чувствовать? Я теперь никому не нужна. У меня ничего не осталось: ни семьи, ни работы... А с моим единственным другом случилось такое несчастье. Мамочка, прошу, скажи отцу, чтобы он хотя бы попытался найти его.
 У Элины выступили слёзы на глазах. Дина посмотрела на неё с раздражением и сказала:
 - А вот этого не надо! Рано вы все его оплакиваете. Рано!
 Тут её раздражённый взгляд сменился усталым и равнодушным и она спросила:
 - У тебя случайно сигаретки нет?
 Мать с тревогой посмотрела на неё. Дина же продолжила:
 - Просто некоторые бывалые мамаши, бывшие в моём состоянии, говорили, что курение снимает стресс после потери ребёнка.
 Элина посмотрела на неё.  Дина сквозь слёзы посмотрела на мать и сказала:
- Помнишь, месяц назад я покупала пелёнки, конверт, кроватку и распашонки?
Элина кивнула головой. Дина же  посмотрела на неё глазами полными слёз и сказала:
 - Отдай их, пожалуйста, кому-нибудь. Пригодятся. А мне они больше не нужны. Преждевременно. Всё произошло преждевременно.
 Элина внимательно посмотрела на неё. Дина же продолжала:
 - Нет мне прощения, мама, нет. Мы тогда ещё не были знакомы с Алёшей. Три месяца назад на Дне Рождения Ивана Смирнова. Мы с Павлом договорились помочь маме Ивана с уборкой. После уборки  мы естественно пошли домой. А вообще, я не обязана ни перед кем оправдываться. Я девочка взрослая, самодостаточная и потом мы с Павликом давно знали друг друга. Думали вот-вот встанем на ноги и станем настоящей семьёй.
 Элина, видимо осознав в чём дело, испуганно посмотрела на неё. После чего потрогала её лоб.
 - Ты бредишь, дочь, - сказала она. – Ты же никогда не любила Павла настолько сильно. Да и он тебя тоже. Это была скорее влюблённость, но не любовь.
 Дина повернулась к окну, за которым уже второй день валил снег и теперь на  земле лежали большие белоснежные сугробы.

Она вспомнила первую встречу с Павлом в клубе, находящемся через пять кварталов от прокуратуры. В тот день она решила отпраздновать первое раскрытое дело.  Ровно в девять часов вечера один из оперуполномоченных, Павел, миловидный блондин лет 25 с зелёными глазами, острым носом и тонкими губами, одетый в синий китель, белую рубашку, светлые брюки и обутый в белые носки  и серые ботинки попросил удалиться, сказав только одно:
 - Чуть не забыл. У меня же сегодня раскрытие ограбления  магазина. Но я не прощаюсь. У меня ещё здесь дела, - после чего вышел из кафе.
 Спустя двадцать минут, к Дине подошла молодая официантка лет двадцати с карими глазами, острым носом, тонкими губами и тёмными волосами, одетая в белую блузку, красную юбку, серые чулки и обутая в бордовые туфли, подошла к столику Дины и передала ей букет из трёх  белых роз. Дина улыбнулась и спросила:
 - Извините, пожалуйста, а человек, передавший букет, случайно, не представился?
 Официантка отрицательно покачала головой. Дина же поблагодарила официантку, и, достав телефон, набрала номер Валдиса. Спустя несколько секунд недовольный голос в трубке спросил:
 - Что случилось? Ты где? Ты скоро вернёшься?
 Дина усмехнулась и сказала:
 - Не слишком ли много вопросов для такого сонного голоса?! Ну, во-первых, я ещё в кафе, во-вторых, сегодня мой праздник, моё первое раскрытое дело о карманной краже, так что, возможно, я приду только ночью. Хоть пустячок, а всё-таки приятно. А в-третьих, твоей сестре тут цветы передали. Так вот, я хочу узнать не от тебя ли?
 Валдис откашлялся и сказал:
 - Нет. Но я, кажется, догадываюсь от кого. Ладно, завтра мы с Ксенией собираемся на дачу на смотрины к родителям. Они собирались туда с утра, а нам ещё нужно будет собраться Так что максимум через час, в первом часу, жду Вас домой, госпожа Розите, - После чего отключил телефон.В тот момент Дина ничего не узнала.

 Раскрытие дела праздновали до поздней ночи.   Взглянув на часы, Дина вскрикнула и сказала несвязным от выпитого алкоголя голосом.
 - Ладно, друзья-товарищи, господа хорошие. Вы как хотите, а я домой. Иначе товарищ прапорщик мне голову оторвёт, а его сын - курсант академии МВД ему поможет.
 Тут Павел, который к тому времени уже вернулся, посмотрел на неё серьёзно и сказал:
 - Насколько мне известно у Вас младший брат. Так что скорее Вы вправе указывать ему что делать.
 Тут Дина усмехнулась и сказала:
 - Вы не совсем хорошо осведомлены о моей семье. У нас в семье последняя степень патриархата. А Валдис - это любимец отца. К тому же по характеру -  точная его копия. Так что, молодой человек, делайте выводы.
 После этих слов она достала из сумки кошелёк, встала и, достав две купюры достоинством в пять тысяч рублей, бросила их на стол и, усмехнувшись сказала:
 - Распоряжайтесь деньгами как хотите. И, если вам  позволит Её Величество, ваша жадность, угостите, пожалуйста, товарища, подарившего мне цветы.
 Павел, дабы скрыть своё смущение, скромно улыбнулся и спросил:
 - А если его сейчас здесь нет?
 Дина серьёзно посмотрела на него и сказала:
 -В таком случае, с меня причитается. Чует моё сердце, что этот человек кто-то из наших.
 Среди её сослуживцев раздался приглушённый шёпот: "Что это она так расщедрилась? Видно, действительно устала".
 Павел серьёзно посмотрел на них и сказал:
 - Я, скорее всего, тоже пойду. Уже поздно. Меня мама ждёт.
 Сотрудники усмехнулись. Павел серьёзно посмотрел на них и сказал:
 - Я не сказал ничего смешного. Я вообще не понимаю, как можно провести целую ночь в ТАКОМ заведении. - После чего он встал. Тут один из сотрудников Стас окликнул его и сказал.
 - В таком случае, проводи, пожалуйста, нашу виновницу торжества. Иначе до дома она не дойдёт. Тогда Миколас Константинович оторвёт головы нам всем. Кстати, возьми деньги, которые лежат на столе.
 Павел хмыкнул и сказал:
 - Она оставила эти деньги для вас.
 На что Стас ответил:
 - Она попросила угостить человека, подарившего ей цветы. А судя по шраму от шипа их купил ты. Так что деньги твои.
 Павел улыбнулся и сказал:
 - Хорошо. В таком случае я вызову такси.
 Стас отрицательно покачал головой и сказал:
 - Она не любит ездить в чужой машине. Боится.
 Павел взял одну пятитысячную купюру со стола и сказал:
 - Так, думаю, будет справедливо. Ладно, товарищи оперуполномоченные, уважаемые коллеги, увидимся в воскресенье утром на работе.
 После этого он подошёл к Дине и  вызвался  проводить её.  Подойдя к ней, он сразу же заметил:
 - Девушке не стоит столько пить.
 После чего Дина усмехнулась и, легонько хлопнув Павла по плечу, несвязно сказала басом:
 - А я не просто девушка, красавчик. Я девушка-милиционер с не сложившейся  личной жизнью (при этих словах она притворно всхлипнула). И потом, я выпила всего лишь бокал "Мартини"
 Павел отрицательно покачал головой и сказал:
 - Да, бокал "Мартини" был один. Но помимо этого Вы выпили  ещё маленькую рюмку яблочного ликёра и пол бокала сухого вина.
 После его слов Дина посмотрела на Павла хмельным взглядом и спросила:
 - А Вы кто? Милиционер или кто? Философ? Психолог? Или же экстрасенс? Или нет, Вы врач?
 Павел серьёзно посмотрел на неё и сказал:
 - Не совсем. Я ваш новый эксперт-криминалист.
 Дина улыбнулась и сказала:
- Так вот, многоуважаемый эксперт, я, слава Богу, ни в Вашей помощи, ни в Ваших услугах, ни, тем более, в Ваших советах не нуждаюсь.  - После чего она, взяв цветы, направилась к выходу. Павел последовал  за ней. Уже на улице, услышав шум шагов у себя за спиной, Дина обернулась и,  увидев Павла, сказала:
 - Не нужно за мной идти. Я отлично знаю дорогу. Сейчас миновать два поворота, на третьем повернуть  направо.
 Тут Павел отрицательно покачал головой и сказал:
 - На втором - направо,  на третьем - прокуратура.
 Дина хлопнула себя по лбу и сказала:
 - Виновата, товарищ эксперт, откуда вы знаете, куда мне идти?
Тут Павел усмехнулся и сказал:
 - Просто нам по пути, Диана, кстати,  меня зовут Павел. Васильев Павел Михайлович.
 Дина улыбнулась и сказала:
 - В таком случае, Павел Михайлович, помогите мне, пожалуйста, донести цветы до дома. Идти хоть и недалеко, но я боюсь, что с ними что-нибудь случится по дороге. А они такие красивые.
 Павел улыбнулся. Ему было приятно, что Диане понравился букет. Однако, услышав последнюю фразу, взяв цветы, в левую руку, он сразу же решил перевести разговор на другую тему.
 - У нас очень тихий район, - сказал он. - Почему же вы решили стать милиционером? Тем более, это весьма и весьма опасная профессия.
 Дина улыбнулась и с гордостью сказала:
 - Папина наследственность. А по поводу "опасной профессии" я вам отвечу цитатой из фильма про Шерлока Холмса: "Я не боюсь тех, кто ходит по земле, а боюсь тех, кто находится под землёй". Говоря проще, я боюсь только покойников.
Павел добродушно улыбнулся и сказал:
 - А я думаю, что вы просто очень переживаете за Валдиса.
 Дина смутилась. На самом деле, окончив библиотечный институт, она собиралась идти работать по специальности. И даже временно устроилась архивариусом в отделе внутренних дел. И лишь решение Валдиса стать милиционером определило её место работы.
Поэтому  она согласилась с доводами Павла. А сама подумала:
 "Зато Вы, молодой человек, явно выбрали работу по призванию. Сразу видно, прирождённый эксперт"
Тут Дина с подозрением посмотрела на Павла и, усмехнувшись, спросила:
 - Интересно знать, что же такие положительные молодые люди делают в этом современном подобии трактира в свободное время?
 Павел усмехнулся и сказал:
 - Такие "положительные молодые люди" обычно ходят в такие места за компанию с
коллегами или приятелями.
 Дина тоже усмехнулась. После чего взяла Павла за  руку, и они направились в сторону дома Дины. Дойдя до дома, Дина пожала  Павлу руку и вдруг заметила, на ладони маленький след от шипа. Тут она улыбнулась и подумала:
"Вот теперь я поняла, от кого мне передали розы. Ведь он нёс цветы в левой руке. А след от шипа - на правой. Да и потом он в кожаных перчатках".
 После чего взглянув с улыбкой на Павла, сказала:
   - Простите меня, пожалуйста, за моё поведение в кафе.
Павел улыбнулся и сказал:
 - Ничего страшного. Кто старое помянет…
Дина усмехнулась и сказала:
 - … Тому глаз вон. А кто забудет, тому оба. И всё же простите, пожалуйста. И спасибо Вам большое, за цветы.
 Павел улыбнулся и сказал:
 - Не за что. Нести их не очень тяжело.
 Дина улыбнулась и сказала:
 - Передали мне их тоже от Вас.
 Павел не стал спрашивать, как Дина догадалась, что цветы именно от него. Он и сам понимал, что выдал себя, протянув ей руку. Поэтому он лишь отдал ей букет и деньги, которые она взяла нехотя, отдав Павлу одну пятитысячную купюру, попрощался и скрылся за поворотом. Дина же вернувшись домой положила пачку сигарет в ящик Валдиса взяв букет, сняла обёртку, и обработав цветы, поставила их в вазу в своей комнате. После чего улыбнулась своему отражению в зеркале. Валдис, наблюдавший за всем этим, ухмыльнулся и сказал:
 - Ну что, выяснилось, что за тайный поклонник появился у моей сестры?
 Дина загадочно улыбнулась и ответила:
 - Представь себе, да. Это очень милый молодой мужчина, наш новый эксперт-криминалист Павел Васильев.
 Валдис усмехнулся и сказал:
 - Я так и подумал. Только хочешь знать моё мнение?
 Дина посмотрела на брата с презрением. Судя по его тону, это мнение было далеко не лестным. Однако незаметно для себя она ответила утвердительно. Валдис сделал глубокий вдох и ответил:
- Так вот, я не доверяю этому молодчику. От таких плейбоев нужно ждать одних неприятностей.
 Дина с раздражением посмотрела на него и спросила:
 - Чему ты завидуешь? Что человек без всяких связей сделал карьеру? Что он выглядит лучше некоторых? Или же тому, что он мне симпатичен?
 Валдис, пивший чай, сделал большой глоток. После чего засмеялся и сказал:
 - С последнего и надо было начинать.
 После этого он встал и прошёл в свою комнату, где, сев за компьютер, не включив его, начал судорожно стучать по клавишам. Таким образом, он часто успокаивал нервы.
 Через минуту в комнату вошла Дина и сказала:
 - Успокойся,пожалуйста,   и перестань барабанить по клавиатуре. Родители спят. И ты ложись спать, пожалуйста!
 Валдису пришлось послушаться сестру.

Не отрывая взгляда от окна, она сказала:
 - Зато он был и остаётся очень хорошим другом и  прекрасным и замечательным человеком. Мамочка, прости меня, пожалуйста, я очень хочу спать! - с этими словами Дина отвернулась к стене и закрыла глаза. Когда же Элина вышла, она услышала истерический плач дочери. Боясь за Дину, она попросила дежурную медсестру присмотреть за ней.


 Когда  они приехали домой, Дина нашла в тумбочке сигареты отца и зажигалку Валдиса и,выключив свет, вытащила одну сигарету, убрала пачку в ящик. После чего зажгла сигарету и, поднеся ко рту, медленно затянулась. Едва  она затянулась, как тут же начала кашлять. Когда же она докурила сигарету, она усмехнулась и спросила, посмотрев в окно:
 - Ты думаешь, этого достаточно? Прости меня, пожалуйста! Просто очень хочется курить. Ты не представляешь, как мне сейчас плохо. А что бы ты сделал, будь ты на моём месте, Павлик?
 На ночном тёмном небе тем временем, появились тучи.  Едва услышав шелест дождя, Дина горько усмехнулась и сказала:
 - Прав как всегда. Курение не поможет! Мне теперь ничего не поможет, Пашка!
 После чего она горько усмехнулась и сказала:
 - Паша жив, просто он уехал. Пройдёт максимум год, и он обязательно вернётся! Или же придёт какая-нибудь весточка.
  Однако шли годы, а никаких вестей о Павле  не было.

 

Не знавший боли Дины от всего происходящего и её душевных волнений за него,  Валдис усмехнулся, однако тут же почувствовал, как кто-то крепко сжал его руку. Обернувшись, он увидел сестру, которая смело взглянула на майора и сказала:
- Товарищ майор, мы будем крайне осторожными.
       Беспокойная ночь.
Ночь молодые люди договорились провести у своего знакомого. Однако, как позже выяснилось, у Эндрю не было собственной квартиры. Это было не оттого, что у него не было денег  (наоборот, денег у него было в достатке и даже более чем), а потому что молодому англичанину просто было некогда смотреть за домом. А горничных он нанимать не хотел, считая, что тем самым он унизит женщин, которые будут у него работать. Мальчиком он видел, как владельцы богатых домов били своих несчастных слуг всем, что под руку попадалось.

 Уходя, Сергеев отозвал Эндрю и когда тот подошёл, вручил ему ключи от дачи Виктора Совина. После чего, извинившись, сказал:
 - Миколас велел передать их сразу же, как я увижу Вас. Но сами понимаете, сначала я забыл, а потом всё никак не мог встретиться с Вами.
 Эндрю печально посмотрел на него, и слёзы невольно нахлынули на его глаза. Поблагодарив Сергеева, он сказал:
 - Ничего страшного.
 Эндрю взял ключи и направился к выходу, где его ждала Дина. Попрощавшись с Сергеевым, он собрался было идти,  Но Сергеев остановил его и сказал:
  -Remember, Andrew, nobody must know where are you,for this reason you must do everything what I will say you, - сказал он.
       Эндрю же с улыбкой посмотрел на Дину, которую он держал за руку, и сказал по-русски с мягким восточным акцентом:
 - Товарищ майор, прошу вас, пожалуйста, оставьте эти глупые английские церемонии. Я прекрасно знаю русский язык. И если я не Андрей, а Эндрю совсем не обязательно разговаривать со мной только по-английски.
Сергеев только улыбнулся и сказал:
       - Да ну вас, молодёжь. Я вас просто очень прошу, берегите себя. Господин Савентон, уважаемый Эндрю, помните, на вас лежит очень большая ответственность.

  Поэтому Эндрю резко повернул назад и сказал:
 - Сейчас, если вы не возражаете, мы заедем на мою дачу. Там находятся вещи без которых я не представляю дальнейшего существования.
   Они остановились напротив небольшого белого кирпичного дома, огороженного синим деревянным забором. Эндрю приказал своим товарищам оставаться в машине, сам же направился в дом.
 Вернулся он оттуда с чехлом, в котором находилась семиструнная гитара и большой чёрной сумкой, в которую он сложил четыре костюма, пару флаконов одеколона, два  ежедневника, футляр, в котором находилась его любимая авторучка и около десяти галстуков.
       Приехав на дачу Дина помогла своим товарищам устроиться. Эндрю же сказал:
       - Располагайтесь. Я сейчас соображу, что поесть.
       Услышав слово "поесть", Дина вскочила и взметнулась как ошпаренная за дверь, где она оставила пакет с разной провизией, который она целый день хранила в кладовке. Взяв пакет и убедившись в том, что продукты не испортились, Дина принесла пакет на кухню.
       Отужинав приготовленными Диной пирожками с колбасой и сосисками, молодые люди устроились на ночлег. Валдис отправился спать на веранду. Когда сестра спросила, почему он выбрал это место, Валдис улыбнулся и сказал:
- Там воздух лучше.
Дине молодые люди отвели самую большую, и светлую комнату. Светлой она была благодаря огромному торшеру. В левом углу этой комнаты находилась огромная кровать. На стене висело огромное зеркало. На полу был расстелен шикарный зелёный ковёр.
       Эндрю же отправился в комнату, в которой любил находиться Сергеев. Это была тихая просторная комната, в обстановке которой чувствовались скромность и необыкновенный простор. Обои в этой комнате были золотистого цвета, на окнах висели белоснежный тюль и жёлтые шторы. На полу был расстелен алый ковёр. В центре этой комнаты находилась односпальная кровать.
Эндрю же заснуть не мог. Он очень волновался. Ведь назавтра ему предстояло ознакомить ребят с делом, которым им нужно будет заняться. Однако больше всего его волновало другое, а именно - его одиночество. В конце концов, он прошёл в кухню, где за кружкой горького чая начал размышлять о своей жизни. Сейчас ему больше всего не давала покоя их судьба. Однако больше всего его беспокоила Диана
«Господи, - думал он, - на что же я надеюсь, глупец? Неужели я влюбился в эту храбрую смешную девочку, которая любит своих родных и готова пожертвовать жизнью за своего отважного брата? Господи, только не это! Ведь кто я ей? Обычная защита, опора. Когда мы, дай бог, выкарабкаемся из этой истории, они с братом и с матерью уедут отсюда. А мне бы так не хотелось терять такого друга как она. И потом, похоже, она мне больше чем друг. Верно, я действительно влюбился. Причём давно. С первого взгляда».
Он вышел в коридор и, встав у зеркала, сказал:
- Я люблю вас, Диана.
Сказав это, он истерически засмеялся:
«Дурак, - сказал он шёпотом, - да она даже не посмотрит в твою сторону. Сейчас она крепко спит. Да ты нужен только пятерым людям себе, маме, которая, если тебя убьют, даже не узнает об этом,  сестре, которая  сейчас очень далеко на своё, да и на твоё счастье и своим лучшим друзьям:  Вадиму, которого по милости твоего несчастного эгоизма, бросила Нелли, его жена,   оставив его с шестилетним Алёшей на руках и Алёшке, который теперь каждого шороха боится. Однако никого  из них   не следует подвергать такому риску. Никто, ни один порядочный негодяй не поступает так со своими друзьями... Ах, вот ещё, ты нужен банде под названием «Стая». Пока ты не расплатишься с долгом за должность старшего лейтенанта, который они тебе простили при условии, что ты не будешь от них бегать, они тебя не тронут. Бедная моя мама! Знала бы она, что сын её будет жалким трусом и доносчиком, может быть, тогда и не уезжала в Лондон, где я родился... Хотя Линда... Но ведь хорошим человеком можно стать в любом уголке земного шара».

Едва вспомнив Нелли,  Эндрю вспомнил тот, казалось  бы, светлый солнечный день. Восемнадцатилетний Эндрю играл с шестилетним Алексеем в морской бой. Вдруг Эндрю спросил:
- А тётя Нелли скоро придёт?
Алексей пожал плечами и сказал:
- Они с Вадимом серьёзно поссорились.
Эндрю строго посмотрел на него и сказал:
 - Запомни навсегда: для тебя он не Вадим, а отец. А для твоей, якобы, матери Всевышний определения ещё не придумал. Она оставила тебя с отчимом, даже не подозревая, как вы тут справитесь одни. Как она ещё про твою сестру не забыла. Так что, Алёша,  Нелли только для Ани мать.
Алексей холодно посмотрел на Эндрю и сказал:
 - Здесь мне больше всего жалко Аню. Ведь ей тоже предстояла разлука с отцом.
 Эндрю кивнул головой и сказал:
 - Тут ты прав. Помни одно, у вас есть мы с Вадимом. Вместе мы справимся
 Тут раздался звонок в дверь. Алёша,  словно забыв про все обиды, радостно вскочил, собрался, было, выбежать в коридор, чтобы открыть  дверь. Однако Эндрю строго посмотрел на него и приказал сидеть на месте.  Сам же он  накинул дверной крючок на петлю и приоткрыл дверь.
 - Зачем вы пришли? – зашипел он.
Светловолосая женщина лет 30 с грустными светлыми глазами, острым носом и пухлыми губами, одетая в серый плащ, бирюзовую кофту, синие джинсы, кремовые колготки и чёрные сапоги сквозь слезы проговорила:
 - Я домой пришла.
Эндрю  язвительно посмотрел на неё. После чего снял с антресолей коричневый чемодан и начал  собирать вещи Нелли, Та сквозь слёзы посмотрела на него
- Что это значит, мальчик? – спросила она.
Эндрю серьёзно посмотрел на неё.
- Я вам не мальчик, - сказал он. – А на вопрос ответ следующий: вам здесь больше делать нечего.
Нелли заплакала и попросила пройти. Эндрю впустил её. Она же начала, было, собирать вещи Алексея. Эндрю же холодно посмотрел на неё и сказал:
 - А к этим вещам  не смейте даже притрагиваться. Я не позволю вам забрать Алёшу
Нелли злобно посмотрела на него и сказала:
- Это на каких, интересно, правах?! Я – мать.
Эндрю серьёзно посмотрел на неё.
- Вадим ему и за отца, и за мать,  - сказал он. – Мы с моими родителями помогаем им с Алёшей, чем можем. Так что, будьте уверены, такой умный и смышленый мальчик как Алёша без вас не пропадёт.
 Нелли посмотрела на него сквозь слёзы и сказала:
 - Вадим не посмеет забрать у меня сына. Ведь он меня любит.
 Эндрю усмехнулся и ответил:
 - Тут Вы почти правы. Вы в самом деле единственная женщина, которую он любит. Но он очень привязался к Алёше. И я не уверен, что он захочет отдать Вам сына. Алёша - простите за банальность - единственное, что у него осталось  от любимой женщины.
Нелли ничего не оставалось, как взять брошенный за порог чемодан и вернуться в, казалось бы, счастливый мир, - в дом,  где её ждала трёхлетняя дочь Аня и новая жизнь. Где в мире праздничной суеты не хватало лишь одного человека – милого  весёлого и самого дорогого  мужчины  – её сына Алексея.


Тут Эндрю. печально взглянул на себя и подумал:
«Да, Эндрю, люди Стаи поступили с тобой жестоко. Несчастный ты человек. Тебя вынудили работать доносчиком, но я постараюсь выкарабкаться. Я разобьюсь в лепёшку, но я выручу нас троих. Я должен это сделать хотя бы ради Дины. И я это сделаю. Клянусь всем святым, что у меня есть».
 От переизбытка нахлынувших чувств он достал гитару и, настроив её на лирический лад попытался наиграть какую-нибудь весёлую мелодию. Однако с каждой новой мелодией он всё сильнее чувствовал своё одиночество.
Тут открылась дверь чердака, и на пороге появилась Дина, одетая в свой любимый розовый халат на ногах же у неё были алые тапочки покойной жены Сергеева Веры, умершей от  послеродовых осложнений десять лет назад. Возбудителем этих осложнений был перитонит. Хотя все кроме Сергеева были уверены, что результатом ухода Сергеевой в мир иной было банальное отравление.
В тот день Дина пришла вместе с родителями и Сергеевым в больницу. Там в отделении реанимации находилась Вера Васильевна Сергеева. Она лежала в своём любимом жёлтом халате, опустив ничком руки. Игорь Петрович сидел, закрыв лицо руками, и повторял: «Прости меня, Вера. Прости за то, что так долго терпела меня. Я очень тебя люблю и буду любить всю жизнь».
Вера улыбнулась и, подозвав к себе Дину, обняла её и сказала:
«Прощай, дитя. Слушайся родителей. Они очень любят тебя. Помогай им в воспитании Валдиса. А я буду оттуда смотреть за тобой. И помни, я всегда помогу тебе, Диана, ведь я тоже очень люблю тебя».
С этими словами она улыбнулась и перестала подавать признаки жизни. Дина же печально взглянула на крохотную Полину и погладила её по лысой головке. Когда же Веру забрали, Дина осталась, подошла к окну и долго и печально смотрела в окно. Когда же Миколас дёрнул её за руку, она грустно посмотрела на него и сказала:
- Папа, Вы идите. Я ещё немножечко постою.
Отец же молча взял её на руки и вынес из палаты.
Дина помнила и очень любила Веру Васильевну, сына Сергеева Виктора и дочку Полину, которых она шутливо называла «названными братом и сестрой». Виктор был моложе Дины на семь лет, а Полина - на десять, однако у Виктора с Диной было много общего: интерес к музыке, к живописи, к оружию и к другим подобным вещам. А Полина была её лучшей подругой. И порой они, уединившись, делились друг с другом самыми сокровенными секретами. Когда, порой, они оставались одни, Полина залезала к ней на колени и говорила:
- Дай мне слово, что я первая, после твоих родителей и Валдиса познакомлюсь с твоим любимым человеком.
Дина улыбалась и кивала головой:
- Конечно, Поля, - говорила она.
Появившись в дверях, Дина улыбнулась
 - Вам не спится? - спросила она.
Эндрю улыбнулся и сказал:
- Да вот, бессонница.
Дина же ласково посмотрела на него и сказала:
- Как же тут хорошо. Тут никто тебя не учит, и ты живёшь в своё удовольствие. Тем более, здесь нет назойливых тёток, которые ничего не делают, а только сплетничают. И вообще, будь моя воля, я бы отослала их куда-нибудь подальше. Целый день смотрят в окно и обсуждают, кто, в чём ходит. Будь моя воля, я бы сделала их всех служанками и отправила на машине времени в прошлое. Знаете, сколько они вылили грязи на папу? Страшно подумать, что они были его родными сёстрами. Всё это началось после рождения Валдиса.
Дина отчасти была права. Сёстры Миколаса, всю жизнь не любившие Элину постоянно настраивали её малолетнюю дочь против родителей и маленького брата, которого Диана любила без памяти. Они постоянно опускали её в глазах юноши, говорили, что она ничего не умеет и не сможет ему помочь в трудную минуту. Когда же Валдис обижался и целый день не разговаривал с Диной, они лишь с укором качали головами и говорили:
«Весь в отца. Хотя характер у него Элинин.   Ни дать, ни взять, ужасный характер. Дина в тысячу раз лучше»
Дина же только обиженно смотрела на них и говорила:
«Во-первых, для вас я не Дина, а Диана. Во-вторых, не смейте трогать мою семью, а в-третьих, я не позволю вам обижать моего маленького Валдиса. Он мой родной кровный брат и вам придётся с этим смириться»
Эндрю же усмехнулся. Его усмешка говорила, что Дина не права, что служанки не такие уж плохие и вредные Что это просто несчастные женщины, которые из-за сложного положения в семье работают служанками, что у служанок судьба горше лука. И что их вовсе не следует обижать
- И потом, Диана, - сказал он, - я вообще не понимаю, как у мужчины поднимается рука, чтобы ударить женщину. Ведь мужчины - это сильные существа, а женщины - полная противоположность. Если хотите знать, вы - первая сильная девушка, которую я когда-либо видел. Мама моя тоже сильная, однако, и она бы удивилась, увидев вас.
Дина же засмеялась, узнав политику Эндрю по поводу протеста дискриминации, а после с восхищением произнесла:
- Если бы вы были женаты, я бы от души позавидовала вашей жене. Иметь такого мужа - подобно самой высокой награде.
Эндрю с грустью посмотрел на девушку и сказал:
- Дианочка, я бы никогда-никогда не женился, потому что быть женой милиционера нелегко и очень-очень опасно. Однако, вопреки этому, я посмел влюбиться в одну очень красивую, умную, забавную и смелую девушку, с которой мы дружим уже десять лет. Но я боюсь, что она ответит мне взаимностью. Ведь моя жизнь висит на волоске, и я каждый день хожу по лезвию бритвы, а я бы очень хотел, чтобы она жила.
Дина лишь усмехнулась. Будучи ребёнком неизбалованным судьбой, она не понаслышке знала, что такое опасность. Хоть отец и любил её без памяти и часто оберегал её от различных проблем, она нередко краем уха слышала разговоры отца и Валдиса, в которых Валдис частенько просил отца рассказать ему что-либо о профессии милиционера, однако отец не всегда удовлетворял его просьбу.
"Маленький ты ещё", - говорил он сыну.
Тогда же Валдис обидевшись, уходил в другую комнату, и там долго думал о тайне отца. Дина же подходила к брату и успокаивала его при помощи шоколадных конфет, которыми её либо угощали, либо она тайком от матери брала из буфета.
"Маленький мой, - говорила она, - не думай о всяких глупостях".
Тогда Валдис сердился и говорил:
"Значит, ты считаешь это глупостями. Хорошо же, сестрёнка. Ты ещё меня не знаешь"
 Сейчас же она внимательно посмотрела в глаза Эндрю и подумала:
 "Лжёшь ты всё. Ты боишься совсем другого"
Однако она не сказала этого Эндрю, а лишь заботливо улыбнулась и, положив в глубокую тарелку картошку, сказала:
-Andrew, have some potato please. Enjoy your meal.****
 Благодаря приятному запаху, который издавала кастрюлька, Эндрю пришлось повиноваться. Дина же спокойно взглянула на него и сказала:
-Вам не стоит бояться влюбиться, ведь любовь - самое прекрасное чувство на Земле Вы не представляете, как это прекрасно любить и знать, что вы любимы.
Эндрю взглянул в глаза девушки и увидел, что она его понимает. "Но сможет ли она понять меня до конца? - думал он. - Ведь она мне нравится всё больше. Она, эта борьба противоположностей: хрупкая натура и храброе сердце, нежность и мужество".
Дина же лукаво посмотрела на Эндрю и сказала:
- Эндрю, попомните мои слова, если у вас была любимая девушка, и она бросила вас, то она  - самое глупейшее существо на свете. Ведь быть любимой таким человеком как вы подобно самой высокой награде.
Эндрю же усмехнулся и зачем-то ушёл в коридор. Через минуту он вернулся. В руках у него был складной нож с чёрной рукояткой, украшенной красными узорами. Он протянул его Дине и сказал:
- Держите. Мне он ни к чему, а вам может очень даже пригодиться.
Дина с благодарностью приняла нож и сказала:
- Я не понимаю эту дуру, которую вы любите. И куда только она смотрит?! Я была бы счастлива, оказаться на её месте, если бы мне никто не нравился.
Тут она заметила блеск в глазах Эндрю. Она закрыла лицо руками. Эндрю же улыбнулся.
«Тебе ни к чему мечтать быть на её месте. Ведь ты и есть та самая, как ты позволила сама себе выразиться «дура», - думал он.- Но я знаю, что ты совсем не такая, ты очень умная, смелая и красивая девушка».
Но едва он услышал последнюю фразу Дины, он посмотрел на неё внимательно и сказал:
 - Поздно уже. Я не хочу, чтобы ты... чтобы вы не спали из-за меня.
Дина встала из-за стола, подошла к двери и сказала:
- Спокойной ночи Эндрю
Тут Эндрю машинально взял её за руку и сказал:
- Диана.
Дина улыбнулась. Эндрю же словно кипятком обожгло.
«Боже мой, - думал он, - что же я делаю? Зачем я мучаю себя и её. Я не могу и не хочу видеть, как она страдает. Однако, если я сейчас ничего ей не скажу, она посчитает меня дураком».
Взглянув в большие карие глаза Дины, он улыбнулся и спросил:
- Диана, если бы вдруг кто-нибудь, похожий на меня, полюбил вас, мог бы он надеяться на взаимность?
Дина пристально посмотрела на него. Как он может об этом спрашивать? Неужели он не понимает, что она не сможет ответить на этот вопрос сразу, как говорится , с бухты-барахты? Ведь она с трудом пережила потерю Алексея и ребёнка.
 Однако, заметив, как он пристально смотрит в её глаза, она улыбнулась и вдруг коснулась ладонью его руки.
-  Я думаю, что этот человек и сам бы мог всё понять.
Эндрю взял её руку и прислонил к губам. Тут послышался недовольный голос Валдиса: «Сами не спят, другим спать мешают». Дина же с ужасом вскрикнула: «брат!» и стала судорожно убирать посуду со стола. Эндрю вызвался, было, ей помочь, но она вежливо отказалась.
- Вы поможете мне, мистер Савентон, если вы сию же минуту пойдете спать, - сказала она, улыбнувшись.
Он только посмотрел на часы и сказал:
- Ах да нам завтра нужно рано вставать. Вы не волнуйтесь. Если я завтра встану  рано, я разбужу вас и Валдиса.
Когда Дина убралась, она направилась в свою комнату. Однако заснуть она не смогла. У неё перед глазами было лицо Эндрю, и она до сих пор слышала его голос. Тут на её глаза навернулись слёзы.
«Несчастный соня, - думала она. - Для чего только ты появился на свет?! Чтобы испортить жизнь своей и без того несчастной сестре?! Маленькое чудовище! Быть может, мы завтра расстанемся с ним навсегда. Нет, Диана, с таким братцем, как Валдис, такой мужчина как Эндрю тебе даже присниться не сможет!»
Всю ночь Дина ворочалась и корила себя за излишнюю откровенность с Эндрю, а под утро сказала про себя:
"Розите, ты снова сделала глупость. Впрочем, как всегда".
Эндрю же лежал на кровати и думал:
"Да, Эндрю, прав был твой отец. Человек ты, конечно, хороший, порядочный, однако у тебя море недостатков. Ты любишь делать всё не вовремя. Кто тебя просил лезть в эту банду? Если бы не ты, то сейчас всё было бы не так".
Он встал у окна. За окном была тихая погода. Дул приятный южный ветер и чувствовался свежий весенний воздух. Эндрю же улыбнулся и сказал:
- Бред! Зря я трушу, ведь у нас всё получится. Мы ещё отомстим этой банде.
       Первая встреча и долгая разлука.
       Наутро Дина вышла на улицу, чтобы развеяться и подышать свежим воздухом. Воздух в тот день был действительно свежим. Чувствовалась лёгкая прохлада. Восходящее солнце освещало землю, верхушки и кроны деревьев, цветы и траву
«Вот оно, долгожданное задание, - думала Дина, - только я, Валдис и человек с которым мне безумно интересно. И нет ничего плохого. Только Алёши нет…  Хотя он говорил, что вернётся в Нежинск... Так что, если я узнаю адрес твоего последнего пристанища, я обязательно приду туда, чтобы узнать какая там обстановка, а возможно и остаться там»...
Тут мимо Дины на бешеной скорости пронеслась серая «Mazda». Дина испуганно посмотрела на машину, не понимая, что с этого дня изменится жизнь не только у их троицы, но и у многих других людей, так как эта машина принадлежала банде с ужасающим названием «Стая».
 Спустя несколько минут, Дина почувствовала, как из машины Эндрю идёт дым. Она выбежала на улицу и побежала в сторону реки.
 Вернувшись с ведром воды, она заметила, что дыма уже нет.
 "Значит, - решила она, - одно из трёх или у меня уже начались галлюцинации, либо кто-то из мужчин потушил пожар. Либо кто-то просто хочет нас напугать. Не знаю, как мужчин, а меня им напугать не удастся. Не дождутся!"

Тут Дина заметила на дороге маленькую фигурку. Подбежав к ней, она поняла, что фигурка эта была маленького ребёнка лет шести в сером костюме из недорогой ткани. Дина взволнованно схватила холодную ручку ребёнка. Ощутив быстрое биение пульса, Дина облегчённо вздохнула и, взяв ребёнка на руки, понесла его к реке.
Подойдя к реке, Дина сняла куртку и положила на неё ребёнка. После этого она намочила свой белоснежный платок в воде и смочила виски ребёнка.
Тут малыш открыл огромные голубые глаза и простонал:
- Мама.
Дина обрадовано взглянула на него и сказала:
- Ничего, маленький, не бойся. Сейчас пойдём искать твою маму.
Малыш посмотрел на девушку с удивлением и сказал:
- Тётя, а её искать нельзя, иначе нам всем будет плохо. Лучше оставь меня здесь.
Дина улыбнулась сквозь слёзы и сказала:
- Дурачок маленький, что это за глупости? Лучше скажи, как тебя зовут.
Мальчик улыбнулся и сказал:
- Миша. А тебя?
Дина назвала своё имя. После чего пристально посмотрела на мальчика и спросила:
 - А они тебе не говорили, зачем ты им нужен?
 Миша недоверчиво посмотрел на неё и сказал:
 - Они хотят найти какого-то Рому Васильева. Они уверены, что, если он будет воспитываться у них, он принесёт больше пользы.
 Дина снова взглянула на мальчика и сказала:
 - Но они не могли вас спутать. Я очень хорошо знаю Рому. Знаю как он выглядит. У вас с ним только глаза одинаковые. А так ты на него не похож.
 В данный момент Дина скорее успокаивала себя. Она совершенно не помнила, как выглядит её сын. Ведь на фотографии, подаренной Алексеем, Рома был совсем маленьким.
Тут снова появилась серая «Mazda». Боясь за судьбу ребёнка, Дина взяла его на руки и внесла в дом, где мирно спали Валдис и Эндрю. Войдя в комнату последнего, она достала из ящика стола чёрную шариковую ручку и листок бумаги в крупную линейку и написала:
« Дорогие Валдис и Эндрю! Не по собственной воле, а по воле покойного папы и для выполнения максимума возможного, я должна вас покинуть. Я хочу вас попросить позаботиться о маленьком Мише и беречь себя. Особенно Валдиса, ведь он - это маленькая двуногая атомная бомба и я боюсь, как бы он не натворил глупостей. Да и стрелять он толком не умеет. А вам лично, Эндрю, я хочу сказать, что вы очень хороший друг».
Положив Мишу на кровать рядом с Валдисом, Дина положила записку на стол и, надев свою любимую синюю жилетку, пошла собирать сумку.
  Сложив в чёрную спортивную сумку свою одежду, бутылку с томатным соком, еду, пакет леденцов, две пары бахил, три обоймы патронов и десять тысяч рублей, накопленных ей "на чёрный день", и взяв барсетку, в которой у неё находились документы и кредитная карточка, она открыла дверь и вышла из дома, едва сдерживая слёзы.
       Когда Дина вышла на улицу, она увидела как серая машина подъехала к дому. Понимая, что бежать ей некуда, она подошла к машине и вдруг к ней подошла какая-то женщина лет 29 в парандже худощавая с серыми уставшими глазами, одетая довольно скромно. Чёрный свитер был сшит не по фигуре, серые джинсы выглядели на три размера больше. Обута же она была в серые босоножки. Благодаря им Дина заметила на ногах женщины многочисленные синяки.
       Отвернувшись, Дина крикнула:
       - Эндрю! Валдис!
       Однако никто её не услышал. Несчастная женщина подошла к ней и сказала:
- Не кричите, иначе вы погубите всех и прежде всего себя.
Дина испуганно посмотрела на женщину, а та продолжала:
- Я могу помочь вам. Я сделаю всё, что в моих силах. Ведь то, что сделали вы для меня, самое святое, что может сделать женщина, тем более, молодая девушка. Вы спасли моего ребёнка.
Дина вначале с недоверием посмотрела на женщину. Та отозвала её. Они вошли в какое-то тёмное сырое помещение. Женщина достала свечу, зажгла её. После этого она сняла паранджу и перед Диной предстала красивая сероглазая женщина с острым носом пухлыми губами и чёрными волосами.
       Дина улыбнулась, ведь её страхи оказались напрасными, и сказала:
       - Девушка, спасибо вам огромное, но я не могла спасти вашего сына. Ведь я - девушка молодая, в милиции работаю совсем недавно из-за брата.
Услышав слово «милиция» женщина с опаской и в то же время с надеждой посмотрела на девушку. Сейчас она даже не понимала, просить Дину о помощи или же ничего ей не говорить. Ведь ей не хотелось приносить Дине неприятности. Тут Дина вопросительно посмотрела на неё и женщина продолжила:
       - Да, вы спасли моего сына. Мы с Мишей живём здесь уже давно. Если вы заметили, условия здесь неблагоприятные. Даже еду не разогреть. Однако, как видите, жить можно. Я, порой сама ничего не ела - кормила сына. А сегодня утром в нашу комнату вошли какие-то люди, разбудили нас и когда провозили мимо вашего дома, бросили Мишу на дорогу, а затем пригрозили мне, - тут её голос прервали рыдания.
Дина со слезами на глазах взглянула на женщину. Сейчас она понимала, что женщина -  мать спасённого ею мальчика. Она очень понравилась Дине тем, что Дина находила в ней черты своей матери: красоту, доброту и самоотверженную любовь к своим детям. Поэтому она подумала:
«Игорь Петрович, Вы человек с большой буквы с самым добрым и открытым сердцем. Вы - самый справедливый и догадливый. Ведь это дело - первое дело, на которое я отправилась - дело не Валдиса и не Эндрю, а именно моё»
       Женщина с добродушной улыбкой посмотрела на девушку занятую своими мыслями. Затем легонько тронула её за плечо и сказала:
- Кстати, давайте познакомимся. Как вас зовут?
Дина вытерла слёзы и сказала:
       - Меня зовут Диана Розите. Меня так звали Алёша (тут у неё на глазах появились слёзы),  отец, брат, будучи в неважном настроении, и Эндрю. Хотя все остальные зовут меня Диной. А как вас зовут?
Женщина поправила спавшую на глаза прядь волос и сказала:
       - Меня зовут Варвара Резникова, но давайте, Диана, перейдём на «ты».
       Дина кивнула головой и сказала:
       - Варя, я обязательно спасу твоего сына.
       Первая травма.
       Тем временем в доме Сергеева все были напуганы исчезновением Дины и появлением маленького Миши. Когда Эндрю прочитал записку, он надел свой серый плащ, взял фонарь и сказал, обратившись к Валдису:
- Пока. Возможно, я приду только утром, а может быть, приду нескоро, но я приду с какими-нибудь новостями о Диане или не приду. Пока займи чем-нибудь Мишу. Уверен, что ты с этим справишься лучше. Ведь что-то же ты должен уметь - С этими словами он открыл дверь и вышел, громко хлопнув дверью. Валдис же с обидой посмотрел в сторону двери. Ему было обидно слышать эти слова от чужого человека. Ведь Эндрю ему никто. Можно сказать, что его сестра пропала по вине этого несчастного англичанина.
«Несчастный интеллигент, - думал он. - Интересно, что это ты моей сестрой интересуешься? Дине ты вообще не интересен. Уверен, что если у неё и дурной вкус, то не настолько, чтобы такая красивая и умная девушка влюблялась в такого нудного, брюзгливого и самодовольного типа, как ты, лондонский франт»
       Валдис остался вдвоём с ребёнком. Надо сказать, ему пришлось нелегко. Ведь он никогда раньше не оставался с маленькими детьми. Вначале он ходил из угла в угол, затем полез в шкаф и, не найдя там ничего интересного кроме книг для взрослых решил поговорить с Мишей. Однако у него из головы не выходила сестра и её внезапное исчезновение, и он спросил:
- Миша, а что случилось с той тётей, которая тебя спасла? Она жива?
 Мальчик только пожимал плечами. Валдис же, понимая, что сейчас после шока малыш ничего ему не расскажет, начал смотреть по сторонам, в поисках каких-нибудь игр. Однако, увидев, как мальчик смотрит на пистолет, он сказал
- Это тебе рановато. Ещё, не дай Бог, поранишь себе что-нибудь. Тогда твои родители  мне голову оторвут, а дядя Эндрю и тётя Диана им помогут.
       Мальчик с любопытством посмотрел на юношу. Валдис же улыбнулся и сказал:
- Давай-ка лучше я тебе что-нибудь почитаю.
       Мальчик одобрительно кивнул головой. Валдис достал из шкафа книгу, которую Дина читала ему каждый вечер, когда он не мог заснуть. Не успел Валдис прочитать и пяти страниц, как заметил, что Миша уже уснул. Валдис улыбнулся и сказал:
- Спокойной ночи, Миша. Пусть тебе приснится что-нибудь очень доброе и хорошее.
 Тут он вздрогнул от своих слов. Ведь именно эти слова произносила Дина, когда убили их отца. Тогда к ним в дом зашёл Игорь Сергеев. Он вёл себя как-то странно: на все вопросы  детей он отвечал односложно. Когда же Дина спросила об отце, он строго посмотрел на неё. Уходя, он передал Дине какой-то конверт и сказал:
«Передашь его маме. Только не открывай его, пожалуйста»
Дина, будучи любопытной, как все девочки десяти лет, как только тот человек ушёл, открыла конверт.  Прочитав пару строк, она наткнулась на выражение «погиб при исполнении».
« Валдис!»- крикнула она заплаканным голосом.
Валдис тут же прибежал на кухню. Заметив заплаканный взгляд сестры, он тревожно посмотрел на неё:
«Диночка, почему ты плачешь? Кто тебя обидел?»
Диана тут же спрятала письмо под подушку. Однако брат сразу  вытащил письмо и сказал:
«Ты что же, расстроилась из-за этой бумажки?! А давай я её порву, только не плачь».
Дина отрицательно покачала головой, сказав, что ей нужно передать письмо маме. Тут Валдис шутливо отобрал письмо и начал читать. Когда же он прочитал  слова  «погиб при исполнении», он строго посмотрел на сестру и сказал:
- Хватит реветь! Лучше давай подумаем,  как жить дальше.
 Дина решительно посмотрела на него и сказала:
- Надо отомстить.
Валдис горько засмеялся и сказал:
- И каким образом?
Дина решительно посмотрела на него и сказала:
- Поступить в академию МВД. Надеюсь, Игорь Петрович похлопочет за нас. А сейчас спи.
 Валдис вопросительно посмотрел на неё, Дина же улыбнулась и сказала:
 - Спокойной ночи, братишка мой маленький. И пусть тебе приснится что-нибудь очень доброе и хорошее.- После чего она закрыла дверь. Однако тихое закрытие двери эхом откликнулось в ушах Валдиса.
Его воспоминания прервало действительное громкое хлопанье двери. Через пять минут в комнату вбежал Эндрю. Губы его дрожали, карие глаза заволокло слезами.
- Пропала Диана, - сказал он. - Без вести пропала. Никаких улик, следов... Ладно, иди спать. Я тебе постелил на чердаке. Там очень тепло и воздух свежий. Только, - тут он сквозь слёзы посмотрел на Валдиса -будь осторожен на лестнице.
Валдис полез на чердак. Десять ступеней он прошёл без проблем. Но вдруг он оступился и упал. Он сразу же почувствовал резкую боль в ноге в области колена. Однако это не убавило оптимизма у юноши.
«Папу сгубило только пулевое ранение в брюшной полости, - думал он, - неужели же я молодой, сильный человек сдамся перед какой-то жалкой лесенкой».
Он поднялся и снова полез на лестницу. Однако снова оступился и упал. Тут к нему подошёл Эндрю. Увидев юношу лежащим на земле с открытыми глазами, он до смерти перепугался.
 - Валдис!  - крикнул он. - Что же ты наделал, дуралей?!
 Нащупав пульс юноши, он облегчённо вздохнул. Несильно хлопнув его по плечу, он сказал:
- Ну и напугал же ты меня! Чуть Кондратий не хватил. Ты цел?
 Валдис улыбнулся и сказал:
- Нога... Кажется, я немного повредил ногу.
Узнав насколько «немного» Валдис повредил ногу, Эндрю приказал ему идти в дом, где он бережно перевязал ему ногу и уложил возле спящего Миши.
                Страшный сон.
  Эту ночь все, кроме Миши провели очень тревожно. Валдис плакал и говорил во сне: «Прости меня, сестрёнка, за всё прости». Эндрю же ходил из угла в угол
- Друг мой, - сказал он, обращаясь к Валдису, - вот увидишь, мы найдём Диану живой и невредимой. Только нам для этого нужны силы. Так что, давай лучше спать.
       Валдис улыбнулся. Почему-то сейчас ему хотелось верить англичанину. Ведь тот обладал каким-то даром убеждения. «А может быть он не такой уж и плохой, - думал он.- Может он на самом деле, влюблён в Диану. Ведь мою сестрёнку невозможно не полюбить. Она самая сильная, самая добрая, самая умная, самая смелая, самая-самая лучшая сестра на свете. Я так завидую себе и нашим родителям. Потому что быть в родстве с таким человечком как она - великое счастье. Я очень люблю нашу Диану Розите. Если ты её любишь, я обещаю тебе, Эндрю, что тоже постараюсь полюбить тебя»
С этими светлыми мыслями Валдис заснул. Однако сон ему приснился тревожный. Во сне ему снилась сестра. Она бегала по какой-то цветочной поляне и была необыкновенно счастлива.
 Вдруг неподалёку показалась стая волков. Тут к Диане подошёл самый страшный из них, однако она начала играть с ним как с домашней собачкой
 «Дина! - крикнул Валдис. - Будь осторожней! Он тебя съест! Это же ни пекинес и ни Ши-тцу и даже не немецкая овчарка или бультерьер. Это кровожадный хищник»
 Однако, Дина не слушала брата и даже повела хищника к реке.
Тут Дина исчезла. Ужаснувшись, Валдис побежал к реке. Прибежав, он увидел Диану почему-то на деревянном полу. Она лежала с открытыми глазами, смотрящими в пустоту. Из её обезображенного рта текла кровь, живот превратился в кровавое месиво, её правая нога была прокушена.
  Волк же спокойно смотрел на юношу. Валдиса окончательно разозлило его спокойствие.
 «Ну, погоди, людоед,- думал он, - за то, что ты убил мою  сестру, я уничтожу тебя голыми руками».
 Он подошёл к волку и схватил его за шею. Хищник же пытался укусить юношу за руку. Однако руки у того были, словно, из какого-то металла и чем сильнее волк хотел укусить его, тем крепче становилась хватка юноши. Однако вдруг произошло что-то необъяснимое: волчья шерсть отпала, зверские клыки превратились в человеческие зубы, злобная звериная морда- в красивое смуглое лицо с зелёными глазами, прямым носом и тонкими губами. Волосы у этого человека были длинными и тёмными, а туловище волка - в стройное телосложение, одетое в серебристую куртку, чёрные брюки и платиновые ботинки.
«Оборотень», - подумал Валдис.
Тут к Дине подошёл Эндрю. Не обратив внимания на Валдиса и на раны Дины, он спросил тревожным голосом:
«Что с тобой, милая? Ты ранена?»
Валдис посмотрел на Эндрю с прискорбием и сказал:
«Убита она».
Слова эти словно током ударили Валдиса, и он проснулся.
Непонятное чувство.
Тем временем в деревянном бараке ни свет, ни заря проснулась Диана. Оглянувшись вокруг, она ужасно испугалась и заплакала Виной тому было то, что во сне она задала себе вопрос, что было бы если бы они с Эндрю встретились где-нибудь где бы не было ничего плохого
Она закрыла глаза и перед её глазами предстала чудесная картина. Они с Эндрю шли по солнечной цветочной поляне. Дина с наслаждением вдыхала утренний, прохладный воздух, Эндрю же с улыбкой смотрел на неё, После этого он нарвал  букет васильков, незабудок и ромашек и подарил ей.
«Боже мой, - думала она, - лучше бы мы с ним не встречались, а если бы и встретились, то в какой-нибудь мирной обстановке: в горах, катаясь на горных лыжах или же на море, катаясь на яхте или же купаясь в чистой воде. Но только чтобы всюду был мир и чтобы мы были вдвоём. Не было не моего братца - этой смазливой двуногой ракеты, ни любимой девушки Эндрю, ни этой банды, никого, только он и я»
Тут она горько усмехнулась:
«Нет, Диана, - подумала она, - судя по всему, Эндрю любит ту девушку и ни за что её не бросит. Тем более ради тебя. Она наверняка красивее и умнее тебя. Она где-то очень далеко ждёт его и думает про своего любимого Эндрю. А ты... Ты - дура, потому что сбежала от него бросила его в самый неподходящий момент. Сейчас ему, твоему брату и даже Алёше   грозит опасность. Их могут убить в любую минуту, а ты тут лежишь и ничего не делаешь».
Она закрыла глаза,  и ей представился огромный богато убранный игровой зал. В нём были  сверху розовые, а снизу золотые  стены. Сверху на стенах были  фрески, изображающие львов, волков и коршунов. Снизу же стены украшала золотистая отделка.   
Повсюду в зале стояли игровые автоматы.  Отливая радужным блеском, они как бы заманивали  вошедших в этот зал.
Себя она увидела в бархатном красном платье, кремовых чулках и красных туфлях. Она вошла в зал, и сразу же её взгляд встретился с взглядом охранника. Едва увидев её, он сказал сквозь зубы:
- Девушка, уходите, пожалуйста. Сюда посторонним вход запрещён
Уловив знакомые нотки в голосе, Дина с подозрением взглянула на него и спросила:
- Вы не слышали, молодой человек, назавтра дождь не обещали?
  Охранник вытянул руку, как бы попросив удалиться, и, когда они отошли,  снял очки и Дина ясно увидела голубые глаза Алексея. Он же строго посмотрел на неё и спросил:
- Зачем ты здесь? Тебе нельзя здесь находиться.
Дина серьёзно посмотрела на него и сказала:
- Тебе тоже.
Алексей взял её за руку и повёл в сторону бара. Когда Дина вопросительно посмотрела на него, он ответил:
- Всё должно быть достоверно. Пусть они думают что ты - посетительница бара.
Дина же улыбнулась и сказала:
- Хорошо, молодой человек, но помните, что я не пью  крепких напитков.
Алексей улыбнулся и погладил её по голове.
Когда же эта картина исчезла, её сменила картина из её памяти. События были пятилетней давности. В тот летний день они с Алексеем отдыхали на морском курорте. Светило солнце, и они вдвоём сидели на пляже.  Дина окинула мечтательным взглядом морской простор и сказала:
- А интересно, у моря есть другой берег?
Алексей улыбнулся и сказал:
- Конечно же, есть, большой ты мой ребёнок. Только он очень далеко.
После чего Дина внимательно посмотрела на него и спросила:
- А как вы думаете, Алексей Романович, а смерть есть?
Алексей строго посмотрел на неё и сказал:
- Никогда больше не произноси этого страшного слова.
Дина же мечтательно посмотрела на него и сказала:
- Просто хочется узнать, как это происходит
Алексей обнял её и сказал:
- Когда она придёт - узнаешь, а пока не думай об уходе из жизни хотя бы ради меня

Решив, что медлить больше нельзя, Дина встала, оделась и вышла в коридор. Затем собрала всё самое необходимое и выбежала на улицу. Вдруг она почувствовала, что не помнит дорогу. Тогда она решила подождать до утра, а утром попросить Варю показать ей дорогу.
Она вернулась в комнату, громко хлопнув дверью, и легла на своё место. Повернувшись на живот, она тихо заплакала. Тут проснулась Варвара. Она тут же подошла к девушке и спросила:
- Диана, что случилось?
Дина подняла голову и, увидев Варю, прижалась к ней.
- Варя, - сказала она,- понимаешь, кажется,  мне нравится один человек.
 Варя ласково посмотрела на неё и сказала:
 - Я тебя понимаю. Мне тоже в своё время нравился один молодой человек, кареглазый брюнет с забавным носом и пухлыми губами. Мы учились в одном институте, только он был на втором курсе, а я на первом. Одевался он всегда по моде, его фотографии всегда украшали доску почёта. Разумеется, я очень боялась с ним знакомиться.
Однако нас познакомил Его Величество случай. У меня в тот день были факультативные занятия. У Дмитрия же была тренировка по плаванию. А секция по плаванию находилась недалеко от кабинета  математики. Так вот мы пришли в одно и то же время и, после занятий мы познакомились, и он предложил мне дружить.
Вначале мы просто дружили, потом на втором курсе мы начали встречаться. А после института Дима сделал мне предложение.
Варя вытерла слёзы и спросила:
- Неужели, Диана, всё закончилось, и я больше не увижу Диму и Мишу?
Дина со слезами на глазах посмотрела на Варю. Сейчас ей казалось, что её история в каком-то смысле повторяется.  Она только с грустью посмотрела на Варю и сказала:
- Варя, я уверена, что ты меня поймёшь, Варечка.  Дело в том, что мы с моим младшим братом два года назад потеряли отца. Так вот сейчас мы занимаемся расследованием. Но так как мы ещё очень молодые, друг нашего отца Игорь Петрович Сергеев отправил с нами на это задание одного человека. Это очень умный, добрый и красивый человек. Однако у него, как и у многих людей, было своё большое горе. Он признался мне, что ему очень нравится одна девушка. Правда, он очень боится, что ей он не нравится. Но понимаешь, он не может не нравиться. Ведь у него, у Эндрю, такие красивые глаза и такой чарующий голос. Я, после расставания со своим другом, ещё никогда не видела таких красивых глаз как у него, и вообще я только за день до разлуки с ним увидела какой он честный и открытый человек...   Но я всё ещё люблю Алёшу.
Варя с улыбкой посмотрела на девушку и подумала:
»Мне бы твои проблемы, девочка. Сейчас наша главная задача - выжить в этом логове».
               Дмитрий.
Тут в дверь постучали. Варя вопросительно посмотрела на Дину. Однако та только пожала плечами. Затем она дала Варе пистолет и сказала:
- В случае чего жми на курок.
Варя подошла к двери и спросила:
- Кто там?
Вначале за дверью молчали. Лишь кто-то тяжко вздохнул.  Тогда Варя крикнула:
- Даже не вздумайте меня пугать. Меня убить вам не удастся, а Диану Розите вы убьёте только через мой труп.
Затем приятный мужской голос сказал:
- Открой, Варя, это я.
       Варя немного опешила. Варей её называл только Дмитрий. Бандиты старались с ней не общаться и никогда не заходили. Тем более, ночью
  Варя приоткрыла дверь и тут же радостно вскрикнула. За дверью стоял очень красивый стройный кареглазый остроносый брюнет с пухлыми губами.
  Это был её муж Дмитрий Резников. Войдя в комнату и увидев Дину, он долго смотрел ей в глаза. Дина же усмехнулась, а Варя вопросительно посмотрела на мужа.
  - Розите? - спросил он. - Динка?
  Дина утвердительно кивнула головой.  Дмитрий же улыбнулся.
  - Ты что же, старых друзей не узнаёшь?
  Дина отрицательно покачала головой
  - А ведь я был прав, - сказал он, - говоря на последнем звонке, что где бы ты ни была, я всегда тебя найду и узнаю из сотен других девушек.
Тут Дина вспомнила. Дима Резников. Мальчишка, который с первого класса сидел с ней за одной партой и был её другом.
 - Ты не представляешь, что со мной было, когда я узнал про дядю Миколаса, - сказал он. После этого он обратился к жене и сказал:
 - Знакомься, Варя, это моя первая любовь.
 У Вари в голове всё перемешалось. Сейчас она совершенно запуталась. Ведь два месяца назад Дмитрий рассказал Варе о том, что Дина умерла.
   - Валдис всё рассказал мне и про аварию, - сказал он, - и про то, что ты  в крайне тяжёлом состоянии. Но я  так и подумал, что он лжёт. Ведь когда ты чуть не умерла на задании своего отца, Валдис тоже говорил, что тебя похитили. А потом, когда я позвонил в последний раз, он сообщил, что тебя убили, - сказал он.
 Дина вспомнила тот случай. Тогда Миколаса вызвали на работу очень рано. Однако Дине всю ночь снились кошмары. Она решила немного походить, развеяться. Выйдя в коридор, она увидела, что отец собирается на работу. Она подошла к нему и сказала:
 - Папа, возьмите меня с собой.
Миколас строго посмотрел на дочь и сказал:
- Никуда я тебя не возьму. Ишь, чего выдумала! Маленькая ещё вникать во взрослые дела.
 Дина с обидой посмотрела на отца.
 Когда же тот ушёл, она пошла за ним. Пройдя четыре километра, она увидела Дмитрия, который шёл к какой-то странной избушке. Она испуганно посмотрела на него и спросила:
 - Ты куда идёшь? Зачем ты направляешься в сторону избушки?
 Дмитрий улыбнулся и сказал:
 - Во-первых, с добрым утром, а во-вторых, чего мне бояться?
 Дина закрыла глаза и тут ей представилась картина из её сна. Огромная деревянная изба, войдя в которую, Дина вначале, случайно захлопнула дверь, затем поскользнулась на луже крови. Испугавшись, она начала стучать в дверь, пока силы не оставили её, и пришла в себя, только услышав откуда-то издалека, крик матери.

 Дмитрий усмехнулся и повторил свой вопрос. Дина же улыбнулась и сказала:
 - Иди домой. Чувствую, скоро беда случится.

 Через пять минут, она заметила каких-то странных людей, которые шли к лесу.
Она решила последовать за теми людьми. Всю дорогу она восхищалась чудесной осенней природой. Были последние солнечные дни. Пора золотой осени. Солнце освещало золотистые верхушки деревьев.
 Тут Дина увидела,  как люди рубили лес. В какой-то момент ей стало жалко природу.
Она подошла к одному из них стройному мальчишке лет 15 с печальными карими глазами, острым носом, пухлыми губами и русыми волосами, одетому в серый  спортивный костюм, белые носки и синие кроссовки,  и спросила:
- А что они делают?
Он серьёзно посмотрел на неё и сказал:
- Сама что ли не видишь?
Она строго посмотрела на него и сказала:
- А почему же ты не вмешаешься, не скажешь им, чтобы они прекратили? Ведь ты же их знаешь.
Мальчишка печально посмотрел в смелые глаза девушки.
- Потому и не вмешиваюсь, что знаю.
Дина подошла к пожилому мужчине лет 40 с серыми глазами, острым носом, тонкими губами и светлыми волосами, одетому в синюю спортивную куртку, белую толстовку, чёрные брюки, белые носки и коричневые ботинки рубившему клён и сказала:
- Перестаньте рубить лес.
Мужчина обернулся и, достав нож, ударил её. Когда мальчик увидел , что Дина лежала без сознания, он достал платок и затянул рану на руке. После чего он вызвал "Скорую", которая приехала через десять минут.
Когда Дина пришла в себя, она увидела большую светлую больничную палату. Она лежала на просторной койке, а возле неё сидел её спаситель.
 - Где я? - спросила она. - Где мои мама и папа?
 Мальчишка улыбнулся и сказал:
 - Только не волнуйся. Ты в больнице. Твои родители в ординаторской, договариваются с врачами по поводу  твоей операции... Есть хочешь?
 Дина кивнула головой. Мальчик взял с полки грушу, разрезал её и стал кормить Дину.
 Накануне операции спаситель Дины накормил её хлопьями с молоком и напоил апельсиновым соком.  Когда же прошла операция, его первым пригласили навестить её.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил он.
Она устало улыбнулась и сказала только одно:
- Обошлось. Спасибо тебе.
Потом же она спросила:
-  Как тебя зовут?
Мальчик улыбнулся и сказал:
- Андрей. Андрей Совин. А тебя?
Дина назвала себя.
Дина задорно улыбнулась и сказала:
- Меня тогда только ранили, только ни мама, ни папа, ни Валдис не знали, буду ли я жить. Однако благодаря Эндрю всё обошлось. а потом мы уехали из города.
                Рассказ Дмитрия
Когда Дмитрий и Дина закончили свои воспоминания, Варя спросила:
- Милый, как же тебе удалось бежать из плена?
Дмитрий только улыбнулся и начал свой рассказ.
Дмитрий Резников был в командировке, когда Варю и Мишу взяли в заложники и поселили в бараке. Это случилось в поезде, когда Варя с сыном ехали к бабушке - матери Дмитрия, которая без памяти любила сына, невестку и маленького внука. Вернувшись, он увидел записку, написанную Вариной рукой:
«Не ищи нас. Так будет лучше для нас и для тебя. Помни только, что я всегда любила, люблю, и буду любить только одного человека - тебя, Дима. Прощай не поминай лихом, твоя Варя»
Варя прослезилась и сказала:
- На самом деле, как только я узнала, что за нами следят, я слезла с поезда. Мне просто не хотелось приносить страдания маме.
 Дмитрий позвонил в милицию. Там попросили подождать. Затем кто-то позвонил  Дмитрию и сказал,  что Варя и Миша находятся в надёжном месте.
- Я сразу же понял, что это за «надёжное место» - сказал Дмитрий, - когда я поехал искать вас, я встретил одного человека. Это был человек лет 50 с добрыми зелёными глазами, острым носом тонкими губами и короткими чёрными волосами. Он же поделился со мной своим горем.
«Три года назад, - сказал он мне,- у меня бесследно исчез брат. Я, конечно, ужасно испугался тогда и начал его искать. Однако все мои попытки найти его были тщетными. И тогда его отправился искать мой единственный сын Егор. Однако вскоре мой брат Василий нашёлся. Он был вынужден уехать. А о Егоре по-прежнему нет вестей. Вы не думайте, Егор не был бандитом или наркоманом, чтобы просто так пропасть. Наоборот, это был хороший мальчик, добрый, умный, вежливый и очень красивый. И самое главное, у него была железная воля, и если он не хотел чего-либо делать, его никто не мог заставить».
       Я же усмехнулся и сказал, что и на старуху бывает проруха, но мужчина лишь прослезился и сказал, что у его сына никогда дурного и в мыслях не было.
       Тогда я поклялся отыскать Егора. Тот человек же вручил мне фотографию Егора и попросил отнести её в милицию. Однако, в милиции просили подождать. Дело в том, что два дня назад без вести пропала дочь  друга майора Сергеева подполковника Розиса Диана. Однако как я вижу, она уже нашлась.
Тут Варя с опаской посмотрела на Дмитрия и сказала:
- Только, прошу тебя, не проболтайся, иначе Дину убьют.
Дмитрий же с улыбкой посмотрел на Дину и сказал:
- В таком случае, я думаю, тебе не составит труда проникнуть в их банду. Не бойся, пока мы живы, тебя никто не тронет.
Дина же усмехнулась
«А я и не боюсь», - подумала она.
Тогда Дмитрий вручил ей фотографию. Взглянув на неё, Дина ахнула. С фотографии на неё смотрел человек, как две капли воды похожий на Валдиса, одетый в серую рубашку.
Она хитро улыбнулась и сказала:
- Сделаю всё, что в моих силах
       Встреча с Алексеем.
На следующий день в восемь часов вечера Дина пошла по направлению, которое назвал ей Дмитрий. Ночь выдалась дождливой, поэтому девушка шла по вязкой грязи. «Здесь даже хуже, чем в болоте» - подумала Дина.
Тут откуда не возьмись, появился серый «Хёндай». Дина надела на голову синий платок и подошла к машине. Водитель сразу же притормозил и открыл окно.
- Могу ли я вам чем-нибудь помочь? - спросил он мягким голосом.
Диана сразу же изучила водителя взглядом: это был стройный мужчина лет 40 приятной наружности. У него были добрые карие глаза, острый нос, тонкие губы и тёмные волосы. Одет он был в дорогую серую куртку и чёрные брюки, а обут в белые носки и чёрные  ботинки.
Дина же улыбнулась и сказала:
-  Да. Мне нужна улица Лимоновская дом 8.
Водитель сразу же переменился в лице. Улыбка его сменилась задумчивостью, и он сказал:
 - Туда я не поеду. А вам тем более не советую. Я уже как-никак в возрасте, всё равно жить хочу. Всё-таки у меня семья: жена, двое ребят и одна дочка.  А вам в ваши двадцать пять лет вообще нельзя рисковать.
Дина опешила. Незнакомец видел её в первый раз, как и она его, однако он уже знает, сколько ей лет. И потом, откуда он знает, что там опасно.
- Откуда вы знаете, что мне двадцать пять лет? - спросила она.
Водитель усмехнулся, полез в бардачок и достал оттуда какую-то газету и передал Дине. Узнав, что её разыскивают, она спросила:
- Что же мне теперь делать?
Водитель задумался:
- Одной вам там не справиться. Вот что, сейчас мы поедем ко мне, и по дороге вы всё мне расскажете.
Он открыл дверь и пригласил Диану в машину. Она села и сразу же изучила салон машины. Это был просторный светлый кожаный салон с красивыми сидениями. Дина сняла куртку боясь, что может его испачкать, однако водитель сказал:
- Оденьтесь. Холодно.
Когда Дина призналась в своих страхах, водитель улыбнулся:
- Не волнуйтесь.
Он сразу же узнал Дину, однако, заметив, что она его не узнаёт, и понимая, что она может испугаться, если поймёт, что он её знает, чтобы не вызвать подозрений спросил:
 - Извините, как вас зовут?
Дина улыбнулась и назвала себя. "Совсем не изменилась", - заметил водитель, после чего представился:
- Вадим Васильев. Так вот, Диана, дилетантом в вашем деле быть не просто бесполезно, но и опасно.
Дина усмехнулась и достала из кармана справку и сказала:
- Прочитайте.
Когда Вадим прочитал, он улыбнулся и сказал:
 - Вот что сейчас вам надо спрятаться. Я живу здесь неподалёку. А с этой бандой, думаю, нам легче будет справиться вместе. В конце концов, у меня с ней свои счёты.
Проехав метров десять и въехав в тоннель, они остановились.
- Так вот, - сказал Вадим, - Стая - такая банда, в которую можно попасть невольно. Так вот, для начала, они выполняют просьбу отыскать человека, затем найдёныша принуждают  жить по своим правилам, и оставляют жить при условии, что информация, которую он получит в стенах местонахождения Стаи, останется конфиденциальной и человек никуда не исчезнет. Если же он попытается нарушить условия договора, то в лучшем случае он останется инвалидом, а в худшем, - тут он прослезился, - они его и вовсе лишат жизни. Поэтому я и распространил слух о гибели своего сына, в то время как сам предоставил ему временное убежище. Достаточно того, что, благодаря стараниям Стаи, у меня пропал близкий родственник.
Дина испуганно взглянула на Вадима. Узнав про Стаю, она вспомнила письма отца, которые мать регулярно получала из того плена, который отец называл командировкой.
«Хорошая командировочка, - думала она, - с путёвкой на тот свет».
Тут она заметила две фотографии 3Х4, с  одной из   которых на неё смотрело лицо молодого голубоглазого шатена лет 26 с острым носом и тонкими губами, одетого в синюю спортивную куртку, и белую рубашку. На другой  фотографии Дина увидела   как две капли воды похожего на него маленького мальчика лет трёх с задумчивыми голубыми глазёнками, острым носом и тонкими губами, одетого в синюю рубашку.
 Вначале Дина решила, что фотография молодого человека  сделана давно, однако тут она заметила дату. Фотография  была сделана девятого марта сего года
 "Господи! Живой! Алёша, мой милый, самый лучший, самый любимый мой Алёшенька. Живой! А я же знала. Я чувствовала - думала она. - Интересно, а что это за мальчик на фотографии напротив? Мне Алёша рассказывал только о сестре. Хотя, скорее всего это сын водителя Вадима и к Алёше никакого отношения не имеет. Но только он так похож на Алёшу. И потом, для чего бандитам мог понадобиться такой малыш? Ведь мой ребёнок сейчас был бы его ровесником".
 Неожиданно для себя она радостно  шепнула
 "Алексей! Живой!"
 Вадим, не расслышав её, серьёзно взглянул на неё и спросил:
-Ну как, вы согласны с тем, чтобы я вам помогал?
Дина отрицательно покачала головой.
- Они же могут вас убить, - сказала она.
Вадим же усмехнулся и сказал:
- У них руки коротки.
Услышав эту фразу, Дина с надеждой посмотрела на Вадима.
"Слова  Алёши и Эндрю, - думала она, - интересно, откуда он их знает? Хотя у него Алёшина фотография. Так что, вполне вероятно, что, либо он его родственник, либо он  сыщик, которого попросили найти  Алёшу. Но кто и зачем?»
Незаметно для себя, она утвердительно кивнула головой. Вадим улыбнулся,  и они поехали в сторону его дома. Всё время поездки Диана думала, откуда появившийся в этих местах незнакомец мог знать её возраст. Ведь она видела его в первый раз в жизни. Или не в первый?
Дина пристально вглядывалась в зеркало заднего вида. В нём отражалось лицо ещё не старого человека  с карими уставшими, однако, не лишёнными обаяния глазами, острым носом, тонкими губами и тёмными волосами.
«Бред! – думала она. – Где я могла его видеть. Хотя Нежинск, информация о моём возрасте, фотография Алёши. Кажется, это его отец. Хотя может быть это и не он. Боже мой, как странно».

И вдруг перед глазами у неё встал день, когда она решила отыскать дом приёмных родителей своего ребёнка. Тот день она не забудет никогда.
 В тот день она отправилась в паспортный стол, чтобы раздобыть адрес, по которому проживал Рома. Тогда ей дали адрес родителей  Алексея.
 Она вопросительно посмотрела на работницу паспортного стола и спросила:
 - Вы ничего не путаете? Алексея уже два месяца как нет в живых.
 Пышная светловолосая девушка с каре-зелёными глазами, круглым носом и пухлыми губами пожала плечами и сказала:
 - Я ничего не знаю по поводу вашего Алексея. Вы просили дать адрес, по которому проживает Васильев Роман Вадимович, я вам дала.
 Дина попросила прощения и направилась по указанному адресу. Всю дорогу она думала что скажет родителям Алексея.
 "Я ничего им не скажу, - решила она наконец, - ведь если Алёша погиб, мой малыш для его матери - единственная отдушина. А если он хоть немного похож на Алёшу, тогда у меня нет никаких шансов даже взглянуть на своего ребёнка".
 Достигнув намеченной цели, она пришла в дом, где жила семья Алексея. Когда она вошла в подъезд, её остановила девушка-почтальон, лет 20 с голубыми глазами, острым носом, тонкими губами и русыми волосами, одета в синюю спецодежду, белую блузку и обутая в белые чулки и белые туфли. Подойдя к Дине девушка спросила:
 - А вы к кому, девушка?
 Дина улыбнулась и произнесла дрожащими губами:
 - В сорок седьмую квартиру. А вам зачем?
 Девушка улыбнулась и сказала:
 - Тогда вот, передайте им, пожалуйста телеграмму от брата Вадима Витальевича.
 Дина взяла телеграмму. А девушка сказала дрожащими губами:
 - Прочитайте её, пожалуйста, вслух. Может быть, Паша нашёлся и живёт у отца?
 Дина серьёзно посмотрела на неё и сказала:
 - Извините меня, пожалуйста, но читать чужие письма и телеграммы - бестактно, - после чего она поднялась на нужный этаж и позвонила в дверь.
  Ей открыла светловолосая женщина лет 40 со светлыми глазами, острым носом и тонкими губами, одетая в серую кофту, синие джинсы, кремовые чулки и белые шлёпанцы. Посмотрев на Дину вопросительным взглядом, она сухо спросила
 - Вам кого, девушка?
 Дине казалось, что произнеси она хоть слово, она тут же разрыдается. Поэтому, глубоко вздохнув, она спросила:
 - Простите это квартира родителей Алёши? Простите, Алексея Васильева?
 Женщина подтвердила и тут же спросила:
 - А кем вы ему приходитесь?
 Дина посмотрела на неё сквозь слёзы и, с трудом сдерживая презрение к себе, произнесла как можно вежливее.
 - Подруга... Нет, скорее знакомая, которая очень виновата  перед ним.
 Тут Нелли Сергеевна вскрикнула. После чего она открыла дверь и, подойдя к Дине,   сказала:
 - Я знала, что ты придёшь. Теперь ответь, для чего ты здесь?
Дина виновато посмотрела на женщину и сказала
 - Просто меня попросили передать Вам телеграмму и письмо от брата Вашего мужа.
  Женщина взяла телеграмму и сказала:
 - Спасибо большое! Это всё?
 Дина отрицательно покачала головой и сказала
 -В  Вашем паспортном столе сказали, что по этому адресу проживает Рома Васильев, мальчик полутора лет от роду.
 Женщина кивнула головой и сказала:
 - Малыш действительно живёт здесь. А зачем он тебе?
 Дина прикусила губу и проговорила, едва сдерживая слёзы:
 - Это мой сын.
 Нелли Сергеевна с укором покачала головой. Дина сквозь слёзы посмотрела на неё и сказала:
  - Я хочу увидеть своего сына. Я клянусь, я его не заберу. Теперь я не имею на это никакого права. Только, пожалуйста, дайте мне посмотреть на  него. Я просто хочу убедиться, что мой мальчик жив и здоров.
 Нелли Сергеевна с пониманием посмотрела на неё. Ведь она также просила прощения у Вадима, когда хотела просто встретиться с Алексеем, однако она тут же серьёзно посмотрела на неё и спросила:
 -А как отнесётся твой отец, если узнает про твоего ребёнка?
 Дина решительно посмотрела на неё и сказала:
 - Не напоминайте мне про отца.  Теперь я хочу забыть про этого человека.
 Тут Дина ясно услышала голос Вадима, который спросил:
 - Нелли, кто там пришёл?
 Нелли обернулась и крикнула:
 - Телеграмму и письмо от Михаила принесли.
 Последовала минутная пауза. После чего голос Вадима поинтересовался:
 - От какого Михаила?
 Нелли помолчала после чего ответила:
 - От твоего брата. И, может быть,стоит уже зарыть топор войны?
 После чего, Вадим сказал:
 - А я не хочу иметь никакого дела ни с братом, ни с кем-либо другим,кто оставил собственного ребёнка. После того как мой брат оставил свою семью, я поссорился с этим путешественником. А теперь, когда не исключено предположение, что моего племянника Павлика больше нет, никакого Михаила для меня не существует.
 Дина прослезилась, понимая, что если Вадим не смог простить родного брата за брошенного им ребёнка. то что уж говорить о ней. Нелли же вышла на лестницу и сказала:
 - Ты успокойся, пожалуйста, и, прошу тебя, никогда больше сюда не приходи.  Ты этим сделаешь больно и себе,  и Роме.
 Тут Дина посмотрела сквозь слёзы на Нелли и, достав из сумки блокнот и ручку, написала номер своего телефона. После чего обратилась к ней:
 - Это номер моего местного сотового. Я прошу Вас, когда Вы соберётесь навестить Алёшу, пожалуйста сообщите мне.
 Нелли взяла листок и сказала:
 - Только если он захочет тебя увидеть.
 Дина с пониманием посмотрела в сторону Нелли и ушла. Вадим же попросил у Нелли телеграмму и, надев очки, прочитал:
"Вадим зпт если ты прочтёшь это письмо зпт дай знать тчк Михаил тчк"
Ехидно усмехнувшись, Вадим попросил у Нелли письмо и сказал:
 - Мне просто интересно, о чём хочет поведать мой путешественник.
Когда Нелли передала ему письмо, он вытряхнул его на стол. Затем начал читать вслух:
"Здравствуй, Вадик, - писал Михаил. - Я знаю, что в свете последних событий, которые произошли с моим сыном Пашей, которого я видел всего четыре раза за двадцать шесть лет, я стал для тебя абсолютно чужим человеком. Но ты пойми, мы с моей Светой были абсолютно разными людьми, а Паша очень любит свою маму. Но я ни в чём его не виню. Я всегда очень любил моего мальчика, хотя и был для него всего лишь "знакомым его дяди". Однако я очень рад, что он не знал меня настолько близко. Негоже ему иметь такого слабого отца. Ведь он именно такой человек, которым я могу гордиться до конца своих дней: хороший, умный, честный, добрый, милый, находчивый человек с золотыми руками, не менее золотым сердцем и ещё более золотой головой. Самый лучший мужчина на свете и мой самый дорогой мальчик.
 Я очень сильно виноват перед вами и знаю, что просить у тебя прощения будет нелегко. Но как говорила наша мама: "общее горе сближает не только самых близких людей, но даже заклятых врагов". А у меня нет на этом свете никого ближе тебя и Павлика.
 Заканчиваю писать. Боюсь, заплачу. А ты не должен  видеть разводов чернил от моих слёз. И потом, как говорила наша мама: "мужчины народ сильный и плакать они не должны. А если они и плачут, то глубоко внутри. А её мальчики сильнее вдвое, ведь они дети самых сильных и смелых людей на Земле - хирурга госпиталя Ольги Александровны Красновой-Васильевой и военного моряка, прекрасного человека и самого лучшего мужа и отца Павла Витальевича Васильева. Поэтому им плакать вообще грешно".  Обнимаю тебя крепко, братишка. Михаил".
 Вадим прослезился и сказал:
 - Нелли, пойди, пожалуйста, завтра на почту и пошли Мише ответ. Скажи, что Вадим готов сделать шаг к перемирию. Мишка прав, общее горе сближает даже врагов, а мы - родные братья. И потом, вы с Алёшей и Аней и он со своей женой Светой, которую я очень люблю как сестру,  и моим племянником Павликом - мои самые родные и близкие люди. Хочу чтобы вы знали, что у меня нет никого на этом свете любимее вас. Ладно, иди спать. Завтра рабочий день. Я сейчас приду.
 Когда Нелли, пообещав Вадиму выполнить его просьбу на следующий день,  скрылась из вида, Вадим снял очки и, выключив свет, тихо заплакал.
 Нелли не любила плакать при Вадиме. Поэтому, едва скрывая слёзы,  она прошла в комнату Ромы, легла на кушетку и заплакала.
 А Диана, придя домой достала из ящика письменного стола листок бумаги и ручку и написала записку, следующего содержания:
 "Уважаемые родители и дорогой Валдис! Я ухожу навсегда, непонятая ни вами, ни Нелли Сергеевной, матерью Алёши. И всё же прошу вас понять меня и простить. Ваша Д. Р.  (она всегда ставила свои инициалы вместо подписи)
 После чего она нашла сильнодействующее снотворное, и закрывшись в ванной, открыла упаковки и принялась глотать таблетки. Однако позже выяснится, что попытка самоубийства была неудачной.

 Тут она вскрикнула. После долгого нахождения в одном и том же положении, она почувствовала боль в области живота. Когда она призналась в этом Вадиму, он с тревогой посмотрел на неё. В душе же он ликовал.
«Видно вспомнила, что была матерью», - думал он
Однако, чувствуя  тяжёлое положение девушки, он достал из аптечки лекарство. Приняв его, Диана почувствовала, что боль отступила. Почувствовав себя лучше, она улыбнулась и сказала:
 - Какой у вас милый ребёнок.
 Вадим вздрогнул. Ещё минуту назад он думал, что Дина всё вспомнила. И вот его надежда растворилась в воздухе. Тут он резко остановил машину и спросил:
 - Это мой сын Рома. А вы что же действительно ничего не помните?
 Дина отрицательно покачала головой. И вдруг она сказала:
 - Просто что-то мне подсказывает, что моему ребёнку сейчас было бы столько же лет, сколько Вашему Роме.
  Когда они подъехали, Вадим вышел из машины и, подойдя к двери коричневого двухэтажного дома, постучал в дверь  Однако дверь никто не открыл, лишь чей-то звонкий юношеский голос осторожно спросил:
 - Кто там? - когда ответа не последовало, его голос стал смелее. - Диана Розите, ты? Хорошо, что ты пришла. Я хочу прямо в лицо сказать тебе всё, что я о тебе думаю.
 Услышав своё имя, произнесённое знакомым голосом, Дина вздрогнула. Ей казалось, что ещё немного,  и она заплачет навзрыд.   Вадим обернулся в сторону Дины и подумал:
  "А ведь он всё ещё ждёт её". - Вслух же он сказал:
- Алексей, открой, пожалуйста. Это я.
Дверь открылась, и перед Диной предстал Алексей Королёв. Он ничуть не изменился: те же большие светлые глаза, острый нос, тонкие губы и русые волосы. Одет же он был в синюю рубашку, светлые брюки, белые носки и серые шлёпанцы. Увидев Дину, он улыбнулся:
"Не может этого быть, - думал он. – Значит, она жива? Значит, они её  не убили? Господи, если бы кто-нибудь знал,  как я счастлив"
Тут он откашлялся и сказал:
- Здравствуй, Диана. Что ж, выходит,  мир, действительно, тесен.
Дина кивнула головой и сказала:
- Мне же говорили, что тебя... - тут  она запнулась, боясь всуе произнести роковое слово 
 Алексей холодно посмотрел на неё.
- Что меня что? - спросил он.
 Дина заплакала и, обняв его, сказала:
  - Что ты  пропал без вести.
Он же усмехнулся  и, резко убрав  руки Дины,  сказал:
- Теперь можешь считать, что нашёлся.
После этой фразы он холодно улыбнулся  и, обратившись к Вадиму, сказал:
- Кстати, папа, знакомься. Это та самая девушка, которую я столько времени искал - Диана Розите. Моя лучшая подруга и... - тут он замолчал. Вадим же серьёзно посмотрел на него. Он никогда не любил, когда Алексей что-либо не договаривал или скрывал от него.
 Подойдя к Алексею, он пристально посмотрел на него и сказал:
 - Договаривай, кто такая Диана Розите, кроме того, что она твоя лучшая подруга?
 Алексей глубоко вздохнул и, посмотрев на Дину с презрением, ответил:       …
-… мать Ромы. - После  чего он холодно посмотрел на Дину и рассказал, что он уже не чаял увидеть её в живых.
Тут он взглянул на большие настенные часы и сказал, зевнув.
- Ладно, вы как хотите, а мне завтра рано вставать. Завтра Рому  нужно будет забрать из садика  с пятидневки, а я ему ещё аквариум  обещал купить.  А на выходные мы в аквапарк собирались. Всё-таки я давно обещал ребёнку...  Да и потом, Дина, мне нужно выспаться перед тренировкой.  -  После чего он направился наверх.
Последовала пятиминутная пауза. Вадим ощущал неведомое ранее презрение к Дине, девушке, которой пять минут назад доверил тайну Алексея. Дина же чувствовала угрызения совести за то, что предала Алексея, не смогла, убедиться, что все слухи о его уходе в мир иной  преувеличены, не смогла его найти и всё объяснить.
Вадим первым нарушил молчание. Холодно взглянув на Диану, он спросил:
- Как вы могли, Дина? Вы  же мать.
Дина стыдливо посмотрела на него и сказала:
- Я испугалась, Вадим. Поймите, у меня в семье никто бы не принял этого ребёнка.
Вадим холодно посмотрел на неё и сказал:
-  Вы могли бы воспитывать ребёнка в своей семье с Алёшей.
  Дина холодно посмотрела на него и сказала:
- Так получилось, что в тот день, когда я хотела поговорить с Вами, по поводу Ромы и Алёши, мы с моим братом попали в аварию. А когда в больнице я пришла в себя, мне сказали, что  Рома умер,  через   несколько дней  после  посещения моим братом  родильного дома. Когда же я пришла домой, мне казалось, что жизнь моя оборвалась. Я нашла у мамы в сумке сильнодействующие таблетки  и приняла, казалось бы, сильную дозу, однако тут вошёл Валдис. С трудом приведя меня в чувства, не без нравоучений он приказал мне выбросить всякую дурь из головы. Да и потом, я поняла, что ещё не совсем готова к семейной жизни. А моя мама невзлюбила Алёшу, как только я во всём ей призналась.
Сказав это, она испуганно посмотрела на Вадима. Ей казалось, что он  будет читать ей мораль, что она, а не её родители, обязана заботиться  о воспитании малыша. Однако  этого не последовало. Взглянув на Дину сквозь слёзы, он сказал:
- Простите, Дина, к сожалению, вы правы. Я, как только увидел ваших родителей, понял, что они никогда не полюбят Алёшу, а, следовательно, и вашего малыша. Ладно, пойдёмте.
 И они с Диной поднялись  наверх. Наверху были две комнаты. Одну из них занимал Алексей, а вторую - Рома.  Вадим открыл дверь большой комнаты и сказал:
- Сейчас Рома в саду. Так что комната свободна. Сегодня вы можете переночевать здесь, однако, если вам будет трудно туда зайти, вы можете переночевать в моей комнате, а я переночую здесь на раскладушке. Ещё я могу открыть вам гостиный зал.
 Дина отрицательно покачала головой и  попросила разрешения пройти к Алексею. Вадим улыбнулся и сказал:
  - Ладно. Я пойду спать. Вы тоже недолго разговаривайте. Всё-таки, завтра рабочий день.
 Дина вошла в  комнату, в которой спал Алексей.  Она была большая и светлая. В центре комнаты находилась огромная кровать. На окнах были зелёные шторы, а на столе у окна стояла жёлтая настольная лампа. В углу комнаты находился шкаф, в одном из разделов  которого висела хоккейная форма Алексея и лежали  его коньки, а в другом -  верхняя одежда. В левом углу комнаты находилась полка, на верхнем ярусе которой находился телевизор, а на нижнем -   DVD.  На стене же висел портрет Дины, нарисованный Алексеем.  На нём она была изображена 18-летней девушкой в тёмно-красном платье  с большим веером в правой руке, сидящей у берега моря и смотрящей вдаль. На ногах у неё были красные босоножки.
Алексей лежал на кровати, погружённый в недавние воспоминания. Перед его глазами предстал тот день, когда он узнал об аварии с участием Дины.

 В тот день их команда "Заря" выиграла  первый матч чемпионата. Когда же Алексей собрался уходить, тренер, пожилой светловолосый мужчина лет 56 с серыми глазами, острым носом и тонкими губами,  подозвал его к телефону.
- Аркадий  Дмитриевич, прошу вас, пожалуйста, передайте ей, чтобы она забыла этот, да и мой номер навсегда, - сказал он злобно. – Как бы сильно она меня не любила, за то, что она оставила Рому,  я её никогда не прощу.
Тренер  серьёзно посмотрел на него и сказал:
 - Это твой отец.
 После этих слов Алексей пристально посмотрел в глаза тренера. В них застыли слёзы. Ужаснувшись, он спросил дрожащим голосом:
 - Что случилось? Что-то не так с маленьким?
 Тренер отрицательно покачал головой и сказал:
 - Слава Богу, с Ромой всё в порядке.
 Однако эти слова Алексея не успокоили. Он подошёл к стене и прижавшись к ней спиной, спросил:
 - Что-то с ним самим?
 Тренер  снова отрицательно покачал головой и, попросив Алексея не перебивать его, сказал:
- Твой отец говорит, что твоя подруга и её брат  разбились на машине.
Алексей  пять минут стоял неподвижно. Когда же он пришёл в себя,  он спросил:
 - А она? Как она?
 Тренер откашлялся и сказал:
- Врачи говорят,  что пока её состояние стабильно тяжёлое. Два дня она уже без сознания. Поэтому, к сожалению, никакой надежды нет. А её брат каким-то чудом  отделался гематомой на колене и парой-тройкой ссадин на ладонях. Но, разумеется, он очень подавлен.
Тут Алексей откашлялся и сказал:
   - Но ведь Вадим мог обознаться. Мало ли машин марки "Волга" по городу гоняют?
 Тренер холодно посмотрел на него. После чего сказал:
 - Вадиму Павловичу передали в участке вещи пострадавшей, среди которых он узнал заколку Ани которую она подарила твоей подруге.
Алексей почувствовал, словно внутри у него что-то оборвалось. Он быстро собрался и сказал:
 - Мне домой нужно. К сыну. Срочно. Отца наверняка вызовут в агентство. Прощайте, Аркадий Дмитриевич.
Аркадий Кузьминский тревожно посмотрел на него. Сейчас он чувствовал, что если он отпустит Алексея, тот может совершить всё что угодно. Поэтому он сжал его руку и спросил:
 - К какому сыну? Ты что? Что ты задумал?
 Алексей взглянул на него равнодушно и сказал:
 - Виноват, к Роме. Ваш Вадим Павлович наверняка поехал в агентство, оставив малыша на произвол судьбы.
 Аркадий с улыбкой посмотрел на него и сказал:
 - Твой отец сказал, что он уже попросил  свою давнюю  подругу Нелли посидеть с Ромой.
 Однако Алексей, словно не услышав его, направился к выходу и у порога бросил следующую фразу:
 -Если что не так, простите, ради Бога. Не поминайте лихом.
Пока он шёл, он долго думал над словами тренера, которые эхом звучали у него в ушах: "каким-то чудом отделался гематомой и парой-тройкой ссадин на ладонях". Тут он горько усмехнулся и подумал:
 "Тут никаких чудес быть не может, кроме его сестры, которая любит его настолько, что наверняка пожертвовала своей жизнью, чтобы он остался жив. Да и гематому наверняка Валдис получил незадолго до аварии. А ссадины мог получить и при нелепом падении или на задании. И потом, что за "давняя подруга Нелли" может быть у самого известного однолюба города Нежинска Вадима Павловича Васильева? Неужели это мама? Да нет, не может быть! Он же сам сказал, что никогда её не простит".

 Когда  через двадцать минут  он пришёл  домой сам не свой, он, ничего не замечая,  вошёл в свою комнату и, со слезами на глазах посмотрев на Рому, который лежал  в кроватке, укрытый  синим одеялом, спросил:
 - А где же папина давняя подруга, Ромео? Как же папа  смог доверить тебя женщине, которая осмелилась оставить тебя одного?
 Тут в комнату прошла Нелли Сергеевна, державшая в руках кружку с приготовленной для Ромы манной кашей, и, серьёзно посмотрев на него,  сказала:
  - Во-первых, здравствуй, сын. Во-вторых, подруга Вадима стоит в нескольких шагах от тебя, а в-третьих, Вадим поехал в агентство.  В конце концов, работу ещё никто не отменял.
 Алексей же улыбнулся и, поздоровавшись с матерью, сказал:
 - Значит, я был прав, когда подумал, что это ты "давняя подруга" Вадима?
 Нелли Сергеевна улыбнулась и подтвердила это. После чего спросила:
  - А почему ты пришёл так рано?
 Алексей сморщился, будто бы от боли и сказал:
 -  Икроножную мышцу растянул. Сама понимаешь, тут уж не до тренировки.
 Нелли Сергеевна сквозь слёзы посмотрела на сына и сказала:
 - Не лги матери. Я видела из окна, как ты шёл. Ты шёл как обычно, не прихрамывая.
 Он взглянул на мать сквозь слёзы и сказал:
 - Что ж, я действительно обманул тебя. Со мной всё в порядке.
 Нелли взглянула на сына тревожным взглядом и спросила:
- Что-нибудь в хоккейном клубе?
Снова отрицательное качание  головой. После чего, равнодушно взглянув на мать, он проговорил дрожащим голосом:
  -У меня подруга в аварию попала.
После чего, улыбнувшись через силу,  он спросил:
 - Значит,  Вадим  простил тебя, мама?
 Нелли кивнула головой и сказала:
 - Ему ничего не оставалось делать, Алёша. Кто-то же должен посидеть с малышом, раз его матери недосуг.
 Алексей горько посмотрел на неё. После чего истерически засмеялся. Когда мать попыталась его успокоить, он крикнул:
 - За что вы все так её ненавидите?! Чем она заслужила? Тем, что её отец меня терпеть не может? Так не её  это вина. Она виновата лишь в том, что  любила  отца Ромы, простого жалкого труса.
 Нелли ласково посмотрела  на него и сказала:
 - Успокойся, пожалуйста. Лучше скажи, как к вам попал этот малыш? Ведь Вадим сказал, что на данный момент он одинок и что ребёнок не его сын. И почему ты так нелестно отзываешься о его отце? Ты что, его знаешь?
 Алексей взглянул на мать сквозь слёзы и сказал:
 - Я знаю его даже лучше, чем вы думаете, Нелли Сергеевна.  Рома Васильев, этот  несчастный мальчик, мой сын. Мой и моей подруги Дианы Розите.
 После чего он улыбнулся устало  и сказал:
 - Ладно, мама, иди. Анна наверняка ждёт. Я сам покормлю Рому. Всего хорошего.
 Нелли взглянула на него сквозь слёзы и сказала:
- Всего доброго, сынок.
  Нелли вышла и встала за дверью. "Неизвестно, что может прийти ему в голову после аварии, в которой пострадала эта особа, -  думала она. - А насчёт Ромы можно было и так догадаться. Ведь он - маленькая копия Алёши. Да и Вадим сказал, что если я соглашусь посидеть с Ромой, я очень помогу Алёше»
 После того, как она убедилась, что сына можно оставить с ребёнком, она пошла домой. Алексей словно ждал этого момента.
 Посмотрев в окно и уловив дальние шаги матери, Алексей вышел на лестницу и попросил пожилую соседку посидеть с малышом, до прихода Вадима.
- Только прошу вас, не торопитесь, - сказал он. - Мне ещё нужно собраться. Пока можете руки помыть. У нас что-то с краном
 Пока она шла,  Алексей прошёл в квартиру и, взяв кружку, прошёл в большую и светлую  комнату. Поев, Рома тут же закрыл глаза и заснул. Алексей же  взглянул на спящего Рому и сказал:
- Прости меня, пожалуйста, сын. За всё прости, сынишка. И помни, что бы тебе не говорили про твоих родителей, мы с твоей мамой очень любим тебя.
После чего он прошёл в ванную и, достав опасную бритву Вадима, начал  неумело резать вены. Он успел лишь крикнуть имя Дины, как в ванной появился Вадим, который сразу же перетянул руку Алексея жгутом, сделанным из бинта,  и вызвал Скорую.
Очнувшись в ярко освещённой палате, Алексей спросил:
- Где я? Почему здесь так светло? Я что в раю?
Вадим серьёзно посмотрел на него и сказал:
 -Самоубийц в рай не принимают. Тем более, таких, как ты. Ты о матери, о Роме, об Ане и обо мне подумай.
Алексей посмотрел  рассеянным  взглядом вначале на перевязанную руку,  которой в тот момент он был подключён к капельнице, затем на Вадима и сказал:
- Диана Розите...
 Тут он потерял сознание. Вадим быстрым шагом направился к медицинскому посту. Через минуту он в сопровождении медицинской сестры Яны Крупицыной, стройной женщины лет 50 с карими глазами, греческим носом, тонкими губами и светлыми волосами, одетой в белый халат и кремовые колготки, а на ногах которой были серые туфли, вернулся в палату.
 Медсестра сразу же достала шприц и ввела Алексею внутривенное лекарство. Спустя несколько минут,  Алексей пришёл в себя. Вадим слабо сжал его руку и сказал:
 - Отныне, мама никогда не будет оставлять тебя без присмотра.
 Казалось, что состояние Алексея  не вызывает опасений. Однако Вадима волновало имя любимой девушки Алексея, произнесённое неожиданно.
 Он ударил Алексея по щекам и спросил:
 - Что ты хотел сказать  про Диану Розите?
 Алексей посмотрел на него серьёзно и сказал:
- Она оставила нас. Сначала нашего сына, потом меня. Она лишила меня смысла жить. И что мне теперь делать, папа?
Вадим смотрел на него также серьёзно. Когда же Алексей посмотрел на него вопросительным взглядом и повторил свой вопрос, он сказал:
- Жить. Жить за двоих. Ради  мамы, ради Ани, ради малыша,  ради меня, ради себя, ради Дианы, наконец. Ведь ты её очень любишь, и она тебя тоже наверно любила. Ведь я прав?
Алексей улыбнулся, кивнул головой и подумал:
«Придётся жить за двоих», - и, казалось, в тот момент ему всё было безразлично.

Дина села возле Алексея и провела рукой по его волосам. Он же повернул голову в её сторону, и Дина впервые увидела слёзы на его глазах.
Он же злобно посмотрел на неё и спросил:
- Что тебе нужно?
Дина виновато посмотрела на него и сказала:
- Прости меня, пожалуйста, но ты же понимаешь…
Алексей с презрением посмотрел  на неё. Она же вспылила:
- Только не надо на меня смотреть так, словно я тебе жизнью обязана.
Алексей же серьёзно взглянул на неё.
-Что ж, - сказал он. – Ты права. Ты действительно  обязана жизнью, только не мне, а Вадиму и моей маме. Но,  прежде всего, Роме. Ведь ты мать.
На глазах Дины появились слёзы. Однако она вытерла их и сказала:
- А ты отец. Так что, Алёшенька, мы оба виноваты. И не надо тревожить мне душу. Мне, между прочим, самой плохо  от того,  что я сделала.
 Понимая, что Дина оставила сына, не столько думая о себе, сколько боясь упрёков со стороны своей  семьи, Алексей посмотрел на неё добродушно, обнял её и сказал:
- Что ж, может всё и к лучшему. Ведь мы бы всё равно расстались. Твой батя - полная  противоположность Валдиса и Игоря Петровича Сергеева. А Рома... Рома будет самым счастливым на свете. Это я тебе обещаю. Ведь мы с моей мамой, сестрой и Вадимом его очень любим.
Дина обняла его и, прослезившись, сказала:
-Прости меня, любимый, ангел мой Алёшенька, и знай, что кто бы не появился в моей жизни, ему никогда не занять твоего места в моём сердце.
После чего она улыбнулась и спросила:
 - А почему вы назвали мальчика Ромой?
 Алексею хотелось сказать,  что он назвал мальчика в честь своего  отца. Однако, зная любопытство Дины, лишь  улыбнулся и сказал:
 - В честь моего приятеля, отдавшего мне полгода назад свою кровь.
 Дина с ужасом посмотрела на него. Он же поведал ей, что, как было сказано в последней телеграмме, полученной от Вадима, его жизнь действительно висела на волоске. После автокатастрофы он остался жить, но очень ослаб. Поэтому сын приятеля Вадима  сдал для Алексея  свою кровь.
 После этих слов Алексей закрыл глаза, дав понять Диане, что разговор окончен. и сказал:
 - Спокойной ночи, Дианочка
 Дина же  улыбнулась со слезами на глазах и сказала:
- Спокойной ночи, Алёшенька.
 После чего она посмотрела на Алексея и сказала:
 - Если бы ты знал, как я счастлива, что ты жив
Алексей улыбнулся и закрыл глаза. Дина же направилась в комнату Ромы. Войдя, она окинула взглядом комнату. Комната мальчика была большая и светлая. В ней  был балкон, на котором стояла детская кроватка. В самой же комнате были две большие кровати, письменный стол, на котором  стояла настольная лампа, шкаф, в  котором было множество книг  и под которым стояли большие красивые игрушки и плетеное кресло качалка.  На окнах висела бирюзовая тюль и шторы светлого тона. На столе  же стояла фоторамка, в которой была фотография трёхлетнего мальчика с большими светлыми глазами, острым носом, тонкими губами и короткими русыми волосами.
Дина взяла в руки рамку и сказала:
- Прости меня, пожалуйста, сыночек, - и коснулась рамки губами. После чего поставила рамку на стол, легла на кровать и, повернувшись на живот, заплакала. Она и не заметила, как через полчаса крепко заснула.         
       Признание.
Тем временем, на даче Сергеева царила тишина. Миша, отужинав яичницей с колбасой, лёг спать. Эндрю постелил ему наверху и, прочитав ему книжку, купленную им накануне, сказал:
- Спокойной ночи, Мишка. Пусть тебе приснится какая-нибудь добрая волшебница с добрыми карими глазами, греческим носом и русыми волосами.
Миша улыбнулся и закрыв глаза, сказал:
- А я бы хотел увидеть маму и папу.
Валдис сидел за картой Нежинска уже третий час и повторял: «Ничего не понимаю, куда она могла пропасть. Мы уже обыскали все возможные здания, рассмотрели все мои предположения». Тут он истерически засмеялся:
- «Двуногая атомная бомба»! А кто же она? Неуловимый сыщик в юбке. Точно, неуловимый сыщик Диана Розите. Сорвиголова несчастная. А как ты думаешь, Эндрю? Если мы её найдём, что будет написано на её могильной плите. "Здесь лежит самый известный неуловимый сыщик нашего города Розите Диана Миколасовна" (при этих словах он горько усмехнулся).
Эндрю, лежавший на тахте лицом к стене повернулся лицом в сторону Валдиса и злобно посмотрел на него
«Ошибаешься, мальчик,- думал он, - жива она. Она не может умереть. Пока я жив, она должна жить. Ведь она такая молодая, умная, смелая, красивая. Такие просто обязаны жить вечно. А ты... Как тебе не стыдно так говорить? Давно ли встал после перелома? Тем более ты всё ещё ходишь на казенных костылях. И потом, она не чужой тебе человек. Это твоя родная сестра».
Когда он сказал это вслух, Валдис обиделся и язвительно усмехнувшись, сказал:
- Уж не влюбила ли она тебя в себя? Эта литовская язва всё может.
Эндрю грустно улыбнулся и спросил:
- С чего ты взял?
Валдис же серьёзно взглянул на него.
- Да потому что ты целый день сегодня только и говоришь: «Диана, Диана, Диана». Знаешь, - тут он подошёл к Эндрю и шутливо хлопнул его по плечу, - а ведь она всю жизнь стояла на моём пути. Всю жизнь шагу мне не давала ступить. «Ты ещё маленький», - говорила она мне. Знаешь, Эндрю, я никому ещё не говорил, но тебе, как другу, я скажу - я узнал о смерти папы ещё раньше, чем она сказала мне об этом. Пусть же теперь она знает, что я самостоятельный человек. - После этого он вернулся на место
Эндрю же с недоверием взглянул на Валдиса, пьющего чай и спросил:
-Валдис, скажи, если бы вдруг какой-нибудь симпатичный, вежливый человек старше твоей сестры лет на 9 признался, что ему она нравится, ты бы его понял?
Валдис усмехнулся и сказал:
- Я так и думал. Ты влюбился в мою сестру, я прав?
       Эндрю лишь ласково улыбнулся и сказал:
-Да, Валдис Миколасович, в проницательности с вами не сравниться. Этот «симпатичный вежливый человек» - ваш покорный слуга. - Тут он улыбнулся и добавил:
- Только Сергееву ни-ни. Это между нами.
Валдис улыбнулся и, взяв костыли и подойдя к Эндрю, погладил его по голове.
Первый выстрел
Утро следующего дня выдалось солнечным. За окном весело щебетали птицы и солнце весело играло озорными лучами в бирюзовом небе.
Дина проснулась рано в красиво убранной комнате. Это была огромная светлая комната с шикарной мебелью и обоями кофейного цвета. Её кровать была очень просторной и мягкой.
Дина надела розовый халат и синие шлёпанцы и вышла в коридор. Вадим уже был на кухне и готовил завтрак.  Увидев Дину он ласково улыбнулся и, взяв столовую ложку,  зачерпнул сырный соус и, попробовав, подумал:
 "Да, кулинарные учения Алёши не прошли для меня даром".
 Увидев Дину, он ласково улыбнулся и сказал:
- С добрым утром, Дианочка. Как вы спали?
Дина улыбнулась и сказала:
- Хорошо, спасибо. А вы?
Вадим улыбнулся и сказал:
- Благодарю, я спал прекрасно. Да и Алексей спал сном младенца. Давненько с ним   такого  не было.
Дина окинула взглядом комнату. Это была необыкновенно светлая и просторная комната. На стене висели репродукции картин Айвазовского, Репина, Сальвадора Дали и Питера Брейгеля. Картину последнего «Слепые» Дина видела в четырнадцатилетнем возрасте, когда она ходила в музей с отцом. На девочку-подростка эта картина произвела неизгладимое впечатление.
Тут она увидела на стене чёрный пистолет «Вальтер» и с испугом спросила:
-Вадим, а зачем вам это?
Вадим с улыбкой снял пистолет со стены. Дина пристально смотрела то на Вадима, то на пистолет. Вадим же с ностальгией осмотрел его и сказал:
-Память об отце.
 После этих слов Дина с подозрением посмотрела на Вадима. Тут он улыбнулся и сказал:
 - Я догадываюсь, о чём Вы подумали. Но, смею Вас заверить, что тут нужно поставить плюс вместо минуса. Наш с Михаилом отец был военным и оружие было у него вроде хобби… Тем более, отец никогда не позволял нам прикасаться к оружию.  Знаете, Диана, мне очень дороги вещи людей, с которыми я знаком.
Дина же улыбнулась и спросила:
-Можно ли мне произвести выстрел из этой памяти?
Вадим улыбнулся и сказал:
-Это исключено, Диана. Во-первых, вы не умеете, а во-вторых, в домах производят выстрелы исключительно бандиты.
Дина с улыбкой посмотрела на Вадима и сказала:
- Во-первых, теорию я уже знаю.
Она достала из кармана куртки удостоверение и передала его Вадиму. Узнав, что Дина работает в милиции, он сквозь слёзы и в то же время с восхищением посмотрел на неё.
 "Так вот почему она оставила Рому в родильном доме, - думал он. - Ну, конечно же, она просто не хотела подвергать ребёнка большому риску. Господи, какая же она всё-таки хорошая мать". 
 - А практику, - продолжила Дина, - у нас проводил Павел Михайлович Васильев. А он очень хороший оперуполномоченный.  И потом, если в доме есть пистолет, значит он должен выстрелить. А старина Вальтер, на, ни разу не стрелял в этом доме
Сказав эту фразу, Дина заметила блеск в глазах Вадима. Она тут же вздрогнула:
 «Вспомнила, - сказала она про себя. – Я видела его. Только в другом доме.  Его, Алёшу. Они приехали в этот город три года назад. Тогда, когда мы расстались с Алёшей»
 Вадим отрицательно покачал головой и сказал:
 - Он просто очень дорог мне.
 Тут Дина испуганно посмотрела на него и сказала:
 - В таком случае, я просто обязана выстрелить.  Я не хочу, чтобы этот пистолет погубил  кого-то из вашей семьи.
Вадиму ничего не оставалось, как повиноваться. Спустя минуту он привёл её в подвал, арендованный под тир и сказал:
-Здесь у меня проходили тренировки по стрельбе. Как видите, Дина, стреляю я редко, но, должен вас заверить, довольно метко. Так что, пока я жив, вас никто не тронет.
Дина взяла пистолет, зарядила его и сказала:
- Поставьте что-нибудь на табуретку. Яблоко, например, или что-нибудь для мишени.
Вадим положил на табуретку яблоко. Дина прицелилась и нажала на курок. Вылетевшая из пистолета пуля пробила яблоко и отлетела в угол. После этого Вадим пять секунд стоял в оцепенении. Дина же улыбнулась.
-  Ну как?
Вадим с восхищением посмотрел на неё и сказал
- Вам не стоит никого бояться. Вы можете сами за себя постоять.
 Приезд
Диана и Вадим ехали по какой-то крутой дороге. Два раза Вадим с испугом смотрел на Дину, которая испуганно сжималась. Вдруг Вадим резко повернул возле какого-то особняка и сказал:
-Приехали.
Диана вышла из машины и с наслаждением ощутила глоток свежего воздуха. Место, куда они приехали было очень живописным. Кроны деревьев были очерчены на голубом небосклоне неба. Солнце же озаряло природу ярким светом.
Особняк же был небольшим двухэтажным зданием с большими окнами. Напротив него находилась большая детская площадка. Дина усмехнулась и спросила, для чего она им.
- Маскировка, - объяснил Вадим, - видите ли, никто их не тронет, узнав, что у них есть дети.
Дина же злобно посмотрела на детскую площадку. Сейчас ей казалось, что эта банда пытается как-то выкрутиться.
- Но ни от смерти, ни от правосудия ещё никто не уходил, - сказала она
Вадим с восхищением взглянул на неё и сказал:
-Так говорил один мой друг. Вы представляете, Дина, он был таким человеком, каких наверно больше нет.
Тут Дина с грустью взглянула на Вадима.
«Что же теперь с ним будет? - думала она. - Ведь, судя по всему, это был его самый лучший друг. Да и Алёша может погибнуть в любую минуту. Теперь я просто обязана помочь Вадиму".
Вадим окинул взглядом место и сказал Дине:
-Сейчас они спят, -притомились после ночной охоты. Мы понаблюдаем за ними днём.
Дина же посмотрела в сторону дома и сказала:
- Я объявляю вам войну.
       Первая жертва.
Вдруг Вадим резко притормозил возле яркой цветочной поляны. После чего он вышел из машины и куда-то ушёл. Через минуту он подъехал к Дине   положил ей на колени огромный букет ромашек. Дина же усмехнулась и поблагодарила Вадима. После чего они вышли из машины и направились в сторону большого разноцветного забора.
Солнце было в зените и парило по-летнему, поэтому Вадим отвёл Дину в тень и дав ей бинокль, сказал:
-Если увидите что-нибудь подозрительное, подайте какой-нибудь знак.
Дина улыбнулась и кивнула головой. Но не успела она отойти и на пять шагов, как увидела человека в чёрных очках, одетого в яркую джинсовую куртку, белые брюки и синие кроссовки. Этот человек напомнил ей Валдиса. На лбу этого человека было неисчислимое количество ссадин.
«Не может этого быть, -подумала она. -Валдис?! Неужели Эндрю не уследил за ним. Хотя за этой бомбой разве уследишь!»
- Не может этого быть, Господи! - крикнула она. - Валдис, милый, братишка мой маленький!
Когда Вадим подошёл, Дина сидела сама не своя от горя, пытаясь привести брата в чувства. У девушки не осталось даже слёз. Когда же Вадим спросил у неё про юношу, она сказала со слезами в голосе:
- Это был мой младший брат.
Вадим сразу же нащупал пульс. Почувствовав быстрое биение, он только улыбнулся.
-Живой ваш брат, - сказал он. - Это просто обморок. Сейчас ему нужно приложить что-нибудь холодное
Дина улыбнулась и побежала к реке. Там она достала платок намочила его, после чего, вернувшись, смочила пострадавшему виски. Тот  сразу же открыл глаза и простонал:
 -Папа.
Дина же со слезами на глазах взглянула на пострадавшего. Затем сняла с него очки и сказала:
- Зачем же ты так?! Мы с мамой очень любим тебя.
Тот  испуганно посмотрел на неё и спросил:
 - Как так? Что с моим папой?
 Дина заплакала и сказала:
 - Наш отец погиб при исполнении.
 Тут юноша  с недоумением посмотрел на неё и сказал:
- А  кто Вы такая?!  Мой отец не мог погибнуть при исполнении. Ведь он не имеет никакого отношения к правоохранительным органам и уголовному розыску. Он владелец крупной компании.
 Тут Диана с тревогой посмотрела на него. Она могла ожидать любого: что её брата убьют, возьмут в заложники, но она и представить не могла, что у него наступит помутнение рассудка. Поэтому она подумала:
 «Отчего это у тебя память отшибло?!»
Она с горькой улыбкой посмотрела на юношу и сказала:
- А ты что, совсем не помнишь меня? Мы же с тобой всегда были вместе. Я же Диана твоя родная старшая сестра. Лучше скажи мне, что они с тобой сделали?!
Парень с непониманием посмотрел на девушку, пытаясь вспомнить, где он её видел. Тут в его глазах встала пелена,  и он потерял сознание.
Дина же побежала в дом. Попросив у Вадима рюмку водки, бутылку нашатырного спирта и ватку, она вернулась и приведя юношу в чувство, улыбнулась и дала ему выпить. Однако юноша даже не притронулся к рюмке.
- Я не пью, - сказал он, - тем более такую гадость, как водка.
Дина улыбнулась. «Как я забыла, - подумала она,- он же никогда не употреблял спиртного. Он же у нас такой положительный».
       - Девушка, - вдруг сказал пострадавший, - может, я чего-то и не помню, но я не помню, чтобы у меня была родная сестра, тем более, старшая. А мама... Мама умерла полгода назад.
Дина злобно посмотрела на юношу. Сейчас, когда мать находилась в слабом состоянии, он не имел никакого права так говорить. Ведь его предсказания всегда сбывались. Однако она улыбнулась и сказала:
- Допустим, я не твоя сестра. Маму ты не помнишь. Но ты хоть помнишь, как тебя зовут?
Юноша взглянул на неё и сказал:
- Да, меня зовут Егор. Егор Ястребов.
       После этих слов Дина посмотрела на Вадима, который сидел в состоянии шока, и спросила:
- Вадим, а вы что думаете по этому поводу?
Вадим улыбнулся и сказал:
- Я думаю, Диана, что это было ваше первое поражение.
Однако Дина только лишь улыбнулась.
«Это не поражение, - думала она, - это удача. Ведь я выполнила обещание, которое давала Резниковым»
Сон
Чтобы Дина внимательно изучила местность, Вадим вёл машину очень медленно. Это ужасно разморило их нового товарища, и он заснул.
Ему приснился какой-то тревожный сон. Будто они с Диной и Вадимом зачем-то приехали к лодочной станции, затем отчего-то поссорились. Дина начала говорить, что ей обидно, что они сбежали, Егор же улыбнулся и сказал, что это был лучший выход. Тут глаза Дины налились кровью, и она крикнула:
«Там же мой брат! А от Вас, Вадим, я этого не ожидала. Знайте, дальше я с вами не поеду. Я возвращаюсь», - после этого она прыгнула в воду. Егор хотел прыгнуть следом, однако с ужасом заметил , что не может пошевельнуться. Вадим же презрительно взглянул на него и крикнул: "Трус!" После этого прыгнул в воду и исчез.
 Тогда Егор решил подплыть к Дине. Он начал быстро грести. Тут он услышал , как кто-то слабо вздохнул и тихий голос Дины: «Мама!». Обернувшись, он увидел Дину. Она уже не подавала признаков жизни. Тут он с ужасом заметил на её лбу кровь. Он дотронулся до шеи Дины и с ужасом почувствовал, что у неё уже нет пульса. Тут к ним подплыл какой-то человек лет 50 среднего телосложения, лысый, с добрыми карими глазами, острым носом и тонкими губами, на носу же у него были очки. Одет он был во всё белое. Увидев Дину, он горестно вздохнул и сказал:
«C est la vie, Дианочка, такова жизнь. Жалко только, доченька, что ты ненадолго пережила меня»,- после этого он взял её на руки, сел на лодку и уплыл».
Егор же, узнав отца Дины, посмотрел вслед моторной лодке и крикнул:
«Диана! Вернись, пожалуйста!»
Тут он услышал как его позвал голос Вадима. Затем он почувствовал на своём лице что-то холодное. Он открыл глаза. Дина же улыбнулась и спросила:
-Вам что, кошмар приснился?
Он усмехнулся и спросил:
- С чего вы взяли?
Дина же улыбнулась и сказала:
-Потому, что вы кричали.
Он же схватил её за руку и сказал:
-Не уходите от нас, пожалуйста.
Тут Вадим улыбнулся и сказал:
-Егор, мы приехали.
 Егор достал  свою фотографию и, передав её Дине, сказал:
-Дина, я думаю, что отца я больше не увижу. Поэтому, если вы его увидите,  передайте ему это.
Дина взяла фотографию и развернув её, прочитала:
"Пройдёшь ты сквозь невзгоды и беду,
Ведь знаешь ты о том, что тебя жду".
Дина прослезилась и кивнула головой
-Хорошо, - сказала она.
               
       Рассказ Егора.
Вадим и Диана привели Егора в дом, и девушка сказала:
- Вадим, я уверена, что наша встреча с Егором неслучайная. Почему-то мне кажется, что кто-то объявил охоту на меня, Алёшу, моего брата и ещё одного очень хорошего человека. Простите меня, Вадим, но я должна вас покинуть.
Но тут Егор позвал её и, когда она подошла, сказал:
-Диана, я конечно, понимаю, это не моё дело, но если вы уйдёте, вы можете не вернуться.
Дина усмехнулась и сказала:
-Не бойтесь, пострадавший, я же милиционер, я могу за себя постоять
С этими словами Диана вышла из комнаты. Когда она уже собралась уходить Вадим остановил её и, протянув ей блокнот и шариковую ручку, сказал:
-Дайте мне пожалуйста координаты своих родных.
Дина усмехнулась и спросила:
-Зачем вам?
Вадим серьёзно взглянул на неё и сказал:
-Вы же сами говорите, что вашим близким грозит опасность.
«И потом, -подумал он, - я просто обязан найти своего друга Эндрю, который больше чем Диана и её брат находится в группе риска. Сейчас я понимаю, что значит быть в долгу у Стаи. И потом, нужно узнать хоть что-нибудь о Паше. Ведь уже прошло достаточно времени, а о молодом человеке никаких вестей»
Тут скрипнула дверь,  и в коридор вышел Егор. Кинув на Дину предостерегающий взгляд он сказал:
-Диана, поймите, я не пугаю вас. Просто вы посмотрите, что они сделали со мной. Если уж они искалечили меня, то вас они могут убить. Ведь лишить человека жизни им ничего не стоит  Это же не люди. Это волки в человеческом обличии.
Дина лишь усмехнулась и, написав на бумаге адрес по которому сейчас находились Эндрю и Валдис, и попросив Вадима беречь Алексея и Рому, вышла. Егор открыл дверь, в надежде остановить её, но это было бесполезно. Егор же с презрением посмотрел в сторону двери и подумал:
 "Повезло же сыну Вадима. Ведь у него есть и отец, и брат, и девушка, которая его любит. А я? Кому я нужен? Своей бывшей однокласснице Свете? Но уже два месяца от неё никаких вестей. И что значил мой сон? Ничего не понимаю".
 Уже на пороге он остановил Дину и, протянув ей какой-то листок сказал:
- Это адрес моего отца. Он живёт в нескольких километрах от дома где находится Стая. Я хочу, чтобы Вы были в безопасности. А мой папа может Вам это гарантировать.
Дина поблагодарила Егора и вышла.
Вадим же серьёзно взглянул на Егора и, протянув руку, сказал:
- Теперь, давайте познакомимся по-человечески. Меня зовут Вадим.
Егор лишь усмехнулся и сказал:
- Могли бы не говорить. Я понял. А меня зовут Егор.
Вадим улыбнулся и сказал:
- Это я тоже понял. Так вот, Егор, теперь скажите, как вы сюда попали? И для чего вам нужны эти заповедные места?
Егор печально отвёл глаза и сказал:
- Я ищу родного дядю и мать. Вернее, не совсем мать. Это была первая жена моего отца. Как вы знаете, моя настоящая мать умерла, только это случилось не полгода назад, а буквально через два дня после моего рождения. У неё были осложнения после наркоза. Поэтому воспитали меня папа, Вика Светлова и моя бабушка по маминой линии, которой, к сожалению, не стало пятнадцать лет назад.
 Тут Вадим посмотрел на него с подозрением и спросил:
 - Почему же вы обманули Диану? Вы же видели, в каком она состоянии.
 Егор усмехнулся и сказал:
 - Я просто хотел убедиться, что ей  можно доверять. - После этого продолжил:
  - Так вот со «Стаей» я познакомился месяц назад. Ребята это крепкие, хотя многие из них уже в возрасте. Чтобы предупредить ваши дальнейшие вопросы, скажу, старшему из них на вид лет 40, младшему -19, однако точного возраста никто не знает. Так вот, Вадим, если ваша знакомая попадёт в эту Стаю, ей несдобровать. Тем более я кое-что вспомнил.
 Тут он достал чёрно-белую фотографию, на которой была изображена семья Дины и сказал:
 - Этот снимок последнее, что успел передать мне отец Дины. Так вот, Вадим, я не хочу подвергать Вас опасности и должен где-нибудь его надёжно спрятать
Вадим решительно взглянул на Егора и спросил:
- Как вы себя чувствуете, Егор?
Егор улыбнулся и сказал:
- Спасибо, хорошо. И Вы можете обращаться ко мне на "ты".
Услышав, что состояние Егора не вызывает опасения, Вадим достал из шкафа чёрный спортивный костюм Павла, взял пистолет и сказал:
- Тогда ты сейчас переоденешься, и мы поедем. Мне бы очень не хотелось, чтобы тебя убили.
Егор с надеждой взглянул на Вадима и кивнул головой.
 Тут Вадим прослезился и сказал:
 - Это костюм моего племянника Павлика. Но ты не побрезгуй. Он - мальчик очень аккуратный. Да и костюм этот почти не ношенный. Ничего, может быть ещё сгодится.
Мачеха
Вадим и Егор ехали медленно. Это немного пугало юношу. Он постоянно оглядывался по сторонам, осматривая местность. Тут Егор попросил остановить и спросил:
- А куда мы едем?
Вадим обернулся и сказал:
- Ты же сам сказал, что тебе нужно спрятать фотографию семьи Дианы. Так вот его можно  спрятать  у одной моей знакомой. Тем более, что она очень долго тебя искала. Сейчас мы доедем до того перелеска, а там направо.
Когда они повернули направо, Егор попросил остановить машину. Когда они остановились, Егор вышел из машины и направился в сторону небольшой рощи. Тут он услышал, как его кто-то позвал. Когда он обернулся, он увидел стройную женщину лет 40 с грустными зелёными глазами, греческим носом, тонкими губами и тёмными волосами, одетую в серый плащ, телесные колготки и чёрные полуботинки на каблуках.
- Вика? -спросил Егор. -Виктория Глебовна Светлова?
Женщина улыбнулась и кивнула головой. Он подошёл к ней и, обняв её, спросил:
- Где же вы пропадали, Вика? Отец чуть с ума не сошёл.
Вадим улыбнулся и сказал:
- Виктория Глебовна - местный врач. Она уехала из Москвы, после того, как узнала, что ты пропал.
Егор с благодарностью пожал руку Вадиму и сказал:
- Спасибо вам большое,  Вадим.
Виктория улыбнулась и сказала:
- Теперь, Егорка,  нужно спасти твоего отца. Ведь именно он сейчас верховодит Стаей.
Егор взглянул на Викторию и спросил:
-  А как же Роберт Альбертович? Самый старший из них.
Вика серьёзно взглянула на него и сказала:
-Роберт Альбертович находится в больнице с сердечным приступом.
Егор с улыбкой взглянул на неё и сказал:
- То-то, Вика, каждый получает то, что заслуживает. Но меня волнует только одно.
Тут в разговор вмешался Вадим. Взглянув на Вику, он сказал:
- Дело в том, что сегодня туда, где находится «Стая» направился один человек
Вика же усмехнулась и сказала:
-Поверьте мне, этот человек сможет решить свои проблемы сам. Ведь если я не ошибаюсь, это Эндрю Савентон?  Или же ваш Алёша?
Вадим с упрёком взглянул на женщину. Сейчас она наверняка предполагала, что добродушные и доверчивые от природы Эндрю и Алексей смогут выстоять против целой оравы убийц. В то время как это было не так.  Их  же не сможет спасти никто, даже её бывший муж Георгий.
Он же улыбнулся и сказал:
- Спасибо, конечно, что вы так высоко оцениваете физические возможности моего сына и моего друга, но во-первых они  не такие сильные, как вы думаете, а во-вторых я имею в виду не  Алёшу и даже не Эндрю.
Тут Виктория хлопнула себя по лбу и сказала:
-Ах, да. С Эндрю же ещё направили двух добровольцев. Ну да ладно. Эту девочку Розите и её брата мы ещё можем спасти. Однако Диана Розите может и сама со всем справиться, но если сейчас её нет в убежище Эндрю...
Вадим одобрительно взглянул на Вику и сказал:
- Её нет в убежище Эндрю. Скажу больше, она направилась в Стаю.
Виктория сделала круглые глаза и сказала:
- А что? Я уверена, что эта девочка не пропадёт, но всё же нужно быть начеку. Вот что, Вадим, сейчас в логове «Стаи» лучше не появляться, но тщательно наблюдать за ним.
Егор усмехнулся и сказал:
- Ладно, тогда я сейчас пойду туда.
Виктория только отрицательно покачала головой и сказала:
- Сейчас тебе лучше не появляться в поле их зрения. Ведь они думают, что ты убит.
Егор с ужасом посмотрел на Вадима и спросил:
- Что же мне нужно делать, чтобы хоть немножко помочь вам?
Вадим серьёзно взглянул на него и сказал:
- Нужно ждать. Иначе Стая убьёт всех.
Тут Егор серьёзно взглянул на Вадима и сказал:
-Нужно предупредить вашего друга, чтобы он был осторожнее и сообщить ему о том, кто убил Миколаса Розиса и Виктора Совина .
В глазах Вадима отразилось недоумение. Откуда этот мальчик мог знать о том, о чём никто не мог знать.
«Да и потом, - думал он, - Виктор Андреевич погиб в автокатастрофе. Несчастный случай».
Когда он сказал это вслух, Егор  серьёзно взглянул на него и сказал:
- Это официальная версия. Правду знаем только я и они. Виктора отравили в этой больнице. После чего в окно больницы бросили гранату. Чтобы не осталось никаких следов
Вадим тревожно посмотрел на него и спросил:
 - Откуда же ты это знаешь?
 Егор серьёзно посмотрел на него и сказал:
- А как вы думаете, почему они чуть не искалечили меня? Потому, что Миколас умер на моих глазах.

В тот день Виктор Совин был в логове Стаи и ухаживал за раненым Миколасом. Погода в тот день была неважной. Дождь лил как из ведра, и сверкала молния. Тут Миколас подозвал Виктора и тихо ему сказал:
-Витя, скажи мне, есть ли за мной какие-нибудь грехи?
Виктор улыбнулся и сказал:
- Не знаю, однако, я тебе клянусь, что я на тебя никакой обиды не держу.
Тут Миколас серьёзно взглянул на Виктора и сказал:
- А я всё-таки не безгрешен. Я столько страданий доставил своей жене и дочке. Бедная моя Элиночка... Самая необыкновенная, самая умная, добрая и прекрасная женщина на свете... Самая лучшая на свете жена..., мама..., свекровь и бабуш-шка... Бедная моя Диана... Её друг Павлик Васильев, пропавший без вести... Её лучший друг Алёша... Я же всегда был несправедлив к этому святому человеку. И потом, если бы не эта опасная работа моей дочери, я бы в самом худшем случае мог быть дедом уже трижды...  А сын... Да я даже не заметил, как он из маленького ребёнка превратился в студента..., женился... теперь вот стал...от-тцом..., а невестку свою... я толком... и  не узнал..., но вижу..., что она... очень милая и добрая... девочка и хорошая... невестка для  Элиночки и Дианы..., жена для... Валдиса... и мама для Володи...
Виктор испуганно взглянул на него, Отчего это он решил исповедаться? Неужели он думает, что он скоро отдаст Богу душу? Как он смеет? Неужели он не понимает, что Элина не сможет одна поднять на ноги двоих детей?
Когда он спросил об этом Миколаса, тот лишь усмехнулся и сказал:
- В таком случае больной муж для неё ещё большая обуза
Тут он решительно посмотрел на Виктора и спросил:
- Витя, можешь ли ты оказать мне одну маленькую услугу?
Виктор кивнул головой. Миколас же вытащил из кармана куртки именной пистолет и сказал:
- Пойми, Витя, жить мне осталось очень мало, а я... Да что там говорить?
Он протянул Виктору пистолет и сказал:
 - Витя, пожалуйста, закончи дело Роберта. По... (тут он начал задыхаться) По... пож-жал-луйста.
Виктор испуганно взглянул на него . Сейчас он чувствовал, что он не может пошевелиться. Когда же он пришёл в себя, он сказал:
- Терпи, Мишка, слышишь? Детьми твоими тебя заклинаю. Женой твоей.
Однако в тот момент Миколас не мог ничего сказать и сделать Виктор же оделся и сказал:
- Крепись, Миша. Я скоро вернусь.
Он сел в машину и поехал в сторону больницы. Однако в больнице произошёл взрыв. В результате которого Виктор погиб
Миколас же пережил Виктора всего на два часа. Он умер не очень быстро. В последнюю минуту ему захотелось пить. Он встал, прошёл два шага и упал. Тут в логово вошёл Егор. Увидев его, Миколас строго посмотрел на него и прохрипел:
 - Валдис, тебя каким ветром сюда занесло? Что ты здесь делаешь?
Юноша с удивлением взглянул на Миколаса и сказал:
- Извините, гражданин, ради Бога, но вы обознались. Я вовсе не Валдис.
Миколас с непониманием взглянул на юношу и подозвал его к себе. Когда тот подошёл, мужчина хлопнул его по плечу и с улыбкой сказал:
- Сынок, я прошу тебя, не шути так больше, пожалуйста. Ты же знаешь, что у меня больное сердце, да ещё и эта рана...
Тут он серьёзно посмотрел на него и спросил:
- А если ты  не Валдис, то кто же?
Егор улыбнулся и сказал:
- Егор Ястребов
Тут Миколас схватился за бок и сказал:
- Малый, ты стрелять умеешь?
Юноша утвердительно кивнул головой. Тут Миколас приподнялся и, взяв в правую руку куртку и достав из кармана пистолет, протянул его юноше и сказал:
-Тогда я прошу тебя, избавь меня от мучений. Пожалуйста, убей меня. Я не хочу и не могу больше мучиться.
Егор испуганно взглянул на пистолет и вскрикнул. Пистолет был ему знаком. Подобным пистолетом Роберт неделю назад угрожал ему.
Исполнять просьбу умирающего Егор не решился. Однако нужно было что то делать. Тут Егор вспомнил свою тётю, которая работала медсестрой. Она помогала больным тем, что внушала им, что нужно забыть про свою боль. «Впрочем, - говорила она, - если боль нестерпимая, то может помочь анестезия». Как сделать анестезию, Егор уже решил.
Дело в том, что неделю назад, Егор мучился бессонницей, и пожилая соседка посоветовала ему купить снотворное. Это самое снотворное Егор хотел подсыпать Роберту. Но всё никак не мог уловить момент. Роберт Альбертович был очень бдительным. Поэтому Егор ждал подходящей минуты.
Однако тут нужно было помочь человеку и Егор - альтруист по жизни - решил воспользоваться снотворным. Поэтому он пошёл в свою комнату, где лежал его рюкзак, достал оттуда бутылку воды одноразовый стакан и пачку снотворных порошков, вернулся в комнату к больному Миколасу. Миколас принял лекарство, улыбнулся и сказал:
 - Сынок, спасибо... тебе... Теп-перь и умирать легче. Только очень страшно... Ведь у меня остались любимая жена, двое детей... нет... трое... наша Оксаночка, жена Валдиса,... мне как младшая дочка... Алёша, Павлик, простите меня, ребята... Элиночка, Диана, Валдис, вы... самое дорогое что у меня есть... Оксана, милая, помоги им... Ты же нам... с Элиной Романовной... как ещё одна дочка...Дианоч-чке как... младшая сестра... Береги маленького,... Диана..., прости меня, моя девочка, я хочу, чтобы после стольких неприятностей... ты была счастлива, доченька..., Элина,... род-дная, лю-любимая, един-нственная моя,...  береги детей и внуков... Я тебя помню... и очень-очень люблю... Больше жизни...  - После этого он закрыл глаза. Егор же взял его руку и крепко сжал её. Однако тут он почувствовал, что рука Миколаса стала холодной. Он нащупал пульс и с ужасом заметил, что пульса у мужчины уже нет. Он вскрикнул и, закрыв глаза Миколасу, побежал в комнату, где сейчас сидела банда. Прибежав, он гневно посмотрел на них и сказал:
- Скажите, куда я попал?! Что вы здесь делаете? Если вы хотите убивать людей, так убивайте сразу.
Это не понравилось банде. Поэтому, посовещавшись, они решили убить Егора. Убийство доверили самому молодому из них, мальчишке 15 лет со злыми серыми глазами, острым носом, тонкими губами и тёмными коротко стрижеными волосами. Однако за время пребывания в банде Егор и этот мальчик очень сдружились, поэтому он решил только инсценировать убийство Егора.

- Вот так, - закончил он, - я и выбрался из банды.
Виктория с сожалением посмотрела на пасынка, и подойдя к нему погладила его по голове и заплакала.
-Береги себя, мой мальчик, - сказала она.
Тут Егор решительно посмотрел  на Вадима и сказал:
 - Я не могу здесь остаться. Мне необходимо вам помочь. И потом, мне нужно вернуть костюм Вашего племянника.
  Вадим равнодушно посмотрел на него и сказал:
 - Что ж, твоё право. А насчёт костюма, я уверен, что Павлику он не пригодится. Когда он вернётся, я заставлю его подать рапорт на увольнение. А для дома я куплю ему новый костюм. Так что, костюм можешь оставить себе.
 Егор прослезился и поблагодарил Вадима.
     Лечение.
Тем временем, Эндрю решил серьёзно взяться за Валдиса. На следующий день после осмотра Валдиса он поехал в самую дорогостоящую Нежинскую клинику.
Войдя туда, Эндрю убедился, что клиника отвечает всем стандартам. Это было уютное двухэтажное здание со светлыми просторными кабинетами.
Когда Эндрю прошёл в приёмную, его встретили двое.  Первым был хирург Светлаков, мужчина лет 30 с задумчивыми серыми глазами, острым носом, пухлыми губами и белыми волосами, одетый в синюю спецодежду, белые носки и обутый в чёрные ботинки. Второй была медсестра Елизавета  Иванова, женщина лет 20 с карими глазами, острым носом, тонкими губами и  светлыми волосами, одетая в белый халат, кремовые чулки и серые туфли.
Увидев Эндрю, Светлаков сразу же поздоровался с ним. После чего спросил:
- Мистер Савентон, у вас что, боли в мышцах верхних конечностей  возобновились?
 Эндрю поздоровался и сказал:
- Благодарю вас, доктор. После операции, что я перенёс, боли больше не чувствую.
 Светлаков попросил Эндрю снять рубашку. Проведя осмотр, он внимательно посмотрел на своего бывшего пациента и спросил:
 - Чем ещё смогу быть полезен оперативной службе?
Эндрю  внимательно посмотрел на него и сказал:
- Понимаете, Валерий Александрович, я прошу Вас поставить одного хорошего человека на ноги.
  Валерий Александрович посмотрел на него и спросил:
- В течение какого срока я должен это сделать?
Эндрю улыбнулся и сказал:
-Это вам решать, но хотелось бы поскорее.
Тут Светлаков посмотрел на него и спросил:
- А что этот человек Ваш друг?
Эндрю взглянул на него серьёзно и ответил:
 - Можно сказать и так. Дело в том, что мне очень нравится сестра этого человека. И поставить его на ноги - моя обязанность.
В тот же день Валдису была сделана операция, после которой он три дня пролежал в реанимации. Когда он пришёл в себя, Елизавета  Иванова улыбнулась и сказала:
- Считайте, что вы родились в рубашке, молодой человек. Иметь такого друга - высшая награда для любого человека. День вы пролежите в общей палате, а там будем думать о вашей выписке.
Весь день Валдис провёл в воспоминаниях о родных. Перед глазами у  него были мать, Ксения  и сестра.
Наступил понедельник, день когда по прогнозам врачей Валдиса должны были выписать из больницы. В тот день Валдис проснулся, не ощущая прежней боли в ноге. Спустя пару часов Валерий Светлаков вошёл в его палату.
 - Ну-с, молодой человек, поздравляю вас с тем, что вы уже стоите на ногах, - сказал он.
 Тут Валдис вопросительно  посмотрел на него и спросил:
 - А Эндрю скоро придёт?
 Светлаков серьёзно посмотрел  на него и сказал:
 - Через два часа. 
Валдис посмотрел на него и спросил:
 - А что у меня было?
 Светлаков посмотрел на Валдиса серьёзно и сказал:
 - Должен предупредить Вас, Валдис, что у вас был закрытый перелом коленной чашечки, так что для Вашей же пользы сейчас избегать всяких нагрузок.
 Валдис кивнул головой и сказал:
 - Главное, чтобы нашлась моя сестра.
Вход в «Стаю»
Пройдя минуты три, Дина почувствовала какой - то неведомый ей до этого ужас. Ноги были словно чужие. Она чувствовала необыкновенную тяжесть. Тут послышались чьи-то шаги. Затем кто-то окликнул её Дина обернулась и увидела стройного человека лет 40 в чёрных очках . У него было худое вытянутое лицо, острый нос, тонкие губы и чёрные волосы. Одет он был в серый костюм, белую рубашку и чёрные ботинки.
 - Что вы здесь делаете, Диана? - спросил он грубоватым голосом.
Дина опешила. Откуда мужчина мог знать её имя? Когда же она его спросила об этом, он сказал:
- Я был наслышан о Миколасе Розисе. Если не ошибаюсь, это ваш отец.
       При воспоминании об отце, у Дины на глазах выступили слёзы. Когда она одобрительно кивнула головой, незнакомец улыбнулся.
- Хорошим человеком был ваш отец. Добрый, умный, грамотный. Даже у «Стаи» он был в авторитете.
Дина испуганно посмотрела на незнакомца и спросила:
- А откуда вы знаете про «Стаю»?
Тут человек резко переменился в лице и сказал:
-Да об этой банде слава чуть ли не в Москве. К счастью, в Москве об этой банде только говорят а мне выпала участь, - тут он осторожно посмотрел на Дину и шёпотом сказал:
 - … работать на них, ради мести за самого дорогого мне человека
Тут Дина осторожно посмотрела на незнакомца и сказала:
- As bijoti****.
Незнакомец улыбнулся и сказал:
-Во-первых, Диана, если вы будете говорить на родном языке, неприятностей у вас будет гораздо больше, а во-вторых, пока вам нечего бояться. Ведь пока вы в полной безопасности.
«Я каждый день хожу по лезвию бритвы», -вспомнила Дина слова Эндрю.
«Вот и я, mon cher ami, стала как Вы ходить по этому лезвию бритвы, - думала она, - но вы верьте, что всё скоро закончится, и если мы когда-нибудь встретимся,   я накажу Игорю Петровичу не посылать вас в такие опасные командировки Хотя бы из солидарности к вашей любимой девушке»
Тут незнакомец окликнул её и сказал:
- Что же теперь делать? Вы и ваш брат ещё можете как-то спастись, но вот ваш близкий друг Евгений Королёв (он же Алексей Васильев) и третий ваш товарищ, англичанин русского происхождения...
Дина решительно взглянула на него. Теперь она знала, что надо делать. Теперь нужно было проникнуть в эту банду вместо него, вместо Эндрю.
- Извините, а они знают его близких? - спросила она.
Незнакомец отрицательно покачал головой.
Дина торжественно улыбнулась и рассказала незнакомцу о своём плане.
- В случае чего я назовусь его сестрой, - сказала она.
Незнакомец взял её за руку и сказал:
- Добро пожаловать, мисс Савентон, в жилище «Стаи».
Они миновали длинный зелёный забор и оказались около какого-то огромного странного дома. Дом этот поразил взгляд девушки из небогатой семьи своей роскошью. В двух шагах от дома находился бассейн.
Тут незнакомец взглянул на Дину и спросил:
- А как вас будут звать?
Дина улыбнулась и сказала:
- Звать меня будут Линдой. Линда Савентон - младшая сестра Эндрю. Хорошая легенда?
Незнакомец улыбнулся и сказал:
- Отличная. Так вот, Линда, как говорится, welcome, располагайтесь. Кстати, меня зовут Георгий Викторович Ястребов.
 Дина с подозрением посмотрела на него и спросила:
 - Простите, пожалуйста, а вы ничего не знаете про своего сына?
 Георгий с надеждой  посмотрел на неё. Но тут же сухо сказал:
 - У меня больше нет сына.
 Дине хотела, было, сказать, что он ошибается. Однако, увидев блеск ярости в его глазах, поняла для чего он здесь. И решила молчать хотя бы несколько дней ради его и собственной безопасности.
 
Знакомство со «Стаей». Спасение Павла.
Войдя в дом, Дина почувствовала необыкновенно приятную обстановку. В доме чувствовалось необыкновенное тепло и приятный запах древесины.
Дом был похож на дачу Сергеева. Также как и там были расположены комнаты. В каждой из них был просторный диван, три кожаных кресла, стеклянный столик и большой стул. В самой большой комнате висел бирюзовый абажур. Также там находился музыкальный центр. «Наверняка, краденный» -думала Дина
Она села на кровать и вдруг заметила какую-то фотографию. Взглянув на неё, Дина обмерла. С фотографии на неё смотрел Эндрю, одетый в зелёную куртку, чёрные брюки, белые носки и серые кроссовки. Рядом с ним стояли Вадим, одетый в серую куртку, чёрные брюки, белые носки и чёрные ботинки и Алексей, одетый в светлую куртку, белую кофту, синие джинсы, белые носки и синие кроссовки.
«Так значит Вадим и Алёша знакомы с Эндрю, - думала Дина. - Значит всё не так страшно, но всё-таки надо быть начеку. Ведь если это и так, всё равно, Эндрю говорил, что он ходит по лезвию бритвы, Вадим отказался ехать сюда, а Алёшу и вовсе чуть не убили . Они все чего-то боятся. Но чего? И с чего, интересно, Сергеев решил, что папу застрелили? Может быть это был несчастный случай? Не понимаю. Ничего не понимаю».
Она окинула взглядом комнату, и вдруг на глаза ей бросилась копия фотографии из паспорта Павла Васильева.
 "Значит Паша где-то рядом. - думала она. - Только где?"
Она  взяла в руки фотографию и сразу заметила  ключ от какой-то двери. После чего она перевернула фотографию и прочитала:
 "Павел Васильев находится  в одной из дальних комнат. Здесь ключ от этой комнаты"
 Дина сразу же взяла ключ и положила его в верхний карман жилетки.
Тут открылась дверь и вошли Георгий и молодой человек лет 23 стройного телосложения со злыми зелёными глазами, острым носом, тонкими губами и рыжими волосами . Одет он был в зелёную куртку, белую рубашку и серые брюки. На ногах у него были белые носки и чёрные сапоги. Увидев Дину, он улыбнулся:
-Здравствуйте, госпожа Савентон, - сказал он, - какими судьбами?
Дина смело улыбнулась и сказала:
- Я брата разыскиваю. Эндрю пропал две недели назад. Поскольку я безумно люблю брата, я порой не отпускала его ни на шаг.
Незнакомец посмотрел на неё и сказал:
- Госпожа Савентон...
Дина усмехнулась и сказала:
-Можно просто Линда.
Незнакомец улыбнулся и спросил:
-Линда, а родители у вас живы?
Дина нахмурилась. Дело в том, что она ничего не знала о родителях Эндрю. Поэтому она решила рассказать про своих родителей.
-У меня в живых остались только мама и брат . Это два человека, которых я безумно люблю.
 

Очутившись в столовой, Дина почувствовала атмосферу праздника. В комнате царили шум и веселье. Она даже напомнила Диане зал игровых автоматов. Комната была освещена яркими разноцветными огнями. В центре зала находилась круглая рулетка. У окна стояла доска, похожая на школьную. Возле неё стояли широкие блестящие столы.
Сейчас в комнате находилось трое Дина, Георгий и человек лет двадцати восьми. с зелёными глазами, прямым носом, тонкими губами и рыжими волосами
- Зачем это? - спросила Дина.
Незнакомец усмехнулся и сказал:
-Линда, у нас, как и в любой организации, имеются свои секреты.
Дина злобно улыбнулась и сказала:
-Но ведь вы же не организация, вы - банда.
Тут незнакомец достал нож и приложив его к горлу Дины сказал:
-А вот об этом, Линда, никому говорить не нужно. И если что, у вас и у вашего брата могут быть неприятности
Дина испуганно взглянула на незнакомца и подумала:
«Вот оно, это «лезвие бритвы».
Тут Георгий подошёл к незнакомцу и ударил его по руке. Тот выронил нож. Георгий же строго посмотрел на него.
-Антон, я не хочу, чтобы вы убивали людей, - сказал он, - после этого он обратился к Дине, которая была сама не своя от страха:
-Не бойтесь, Линда, он пошутил, но, если что берегитесь.
Тут он испуганно посмотрел на девушку и сказал:
-Теперь я должен рассказать вам всё. Ведь вы наверняка думаете, что я принадлежу к банде.
Дина испуганно посмотрела на него и утвердительно покачала головой. Тут Георгий улыбнулся и сказал:
-Даже если это и так, вас здесь никто пальцем не тронет. Ведь мне как никому другому нужна помощь вашего «брата».
Тут он заметил, как к ним приближаются люди из Стаи, и шёпотом сказал:
-Дина, как -нибудь в другой раз поговорим об этом.
Дина взглянула на него с пониманием и сказала:
-Да, Георгий, вы правы, сейчас действительно не время.
После этого Георгий повёл Дину в кухню, где за столом сидели четырнадцать человек и мирно ужинали. Дине бросился в глаза один из них молодой стройный мужчина возраста Эндрю, кареглазый брюнет с острым носом и тонкими губами, одетый в сиреневую рубашку, белые брюки, красные носки и бирюзовые ботинки.
Заметив на себе внимательный взгляд девушки, он улыбнулся и протянув руку сказал:
- Константин Сергеев.
Дина ахнула. Костя, племянник Игоря Петровича, который однажды был задержан за мелкое хулиганство её братом. Она извинилась перед ним. Он же нагло посмотрел на неё и сказал:
-Поздно, Дина. Твой брат ещё ответит мне и мне ничего не будет.
Дина закрыла глаза руками. Тут к Константину подошёл Георгий и зашипел на него.
- Во-первых, Сергеев, ты обознался. Диану Розите  ликвидировали вместе с братом ещё на прошлой неделе.
 После этих слов Дина вскрикнула. Однако тут Георгий обернулся, прижал палец к губам и сказал:
 - Я потом Вам расскажу, что с ними случилось.- После чего он продолжил:
 - А во-вторых,если вы кого-то хоть пальцем тронете, вам будет очень плохо, - После этого он обратился к сидящим мужчинам:
- Прошу любить и жаловать. Наша новая коллега Линда Савентон.
Тут Диана заметила, как один из бандитов - плотный мужчина средних лет с карими глазами, острым носом, тонкими губами и чёрными волосами пристально смотрит на неё. Приглядевшись, Диана  ахнула:
- Николай?  Вы? - спросила она.
Мужчина кивнул головой и сказал:
- Не ожидал, что именно Вам, Линда, поручат  работать у нас
Диана твёрдо посмотрела на него и сказала:
- Я обязана спасти Алексея Васильева и узнать что-нибудь о его двоюродном брате. Такова была воля моей погибшей подруги Дианы Розите. А я не знала, что вы, оказывается, ещё и бандит.
Николай  отрицательно покачал головой. После чего отвёл её в сторону и сказал:
- Я просто хочу тебе помочь.
Дина с  недоверием посмотрела на него. Он же улыбнулся и сказал:
- Потому что ты очень хороший человек.
Знакомство с остальными "коллегами" не было столь примечательным. В конце трапезы Георгий провёл Диану в комнату и спросил:
- Кем вам приходится Николай?
Дина же усмехнулась и сказала:
- Теперь это не имеет значения. Просто он всё время выручает меня.
 После этого она устало улыбнулась и сказала:
 - Можно я сегодня лягу спать пораньше?
 Георгий добродушно улыбнулся и сказал:
 - Хорошо. Только вы обещаете, что найдёте Егора?
 Дина серьёзно, но без злобы взглянула на него и сказала:
 - Всему своё время, Георгий Викторович. Пока Вам достаточно знать, что Егор в безопасности.
 Тут она улыбнулась и спросила:
 - А как её, то есть меня, убили?
 Георгий серьёзно посмотрел на неё и сказал:
 - По легенде, организован взрыв машины инсценированный под несчастный случай
Направляясь в свою комнату, Дина услышала крики о помощи. Голос показался ей знакомым. Она  достала из кармана куртки фонарь и пошла на голос. Подойдя к двери комнаты, откуда доносились крики, она спросила испуганным шёпотом:
 - Кто здесь? Не кричите, иначе вы погубите себя, да и меня заодно.
 Кричавший явно услышал её, потому что простонал слабым голосом, напомнившим ей голос Павла:
 - Диана, - тут он перешёл на шёпот - Розите, ты?
 Дина ахнула и ответила утвердительно. После чего она спросила испуганным тихим голосом:
 - Васильев Павел Михайлович? Пашка, ты?
  Человек за дверью подтвердил слова Дины. Однако Диану это не убедило.
 - Если вы действительно Павел, - сказала она. - То вы должны знать...
 Тут человек перебил её:
 - То что ты боишься людей, ушедших в лучший мир?
 Дина подтвердила. Павел же сказал:
 -  Я это прекрасно знаю. Однако, насколько мне известно, тебя тоже уже нет.
 Дина усмехнулась и рассказала Павлу, что Георгий Ястребов называет её чужим именем только для того, чтобы узнать о своём сыне. Павел же усмехнулся и сказал:
 - Можешь войти.
 Дина открыла дверь. Войдя в комнату она вытянула руку и, увидев  молодого человека,  оказавшегося Павлом, обмерла от испуга. Он был худой и очень бледный. Одет он был в белый пиджак, серую рубашку и чёрные  брюки, а обут в белые носки и тёмно коричневые ботинки. 
 Внимательно посмотрев на Дину, Павел прослезился и сказал:
 -Уходи, пожалуйста, мне уже никто не поможет. Все меня считают пропавшим без вести. И,наверняка, есть те, - тут он усмехнулся, - которые думают что я...
Дина попросила его замолчать. После чего посмотрела на него усталым взглядом и спросила:
 - Зачем же ты звал на помощь?
 Павел же обратил на неё свой взгляд и, слабо улыбнувшись,  сказал:
 - Пить очень хочется. Если тебя не затруднит, принеси, пожалуйста, стакан водички.
  Дина подошла к нему и проговорила:
- Сейчас я принесу воды, потерпи немного, пожалуйста.
 На цыпочках, выйдя из комнаты, вначале она подошла к двери комнаты, где сейчас находился Георгий вместе со всеми членами группировки. Сейчас они сидели за столом и обсуждали маршрут поисков Эндрю. Убедившись, что они заняты, Дина прошла на кухню и, взяв стакан и налив туда воды из графина, вернулась в комнату Павла. После чего сказала:
 - Не говори глупостей относительно того, что  тебя уже не чаяли увидеть в живых. Надежда умирает последней, а мы все до последней минуты надеялись, что ты жив, - после чего протянула ему стакан.
 Павел взял стакан и, когда пил воду, будто случайно, вздрогнул. Стакан упал на пол, разбившись на десяток осколков. Дина испуганно посмотрела на него и сказала:
 - Что  ты наделал, Васильев?! Ты же прекрасно знаешь, что здесь такого не прощают.
 Павел равнодушно посмотрел на Дину и сказал:
- Они всё равно меня убьют. Они мне уже не раз угрожали. Я очень много знаю.  Так что лучше сложить голову сегодня, чем ждать пока они приведут свои угрозы в исполнение. Ты даже не можешь себе представить, Диана, как я устал бояться.
Тут Дина окинула взглядом его комнату. Внешне комната походила на землянку, барак  и на камеру в советской тюрьме одновременно. Давно не крашенные стены,  старый, но чистый пол, железная кровать, укрытая хоть и чистым, но старым синим покрывалом. Убрав осколки стакана, она с сожалением посмотрела на Павла и спросила:
 - Как же ты жил здесь так долго?
 Павел усмехнулся и сказал:
 - А что остаётся делать? Но ты не волнуйся, с недавнего времени, не знаю почему, это место заключения отвечает всем критериям комфортности. Три раза в неделю влажная уборка, два раза в неделю удаётся раздобыть кусок стирального мыла и, сходив в магазин под надзором, запастись пищевой провизией. А так, в принципе, всё в порядке. Тем более,  для человека, которому надеяться больше не на что.
 Услышав эти слова, Дина решительно  взглянула на него и сказала:
 - Потерпите, Павел Михайлович, сейчас я вас выведу отсюда.
 Пропустив Павла вперёд, Дина приказала ему отойти на несколько шагов, после чего выстрелила в воздух и сказала:
 - Ну вот, господа хорошие, я и нашла нашего коллегу.
 
 Через полчаса они были напротив убежища Дины, в котором она пряталась вместе с Варварой Резниковой.  Дина же улыбнулась и сказала:
 - С новосельем Вас, Павел Михайлович. Здесь есть кому о Вас позаботиться. Теперь бояться Вам нечего.
 Однако  Павел всё ещё сомневался в своей безопасности. Осторожно посмотрев на  Дину, он спросил:
 - А ты уверена, что здесь  безопасно?
 Дина спокойно посмотрела на него и сказала:
 - Поверь, там, откуда мы выбрались, было куда опаснее, - после чего она открыла дверь.
Тут Павел тревожно посмотрел на Дину и сказал:
 - Раз так, больше ты туда не пойдёшь.
 Тут Дина серьёзно посмотрела на него и сказала:
 - Я пойду. Я должна, я обязана.
 Услышав эти слова,  Павел сдался, потому что знал, что если Диана Розите скажет "я должна", с ней спорить бесполезно. Тут он серьёзно посмотрел на неё и сказал:
 - Дай мне, пожалуйста, мой телефон.
Дина серьёзно взглянула на него и сказала:
 - Во-первых, у меня его нет. Он у Валдиса. А во-вторых,не звони никому. Это приказ!
 Посмотрев на неё с надеждой, он спросил:
 - Можно хотя бы сообщить маме, дяде и Алексею, что я жив?
 Дина добродушно посмотрела не него и сказала:
 - Только телеграммой. - После чего она вытащила из кармана жилетки десять тысяч рублей и спросила:
 -Этого, надеюсь, хватит? Тут на телеграммы и на еду.
 Павел прослезился и, поблагодарив Дину, сказал:
 - Будь осторожна!
 Дина улыбнулась и сказала:
 - Постараюсь.  И ты тоже будь осторожен, пожалуйста!
 Тут Павел достал из кармана пиджака табельный пистолет и, передав его Дине, попросил отнести его в прокуратуру. Однако Дина отрицательно покачала головой и сказала:
 - Поверь, Паша, сейчас пистолет может пригодиться тебе в любую минуту. А если я верну его сейчас, Сергеев решит, что тебя больше нет.
 Павел только печально улыбнулся.
 - Мне даже страшно представить, что вам пришлось пережить из-за него. - сказал он.
 После этих слов Дина закрыла глаза руками и сказала:
 - Почему "нам"? Меня, если хочешь знать, тогда не было. Я была в больнице. У меня...
 Тут она промолчала, не желая рассказывать Павлу о том, что  с ней было. Тут она нашла что ответить.
 - У меня накануне обнаружили лейкемию на ранней стадии. Неудачное переливание после пулевого ранения  И меня положили в больницу на операцию.
 Тут Павел испуганно посмотрел на Дину и спросил:
 - Если ты раскрыла мне одну из своих тайн, могу ли и я тебе кое в чём признаться?
 У Дины перехватило дыхание от страха, однако, дабы не показывать Павлу, что она чего-то боится, она сделала глубокий вдох и сказала:
 - Я тебя слушаю.
 Павел посмотрел на неё твёрдо и сказал:
 - Диана, я не убивал сына Старцева Дениса.
 Дина добродушно посмотрела на него и сказала:
 - Ты действительно не  похож на убийцу. Я обещаю тебе, тот кто действительно виновен в его смерти ответит за это.
 Тут Павел серьёзно посмотрел на неё и сказал:
 - Уже ответил. Я просто хотел, чтобы всё было по закону. Хотел задержать убийцу Дениса, однако он оказал сопротивление. Между нами произошла драка, в ходе которой я превысил самооборону и ударил оппонента монтировкой по голове. Дальше ничего не помню.
 Дина с тревогой посмотрела на него и сказала:
 - Именно поэтому сейчас ты обязан сидеть тише воды, ниже травы.
 Павел прослезился и, достав из кармана амулет с топазом, сказал:
 - Я боюсь, что после того, что ты для меня сделала, это наша последняя встреча. Они тебе не простят моего спасения. Но всё-таки я хочу, чтобы ты всегда была в безопасности. Так что возьми на память от меня.
Дина прослезилась и поблагодарила его. Затем помогла Павлу обосноваться в своей бывшей комнате и, отдав ему пакет с упаковками горячего шоколада и слоёными пирожками, неслышно ушла.
Месть.
Наступила ночь. Однако Дина уснуть не могла. Всю ночь ей снился отец. Будто они со всей семьёй, Эндрю, Ромой, Вадимом и Павлом шли по какому-то странному дому. Было темно, и даже большие окна не помогали.
На Дине было платье монахини, чёрные чулки и чёрные туфли Она шла вперёд, никого не видя и повторяя «Упокой, Боже, душу раба твоего Алексея Королёва». Сейчас ей казалось, что её самой  уже не существует.
Вдруг она упала на землю и заплакала. Отец хотел было поднять её, но она повернулась к нему и сказала:
- Оставьте меня здесь. Я не хочу и не могу больше жить. Я не верю. Не верю! Не верю!!!
Тут она посмотрела на Рому, который смотрел на неё с укором, и спросила:
 - Что с тобой, милый?
 Тут Рома посмотрел на неё сквозь слёзы и сказал:
 - Просто очень трудно хоронить отца.
 Дина же взглянула на него сквозь слёзы и, заметив, что силы покидают её, упала, прошептав бессильным голосом:
 "Прости меня, пожалуйста, сын, и его прости"
Тут она услышала чьи-то быстрые шаги. Она встала и, подойдя к двери, спросила:
- Кто там?
Ходивший  остановился и сказал голосом Георгия:
- Спите, Диночка, я скоро приду.
Тут сердце Дины  сжалось. Она оделась и выбежала в коридор. Георгий же сердито посмотрел на неё, а она спросила:
- Георгий Викторович, куда вы идёте?
Георгий взглянул на неё рассеянным взглядом и сказал:
- Мне нужно закончить одно дело.
Дина же улыбнулась и сказала:
- А почему же вы идёте один, без ребят?
Георгий посмотрел по сторонам и, убедившись, что никто их не слышит, сказал:
- Диана, дело в том, что я должен отомстить одному человеку. Этот человек раньше руководил бандой. Именно из-за него я потерял сына.
Тут он достал из холодильника бутылку красного сухого вина, бросил туда определённое количество мускарина и поставил бутылку на стол.
Утром он направился в комнату Роберта и, налив в хрустальный бокал вино, поставил бокал на стол и вышел.
Через три часа Роберт позвал к себе Георгия. Тот позвал Дину. Она подошла и, холодно посмотрев на него, спросила:
- Зачем я вам?
Он улыбнулся и сказал:
- Роберту нужно попросить у вас прощения за смерть вашего отца.
Дина холодно посмотрела на него и сказала:
- Я никогда никому не прощу убийства.
Георгий взял её за руку и сказал:
- Не бойтесь, Дина. Вам уже ничего не грозит. А за вашего отца уже отомстили. У Роберта сердечный приступ.
Однако Дина холодно посмотрела на него и осталась на месте. Георгий холодно посмотрел на неё и сказал:
- Может быть вы и правы. - После этого он направился в палату.
Когда он вошёл в палату, Роберт лежал ничком. Тут раздался тихий стук в дверь. После этого в дверях появилась Дина. Роберт холодно посмотрел на неё и спросил:
- Кто это такая?
Георгий злобно посмотрел на него и сказал:
- Диана Розите. Дочь Миколаса.
Холодный взгляд Роберта сменил ужаснувшийся. Дина же злобно улыбнулась и сказала:
- Вы не думайте. У меня прошла ненависть и даже презрение к вам. Ведь сейчас вы на месте моего отца. Вас сам Бог наказал. А это, поверьте, Роберт, гораздо хуже.
После этого она ушла. Роберт же со страхом посмотрел в сторону двери. После этого он обратился к Георгию
 - У вас в одной из камер находится оперуполномоченный Павел Васильев.
 Георгий пристально посмотрел на него. Роберт достал пистолет и сказал:
 - Хватит мучить юношу. Закончи моё дело. И сделай так, будто это сделал он сам.
 Георгий отрицательно покачал головой. Пристально взглянув на него, он сказал:
 - Твоего сына убили не в тюрьме, а в этом самом клубе. Павел приехал, когда твой сын был уже тяжело ранен. Павел сразу же решил отвезти его в закрытый госпиталь. Этим и объясняется то, что его нашли в машине молодого человека.
 После этих слов Георгий бросил пистолет на пол и сказал сквозь слёзы, что никогда не убьёт ни одного человека, так как его сын никогда бы так не поступил.
 - А я, - закончил он,- хочу быть достойным отцом для своего сына.
Роберт же улыбнулся и сказал:
-Георгий Викторович, хороший ты человек. Ты - прекрасный отец и  достойный  противник. Знаешь..., - тут его голос прервал кашель, - ты будешь  продолжать моё дело.
 На что Георгий посмотрел на него с презрением и сказал:
 - Я буду главарём банды, пока не смогу окончательно убедиться, что Егор убит или убедиться в обратном. А после я камня на камне не оставлю от вашего логова.
 Дина с восторгом посмотрела на Георгия. С виду  простоватый, немного наивный, в момент упоминания о своём Егоре он становился абсолютно другим: бесстрашным человеком, готовым отомстить любому, кто посмел обидеть его сына.
 Тут Роберт Старцев взглянул на Георгия с яростью и сказал:
 - Если ты сделаешь что-либо против моих людей, я не гарантирую, что ты ещё когда-нибудь увидишь своего Егора. И, между прочим, твою сообщницу постигнет та же участь.
 Георгий посмотрел на него твёрдо и ответил:
- Ради мести за единственного дорогого человека и умереть не грех
Когда Дина подошла, она холодно посмотрела на Роберта. Он же посмотрел на неё немощным взглядом.
Через час Роберту стало хуже. Он начал задыхаться. Дина смотрела на него с ужасом. Георгий же холодно посмотрел на него и спросил:
- Где находится тело Егора?
Однако Роберт уже ничего не смог ответить. Георгий только попросил Дину выйти из комнаты. После чего закрыл глаза Роберту и сказал:
 - Вендетта свершилась, а местонахождение моего сына откроют твои подопечные.
 Когда он вышел из комнаты, Дина увидела слёзы на его глазах. Губы его тряслись, и он без конца повторял: "Егорушка, мой сынок! Мой бедный, несчастный мальчик! Да, я отомстил за тебя, мой хороший, но даже этим я не смогу тебя вернуть. Больше я никогда тебя не увижу! Прости меня, мой родной! Если ты меня видишь и слышишь, если ТАМ на небе что-нибудь есть, я хочу, чтобы ты знал: я очень люблю тебя!"
У Дины выступили слёзы на глазах, но она сразу же их вытерла и решила сделать всё, чтобы помочь Георгию.


                Эндрю.
Так как Эндрю безумно переживал за Дину, он не находил себе места. Ночью, когда Валдис и Миша уже спали, Эндрю оделся и вышел из дома
«Нет, Диана Миколасовна, - думал он, - теперь я не вернусь домой, пока не найду Вас. Я умру, но я должен Вас найти. Хотя бы ради Валдиса. Бедный мальчик. Столько несчастий выпало на его долю: погиб отец, серьёзно пострадала мать, пропала сестра, ещё и нога была сломана. Теперь я должен во что бы это не стало найти Дину».
- Да и потом, я люблю её, Господи, - сказал он. - Я не могу больше жить, не зная о ней ничего. Сейчас я должен узнать, что с ней.
Эндрю шёл наугад и вскоре услышал звонок телефона. Звонил Валдис.
- Эндрю, ты только не волнуйся, - говорил он, -просто представляешь, нашлись Мишины родители. Они сейчас у нас.
Эндрю улыбнулся. У него словно камень с души упал.
Эндрю Савентон был из тех людей, которые умели радоваться за других и сочувствовать им. Правда, от природы он был очень скромный, и не любил когда кто-то восхвалял его положительные качества...
Эндрю Савентон родился в Лондоне в семье русских дипломатов. Однако вопреки тому, что он родился в Англии, мальчик с младенчества мечтал о России. Однако его родители не всегда поддерживали его любовь.
«Сынок, - говорили они, - сколько же ты будешь ходить в розовых очках и мечтать о стране, где живут и выживают одни предатели? Ведь ты же совершенно не знаешь эту страну».
Эндрю же задорно улыбался и говорил:
«Вот потому-то я и хочу в эту удивительную страну. Там я наверно смогу найти друзей и любовь»
С детства ему были привиты английские манеры и необычайная храбрость. Он никогда не был эгоистом и жестоким. Наоборот, он очень любил людей. И судьба дорогих ему людей, волновала его больше, чем своя собственная.
Сейчас же он думал скорее об Алексее, Вадиме, Валдисе и Дине, нежели о себе.  Его судьба не волновала его с момента вступления в банду.

Началось всё с пристрастия Эндрю к азартным играм. В тот день он был в гостях у Вадима. Хозяин квартиры был на кухне и  готовил утку по-пекински, в ожидании Алексея, который в это время обычно возвращался домой после занятий с детьми. Эндрю же сидел за Роминым письменным столом  и задумавшись рисовал. Тут он мельком взглянул на часы. Увидев, что уже половина десятого, он пошёл на кухню. Взглянув на Вадима ужаснувшимся взглядом, он спросил:
 - А Алёша всегда так поздно приходит?
 У Вадима затряслись руки. Он присел на табуретку и сказал хриплым шёпотом:
 - Дай мне, пожалуйста, стакан воды.
 Налив из прозрачного графина кипячёную воду, Эндрю принёс стакан Вадиму. Тот сделал пару глотков и спросил:
 - Ты случайно не знаешь телефон ближайшего морга?
 Эндрю взглянул на него с ужасом. После чего сжал его руку и сказал:
 - Во-первых, не знаю и знать не хочу. А во-вторых, выбросите сию же секунду эти глупые мысли. Алёша жив, просто где-то задерживается.
 Вадим улыбнулся и, потрепав волосы Эндрю, сказал:
 - Твоими бы устами да мёд пить. Хотя я тоже не совсем уверен, что он погиб. Ведь, для того, чтобы  быть с людьми, которые не в ладах с  законом  у Алёши практически нет недостатков...
 Тут он снова взволнованно посмотрел на Эндрю и спросил:
 - А ты не помнишь, Алёша за последние дни ни у кого денег не занимал?
 Эндрю начал вспоминать:
 - Из наших общих знакомых он мог занять деньги только у Валдиса - брата своей подруги. Ещё был некий Роберт Старцев - владелец подпольных заведений. Однако у Валдиса он не занимал денег уже год.
 Тут он испуганно взглянул на Вадима. Будучи представителем столь небезопасной профессии, он и сам понимал к чему он клонит. Вадим же холодно посмотрел на него и сказал:
 - Дай мне, пожалуйста, справочник. Там есть телефоны моргов.
    Был уже  первый час ночи,  когда раздался пронзительный звонок в дверь. Вадим взглянул на Эндрю и спросил:
 - Ты никого не ждёшь так поздно?
 Эндрю отрицательно покачал головой. Вадим же улыбнулся и сказал:
 - Я открою
 Когда он открыл дверь в дом вошёл  Алексей. Его лицо выражало страх. На руках и на лице были пятна крови. Нос был разбит, на правой щеке же красовалась ссадина.
Эндрю тревожно посмотрел на него и спросил:
- Алёша, кто это сделал?
Алексей равнодушно посмотрел на него и сказал:
- Я сам. Упал на тренировке...
Вадим подошёл к нему и злобно сказал:.
-Заканчивай обманывать. Во-первых, сегодня у тебя нет никакой тренировки, во-вторых, ты безупречно катаешься  на коньках, а в-третьих, твой тренер бы мне сообщил. Лучше ответь, ты снова был там, где я думаю? И не вздумай лгать и изворачиваться. Я всё равно узнаю правду. Тогда тебе будет хуже.
Алексей испуганно посмотрел на него и кивнул головой.
Вадим злобно посмотрел на него и спросил:
 - В прошлый раз была лишь ссадина,  сегодня они  разбили тебе нос и руки, а что завтра?  Нож в спине? Звонки с требованием выкупа? Или похищение Ромы?
 Алексей отмахнулся от Вадима.
 - Рому они похитят, только перешагнув через меня. А я парень крепкий и ничего не боюсь.
 Эндрю испуганно посмотрел на Вадима. Он помнил каждый день, когда Алексей ходил в  этот злополучный клуб. В каждый из таких дней Вадим был очень  нервный и разбитый. Его спасало лишь одно - Рома. Он очень любил мальчика и при нём брал себя в руки.
 Но последний день посещения Алексеем клуба "Ночной коралл" был средой. Рома был в саду на пятидневке. И Вадима было не остановить.
 - Чего ты хочешь от них? Чего добиваешься? - спрашивал он.
Алексей тревожно посмотрел на него и сказал:
 - Я хочу, чтобы они нашли Диану, если она жива. Они мне говорили, что она жива.
 Вадим холодно посмотрел на него.
 -Но за что они тебя избили? Когда это кончится? Что это за люди?
 Алексей безразлично посмотрел на него и сказал:
 -Извините, Вадим, это не моя тайна.
Вадим взял Алексея за руку и провёл в комнату, где приказал ему сидеть и думать о своём поведении. После чего, вернувшись, сказал:
 - Боюсь, что теперь ему не уйти. Эти игроки людей из-под земли достать могут. Он даже не представляет себе, как сильно я его люблю.  Если с ним  что-нибудь случится...
 Эндрю строго посмотрел на него и сказал:
 - У Вас есть жена и дочка.
 На что Вадим лишь горько усмехнулся и ответил:
 - У моей жены Нелли есть отдушина - служба. Она незаменимый сотрудник у себя на работе. А Аню, мою дорогую дочку, мою красавицу и умницу, в ближайшее время отправят на стажировку в Санкт-Петербург. Так что в ближайшие два года им обеим будет не до меня и уж точно не до Алёшки. Поэтому сейчас, Эндрю, можно сказать, меня кроме Алёши на этом свете ничего не держит.
 Эндрю строго посмотрел на Вадима и спросил:
 - А может быть Вам стоит хорошо подумать?
 Вадим пожал плечами. А Эндрю сказал:
 - У вас есть ещё один человек, для которого нужно жить - Рома.
 Тут Вадим прошёл в комнату Алексея. Тот сидел и читал свежую спортивную прессу. Убедившись, что сын не подслушает их разговора с Эндрю, он вернулся и вполголоса сказал:
 - Да, Ромка. Бедный несчастный мальчик. Только каково ему будет потерять ещё и отца? Вот уж действительно сирота при живом отце.
 Эндрю с непониманием посмотрел на него и спросил:
 - Какого отца? Почему сирота при живом отце? Ведь Алёша его брат, да и Нелли жива.
 Вадим горько усмехнулся и сказал:
 - Нелли - его приёмная мать. А вот про его биологическую   мать мне ничего не известно. Кроме того, что, как мне сказал Алёша, её зовут Диана Розите и того, что он её очень любил. Но я не верю в то, что она мать Ромы, потому что у таких женщин не может быть таких прекрасных детей.
 Эндрю внимательно посмотрел на Вадима. В его глазах отражалась печаль и в то же время злость на Диану. Вадим же продолжал:
 - Видно она сделала плохо не только Алёше, раз её больше нет. Я ни к кому не испытывал такого презрения как к ней. Ладно, Бог ей судья.
 Эндрю  решительно посмотрел на него и  сказал:
- Я пойду туда, и никто, ни одна живая душа меня не остановит. Семьи у меня нет. Таких прекрасных приёмных сыновей и такой очаровательной дочки у меня никогда не будет. Я не богат и терять мне нечего.
Тут Алексей вышел из комнаты и подошёл к отцу, который давал наставления Эндрю для общения с бандой. Тревожно посмотрев на последнего,  он сказал:
- Будь осторожен. Они ни перед чем не остановятся. И запомни, для них я не Алексей Васильев, а Евгений Королёв. И ещё узнай у них, пожалуйста, о моей подруге Диане Розите
 Эндрю улыбнулся и, потрепав Алексея по волосам,  сказал:
 - Всё будет в ажуре, дружище. Пожелайте мне удачи, ребята.
С этими словами он и ушёл. Как и сейчас он шёл наугад,  и в голове была лишь одна мысль НАЙТИ ОБИДЧИКОВ БЛИЗКОГО ДРУГА И ОТОМСТИТЬ ИМ.
Вадим долго смотрел ему вслед и, когда Эндрю уже скрылся из вида, сказал про себя:
«Только бы живым вернулся. Какие же молодые люди самоуверенные».
Заметив, что Алексей  стоит в дверях, он улыбнулся и сказал:
- Не бойся, сын, Эндрю найдёт твою Диану.  Всё будет хорошо, Алёшка. Садись кушать.
Поужинав уткой по-пекински с рисом, Алексей отправился наверх, где долго не мог заснуть. Пролежав пять минут с открытыми глазами, он встал и, выйдя из комнаты, окликнул Вадима и сказал:
 - Прости меня, пожалуйста, Вадим.
 Вадим серьёзно посмотрел на него и сказал:
 - Во-первых, я уже, кажется, просил тебя не называть меня по имени, Королёв. А во-вторых, за что ты просишь у меня прощения?
 Алексей посмотрел серьёзно в глаза Вадима. "Даже когда он сердится, у него очень добрый и спокойный взгляд" - думал он. Сейчас, когда Вадим перенёс нервный срыв и разговаривал с ним более менее ласково, он понимал, что должен сказать о том, что Рома уже знает их с родителями тайну.
 - Помнишь, - спросил он, - тот день, когда я купил Роме велосипед?
 Вадим кивнул головой и сказал:
 - А на следующий день вы с Ромой не пошли в аквапарк, ссылаясь на головную боль. А Рома  и вовсе целый день  ни с кем не разговаривал и, называя тебя предателем, говорил, что не хочет тебя видеть. Правда после того, как ты подарил ему давно обещанную дискету, он сразу же понял тебя. Но не факт, что простил.
 Алексей кивнул головой и сказал:
 - Именно когда я купил ему велосипед, Рома  и узнал правду о своих родителях.
 Тут Вадим подошёл к нему и, с яростью  взглянув на него, спросил:
 - Что ты наделал, Алексей? Ты хоть понимаешь, какая это травма для ребёнка?
 Алексей спокойно посмотрел на него и сказал:
 - Понимаю. Но лучше он узнает правду от меня, чем от Дианы Розите, его биологической матери, которая его бросила.
 Тут Вадим снова бросил на него яростный взгляд и сказал:
 - А ты ничем, слышишь, ничем не лучше её. Ведь ты его биологический отец.
 Алексею ничего не оставалось, как горько вздохнуть и, отправившись наверх лечь и снова погрузиться в свои раздумья.

 Эндрю вошёл в казино, в которое ходил Алексей, спустя полтора часа, сел за игровой столик и спросил:
- Кто у вас тут главный?
Крупье вопросительно переглянулись. Эндрю повторил свой вопрос. Вперёд вышел человек лет 40 с большими чёрными глазами, острым носом пухлыми губами и седыми волосами, одетый в белую рубашку. чёрные брюки белые носки и чёрные ботинки и сказал:
- Роберт Альбертович Старцев к вашим услугам.
Эндрю презрительно посмотрел на него и спросил:
- Сколько денег вам должен Женя Королёв? Я заплачу, сколько будет нужно, только, прошу вас, пожалуйста, оставьте его в покое.
Роберт достал из кармана  ручку и блокнот и, написав сумму, передал листок  Эндрю. Увидев сумму, Эндрю лишь засмеялся:
  - Это что, шутка такая? Да такую сумму даже граф не проиграл бы.
Тут Роберт отрицательно покачал головой и сказал:
 - Серьёзные люди не шутят с деньгами. Тем более, с такими.
Услышав эту фразу, Эндрю твёрдо посмотрел на Роберта и спросил:
- В течение какого срока я должен вернуть эти деньги?
Роберт злобно улыбнулся и сказал:
- Эти деньги должны были быть возвращены ещё вчера.
Эндрю умоляюще посмотрел на них и спросил:
- Но сейчас ни у меня, ни у Жени нет таких денег.  Хотя у меня есть одна идея.
Роберт вопросительно посмотрел на него и спросил:
- Какая?
Эндрю решительно посмотрел на него и сказал:
- Я могу отыграться или же возьмите меня в заложники.
Роберт кивнул головой. Тут Эндрю вспомнил просьбу Алексея. На что Роберт ответил:
 - А эту Диану мы сами хотим найти. Так что наши интересы совпадают.




Тут вдали показалась чёрная «Волга». Заметив Эндрю, водитель последовал за ним. Эндрю же шёл, ничего не подозревая.
Вскоре водитель остановился и сказал:
- Мистер Савентон, ваша игра проиграна.
Дина
Эндрю привезли в какой-то огромный дом. Когда он вошёл, он испуганно осмотрелся по сторонам. Огромные стены с плюшевыми коврами напоминали ему о его убежище. Вспоминая о нём, он невольно вспомнил о Дине.
«Где же ты, моя хорошая? - думал он. - Господи, я так хочу, чтоб она нашлась. Ведь это я во всём виноват. Я один»
Красивый молодой шатен провёл Эндрю в шикарную комнату и сказал:
- Последние две ночи мы разрешаем вам провести действительно спокойно. А затем вы будете убиты.
Эндрю горько усмехнулся и сказал:
- Вы меня не убьёте. Руки коротки.
Провожающий противно засмеялся и засобирался выйти.
«А максимум через два дня я сам застрелю тебя. А потом я убью  подругу Королёва, на местонахождение которой ты меня и наведёшь", - думал он.
Тут Эндрю остановил его и сказал:
- Могу ли я хотя бы написать записочку одному человеку?
Провожающий кивнул головой. Эндрю достал из кармана куртки блокнот и синюю авторучку и, вырвав из блокнота листок, написал:
"Валдис, я думаю, что встретиться нам уже не судьба. Но даже если я умру, ты должен знать, банда находится здесь на Лимоновской улице дом 17. И ты должен взять их, во что бы то ни стало. Это приказ. А если ты, дай Бог, увидишь Диану, передай, что я очень любил её. И мой последний наказ, найди сестру, во что бы то ни стало. Живую или мёртвую, но найди. И если она жива, то позаботься о ней. Береги Диану и ни за что не говори ей о моей смерти, лучше скажи, что я пропал без вести. А если она погибла  (в чём я очень сомневаюсь) найди хотя бы тело.     А если вдруг о моей смерти узнает моя сестра Линда или моя мама, расскажи им всё как есть. Я знаю, ты найдёшь слова. Ты же умный малый.
  Прощай.
    Навеки твой друг Эндрю Савентон
       (он же Андрей Совин)"
Провожающий взял письмо и, прочитав его, спросил:
- А вы не боитесь, что вас убьют за разглашение нашего местонахождения?
Эндрю злобно посмотрел на него и сказал:
-Меня всё равно завтра убьют, так что терять мне нечего, а вы должны ответить за свои злодеяния
Эндрю лёг на кровать и погрузился в забытьё. Однако ему явилось видение, будто к нему в комнату кто-то постучал. Открыв дверь, он ахнул. На пороге стояла какая-то девушка в синем плаще. «Смерть, наверное, - подумал он, - но почему она в синем? Нет, не к добру, не к добру всё это».
-  Кто вы? - спросил он.
Девушка сняла капюшон и перед Эндрю предстала высокая стройная девушка с карими глазами, приплюснутым носом, припухшими губами и чёрными волосами.
«Не может этого быть! -подумал он. - Дина?! Но у неё светлые волосы»
«Дурак, - сказал он вслух, - я самый настоящий влюблённый олух. Она мерещится мне всюду. Но я всё равно её найду». - После этого он обратился к девушке:
«Изви...», - начал он, но девушка прижала палец к его губам и сказала:
«Молчите, прошу вас, ни слова»
Услышав голос, Эндрю опешил. Голос был похож на голос Дины. Это ещё больше напугало англичанина. Он вопросительно взглянул на девушку. Та лишь улыбнулась. Эта улыбка словно огнём обожгла его
«Нет, Диана, - подумал Эндрю, -может быть меня обманывает зрение, но сердцем я чувствую, что это вы».
Понимая, что англичанин обо всём догадался, девушка сняла парик и улыбнулась:
«Хороший мой, - сказала она, - поймите, не пара я вам. Вам мало своих бед, так я ещё своих добавлю. Не стоит меня искать"
Эндрю задорно улыбнулся и сказал:
«Сколько бы ты не говорила мне этих глупостей, я всё равно люблю тебя. И я найду тебя. Чего бы мне это не стоило».
Тут вошла какая-то женщина в чёрном платье и парандже.  Она схватила Дину за руку и повела к выходу. Дина же заплакала и сказала:
- Дайте нам попрощаться хотя бы.
Но женщина холодно посмотрела на неё и сказала Вариным голосом:
- Сейчас вам видеться нельзя.
Услышав это, Дина достала банку с красной краской. Вылив краску на пол, она сказала:
- Ну, ничего, мы ещё посмотрим кто кого. 
Сон Валдиса.
Валдис же заснул нескоро. Во сне он увидел полуночную улицу. Он шёл к какому-то странному дому. Дом этот был красивым. Это был одноэтажный особняк. Войдя в дом, Валдис поразился его убранству. Комнаты были светлыми и просторными. Во всех трёх комнатах горел какой-то таинственный тускло синий свет, однако ничего не было видно. Вдруг он услышал звон стекла.
«Хоть глаз выколи, - сказал он шёпотом. - Свет бы поярче включили что ли».
Тут зажглась яркая зелёная лампочка. Валдис вскрикнул от неожиданности. Тут послышались чьи-то быстрые шаги. Это всерьёз напугало юношу. Когда же он осмотрелся по сторонам, он пришёл в ужас. Повсюду были разбитые зеркала. Он сразу же выбежал на улицу. На улице было темно и шёл дождь.
Вдруг неподалёку показались Дина и Эндрю. Она была одета во всё чёрное, он же во всё белое. Они шли, будто бы ничего не замечая. Валдис, ничего не соображая, пошёл за ними. Тут к Дине подошёл какой-то странный человек со злыми карими глазами, острым носом, тонкими губами и длинными чёрными волосами он был одет во всё серое. Валдис испуганно вскрикнул. Человек обернулся и подошёл к нему. Валдис плотно сжал губы. Тут он услышал, как  голос Дианы его спросил:
- Что ты здесь делаешь?
Валдис обернулся и увидел необыкновенно спокойный взгляд сестры. Это его окончательно разозлило.
- Что ВЫ здесь делаете? - спросил он. - Пойдёмте отсюда.
Но Дина отрицательно покачала головой.
- Отсюда никто ещё не уходил, - сказала она.
Валдис схватил руку сестры и сказал:
- Я никуда не пойду без вас.
Тут неизвестный достал пистолет. и подошёл к нему. Дина испуганно вскрикнула. Валдис обернулся и вырвал из руки неизвестного пистолет.
Он проснулся, вышел в коридор и постучал в дверь комнаты Эндрю. Когда ему никто не открыл, он только лишь усмехнулся.
- Эндрю, - сказал он, - открой, пожалуйста.
Когда же ему никто не ответил, он со всей силы дёрнул за ручку. Дверь без труда поддалась ему. Когда же в комнате никого не оказалось, он только всплеснул руками.
Тут в дверь позвонили. Валдис открыл дверь. За дверью стоял человек лет 19 с голубыми глазами, острым носом, пухлыми губами и русыми волосами. Он молча передал Валдису записку и ушёл. Прочитав записку, Валдис сел за окном и невольно заплакал. Однако через десять минут он незаметно для себя успокоился.
 "Этот англичанин всего лишь притворялся хорошим человеком, - подумал он. - И возможно завтра он вернётся в составе банды, чтобы убить меня. Господи! Но это для меня  лучше одиночества".
 Тут он испуганно посмотрел вокруг и крикнул:
 - Я не боюсь тебя, Эндрю Савентон! Я никого не боюсь!
Дискобар.
 Валдис проснулся спустя два часа. Проснувшись, он вышел и, подойдя к двери комнаты Эндрю, крикнул:
- Эндрю, что же медлишь?! Я прошу тебя только об одном, больше не надо никого убивать. Пусть моя гибель будет последней в деле твоих сообщников.  Пожалуйста, не убивай мою жену, моего сына, моего племянника, мою сестру и мою  маму.
Ему никто не ответил. Испугавшись, он открыл дверь. Не обнаружив его в комнате. он вышел на улицу однако Эндрю не было и на улице.
«Господи, - думал Валдис, - неужели теперь я остался совсем один? Сначала сестра, потом друг... Господи, как же страшно».
Тут его сердце сжалось от боли, жалости к Эндрю и страха одиночества. Он прижал записку к груди и сказал:
 - Прости меня, пожалуйста, Эндрю, за то, что я из-за своей глупости и трусости посмел так подумать про тебя. Я обязательно найду Дину.   Но сначала я должен спасти тебя.
Тут в дверь кто-то постучал. Валдис быстро подошёл к двери, открыл её и оторопел. За дверью стояла Диана. Она испуганно посмотрела на него.
-Ты? - спросил Валдис.
Диана кивнула головой и, протянув брату листок, сказала:
-Нам нужно спасти Эндрю. Для этого приготовим для банды маленький спектакль.
Она хитро посмотрела на брата. После этого порывшись в шкафу, достала оттуда чёрный фрак, чёрные брюки, белую рубашку и галстук в чёрно-белую клеточку. Валдис же недовольно посмотрел на сестру и сказал:
- Издеваешься? Это же единственный галстук, который мне не нравится. Да и Сергееву он никогда не шёл.
Дина строго взглянула на брата и, дав ему оплеуху, приказала ему надеть галстук. Когда Валдис надел его, она вышла и сказала:
-Я подожду тебя на улице.
Валдис с трудом опёрся на стену и направился в сторону входной двери. Когда он подошёл к выходу, Диана хлопнула себя по лбу и сказала:
-Нам нужна пластмассовая двухлитровая бутылка и какая-нибудь густая красная жидкость.
       Валдис улыбнулся и пошёл в дом. Войдя, он взял банку с краской, достал из кладовки пустую бутылку и пошёл к сестре.
Дина же улыбнулась и, взяв брата за руку, дошла до синих «Жигулей» Сергеева. Она села за руль, Валдис сел рядом.  Дина остановила машину и, попросив у брата бутылку, спрятала её за пазуху.
Выйдя из машины, Розисы ощутили необыкновенную атмосферу праздника. Диана сразу же взяла брата под руку, и они направились в сторону бара. Бар представлял собой ярко освещённое помещение с большими разноцветными окнами.
Валдис ласково посмотрел на сестру и взял её за руку. Они прошли в дискобар под загадочным названием «Ночной коралл»
Войдя туда, Валдис хотел направиться в казино, чтобы оттуда отслеживать каждый шаг находившихся там. "Ведь в банде, - думал он, - каждый человек под подозрением".
Вдруг вдали показался Алексей, одетый в синий пиджак такие же брюки, белую рубашку, белые носки и коричневые ботинки.  На шее же у него висел  синий галстук. Увидев Дину и Валдиса, он надел чёрные очки и, подойдя к Валдису, откашлялся и сказал изменившимся хриплым голосом:
- Разрешите пригласить Вас и Вашу даму в наш скромный танцевальный зал.
 Валдис усмехнулся и сказал:
 - Вообще-то я женат, а эта "дама" - моя сестра.
 Алексей прижал палец к губам. После чего одними губами произнёс "я знаю". Валдис же серьёзно посмотрел на него.
"Господи, а ведь это знак, - думал он. - Ну, конечно же. Как же я не сообразил?! В этом зале сидят только пешки. А ферзь... Он прячется в том месте, где  его меньше всего будут искать. Если бы сейчас я расспросил этих ребят, они могли бы заподозрить неладное. И неизвестно чем это могло бы закончиться. Господи, спасибо тебе, за то, что этот незнакомец появился на нашем пути. И ладно я. Я совсем запутался. Но Диана - она же умная девушка. Я, конечно, понимаю, Алёшу не вернёшь, но сейчас  нужно думать о задании товарища Сергеева. И всё же нужно предостеречь Дину. Ведь даже этот приятный молодой человек может быть убийцей. Может быть, именно он убил Алёшу. Откуда, спрашивается, он знает, где может находиться главное оружие банды? Вполне возможно, что он наводит нас на дуло револьвера"
Алексей взял Дину за руку и, отведя в сторону, снял очки и сказал:
- Ни о чём не спрашивай, пожалуйста. Я потом постараюсь тебе всё  рассказать.
Дина с недоверием посмотрела на него и спросила:
 - Как  ты узнал?
 Он только усмехнулся:
 - Сергеев, - сказал он. - Твой начальник – один из немногих наших общих знакомых, кто знает, что я жив.  Он попросил меня помочь вам.
Дина  обняла его, он же  убрал её  руки.
- Люди кругом, - сказал он.  - Могут заподозрить неладное.
 Когда Валдис подошёл к ним, Алексей улыбнулся и сказал:
 - Ну, здравствуйте, Валдис.
 Тот оторопел и, прослезившись, прошептал:
 - Вас же убили. Вы же… Я же… сам… видел…  эти… фотографии…
Алексей улыбнулся и сказал:
 - Без сознания был, не отрицаю, переливание крови перенёс, не спорю, но я выжил. Выжил, чтобы отомстить за вашего  отца и спасти Дину и вас. Ладно, пойдёмте.
 
Танцевальный зал представлял собой огромное помещение с ярким убранством. Окна были занавешены алой занавеской. В зале была большая сцена,  над которой висел большой разноцветный фонарь.
Всю вечеринку Алексей танцевал с Диной. Валдис же стоял у стойки и наблюдал за ними Однако с юношей происходило что-то странное: он постоянно оглядывался по сторонам. Когда же они выходили из бара, к Дине подошли двое: молодой стройный юноша с серыми глазами, круглым носом, тонкими губами  и короткими светлыми волосами, одетый в синий плащ, чёрные брюки, белые носки и чёрные ботинки и человек лет 60 худощавый с голубыми глазами, тонким носом такими же губами и седыми волосами и один из них усмехнулся и сказал:
- Ребята, вам лучше уйти.
Валдис сжал губы, Алексей кинул на подошедших настороженный взгляд и попросил Дину уйти, на что Дина лишь крепче сжала его руку.  Испуганно посмотрев на них, она спросила:
- Что вам от нас нужно?
Тут седой хищно посмотрел на неё и ударил её ножом. Затем пара не о чём не думая, направилась прочь от бара.
Алексей испуганно посмотрел на Дину и сказал:
- Дина, не умирай! Пожалуйста. Господи, так не должно быть. Ты же ранена.
Дина посмотрела на него и сказала слабым голосом:
 -Работа у меня такая, Королёв. Раненой быть. Иди, Алёшенька
 Алексей злобно посмотрел на неё и сказал:
 - Я не уйду. Я никуда не пойду без тебя. Пусть они убьют и меня, когда вернутся. А они должны вернуться.
  Тут Валдис холодно посмотрел на него и сказал:
- Идите домой, Алёша. Дине Вы всё равно ничем не поможете.
Когда Алексей ушёл, Дина приподнялась и сказала:
-Всё в порядке, братишка.
Валдис с удивлением посмотрел на неё.
- А как же... Нож? - спросил он.
Дина усмехнулась и, расстегнув куртку, вытащила из кармана жилета бутылку, продырявленную посередине.
После этого Дина    оглянулась по сторонам. Увидев, что никого нет, она злобно посмотрела  на брата.
 - Если бы не Алёша..., - начала она, но Валдис её перебил. Сухо посмотрев на неё, он сказал:
 - То я бы сейчас оплакивал  свою сестру. За что я уважаю твоих друзей, так это за то, что они понимают, когда они нужны.
 Дина холодно посмотрела на Валдиса. Теперь она была уверена, что именно кто-то из знакомых Валдиса, которые знали, что Алексей жив, направил его в "Ночной коралл" - в то место, откуда её друг мог и не вернуться.

Всю дорогу они проехали молча. Дойдя до дома, Дина приказала брату идти спать. Сама же она вернулась в дом и сказала про себя:
- Пока ничья. Но хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.
 Валдис хитро усмехнулся и поехал в убежище Стаи.
Сон Эндрю.
В два часа ночи Эндрю удалось заснуть.  Ему приснился игровой зал клуба "Ночной коралл" Дина сидела и наблюдала за игрой Эндрю и Валдиса. Как ни странно Эндрю удалось выиграть.
Дина улыбнулась и сказала.
-Вы молодец. Я уверена, что нам с вами и дальше будет сопутствовать успех.
Эндрю же усмехнулся и сказал:
-Диночка, это всего лишь везение. Никаких особых усилий я не прикладывал.
Не успели они доиграть партии, как вдруг Эндрю хлопнул себя по лбу и сказал:
- Я же обещал Сергееву позвонить.
Он ушёл. Дина же наблюдала за игрой. Ей казалось, что ещё минута и им несдобровать.
Когда Эндрю вернулся он сказал только одно.
- Сейчас нам нужно уходить.
Тут к Дине подошёл какой-то странный человек и ударил её ножом. Эндрю же вскрикнул. Тут он услышал звук разбитого стекла.
Спасение. Потеря памяти
Эндрю проснулся от звона стекла. Он поднялся и испуганно взглянул в сторону окна. Тут он увидел Валдиса.
Валдис влез через окно и усмехнувшись сказал шёпотом:
- Сколько бы сестра ни смеялась надо мной, а интуиция, mon ami, меня никогда не подводила. Я так и думал, что ты в этой комнате.
Тут он услышал быстрые шаги. Приказав Эндрю спрятаться, он встал возле двери. Тут в комнату вошёл молодой шатен:
-  Савентон! - крикнул он. - Что за шутки?!
Валдис взял из шкафа вазу и разбил её о голову кричащего. После этого он достал из кармана наручники и сказал:
- Одного, судя по всему,  мы поймали, - с этими словами он надел наручники на пострадавшего и сказал:
- Похоже без Сергеева тут не обойтись. Мы с тобой  - слабы перед этой шайкой, а точное местонахождение нашего неуловимого сыщика неизвестно. Я говорю о своей сестре.
Они вышли из дома. Тут Эндрю улыбнулся и, достав из кармана мобильный телефон, сказал:
-Диктуй номер. Сейчас мы узнаем, где Диана.
Тут сзади кто-то подошёл к Эндрю и хотел было ударить его. Англичанин увернулся и оглянувшись ударил нападавшего кулаком в лицо. Тот упал, а Валдис посмотрел на Эндрю и сказал:
-Теперь пошли.
Они направились к выходу. Однако двери были закрыты. Эндрю подошёл к окну и увидел лестницу. Он окликнул Валдиса. Когда тот подошёл, Эндрю пропустил его вперёд. Когда Валдис спустился, Эндрю начал быстро спускаться, но на предпоследней ступени оступился и упал, ударившись головой.
Валдис испуганно посмотрел на Эндрю и сказал:
-Эндрю, хороший мой, друг мой Эндрю, вставай.
Эндрю поднял голову и с непониманием взглянул на юношу.
-Вы кто? - спросил он. -Где я?
Губы Валдиса плотно сжались. Тут Эндрю усмехнулся:
-Я вас, кажется, просил выбросить эту глупую детскую привычку, - сказал он.
Валдис задорно усмехнулся:
-Это слова Сергеева, - сказал он.
Эндрю с удивлением посмотрел на него и сказал:
-Какого Сергеева? Это мои слова.
Тут Валдис засмеялся и сказал:
-Мистер Савентон, перестаньте меня разыгрывать. Ваш розыгрыш меня пугает.
Эндрю взглянул на  него и спросил:
-Как вы меня назвали?
Тут Валдис внезапно перестал смеяться и сказал:
-Ты что же совершенно ничего не помнишь?
Эндрю грустно улыбнулся и сказал:
-Дина.
Отчаяние Валдиса сменилось на добродушную улыбку.
-Вот видишь, - сказал он. -Дина. А если быть точнее Диана Миколасовна Розите, моя родная старшая сестра.
Эндрю испуганно посмотрел на юношу. Теперь он боялся что-либо сказать. Ведь он немного помнил о Дине, но перед его глазами стояла ужасающая картина. Будто он сидел возле логова Стаи в какой-то горной местности, а Дина шла к этому самому логову. Он окликнул её, однако она его не заметила и прошла в логово.
В логове же шло шикарное пиршество. Отмечали чьё-то возвращение. Нужно сказать, что если кто-то возвращался после прогулки, он становился главным героем. Тут вошла Дина. Её пригласили за стол и налили вина. Когда же она попробовала вино, она сморщилась и спросила своего соседа:
-Что это за гадость? Это кровь?
Стройный молодой человек лет 27 с нежно-голубыми глазами, острым носом, тонкими губами и светлыми волосами, одетый в серую куртку , серые брюки и серебристые ботинки ответил:
-А ты сама как думаешь?
Дина усмехнулась и словно бы случайно вздрогнула . Кружка с ужасной жидкостью упала и разбилась. После этого Дине приказали уйти.
Когда она вышла, неподалёку она увидела Эндрю. Она сразу же окликнула его. Увидев её, он подошёл к ней и обнял её. Она же улыбнулась и поцеловала его. Тут их заметили члены «Стаи». Они быстро подбежали к ним и начали их бить. Тут Эндрю вытащил нож, но этот нож у него кто-то выхватил, и через минуту он увидел Дину на земле с колотой раной в животе и с перерезанным горлом. Тут кто-то улыбнулся и, взяв камень, ударил Эндрю по голове.
«Боже мой, Боже, - думал Эндрю, -неужели я ничего не помню? А ведь я чувствую, что меня кто-то очень ждёт. Только вот зачем?».
Тут он взглянул на юношу и спросил:
-А как вас зовут?
Валдис улыбнулся и сказал:
-Валдис.
Ночь воспоминаний
Наступила ночь. Валдис, несмотря на тревогу, заснул быстро. Эндрю же заснуть не мог. Он долго ворочался. В конце концов, он встал и подошёл к окну. За окном была сказочная погода. Небо было ясным, и светили яркие звёзды. Луна светила так ярко, что, казалось, уже наступил новый день.
«Боже мой, как красиво, -думал Эндрю. - Всё хорошо, только эта амнезия... Хотя нет, не всё так хорошо. Диана, бедная несчастная девушка. Зачем я только встретил её? Ведь это из-за меня она погибла. Я сам разрушил своё же счастье».
- Боже мой, - сказал он и разрыдался, - я должен был быть на её месте. За что, Господи? В чём же я провинился?
Тем временем погода резко испортилась. Небо заволокло тучами и начал накрапывать мелкий дождь.
Он закрыл глаза, как вдруг услышал стук в дверь. Затем послышались торопливые шаги Валдиса. Подойдя к двери, Валдис спросил:
- Диана, ты?
Стоявший за дверью помолчал пять минут после чего сказал приятным голосом:
-Извините, пожалуйста, за столь поздний визит, но мне нужен Эндрю Савентон.
Валдис открыл дверь и на пороге появился Вадим. Глаза у него горели.
-Кто вы? - спросил Валдис.
Вадим улыбнулся и сказал:
- Я друг Эндрю Вадим Васильев. - После этого он хотел пройти, но Валдис пригородил ему дорогу, положив руку между дверным проёмом и выходом.
Вадим пристально посмотрел на Валдиса и спросил:
- А Вы меня не узнаёте?
Валдис отрицательно покачал головой. Вадим же горько усмехнулся и сказал:
 - А я Вас узнал, Валдис. Ваша сестра встречалась с моим сыном.
 Валдис ахнул и сказал:
 - Ну да, конечно, это же Вы собирались усыновить моего племянника.
 Тут дверь комнаты открылась и в коридоре появился Эндрю. Увидев Вадима, он улыбнулся и сказал:
-Валдис, что же вы гостей в дверях держите?
Понимая, что Вадим может помочь ему и Эндрю, Валдис впустил его в дом. Увидев Эндрю, Вадим подошёл к нему и сказал:
- Глазам своим не верю. Эндрю, Андрюшка. Живой!
Но Эндрю с недоумением посмотрел на него и спросил:
-Откуда вы меня знаете?
Вадим взглянул на него пристальным взглядом. Эндрю же с раздражением смотрел в его сторону.
- Что вы хотите от меня? - спросил он. - Хотите, чтобы я всё вспомнил? Так вот, я не хочу ничего вспоминать. Моя жизнь уже разделилась на «до» и «после». И вообще, я хочу умереть. Без Дианы...
 Вадим сжал его руку и спросил:
- А что, если Диана жива?
Эндрю улыбнулся и спросил:
- Как так?
Вадим улыбнулся и сказал:
- Она жива. Понимаешь, Эндрю? Жива. Но если с тобой что-нибудь случится, тогда она точно может умереть.
Услышав это, Валдис нервно сжал губы. Простояв две минуты, он с нетерпением посмотрел на Вадима.
 -Если вы её увидите, то скажите, что мы с Эндрю её ждём, - сказал он.
Вадим хотел было уйти, как вдруг Эндрю схватил его за руку и с надеждой посмотрел на него.
- Скажите, - сказал он, - вы действительно знаете меня?
Вадим утвердительно кивнул головой. Эндрю же с нетерпением взглянул на него.
- Пожалуйста, расскажите мне всё, что вы обо мне знаете.
 Вадим грустно улыбнулся и начал свой рассказ. Когда он его закончил, Эндрю грустно улыбнулся и сказал:
- Если Дина жива, почему же она не приходит? Получается, что она меня не любит.
Тут он посмотрел на Вадима и сказал:
-Дайте мне, пожалуйста, ручку и бумагу.
Вадим вышел в коридор и через пять минут вернулся. В руках он держал ручку, подаренную Эндрю и блокнот. Увидев ручку, Эндрю засмеялся и сказал:
- Вы не поверите, но ровно месяц назад я подарил точно такую же ручку своему другу.
Вадим испуганно посмотрел на него и сердито сказал:
-Слушай, остряк, ты заканчивай свои глупые шуточки. Я не Валдис. Я ведь и обидеться могу.
Эндрю испуганно посмотрел на него и сказал:
- Ладно, не обижайтесь на меня, пожалуйста. Вы наверняка не представляете, что значит всё забыть.
Он взял ручку и блокнот и стал рисовать Дину. Он рисовал её по памяти. Словно она сидела напротив него и смотрела на него своими большими карими глазами.
Когда Вадим увидел рисунок Эндрю, он решительно посмотрел на него и, позвав Валдиса, сказал:
- Теперь, Валдис, нужно всего лишь найти вашу сестру. Тогда он всё вспомнит.
Теперь он также начал ненавидеть Дину. Он с презрением посмотрел на рисунок и сказал:
- Интересно, что ты нашёл в своей неуловимой Дине, кроме внешности?
Эндрю с мечтательной улыбкой посмотрел на него и сказал:
- Я не знаю. Но я знаю только одно: я потерял себя, как только её увидел.
Вадим с улыбкой посмотрел на него и сказал:
- Зато я знаю. Ты влюблён, мой друг.
Эндрю же печально взглянул на него и спросил:
- А она? А Диана меня любит?
Вадим пожал плечами. Эндрю же ответил:
- Она не любит... Она ненавидит меня. Иначе   она бы пришла. Иначе она бы не уходила. Иначе  она бы не поступила с нами как последняя эгоистка.
Вадим спокойно посмотрел на него и сказал:
- Успокойся, Эндрю. Сейчас у тебя бред какой-то.
Валдис серьёзно посмотрел на Вадима и сказал:
- Видать, не слабо он упал. 
Вадим же строго посмотрел на него. Потом взглянул на Эндрю, который с презрением посмотрел на свой рисунок и сказал:
-Я всё равно всё вспомню, назло тебе, а тебя Бог ещё накажет за твоё предательство. Ведь ты предала не только мои чувства, но и своего родного младшего брата.
 Вадим улыбнулся и сказал:
 - Что ж, я очень рад, что у тебя всё в порядке. А память... Память восстановится, - после чего он попросил у Эндрю назад ручку и блокнот и, получив их, засобирался уходить, но Валдис закрыл дверь и сказал:
 - Сейчас Вы никуда не пойдёте. Посмотрите, что за окном творится! Вот-вот грянет ливень. Вы что, простыть захотели?! Попейте чайку и ложитесь в комнате моей сестры.
 Вадим усмехнулся и сказал:
 - Валдис, дождь мелкий, вот-вот закончится. Так что я пойду. Меня  ребята ждут.
 Валдис серьёзно посмотрел на него и сказал:
- Во-первых, уже поздно, во-вторых, у Ваших ребят есть мать и в-третьих, Вы своей семье нужны здоровым. Идите спать, пожалуйста. У меня у самого сейчас глаза закрываются.
 Вадим согласился с доводами Валдиса и поблагодарил его за заботу.
Ночью Эндрю встал с кровати и, подойдя к окну начал вспоминать Дину. Он видел её словно наяву. Вот она стоит и улыбается своей задорной улыбкой. Он протягивает ей руку и она исчезает.
"Бред, - думал он, - Дина не могла нас бросить просто так. Ведь здесь человек, который называет себя её братом. Видно что-то здесь не так... Только почему, почему она не приходит, не звонит? Неужели она сомневается в том, что я могу ей помочь?  Эх, если бы не эта Стая, эта банда без роду и племени. Разве бы я стал таким? Эта банда отняла у меня всё: доверие людей, любовь, а главное - свободу. Я стал наполовину инвалидом... Хотя довольно ныть о своей судьбе! Ведь здесь плохо всем и каждому по своему. Например, Валдис... Видно он не такой уж плохой, я чувствую, что у него, также как и у меня, большое горе.  А Вадим... Почему он думает, что я его английский друг Андрей Совин или же Эндрю Савентон? Хотя я и сам не помню своего имени. Господи, как же болят мои руки! Как же болит моё сердце!"
Тут вошёл Вадим. Когда Эндрю взглянул на него беспомощным взглядом, он прослезился и сказал:
- Эндрю, мне нужно сказать тебе кое- что важное: помнишь Диану Розите?
Эндрю кивнул головой и сказал:
- Только я вас умоляю, ради нашей дружбы, не говорите мне об этой... Даже не знаю, как её назвать. Не говорите мне об этой предательнице.
Вадим твёрдо посмотрел на него и сказал:
- Её так может называть кто угодно: я, брат, сын, мать, даже спасённый ею сын управляющего бандой Егор, но только не вы с Алексеем. Ведь она всё делает только ради вас. Она и в Стаю пошла ради того, чтобы спасти тебя и отомстить за Алексея.
Тут Эндрю прослезился и сказал:
- Получается, что и погибла она тоже ради нас.
Вадим строго посмотрел на него и сказал:
- Сколько раз тебе можно повторять одно и то же?! Она жива... Но, - тут он заботливо посмотрел на Эндрю и сказал:
- Она может умереть, если она  останется одна.
"Нет, - думал Эндрю, - ничего этого нет. Я просто сплю, и всё мне снится. Дина должна была жить, и я сделаю всё, чтобы отомстить тем, кто посмел лишить её жизни".
Он отвернулся и крикнул:
- Дина, Диана, разбуди меня!  Приди ко мне. Мне так плохо, - тут у него началась истерика и он сказал:
-Если она не придёт, я через неделю пущу десять грамм свинца себе в голову
Вадим со страхом  посмотрел на него и сказал:
-Даже не думай, мы с Валдисом не позволим тебе этого сделать.
Тут Эндрю злобно посмотрел на него и крикнул:
-А кто вы вообще такой?! Вы не имеете никакого права мной распоряжаться!
Вадима охватил ужас. Он тревожно посмотрел на Валдиса и сказал:
-Валдис,  принесите, пожалуйста, пару таблеточек снотворного.
Когда Валдис выполнил его просьбу, он посмотрел на Эндрю и сказал:
- Вот увидишь, Дина ещё придёт сюда, а сейчас тебе лучше поспать, - и он дал ему снотворное.
Выпив таблетки, Эндрю уснул, а Вадим окликнул Валдиса и сказал:
- Валдис, ваша сестра просто обязана прийти сюда.
Маскировка.
Прошла неделя. Дина почти освоилась в логове. Однако она всё ещё безумно переживала за брата и Эндрю. И однажды, когда Георгий собирался куда-то уходить, она вопросительно посмотрела на него и спросила:
-Можно я пойду с вами?
Георгий отрицательно покачал головой.
-Из благодарности к вашему отцу, - сказал он, - и из любви к вам как к дочери, я обязан вам отказать.
Дина твёрдо посмотрела на него. Неужели он считает её, достойную дочь своего отца и лучшую ученицу самого лучшего на свете майора Сергеева слабой и трусливой девчонкой? В таком случае он глубоко ошибается. Ведь не случайно же отец назвал её в честь богини охоты. Даже в детстве маленькая Диана была дворовым сорванцом. И нередко в драках с участием Валдиса она могла с лёгкостью отвесить подзатыльники его обидчикам. Правда, доставалось и ему, и он, обиженный тем, что девчонка, хоть и старше по возрасту, ударила его, мог целыми днями не разговаривать с сестрой.
Узнав о детстве Дианы, Георгий усмехнулся. Однако он тут же настороженно посмотрел на Дину и сказал:
- Поймите, Диана, одно дело - дворовые хулиганы, а другое - члены бандитской группировки. Они же могут убить вас.
Дина усмехнулась и посмотрела на Георгия решительным взглядом. Сейчас она решила действовать с хитростью.
Дело в том, что в детстве Диана была ужасной модницей, и однажды, проходя с отцом мимо магазина мод, она увидела роскошный каштановый парик. Он понравился девочке настолько, что выпросила у отца купить ей его. Дома она решила показать покупку отца Валдису. Однако он лишь усмехнулся и сказал:
-Как на корове седло.
Тогда Дина очень обиделась на брата и, закрывшись в комнате сказала матери, что не будет разговаривать с Валдисом, пока этот красавчик не попросит у неё прощения. И хотя на следующий день они помирились, Валдису было досадно, что он просил прощения у девчонки.
Георгий улыбнулся и, узнав, что этот парик находится дома у Дианы, решил подвезти её до дома. И когда все легли спать, Георгий отключил в гараже и в машине камеры слежения, пригнал машину к дому, потом вышел из машины и, пройдя в дом, подошёл к двери комнаты Дианы постучал в дверь. Дина вышла из комнаты, Георгий накинул ей на плечи свой плащ и они прошли к машине.
Приехав домой, Диана с ностальгией окинула взглядом дом. Там было всё по-старому. Также стояли цветы в вазе. Правда, они уже завяли, и в доме, даже в её комнате было необычайно пыльно. Она полезла в шкаф, достала парик и вышла из дома.
Придя в дом, она надела парик и показала его Георгию, он улыбнулся и сказал:
- Я бы не узнал вас.
Дина улыбнулась и подумала:
«Главное, чтобы меня не узнали бандиты. и пусть меня не узнает брат. Пусть меня узнают только  Алёша и Эндрю»
Она вышла на улицу и направилась к дому Сергеева. Проходя мимо дома Вадима, она хотела, было, зайти туда, чтобы проведать Алексея, Вадима и Егора, однако она поняла, что если она войдёт туда,  во-первых, Вадим решит, что ей нужна помощь и они с Егором пойдут с ней в банду, где им  несдобровать, а во-вторых, Стая может запросто её выследить. Понимая, что она в любом случае погубит Вадима и Алексея, войдя в дом, она горестно вздохнула и подумала:
«Прощайте, Вадим. Прощайте навсегда. Видно не судьба выбраться мне из банды живой Но если меня убьют, когда мы с Георгием сдадим эту банду, я всё равно буду счастлива, что они не тронут ни Алёшу, ни вас,  ни Эндрю ни Рому. Обнимите за меня сына. А Рома..., - тут она прослезилась, - мой Ромочка сам обо мне узнает. Ведь Алёша обещал мне, что расскажет ему правду».
Она вытащила из кармана куртки блокнот, вырвала из него чистый листок, написала свои мысли и вложила его в раму окна комнаты Алексея.
Окинув взглядом сад Вадима, она улыбнулась. Всё здесь было по-прежнему: те же кусты белых и жёлтых роз, тот же скромный палисадник, тот же дом, в одном окне которого горел свет. Тогда Дина решила посмотреть, кому не спится в такой поздний час. Пройдя на свет,  она увидела грустного Егора. Он печально смотрел в окно и думал об отце. Сейчас ему самому хотелось пойти в эту банду.
«Хоть они чуть не убили меня, мне просто необходимо пойти туда, - думал он. - Там же мой отец. Хотя Вика и говорила, что он возглавляет эту банду, я чувствую, что ему угрожает опасность»
Он вышел на крыльцо и тут увидел Дину. Однако он хотел было пройти мимо, но тут Дина перегородила ему дорогу и спросила
-Куда ты направился?
Егор со слезами на глазах посмотрел на Дину и сказал:
-Пусти меня. Я должен пойти туда. Там мой папа.
Дина заплакала и, обняв Егора, сказала:
-Мальчик, пойми, что жизнь твоего отца, как и моя висит на волоске. Если ты пойдёшь туда, он может погибнуть. Поверь мне, я сама могу всё исправить.
Егор посмотрел в её глаза. В них помимо слёз была необычайная для девушки и даже для женщины решительность.
-Да, - сказал он, - мне действительно не нужно туда идти.
Дина улыбнулась и проведя Егора в большую светлую комнату, в которой находилась большая светлая библиотека Вадима с огромным количеством книг.   Эта комната была самой большой в доме. Возле окна там стоял стол, где был установлен большой аквариум с тремя рыбками гуппи, алым барбусом и одной золотой рыбкой. Дина улыбнулась и подумала:
«Алексей - самый лучший из всех мужчин, что я знаю. Ведь он всегда  сдерживает слово и выполняет обещание»
Посадив Егора в кресло-качалку, она погладила его по голове и сказала:
  - Прощай я пойду.
Егор печально посмотрел на неё и подумал:
 «Будь осторожна».
Тут её взгляд упал на маленькую кроватку, в которой спал маленький мальчик пяти лет с острым носом, тонкими губами и русыми как у Алексея волосами. Увидев Рому, она закрыла лицо руками и тихо заплакала. Когда же Егор спросил её,  почему  она плачет, она лишь холодно посмотрела в сторону окна и сказала:
"Миколас Розис, я никогда не прощу Вам разлуки с сыном".
 Навестив Егора, она направилась в комнату Алексея.  Придя в комнату, она увидела его спящим.  Подойдя к его кровати, она поправила сброшенное на сторону одеяло и, проведя рукой по его волосам и сказала:
 - Здравствуйте, Ваше сиятельство. Я попрощаться пришла.
Алексей открыл глаза,  приподнялся и зажёг свет. После чего он коснулся волос Дины и спросил:
 - Это ты, Диана Розите? Милая моя Дина?
 Дина кивнула головой. Он  же сжал её руку и спросил:
- Можно я посмотрю на тебя?
Дина кивнула. Он же усмехнулся.
-  Мне столько всего хочется сказать тебе, а слов найти не могу.
Дина улыбнулась и сказала:
- Это же прекрасно. Значит, мы ещё увидимся.
 Алексей провёл рукой по её волосам и сказал:
-  Как же я люблю твой оптимизм. И можно я кое в чём тебе признаюсь?
Дина кивнула головой, и Алексей рассказал о своей последней встрече с Павлом, об экскурсии в заповедник и поведал многие тайны скрытые от Вадима.
Тут он с подозрением посмотрел на неё и сказал:
 - Мне вчера телеграмму  передали от Павла. Только я ничего не понимаю. Он же...
 Дина улыбнулась и сказала:
 - Павел нашёлся. Только  тебе лучше не знать, где он был.
 Тут Алексей осторожно посмотрел на неё и сказал:
 - Подожди минуточку, я не понял Так это ты его нашла?
 Дина кивнула головой. После чего Алексей серьёзно посмотрел на неё и, обняв её, сказал:
 - Я тебя очень  люблю и буду любить  всю свою жизнь.
Спустя пять минут, Дина поцеловала Алексея и сказала:
 - Прощай, я пойду.
 Алексей с  тревогой посмотрел на неё и сказал:
 - Пожалуйста, я умоляю тебя, я заклинаю тебя,  не ходи к этим людям. Они же убьют тебя. Лучше вернись в ваше убежище. А с этим контингентом разберётся кто-нибудь другой. Поверь, что если ты вернёшься туда, обратного пути не будет. Мне даже страшно представить, что они могут сделать с тобой, если узнают, что Павел в безопасности.
Дина только усмехнулась и сказала:
 - Теперь Павел им не нужен. Тот, кому он был нужен, умер от сердечного приступа.
Алексей осторожно посмотрел на неё и сказал :
 - Тогда тебе  тем более нельзя  там появляться. Поверь, что пешки, если их много, могут быть гораздо  сильнее и страшнее ферзя.
Дина холодно посмотрела на Алексея и сжала его руку. Ему явно было не понять, что теперь она рискует не только своей, но и его жизнью. А также жизнью других людей. Однако, не сумев повысить на него голос, она коснулась губами его щеки и сказала:
 - Я вернусь. Обещаю. До встречи, граф, - после чего скрылась за дверью
 Алексей с тревогой со слезами на глазах посмотрел ей вслед и сказал:
 - Береги себя, мой ангел. Будь осторожна!
После посещения дома Вадима, Дина решила пойти в дом Сергеева. Дойдя до дома, она заметила, что также как и в доме Вадима, там горит одно окно. Она вошла в дом и прошла на свет. Свет исходил из комнаты, в которой сидел Эндрю. Дина сразу же узнала её. Именно в этой комнате, она провела первую ночь командировки. На столе также горела любимая настольная лампа Сергеева. Всё здесь было как прежде.
Эндрю сидел на стуле, подперев голову рукой и равнодушно смотря в сторону двери. Сейчас ему уже было всё равно, что с ним будет.
Пройдя в комнату, Дина задорно улыбнулась и спросила:
- У вас снова бессонница?
       Эндрю взглянул на Дину мутным взглядом и сказал
 - Извините, пожалуйста, милая девушка за грубость, но какое вам дело?
В глубине души Дина обиделась. Она, рискуя жизнью выбралась оттуда, откуда по слова Сергеева живым не возвращался никто. Ради него, ради того, кто совершенно её не узнаёт. Тут вошёл Валдис и, увидев сестру, посмотрел на неё язвительным взглядом.
- Уйди, - сказал он сухо. - Зачем ты пришла? Что тебе здесь нужно? Иди в свою банду. Нам и без тебя неплохо.
Дина пристально посмотрела на брата и, заметив костыли, спросила:
- Валдис, что с тобой? Почему ты на костылях?
Валдис горько усмехнулся и сказал
- Сегодня к нам придёт врач и скажет, что с моей ногой и долго ли я буду на костылях. Так что, тебе, Диана Розите, (имя сестры он произнёс с оттенком злобы) лучше уйти. Я не хочу, чтобы кто-либо знал, что я брат члена бандитской группировки
Дина со слезами на глазах посмотрела на брата и вышла. Как только она вышла, Эндрю взглянул на Валдиса и спросил:
-Скажите, пожалуйста кто эта девушка? Мне кажется я её где-то видел.
Валдис улыбнулся. Несмотря на то, что он злился на Дину, ему казалось, что если Эндрю вспомнит её, он вспомнит всё.
-Это Дина, - сказал он. - Моя сестра Диана Миколасовна Розите.
Эндрю вздрогнул. Сейчас, когда он услышал имя Дины, он захотел вспомнить обо всём.
- Скажите, - спросил он, - а ваша сестра любит кого-нибудь?
Валдис сухо взглянул на Эндрю. Теперь он в какой-то мере начинал презирать сестру.
- Никого она не любит, - сказал он злобно. -  Даже собственного сына. Никого  кроме себя.
Эндрю вопросительно посмотрел на него и спросил:
 - А что, у вашей сестры есть сын?
 Валдис утвердительно покачал головой и рассказал ему про Рому.
 - Это всё, - закончил он, - что я знаю о племяннике. Видел я его всего пять раз. Вначале, в родильном доме, затем я несколько раз приезжал к Инне Сергеевне, его приёмной матери.
Тут Эндрю с мечтательной улыбкой посмотрел на Валдиса и сказал:
-Я вспомнил её. Мы сидели за столом и разговаривали. И вдруг я понял, что люблю её. Только я почему-то не верю, что она ваша сестра.
Валдис сел на кровать и шутливо потрепал Эндрю по голове. Сейчас он сам хотел забыть обо всём: о своих потерях, о когда-то сломанной ноге и о предательстве сестры.
"А хотя, - подумал он, - именно Эндрю, можно так сказать, поставил меня на ноги. Так что, если в ближайшее время он ничего не вспомнит, я снова начну симулировать, что у меня сломана нога".
- Эндрю, сказал он, - а давай -ка мы с тобою выпьем чего-нибудь.
Эндрю с недоумением взглянул на него и сказал
- Я думаю, что вы не пьёте.
Валдис недовольно посмотрел на Эндрю. Что себе позволяет этот англичанин? Уж не собирается ли он его воспитывать. «Нет уж, дудки, - думал он, - даже Дианка не сможет меня перевоспитать, не то что ты».
Однако заметив вопросительный взгляд Эндрю, он горько усмехнулся и сказал:
- Это только папа думал, что я не пью. Я же, когда дома никого не было, баловался вином и любимым папиным Мартини.
С этими словами он полез в буфет, где стояли три красивые бутылки, и сказал:
- Интересно, товарищ Сергеев, что вы предпочитаете пить на досуге и тайком от Вити и Полинки.
После этого он взял первую попавшуюся бутылку и, горько усмехнувшись сказал:
-Не учит вас жизнь, товарищ майор. Может быть Мускат и хорошее вино, но не в вашем случае.
Эндрю вопросительно взглянул на него и с спросил:
-А что, из-за Муската у Сергеева были проблемы.
Валдис с грустью посмотрел на него и сказал:
-Если бы его жена не выпила этого зелья она была бы жива.
Дело в том, что Вера Васильевна Сергеева была весёлым человеком, душой компании. Это и связывало её, Дину и Эндрю. За неделю до своей кончины Вера праздновала День рождения. Она ела очень много сладкого, была очень весёлой. Но вдруг она заметила, что Дина была на редкость грустной. Ей было совершенно неинтересно с братом и Витей, которые играли в машинные гонки. Она же сидела и играла с куклами.
Вдруг она заметила новую очень красивую куклу с голубыми глазами, острым носом, пухлыми алыми губами и белыми волосами, одетую в синее в мелкий белый горошек платье, белые носки и красные башмаки.
Вера Васильевна вошла в комнату и, увидев в руках Дины куклу, улыбнулась и спросила:
-Тебе нравится?
Дина улыбнулась и кивнула головой.
Вера Васильевна усмехнулась и сказала:
-Купила для своей будущей дочки. А как ты думаешь, ей понравится?
Дина лишь с улыбкой пожала плечами.
Вера улыбнулась и позвала мужа. Когда он пришёл, она сказала:
-Игорёк, ты случайно не знаешь, Витя Совин с сыном приедет?
Игорь пожал плечами. Вера же сделала недовольное лицо и обратилась к Дине:
- А я так хотела познакомить тебя с его сыном. Я думаю, вы могли бы подружиться. - Тут она обратилась к мужу:
- Игорёк, будь любезен, угости пока двух дам вином.
Игорь только улыбнулся и сказал:
- Этой даме (он хлопнул Диану по плечу) пить вино ещё рано, да и тебе, Верка, сейчас не время.
Вера Васильевна задорно улыбнулась. «Твои предрассудки, милый, уже порядком надоели», - подумала она и налила пол бокала вина себе и чуть меньше Дине.
-Я поднимаю этот бокал за всех, кого знаю и люблю прежде всего за нашего маленького Витю, за дядю Игоря, за тебя, Диночка, за твоих родителей и за твоего брата Валдиса.
Однако не успела она поднести бокал к губам, как ей стало плохо . Бокал выпал у неё из рук Дина же побежала звать Сергеева, который стоял на балконе.
Спустя пару часов у Веры родилась маленькая девочка с голубыми глазами, пуговичным носиком и пухлыми губами. Вера с улыбкой взглянула на дочку и уснула. Казалось бы, всё могло быть хорошо, однако рано утром медсестру Элину Розене разбудила дежурная врач и сказала, что Сергеева находится в крайне тяжёлом состоянии. Элина ужасно перепугалась за подругу и, попросив врача позвонить Игорю, побежала к ней. Вера лежала на кровати, опустив ничком руки. Увидев Элину, она улыбнулась и сказала:
-Спасибо, что пришла. Может быть, теперь умереть будет легче.
Элина пристально посмотрела на подругу и сказала:
-Вера, не говори глупостей. Ты не умрёшь. Ты должна жить ради мужа, ради детей.
Вера только лишь улыбнулась и закрыла глаза.
С этой минуты и потянулись тяжёлые последние часы Веры Сергеевой. Каждое утро она просыпалась и плакала то говоря, как ей хочется жить, то моля Розене о том, чтобы она сделала ей эвтаназию. Дина же, узнав значение этого слова, обняла Веру и сказала:
 - Пожалуйста, Вера Васильевна, потерпите. Ради Вити, ради малышки, ради Игоря Петровича.
 Сергеева же улыбалась и говорила:
 - Солнышко, я просто шучу. Видишь, мне уже лучше, Диана.
 Однако всё это она говорила, уже предчувствуя скорый конец. Ей просто не хотелось огорчать дочь лучшей подруги. Через неделю она умерла.
 
Тут Эндрю посмотрел на Валдиса пустым взглядом и сказал:
- Жаль Веру Васильевну и Игоря Петровича тоже... Но, видит Бог, мне будет сложнее пережить потерю. Он хоть жену потерял, а я...
Тут Валдис строго посмотрел в глаза англичанина. В них были видны слёзы страха потери Дины.
- Самое ужасное, - сказал Эндрю, - что я не знаю кто я ей. Неужели она сможет меня понять?
Валдис задорно улыбнулся и легонько хлопнул Эндрю по плечу.
- Ты - человек, сказал он, - к которому она явно неравнодушна.
 Эндрю недоверчиво взглянул на юношу и улыбнулся. Однако тут лицо Валдиса стало серьёзным. Он упал на пол и слабо простонал: «Прости меня, сестрёнка».
Эндрю с ужасом посмотрел на Валдиса. После чего полез за аптечкой. Приведя юношу в чувства, он улыбнулся и спросил:
-Что с вами?
Валдис беспомощно взглянул на Эндрю и сказал
-Эн...Эндрю, кажется я сломал ногу.
Эндрю испуганно посмотрел на него. Затем взял его руки и крепко сжал в своих.
- Нет, - сказал он. - Вы слышите?! Нет! Я поставлю Вас на ноги. У меня есть знакомые хирурги. И они, смею Вас заверить,  специалисты высокого класса в своём деле.
Валдис улыбнулся и сказал:
- Не надо, мистер Савентон, уважаемый Эндрю.
Эндрю сделал круглые глаза и спросил:
- Вы что же, тоже слышали эти слова?
Валдис кивнул головой. Эндрю же улыбнулся.
-Сергеев, - сказал он радостным голосом, - Игорь Петрович! Его слова.
«Господи, - думал он, - неужели я что-то вспомнил? Слава Богу! Значит, осталось всего-ничего. Давай же, Эндрю. Отцом тебя заклинаю, вспомни всё»
Валдис же радостно улыбнулся. Однако, когда Эндрю спросил, откуда он знает слова Сергеева, Валдис серьёзно взглянул на него.
- Сергеев, - сказал он, - друг моего отца, - то есть нашего с Дианой отца.
На лице Эндрю появилась счастливая улыбка.
- Диана..., - сказал он.
Валдис снова улыбнулся и сказал:
- Ну да. Диана Миколасовна Розите.
Тут Эндрю словно током ударило. Он с надеждой посмотрел на Валдиса и спросил:
-Вы что же знаете её?
Валдис добродушно засмеялся.
-Извини меня, Эндрю, - сказал он, - но глупее вопроса я не слышал. Какой же нормальный человек не знает свою родную сестру?
Однако сейчас Эндрю было не до смеха. Он чувствовал себя абсолютно беспомощным..
«Боже мой, Боже, - думал он, -неужели я пропал и больше ничего не вспомню. Милая моя Диана, где же ты? Я же пропаду без тебя»
Он посмотрел в окно пространным взглядом. За окном смеркалось и чувствовалась приятная прохлада. Однако Эндрю, любивший такую погоду, нисколько ей не обрадовался.
- Диана, - сказал он, - неужели тебя больше нет?
Он встал и подошёл к окну. За окном шёл сильный дождь. «Он неспроста такой сильный, -думал он, - он оплакивает Дину»
-Диана, - сказал он, - я хочу к тебе, Диночка... Не бросай меня.
Возвращение памяти.
Весь день Дина пролежала в бреду. Сейчас ей не хотелось ничего. Даже жить. Она даже пробовала заколоть себя ножом, подаренным Эндрю, однако увидевший это Георгий тут же выхватил у неё нож и убрал его в ящик, который закрыл на ключ.
-Этого, Диана, - сказал он, - ни в коем случае делать нельзя. Это же самый страшный грех.
Дина послушно посмотрела на него и попросила вернуть ей нож назад. Георгий вернул ей его, за обещание никогда больше так не делать.
Под покровом ночи Дина вышла из логова «Стаи» и направилась в сторону дачи Сергеева. Шла она буквально наугад. Всё это время тревожные мысли не покидали девушку. Её волновало всё: Вадим, Егор,семья Резинковых, Алексей, брат и конечно же Эндрю.
«Господи, - думала она, -что же теперь с вами будет? Теперь мне совершенно не важно, что будет со мной, лишь бы все были живы и здоровы».
Задумавшись, она не заметила, как добрела до знакомого забора. Она постучалась в калитку. Калитку ей открыл Валдис. Он гневно посмотрел на сестру. Дина же с волнением посмотрела на него и спросила:
- Валдис, что случилось? Что-нибудь с Эндрю?
Он отрицательно покачал головой. Дина ласково улыбнулась. У него на глазах выступили слёзы. Дина провела рукой по его волосам. Он же ударил её по руке.
- Я не знаю, кто ты и за какие грехи маме и папе досталось такое наказание, - сказал он, - но я чувствую, что ты какая-то ведьма. И потом, ты эту кашу заварила, тебе и расхлёбывать, только ты должна вернуть ему память.
Дина испуганно посмотрела на брата. Тот жестом пригласил её в дом и провёл в комнату, где на тряпичном красном диване, укрытый плюшевым оранжевым пледом лежал Эндрю. Комната та напоминала тихую  уютную обстановку. Повсюду разносился запах чего-то домашнего. Комната была обклеена жёлтыми обоями. Тут Дина заметила новый синий обогреватель фирмы Siemens. Она улыбнулась и спросила:
- Валдис, откуда это?
Валдис посмотрел на сестру с презрением и сухо ответил:
- Неделю назад мы с Эндрю приобрели в местном магазинчике, - после этих слов он прошёл к выходу и подойдя к двери сказал:
-Пойду чаю нам поставлю. Ведь теперь мы уже вряд ли увидимся, сестрёнка.
Дина злобно посмотрела на брата и сказала:
-Бог с тобой, братишка. Я выживу, по крайней мере постараюсь.
Подойдя к двери, он обернулся и сказал:
- Вот ещё. Я бы попросил тебя разговаривать шёпотом. Дело в том, что мы не одни. С нами остался Вадим. 
Дина улыбнулась и коснулась губами щеки Эндрю. Тот же добродушно улыбнулся и спросил
- Дина?
Дина собралась было подтвердить предположения Эндрю, но тот прижал палец к её губам и сказал:
- Молчите, прошу вас, ни слова. Тем более, вас убили.
Дина же улыбнулась и поцеловала его. Он ответил ей. Когда же Дина улыбнулась, он понял, что его мрачные предчувствия - ложные страхи.
Тут вошёл Валдис. Эндрю же улыбнулся и спросил:
- Розис,почему ты не спишь? - После чего ласково сказал:
- Ну вот видишь, я оказался прав. Она нашлась. Она сама пришла. Чуть не забыл, как твоя нога?
От неожиданности Валдис вскрикнул. Дина же улыбнулась и сказала:
-Пойдёмте пить чай.
Эндрю и Валдис добродушно отказались
Выпив чашку чая с лимоном, Дина  начала собираться назад. На улице шёл дождь, поэтому Валдис заботливо протянул дождевик. Надев дождевик и резиновые сапоги, Дина улыбнулась и сказала:
-Ладно, я пойду.
Валдис обнял сестру и сказал:
-Обещай мне, что мы увидимся. Что ты выживешь.
Дина улыбнулась и сказала:
- Не знаю. Ты же сам понимаешь...
Валдис схватил её за руку и сказал:
- Хватит, сестрёнка. Больше ты туда не пойдёшь.
Дина злобно взглянула на него и сказала:
 - Я должна туда пойти ради тебя, Алёши, моего сына Ромы, Павла и Эндрю.
 Валдис сжал руку сестры и сказал:
 - Мы сами постоим за себя без твоей  слабейшей помощи. А что касается племянника, то я тебе обещаю, что ни один волос не упадёт с его головы.
 Дина с обидой посмотрела на брата. Как мог её брат недоверчиво назвать её помощь слабейшей, в то время, как  ей оставалось всего-ничего. Поэтому она прослезилась и сказала:
-Я должна туда пойти ради папы.
Придя в логово, Дина легла на кровать и зарыдала. Тут к ней подошёл Георгий и спросил:
-Что с вами, Диана?
Но Дина только обратила свой взгляд в сторону окна и повторяла:
«Эндрю, милый  Эндрю, любимый мой Алёшенька, как же я счастлива, что с вами всё в порядке».
Эндрю же прошёл в свою комнату и улыбнувшись, сказал:
-Дина, милая моя, любимая моя Диана, какое счастье, что ты жива.
Тут он посмотрел на Валдиса и сказал:
-Валдис, позови, пожалуйста, Вадима. Что-нибудь перекусим все вместе, а то у меня с утра маковой росинки во рту не было.
Тут Валдис вопросительно посмотрел на Эндрю и сказал:
 - Ты же говорил, что не хочешь есть.
 Эндрю улыбнулся и ответил:
 - Просто мне бы очень хотелось, чтобы Вадим поужинал с нами. А он, судя по всему, был бы не очень рад встрече с Диной.
Валдис улыбнулся и исполнил просьбу Эндрю, который достав огурцы, помидоры и картошку,  начал готовить ужин. Затем достал из морозильника кусок говядины и начал готовить мясо по-французски. Вскоре на вкусный запах потянулись остальные.
Когда Валдис попробовал кусок мяса, он сказал:
 - Эндрю, тебе как другу и как повару нет равных. Как же повезёт той, с кем ты свяжешь свою жизнь.
Эндрю грустно улыбнулся и сказал:
 - Увы, та, которая мне нравится давно не свободна. По крайней мере, у неё есть сын.
 Вадим посмотрел на него серьёзно и ответил:
 - Я думаю, вам с ней следует объясниться. Потом, после взятия Стаи, - после этого они начали думать, что делать дальше.
Беседа с Георгием.
Вопреки своему спокойствию, Дина заснуть не могла. Она долго ворочалась, считала про себя до ста, однако ничего не помогало В конце-концов, она села на кровать и задумчиво посмотрела в окно. За окном сияли прекрасные звёзды, луна освещала верхушки деревьев.
Это была самая тихая ночь в её жизни. Бывало дома, она не представляла, что ночь пройдёт без споров между родителями и Валдисом, боя часов, шагов брата. Привыкшая к этому, она вспоминала любимое выражение отца: «Не нравится мне это затишье перед бурей». Тут она услышала, как кто-то тяжело вздохнул. Она приподнялась и огляделась по сторонам. Однако никого не заметила. «Показалось», -решила она.
Тут открылась дверь, и послышались чьи-то лёгкие шаги. Дина испуганно осмотрелась по сторонам и крикнула:
-Кто здесь?!
Человек вздрогнул, едва удержав свечу. Когда же он подошёл к Дине, она с ужасом взглянула на него и увидела Георгия
- Как же вы меня напугали! - сказала она улыбнувшись.
Георгий улыбнулся и сказал:
- Вы меня напугали не меньше своим криком.
Дина с доверием взглянула на него и сказала:
- Это потому, что я ужасно боюсь за свою жизнь.
Георгий печально взглянул на неё и сказал:
-Все люди в какой-то мере боятся за свою жизнь. Я же скорее боюсь не столько за свою жизнь, сколько за судьбу своего сына Егора. Тем более я за день до исчезновения Егора видел странный сон. Егор был  в трюме какой-то лодки, прикованный к шхуне и звал меня. А когда я спустился, я увидел вместо сына молодого мужчину ненамного старше Вас с зелёными глазами, острым носом, тонкими губами и русыми волосами, одетого в серый брезентовый костюм и обутого в белые носки и чёрные сапоги. Так вот, внедрившись в Стаю, я снова увидел этого юношу, одетым в чёрный фрак, белую рубашку с чёрным галстуком на шее и чёрные брюки и обутым в белые носки и чёрные ботинки. Тогда я посчитал свой сон знаком свыше и решил, что сделаю всё возможное, чтобы вызволить  отсюда этого человека. А пока сделаю так, чтобы он чувствовал себя как дома. Или, по крайней мере, не хуже чем в гостинице. Даже нанял горничную, для того, чтобы она убиралась в его камере.
Дина испуганно посмотрела на Георгия.
 "Павел. Это он был заперт в одном из помещений  этого логова, - подумала она. - Теперь я понимаю, почему, как выразился Паша, "это место отвечает всем критериям комфортности".
 После чего спросила:
 - А вы не видели во сне, он остался жив?
 Георгий кивнул головой и сказал:
 - Ему даже удалось выбраться оттуда.
 Тут он пристально посмотрел на неё и спросил:
 - А почему вы спрашиваете?
 Дина с грустью посмотрела и сказала:
 - Потому что я знаю этого человека. Это был наш старшина Павел Васильев.
Тут кто-то начал ворочаться. Тогда Георгий испуганно взглянул на Дину и сказал:
 - Пройдёмте на кухню, Диана. Похоже, здесь даже у стен есть уши.
Они прошли на кухню. Кухня была самая обыкновенная, очень просторная. Обои жёлтого цвета придавали необыкновенный уют. В центре кухни находился стол, возле него стояли четыре стула и две табуретки.
Георгий пригласил Дину за стол. Когда же они сели, он с грустью взглянул на Дину и сказал:
-Вы не представляете, Диана, как тяжело терять единственного близкого человека. Совсем недавно у меня был смысл в жизни, а теперь... Теперь его уже нет. Ведь я потерял сына. Я даже не верю в то, что он убит. Порой мне снится, будто мы с Егором дома. Одни. На кухне закипает чайник. Я сижу за своим письменным столом, а он сидит в слабо освещённой кладовой и занимается ремонтом техники.
С того дня я не могу простить себе того, что когда-то оставил маму Егора ради бизнеса. Мать Егора была женщиной гордой и, даже когда я вернулся, не смогла меня простить, хотя буквально через месяц должен был появиться на свет
Егор, которого она, к сожалению увидела три раза в своей жизни. Через два дня после его рождения у неё начались серьёзные осложнения, в течение первого дня она не выпускала сына из рук, сама купала, пеленала, кормила маленького. Когда же врачи спрашивали, не устала ли она, Алла улыбалась и отвечала: "Я хочу, чтобы Егор Георгиевич, мой Егорка, мой маленький сыночек, хоть немного меня помнил. Поэтому, позвольте провести этот день с сыном. Пожалуйста, если у вас есть что-нибудь святое, есть сердце, есть свои дети, в конце концов, не разлучайте нас с моим мальчиком хотя бы до вечера. Сегодня, может быть, наш последний день вместе. Я очень слаба и лучше, боюсь, мне уже не станет".
Врачам пришлось отступить. И действительно в этот день у Аллы была непродолжительная ремиссия. На следующий день ей стало хуже, поднялась температура, начался необратимый процесс а через два дня, - тут он попросил у Дианы разрешения закурить и, получив его, продолжил, - через два дня Всевышний призвал её, единственную женщину в моей жизни, ту, которую я любил больше всего земного, к себе. В последние минуты своей жизни она попросила дать ей сына. Когда ей принесли Егора, она перекрестила его, поцеловала в щёку и, задыхаясь от рыданий, произнесла: "Всё. Егора Георгиевича кормить пора. Мама, Вы уж добудьте, пожалуйста, молочка. Прощай,...Егоруш-шка, прос-сти меня, мой маленький". - После этого смолкла навеки. Так вот, в отличие от своей матери, Егор, вопреки рассказам про "геройски погибшего отца", услышанным от своей бабушки,  чувствовал, что я жив. И однажды мой партнёр  передал мне письмо от Егора, в котором была нарисована какая-то птица с перебитым крылом, и красивым почерком была написана фраза: "Папочка, возвращайся, пожалуйста. Мне очень плохо без тебя. Егор". Тогда мне было непонятно, когда мой сын научился писать. Тем более каллиграфическим почерком. "Однако, - подумал я, - мой сын наверняка умён не по годам, а Алла - женщина мудрая, образованная и, наверняка, самоотверженная, поэтому, мой мальчик уже всё умеет".
  В надежде найти хоть какую-нибудь информацию о местонахождении своего сына и Аллы я заходил на форумы одиноких матерей. Мне казалось, что однажды в списках какого-нибудь форума я найду женщину по имени Алла Анатольевна Кузьмина-Ястребова.
 Однако все мои поиски долго  не увенчивались успехом.  Пока  однажды на одном форуме женщина, подписанная как Евдокия не предложила мне увидеться, чтобы очень серьёзно со мной поговорить. Я попробовал ей объяснить, что я женат, что я очень люблю свою жену и что у меня есть маленький сын. Однако она ответила, что знает об этом, знает мою семью, но увидеться нам необходимо. "Гоша, мне нужно сказать тебе кое-что очень важное. И объясниться с тобой мне нужно как можно скорее. Это будет очень серьёзный и тяжёлый разговор. Поэтому я не хочу выкладывать его как переписку, а хочу увидеться с тобой лично," - закончила она. Тогда я предложил ей увидеться у меня на работе во время перерыва. Она согласилась.
 В тот осенний дождливый день я долго проверял отчёты сотрудников. Вскоре мой секретарь  передал мне, что на ресепшене меня ждёт какая-то женщина в тёмно-синем плаще, сером платье и чёрной шляпке с вуалью, которая сидит и плачет. Я, надеясь на прощение Аллы, радостный побежал к ресепшену. Всё это время мне было непонятно, почему Алла могла плакать. Ведь она была ни в чём передо мной не виновата. Мне казалось, что увидев её, я упаду на колени и сам буду просить у неё прощения. Ведь я, потеряв в силу различных обстоятельств всех родных, кроме брата Васи, теперь снова обрёл смысл жизни в любимой женщине, своей жене, и маленьком беззащитном человеке, которого я ещё не знал, но уже любил больше всего на свете. В тот момент я понимал, что вновь обрёл то, что чуть было не потерял. И теперь я не брошу свою семью.
 Но в то же время меня терзали муки совести. Я понимал, что снова виноват перед двумя женщинами: моей Аллой и некой Евдокией. И вдруг я сразу же себя успокоил, решив, что молодая самоотверженная мать Евдокия найдёт себе отдушину в своём ребёнке. В конце концов, я ничего не обещал абсолютно незнакомой женщине. Мы договорились только о встрече, во время которой я должен был бы с ней объясниться.
"Хорошо, - думал я. - Будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас мне нужно попросить прощения у моей жены и мамы моего сына - моей Аллы. И только немного позже я свяжусь с матерью-одиночкой Евдокией. Ведь должна же она меня понять. Меня сейчас не интересуют мимолётные влечения, а беспокоит судьба моего маленького сына".
 Однако, подойдя к ресепшену, я увидел, что ждала меня вовсе не Алла, а её мать Евдокия Васильевна Кузьмина, пожилая суховатая, добродушная женщина с постаревшим, но миловидным лицом, карими глазами, тонким носом, тонкими губами и светлыми волосами, одетая в тёмно-синий плащ, серое платье с чёрной шляпкой с вуалью на голове и обутая в серые чулки и чёрные полуботинки. Я подошёл к ней и, поздоровавшись, спросил про Аллу. Она горько вздохнула и, впервые в жизни, попросила у меня сигарету. Закурив, она рассказала, что её дочь, моя Алла, умерла спустя четыре дня после рождения сына. И сейчас судьба Егора в моих руках. И начала она  со мной переписку на форуме матерей-одиночек, чтобы найти меня и поговорить о моём сыне.
 "Гоша, - продолжила она, - Георгий  Викторович, если в тебе есть хоть что-то мужское, если осталось хоть что-нибудь человеческое, ты должен забрать из детского дома моего внука и своего сына. Ну а если не в силах этого сделать, боишься или просто нет желания, хотя бы оформи над мальчиком опеку. Я клянусь тебе ты будешь видеть его не чаще двух раз в месяц, когда к тебе будут приходить люди из органов опеки, чтобы проверять, как живёт мой внук и твой сын. А если они будут видеть, что мальчику куда лучше в семье с отцом и бабушкой, которая его любит больше жизни, возможно вскоре и вовсе перестанут к нам ходить. А что касается материального плана, ты не волнуйся. У меня руки-ноги рабочие, рассудок пока что, слава Богу, здравый. Сердце здоровое, организм дай Бог, постольку поскольку не злоупотребляю алкоголем. Наркотиков никогда даже в глаза не видела. Курю очень редко, чтобы заглушить тоску по моей Аллочке. Так что как-нибудь прокормлю, одену, обую, обучу чему знаю и воспитаю сиротку. Ведь я его люблю больше всего на свете. В конце-концов, у меня нет никого и ничего дороже моего Егорушки. Поверь, Георгий Викторович, теперь мне, потерявшей любимую и единственную дочку, даже сама смерть не страшна. Так что, Гошенька, решай как будет жить твой сын. Одно могу сказать тебе точно: Егорку в детском доме я тебе оставить не позволю!"
 Я попросил её успокоиться и не думать обо мне плохо, а дать мне адрес детского дома. Она же впервые с теплом взглянула на меня и попросила поехать с ней по адресу детского дома на Волжском бульваре. По дороге мы заехали в универсам, где купили две коробки конфет и один пакет со сладостями и в детский мир, где купили по пятьдесят маленьких зайчиков и собачек, одну большую белую собаку с коричневыми ушами, голубыми глазами, кожаным чёрным носиком и нарисованной улыбкой и мечту Егора красную пожарную машину.
 По дороге я спросил её о подписи на рисунке. Она же только усмехнулась.
"Что ж, Гоша, - сказала она, - вынуждена признаться. Егорка действительно очень умный и смышлёный мальчик, однако ещё не умеет писать таким взрослым почерком. Поэтому его рисунок подписала я".
 Я прослезился и сказал:
"Благодарю Вас, Евдокия Васильевна, за доверие. Будьте уверены, мой сын и Ваш внук больше ни в чём нуждаться не будет".
 Когда мы приехали в детский дом, нас облепила детвора, разобравшая игрушки и сладости. И только очаровательный маленький пухлый мальчик с умными карими глазами, острым носом, тонкими губами и русыми волосами, одетый в серую клетчатую рубашку и коричневые брюки и обутый в серые носки и бежевые ботинки сидел на стуле и смотрел в окно. Лишь когда его окликнула Евдокия Васильевна, он обернулся и с криком "баба Дуся!" подбежал к ней.
 "Родная, любимая, миленькая моя, бабушка Дуся, бабулечка, я знал, моя хорошая, что ты заберёшь меня. И мы будем жить вместе. Только ты и я. Ведь я прав? Скажи мне, родная моя, я прав?" - спросил он, покрывая её щёки поцелуями.
 Евдокия Васильевна обняла его и заплакала. Он же серьёзно посмотрел на неё.
 "Евдокия Васильевна Кузьмина, дорогая моя бабушка, не надо плакать, - сказал он. - Да, я, конечно, никогда не смогу заменить Вам Вашу дочь, но я Ваш внук. И я  Вас очень люблю.  Поэтому я буду счастлив покинуть стены детского дома и жить с тобой, родная и единственная моя".
 После этого он бросил свой взгляд на меня и спросил:
 "Бабушка, а это кто? Твой знакомый?"
 Она же светло взглянула на него и ответила:
"Егорушка, внучек мой милый, ангел мой, сердечко моё, прошу тебя, мой родной выслушай меня, пожалуйста. внимательно! Я очень тебя люблю. И плачу я не оттого, что ты не заменишь мне мою дочку. Поверь, если бы была жива твоя мама, я бы всё равно любила тебя  больше всего земного, больше жизни на земле. Ведь внучат любят чуть больше детей. А плачу я от того, что к несчастью, мне  могут тебя не отдать. Поверь, я бы могла поговорить с воспитательницей. Но закон, увы, не на моей стороне. Я старенькая. Возможно ещё несколько лет и уйду к твоей маме, к моей доченьке Аллочке, а одного тебя в этом мире я оставлять не хочу. Поэтому я хочу познакомить тебя с Георгием Викторовичем Ястребовым - твоим папой, который будет твоим опекуном, и которого ты будешь видеть, когда захочешь".
 Я подошёл к мальчику и, серьёзно, но добродушно взглянув на него сказал:
 "Будем знакомы, Егор Георгиевич. Я  Георгий Викторович Ястребов - твой папа. Что касается материального плана, то я - индивидуальный предприниматель. Так что ты никогда и ни в чём нуждаться не будешь, ведь я так долго ждал своего наследника, маленького сына, человека, которому в будущем отдам всё что у меня есть: свои деньги, свои акции, свою долю в фирме, а самое главное я могу дать ему прямо сейчас - свои знания, свою жизнь и свою любовь. В общем, переезжай ко мне жить. По рукам, сынок?" - и я протянул ему свою руку.
 Егор  вопросительно посмотрел на Евдокию Васильевну. Когда она улыбнулась, он с недоверием посмотрел на меня и спросил:
"Георгий Викторович, а Вы будете помогать моей бабушке Дусе, если она заболеет?
 Я улыбнулся и ответил:
"Конечно. Ведь твоя бабушка очень любит тебя. А я хочу, чтобы все, кто тебя любят, были самыми здоровыми и самыми счастливыми. И я уверен, что этого же хотела бы твоя мама, которая была самой лучшей и прекрасной женщиной на свете.  Только я хочу попросить тебя об одном одолжении. Называй меня, пожалуйста, папой и на "ты". Ну что, договорились, Егор Георгиевич?" - я снова протянул руку.
 На этот раз Егор сжал мою руку крепким детским рукопожатием. Затем побежал в дальний зал с криком: "Софья Максимовна, дорогая наша, у меня папа нашёлся! Его моя бабушка нашла!"
Спустя несколько минут к нам вышла молодая стройная высокая женщина  лет 30 в очках с серыми глазами, тонким носом, тонкими губами и чёрными волосами, одетая в белый халат и обутая в телесные чулки и чёрные туфли. Подойдя к Евдокии Васильевне, она сказала, что она её понимает, но при всём своём желании не может ей помочь. И лишь когда Евдокия Васильевна представила ей меня, она рассказала обо всех правилах бюрократической машины. Всё это время Егор не отходил от нас с Евдокией Васильевной. Когда же Софья Максимовна спросила у Егора, согласен ли он переехать в семью "нового папы", Егор обнял меня и обратился к ней:
"Софья Максимовна, конечно, я согласен. И Георгий Викторович Ястребов не новый папа, а МОЙ папа".
 Разумеется, спустя полгода, я стал официальным опекуном своего мальчика.
 
 
 Дина внимательно посмотрела на него. Сейчас, когда она встретила человека, у которого безвестно пропал сын, ей захотелось ему помочь. Тем более, он спас ей жизнь. Когда она захотела узнать все подробности про  сына Георгия, он лишь с грустью посмотрел на неё и сказал:
 - Дина, это уже неважно
 Тут Дина подошла к нему и сказала:
 - Георгий, поверьте, сейчас это важно как никогда. Дело в том, что четыре дня назад я познакомилась с одной семьёй. Так вот, глава семейства рассказал мне историю очень похожую на вашу, а два дня назад я встретила одного юношу, который искал своего отца. При этом, человек, которого описывал мне этот мальчик, очень подходит под ваше описание. И потом...
Тут Дина достала из кармана куртки фотографию и показала её Георгию. Увидев фотографию, Георгий прослезился и сумел сказать только одно: «Сынок».
Дина улыбнулась и сказала:
- Так что, Георгий, считайте, что сына вы уже нашли. Я даю вам слово, что вы скоро увидитесь.
 Георгий грустно улыбнулся и сказал:
 - Диана, знайте, с этого момента я Ваш должник до конца своих дней. Спасибо Вам. Но отдельную благодарность я хочу выразить ныне покойному Миколасу Константиновичу Розису и Элине Романовне Розене - Вашим родителям, которые подарили мир такой прекрасной неравнодушной дочери.
 Дина смутилась. Однако, дабы скрыть смущение, застенчиво улыбнулась и пошла спать.
         Разговор с Сергеевым
 На следующий день всё пошло своим чередом. Стая спала до одиннадцати часов утра. Потом они позавтракали. Завтрак их состоял из каши на молоке, жареной курицы с картошкой и зелёного чая. За завтраком Дина не осмелилась сказать ни слова. Когда же убрали миски с едой, Дина улыбнулась и сказала:
 - А друг моего брата Валдис и Эндрю и дня бы не протянули в вашей...
 Тут она замолчала, потому что поняла: скажи она выражение «шарашкина контора», и её не спасёт даже Георгий, сына которого сейчас скрывает их с Эндрю лучший друг Вадим. Поэтому теперь она ожидала встретить на лицах бандитов неодобрительный взгляд. Однако, сидевший рядом с ней Георгий только улыбнулся и сказал:
 - А что, Ваш брат и его друг любят работать?
При воспоминании о Валдисе, Дина грустно улыбнулась.
«Что же с ними теперь будет? - думала она. - Мой маленький братишка, мой дорогой человек, я не переживу если вас не станет».
Вслух же она ответила:
 - Очень. Скажу больше, Валдис...
Тут Георгий настороженно посмотрел на неё. По его взгляду она поняла, что сказала лишнее и она тут же поправилась:
 -... друг моего брата и Эндрю готовы работать сутками
Ночью она набралась смелости и позвонила Сергееву, который сидел на своём рабочем месте. Услышав голос Дины, он прослезился.
 - Я уже двадцать раз пожалел, что отправил вашу троицу на задание, - сказал он. - И не только из-за тебя, но и из-за твоего брата и из-за Эндрю.
От этих слов на глазах Дины появились слёзы. Ведь месяц назад, на годовщине смерти отца она поклялась матери, что отомстит Стае, за все невзгоды своей семьи. Мать же только улыбнулась и сказала слабым голосом:
«Розите, бог им судья. Не мы с тобой и не Валдис. Я ни за что не позволю вам пачкать свои руки об этих зверей. Тем более, тебе. Ведь ты у меня уже на выданье. Скоро мужа тебе искать, а у тебя за спиной судимость. Поверь мне, если твой любимый человек и смирится с этим, его родня может быть очень даже против».
 Дина только усмехалась и говорила, что если и выйдет замуж, то либо за милиционера, либо за человека, который смирится с её образом жизни.
 
 Её воспоминания прервал голос Сергеева:
 - А что случилось-то?
 У Дины закололо в глазах. С трудом сдержав себя она сказала:
 - Игорь Петрович, спасибо Вам. Если бы Вы не отправили меня на задание, один из Ваших подчинённых был бы убит.
 Сергеев откашлялся и спросил:
 - Кто?
Последовала десятисекундная пауза, после чего Дина сказала испуганным голосом:
 - Вскоре Вы сами всё узнаете.Прошу вас только об одном, помогите ребятам, ведь я очень боюсь.
Сергеев только усмехнулся и спросил:
 -За Эндрю?
Дина улыбнулась и ответила:
 - И за Валдиса тоже. В конце-концов, его жена дома ждёт.
 Сергеев улыбнулся. Ведь он с самого начала заметил в поведении англичанина какие-то странности. С тех пор, как Эндрю пришёл на работу.
В тот весенний день погода была солнечная. За окном пели птицы. Миколас и Валдис сидели за рабочим столом Миколаса, и тот готовил сына к экзамену. Дина же мыла окна в отцовском кабинете.
 Тут раздался громкий стук в дверь. Дина отвлеклась и пошла открывать. За дверью стояли двое: плотный лысый загорелый мужчина лет сорока с большими карими глазами, острым носом и пухлыми губами . Над верхней губой у него были густые чёрные усы. Одет он был в синюю спецовку, чёрные брюки белые носки и серые ботинки и невысокий молодой мужчина лет двадцати пяти среднего телосложения с круглыми карими глазами, острым носом, пухлыми губами и тёмно-русыми волосами, одетый весьма строго: в белоснежную рубашку, синий китель белые брюки, белые носки и кремовые ботинки. Увидев Дину, он покраснел. Перед глазами у него всё поплыло. Сергеев же улыбнулся и сказал:
 - Кстати, товарищ Савентон, прошу любить и жаловать. Мужчина в сером костюме, мой знакомый по академии  Миколас Константинович Розис, юноша, сидящий рядом с ним - его сын Валдис, а девушка, которая моет окна - его дочь Диана.
 Эндрю окинул кабинет рассеянным взглядом. Кабинет казался ему каким-то необыкновенным. Хотя это был самый обыкновенный кабинет со слабым освещением и с минимальным количеством мебели: один стол, три стула, две парты и стремянка, на которой стояла девушка.
 «А может быть всё дело в этой самой Диане? -думал он. - Интересно, что она здесь делает в окружении отца и брата? Ах да, моет окна. Но Боже мой! Неужели тут нет ни одной уборщицы, чтобы мыть эти несчастные окна?!"
 Дина обернулась. Тут Эндрю вскрикнул.
 "Господи, - подумал он, - неужели это и есть та самая храбрая маленькая девочка, которая так любила природу. Господи, как  быстро она стала взрослой. Неужели я нашёл её?"
 Тут Дина слезла с подоконника и, взяв ведро, обратилась к отцу:
 - Папа, Вы ещё побудете тут немножко?
Отец сердито посмотрел на Валдиса и, дав  ему подзатыльник, обратился к дочери:
 - Конечно. Пока эта бестолочь не решит задачу, мы домой не пойдём.
 Валдис  с обидой посмотрел на него и сказал:
 - А я не виноват, что я в алгебре такой же ас, как ты в кулинарии, а твоя дочь в домоводстве.
 Миколас строго посмотрел на сына и сказал:
 - Во-первых, не смей так разговаривать с отцом! Во-вторых, к сожалению, не всем дано быть хорошими поварами, а в-третьих, не обижай сестру. Она как-никак старается. И, наконец, в-четвёртых, реши,  в конце концов, пожалуйста, эту задачу. Она не настолько сложная, чтобы убивать на неё целый день!
 Дина же с обидой посмотрела на брата и ответила:
 - Между прочим, я уже вымыла два окна, а ты одну задачу решить не можешь.
Валдис улыбнулся и сказал:
- Поздравляю Вас, госпожа Розите. Вы делаете успехи.
 Дина же улыбнулась и потрепав волосы брата, сказала:
 - Я пошла водичку поменяю.
 Тут к ней подошёл Эндрю и сказал мягким голосом:
 - Девушка, разрешите вам помочь.
От неожиданности Дина выронила ведро. Когда же это заметил Миколас, он ужасно рассердился.
-Повезло нам с Элиной с детьми, - недовольно сказал он. - Мало того, что сын - сущее недоразумение, ещё и дочь - криворукая. Так вот, знайте, хорошие мои, я не мать и поблажек вам делать не собираюсь.
От стыда лицо Дианы залилось краской, и она чувствовала, что вот-вот разрыдается. Сейчас ей было неловко, что ей сделали замечание при постороннем человеке. Тем более этот человек - весьма симпатичный мужчина. Да ещё и упрекнули в том, что она избалована матерью. Эндрю же с улыбкой взглянул на Миколаса и сказал:
- Товарищ подполковник, ей-богу, вы делаете из мухи слона, - после этого он взял ведро и обратился к Дине:
 - Вы пока вытрите пол, а я схожу за водой. Должен же я помочь вам?
 Дина улыбнулась и,вытирая воду, сказала:
 - Во-первых вы ничего мне не должны, ведь я вас даже не знаю.
Эндрю улыбнулся и, когда они вышли, сказал:
-Меня зовут Эндрю Савентон. Родился я в семье русских дипломатов Совиных, но спустя восемнадцать лет я немного изменил паспортные данные, потому как счёл свои первоначальные имя и фамилию «Андрей Совин» не слишком сочетающимися, да и потом мои родители не любят Россию. «Однако,- сказали они мне, - если ты встретишь в России хорошую девушку, мы будем просто счастливы».
Тут Дина ахнула:
-Так значит это вы тогда спасли мне жизнь, когда я маленькой девочкой выступила против банды браконьеров?
Эндрю подтвердил это.
Тут Дина улыбнулась и сказала:
-Кстати, господин Савентон, мы пришли.
Когда она набрала воды, на выходе её уже ждал Эндрю, который взял у неё вёдра и сказал:
-Теперь вы расскажите мне о себе.
Дина улыбнулась и сказала:
-Я точно также как и вы приехала в Нежинск. Только я приехала из Вилькии, города Литвы. Живу я здесь с родителями и с младшим братом. Живём мы в большом кирпичном доме. Этот дом находится недалеко отсюда.
Эндрю же с улыбкой посмотрел на неё и сказал:
-А мой дом находится напротив нашего отделения. Хотите после работы сходим ко мне в гости?
Дина улыбнулась и сказала:
-Хорошо, но при одном условии. Вы тоже приходите к нам. Мама будет очень рада познакомиться с вами.
Эндрю рассеянно посмотрел в окно. За окном сияло яркое солнце, и щебетали птицы. Дина же усмехнулась и, получив разрешение от отца, пойти к Эндрю, подозвала  его. С тех пор Эндрю и Дина стали лучшими друзьями.
Теперь же Сергеев усмехнулся и подумал:
«Ну и дурень же ты, Петрович. Как же ты сразу не понял, почему этот Савентон сразу согласился идти с Диной?! Они любят друг друга. По крайней мере, он её очень любит  А она... Ладно, будь, что будет».
 Тут на телефон Сергеева снова позвонили.
 - Подожди, пожалуйста, Дина. У меня вторая линия, - сказал он.
Дина усмехнулась и сказала:
- Тогда вы мне, пожалуйста, перезвоните. Возможно, звонит один мой знакомый, которому я приказывала не звонить никому. - После этих слов она отключила телефон.
 Игорь посмотрел на экран и подумал:
 "Странно, номер незнакомый. Кто бы это мог быть?"
 Он нажал на кнопку принятия вызова и сказал:
 - Слушаю? Алло?
 В трубке пару минут молчали. После того, как Игорь Петрович повторил свой вопрос, дрожащий голос Павла, сказал:
 - Игорь Петрович, здравствуйте, извините за столь поздний звонок.
 Сергеев хмыкнул, затем сжав трубку спросил:
 - Простите, пожалуйста, с кем имею честь? И откуда Вы знаете мой номер и как меня зовут?
 Повисла  пятиминутная пауза, затем дрожащий голос Павла ответил:
-Товарищ майор, Игорь Петрович, прошу прощения за то, что заставил Вас ждать ответа. Просто, возможно, вы мне не поверите, но с Вами говорит человек, которого Вы, наверняка, немного поторопились помянуть, как погибшего при исполнении. Я - Павел Васильев.
 Сергеев помолчал пять минут. После чего встал, прошёл к холодильнику, достал бутылку водки и рюмку, налил полрюмки и сказал:
 - Очень рад, Павел Михайлович, что Вы нашлись.
 Павел прослезился и сказал:
 - Спасибо большое, но, прошу Вас, поторопитесь. Если  люди Стаи догадаются, что я в безопасности, они ликвидируют людей, благодаря которым я жив: человека, который исполняет обязанности главы  этой банды, и нашего лейтенанта Диану...- тут его голос прервался. Игорь сжал трубку и сказал:
 - Будь мужчиной, Васильев. 
 Павел сделал глубокий вдох и сказал:
 - Простите, пожалуйста, я не могу больше говорить, я звоню с чужого телефона. Диана приказывала  мне никому не звонить. Но я впервые, слышите, впервые посмел не выполнить приказа. К тому же, свой телефон я доверил Валдису Розису. Я прошу Вас, возьмите эту банду как можно скорее. И учтите,  если Диана погибнет, я никогда этого не прощу ни себе, ни ей. Знайте, мне терять нечего.
 Сергеев откашлялся и проговорил, едва сдерживая слёзы:
 - Понимаешь, Паша, не всё зависит от нас.
 Павел усмехнулся и сказал:
 - Да, всё зависит от Всевышнего. Однако стоит приложить и свои силы. Дело в том, что сегодня мне приснилось, что Диана погибла при раскрытии Стаи. Так вот, знайте, что я готов и сам принять непосредственное участие во взятии этой банды.
  Тут Сергеев встал из-за стола и достав из ящика письменного стола ежедневник и ручку, сказал:
 - Ты только скажи, где они находятся.
 Павел улыбнулся и сказал:
 - Перед тем, как меня пригласили "на работу", в клуб "Океан", я подбросил брату Дианы (несмотря на то, что у нас взаимная антипатия, так как взаимно считаем, что оппонент незаслуженно, а лишь благодаря способности пустить пыль в глаза могущественным покровителям и умению нравиться прекрасной половине человечества, работает в органах, я ему немного доверяю) свой телефон. Там вся информация. Вы только напомните ему об этом. А в верхнем  ящике своего стола я оставил красную папку. Так вот, эта папочка специально для Вас.
 После чего Игорь откашлялся и спросил:
 - И у тебя есть план действия?
 Павел усмехнулся и сказал:
 - Кое-какие соображения на этот счёт у меня имеются. Мы с Валдисом пройдём туда под видом соседей по даче. После чего я разыграю знакомую мне с юных лет от Михаила Павловича Васильева знакомого моего дяди, как выяснилось при более близком знакомстве, - тут он сделал глубокий вдох, видимо не желая рассказывать, что его связывает со знакомым его дяди, - весьма неплохого игрока в бильярдных,  партию в бильярд. После игры должен неожиданно погаснуть свет. Затем через слуховое окно я дам Вам условный сигнал SOS с помощью карманного фонарика. Дальше, как говорится, Ваш выход. А спустя некоторое время, действия многоуважаемых коллег в бронежилетах. Разумеется, вооружённых, так как боюсь, что мы с Валдисом и Дианой бессильны перед ними. Но главная Ваша задача выключить свет.  Свет должен погаснуть, как только я задорно улыбнусь, скажу, что партия разыграна, и мы соберёмся уходить. Сейчас я по почте вышлю вам схему интересующего Вас здания. А вы вышлите мне, пожалуйста, адрес магазинов, где можно приобрести рацию. Кстати, я знаю про недавнюю травму Валдиса.
Сергеев подтвердил, что у Валдиса был перелом чашечки, который вылечили с помощью пересадки. Павел же ответил:
- Будет лучше, если перелом у него будет и сейчас. Иначе для чего ему нужен сопровождающий?
Игорь согласился с Павлом и спросил:
 - Но, Павлик, как же мы поймём, когда нам действовать? Ведь кулон с прослушивающим устройством Диана либо потеряла, либо оставила у ребят, постольку поскольку маячок не двигается с соты моей дачи.
 Павел усмехнулся и ответил:
 - Я знаю об этом. При нашей последней встрече никакого кулона при ней не было. Поэтому когда она устроила меня на временный постой, я передал ей кулон с топазом, в сердцевину которого Ваш подчинённый, он же покорный слуга, продел маленький микрофон.
Сергеев похвалил находчивость и умелые руки Павла Тот же ответил:
 - Значит буду действовать согласно своему плану. До свидания!
 После чего он повесил трубку. Спустя десять минут на электронную почту  Сергеева пришло письмо. Это и была схема Дома на Лимоновской. После этого Сергеев выслал адреса магазинов электроники.
 Сергеев распечатал план и начал внимательно его изучать. Затем,  достав из ящика стола Павла папку, начал ознакомление с документами. Изучив план и документацию, он перезвонил Дине и попросил  передать Валдису план Павла.

    Сон Эндрю.
 В первый раз за много дней Эндрю заснул спокойно. Во сне он увидел морской порт. Он с Диной был на корабле.  Они были необыкновенно счастливыми. На Дине было красивое белоснежное платье, капроновые кремовые колготки и белые туфли. Эндрю же был одет в серый костюм, белую рубашку, белые носки и кремовые ботинки. Они были совсем одни. Погода была солнечная Небо было голубым и безоблачным. Солнце светило по-летнему. Море было чистым.
Корабль же также удивлял своей роскошью. Это была красивая белоснежная яхта с красивым белым парусом.
Эндрю с улыбкой посмотрел на Дину и спросил:
-Ну как? Тебе нравится?
Дина улыбнулась и кивнула головой. Эндрю же посмотрел на неё и сказал:
-Диана..., я ... должен тебе сказать... Вернее, я хочу тебе признаться...
Дина внимательно посмотрела на него. Её взгляд вовсе его обезоружил.
-Дина, - сказал он, -Диана, я... я люблю тебя.
Дина смутилась. Её лицо залилось краской.
-Что вы сказали? - спросила она.
Эндрю усмехнулся и посмотрел в её глаза. Увидев в них полное непонимание, он начал что-то рассказывать о море. Дина же улыбнулась, и тут Эндрю всё понял.
Он усмехнулся и взял её руки в свои.
Сейчас это море казалось ему сказочным. Оно было каким-то светло бирюзовым, чистым манящим и необыкновенно загадочным.
-Я люблю тебя Диана, - сказал он.
Дина же улыбнулась и сказала:
-Я тоже люблю вас.
Тут сквозь сон он услышал чей-то насмешливый голос. Проснувшись, он увидел Валдиса и Игоря Сергеева. Он усмехнулся и спросил:
-Мы будем брать банду?
Сергеев серьёзно посмотрел на него и сказал:
-Не сейчас. В противном случае Дина может погибнуть.
Валдис же испуганно взглянул на Сергеева, а Эндрю спросил:
- Что же нам остаётся делать?
Сергеев спокойно посмотрел на него и сказал:
-Ждать условного сигнала, который нам должен дать наш коллега.
Эндрю внимательно посмотрел на Сергеева, а Валдис спросил:
- Какой коллега?
Сергеев посмотрел на Валдиса и ответил:
 - Друг Вашей сестры Павел Васильев.
Валдис вскрикнул и спросил:
- Паша Васильев? Так значит, он жив?
 Сергеев усмехнулся и сказал:
 - А он слишком умный для того, чтобы умереть в ночном клубе. Тем более, теперь у нас есть вся необходимая информация о банде, если, конечно, Вы взяли его телефон.
 Валдис тут же пошёл в коридор, открыл свою дорожную сумку, достал оттуда телефон Павла и, вернувшись в комнату, передал его Сергееву. После того, как Сергеев рассказал мужчинам  план действия, Валдис  подумал:
"Ну, конечно же. Моя сестра Диана Розите не из тех женщин, которым в мужчинах нравится только лишь красивая смазливая внешность. Павел и в самом деле очень умный. И вообще он очень славный молодой человек".
Тут он взглянул на Эндрю и спросил:
-Эндрю, у вас есть младшая сестра по имени Линда?
Эндрю утвердительно кивнул головой и спросил:
-А в чём дело?
Сергеев посмотрел на него торжествующим взглядом. и сказал:
-Всё в порядке, Совин. Банда у нас в кармане. - После этого он посвятил  Эндрю в дальнейшие действия.
Захват
Прошла неделя с момента знакомства Дины со Стаей. За это время члены Стаи начали принимать Дину за свою. Порой они даже брали её с собой на работу. Правда, многие относились к ней с недоверием. Однажды один из них мужчина лет 40 с карими глазами, острым носом, тонкими губами и длинными густыми тёмными волосами насмешливо спросил:
-А  твой брат тебя искать не будет?
Дина же усмехнулась и сказала:
-А он даже не помнит обо мне.
Тут раздался звонок телефона. Дина дрожащими руками взяла телефон.
-Хорошо, что у Валдиса есть ваш мобильный, - услышала она в трубке голос Эндрю. - Вы не представляете, как вы нас напугали.
Слушая голос Эндрю в тот момент, Дина ощущала необыкновенную радость по причине того, что память у Эндрю окончательно восстановилась, что теперь всё будет как прежде, но вместе с тем она ощущала неописуемый ужас. Ей, казалось, что «Стая» может понять, кто она  в любой момент и тогда уже несдобровать ни ей, ни Эндрю. А за судьбу последнего она волновалась больше всего.
-Эндрю, братишка, не волнуйся за меня, - сказала она и отключила телефон. После чего она задорно улыбнулась и сказала:
- Любит он меня, заботится, переживает. Родной старший брат, что поделаешь
Тут дверь с грохотом открылась и появился Валдис. Он выглядел неважно. Глаза его горели негодованием. С трудом войдя в дом он с ужасом взглянул на Дину. Та же с удивлением взглянула на него.
- Ну что, госпожа Савентон, - спросил он, - нравится ли вам быть чужой сестрой?
Дина же пристально взглянула на него и сделала вид, что испугалась, заметив, что у брата перевязана нога. Пристально взглянув на брата, она  с ужасом спросила:
 - Что с Вашей ногой?
Валдис злорадно улыбнулся и сказал:
-Пустяки. Всего лишь перелом чашечки.
Дина с тревогой посмотрела на него и спросила:
- Как же Вы добрались сюда с переломанной чашечкой?
 Валдис ехидно улыбнулся и ответил:
 - Мир не без добрых людей. Мне помогают Ваши знакомые, мисс Савентон.
Холодно посмотрев на него, Дина приказала ему уйти. Валдис отказался, назвав Дину предательницей. После чего Дина подошла к нему и дала ему пощёчину. После чего холодно посмотрела на него и сказала:
-Пошёл вон!
Валдис горько улыбнулся и сказал:
-Теперь я понял. Ты совсем не та, что я знал двадцать лет, ты другая, чужая какая-то.
От этих слов Дина вздрогнула. Сейчас, когда брат говорил с ней так серьёзно, она понимала, что ещё немного и бандиты сразу же догадаются об обмане, И тогда точно н несдобровать ни ей, ни ему. Да и у Георгия могут быть серьёзные проблемы.
Дина вытащила из кармана пистолет и, направив дуло в сторону Валдиса, сказала:
-Розис, если ты сейчас же не уйдёшь, я убью тебя.
Валдис медленно направился к двери и, уходя, холодно взглянул на Дину и сказал:
- Ты права. Ты не моя сестра.
После его ухода Дина заплакала.
«Боже мой, что же я наделала? -думала она. - Теперь его действительно убьют. Ведь он теперь, судя по всему будет действовать в одиночку, а один он ничего не сможет сделать. Тем более со сломанной ногой. Он же даже убежать не сможет».
Только она так подумала, как дверь открылась и в дом последовали Валдис и стройный молодой блондин лет 23 среднего роста в чёрных очках, с острым носом и тонкими губами, одетый в синий костюм и белую рубашку и обутый в белые носки и коричневые полуботинки.
 - Прошу простить великодушно моего друга, - начал он, виновато улыбнувшись. - Он немного обознался.
Валдис злобно посмотрел на него и сказал:
- Вообще-то с Вами, франт, мы друзьями никогда не были. И вообще, что Вы здесь делаете? Здесь нет могущественных покровителей. А здешние женщины ничем нам с Вами не помогут.
Павлу хотелось сказать, что в таком случае Валдису тоже здесь не место. Однако, помня о конспирации, он сильно сжал  руку Валдиса и сказал:
 -Как говорила жена моего дяди, ради общего дела можно пусть ненадолго, но зарыть топор войны. А у нас с Вами цель помочь одному нашему боевому товарищу. А вы,   если сию же минуту не замолчите, можете всё испортить.
 Валдис и не подозревал, что Павел так скоро возьмёт инициативу в свои руки. Поэтому он серьёзно, но уже доверчиво посмотрел на него и ответил:
 - Только учтите, если мою сестру убьют, я разрешу Вам самому пустить мне пулю в лоб.
 Павел сжал его руку и шёпотом сказал:
- Не волнуйтесь, товарищ Розис, ситуация под контролем.
После чего он снова обратился к обитателям Стаи:
- Вообще-то, мы зашли на минутку, попросить у вас немного керосинчика. Закончился в самый нужный момент. А мы хотели новый фонарь проверить.
 Дина отрицательно покачала головой и сказала:
 - Извините, пожалуйста, но керосина у нас нет.
 После этих слов Павел улыбнулся и обратился к обитателям дома:
 - Они промахнулись,  списав свою вину на несчастного эксперта-криминалиста. Разрешите представиться: Денис Робертович Старцев.
Тут Валдис испуганно вскрикнул, на что Павел только пристально посмотрел на него и прижал палец к губам. Георгий с сожалением посмотрел на него и сказал:
 - Денис, я не смею просить у Вас прощения, но у меня не было другого выхода. Ведь Ваш отец погубил моего сына.
 Павел прижал палец к губам и сказал:
 - Ничто не может оправдать убийства. Тем более, у меня никого не осталось, кроме отца. Но с Вами у меня будет отдельный разговор.
  После этих слов он встал возле бильярдного стола и сказал:
 - Давненько не играл. Господа, позвольте партию.
 Тут Иван, один из членов группировки высокий блондин средних лет с зелёными глазами, острым носом, тонкими губами и светлыми волосами, одетый в зелёную спецодежду и белую рубашку, и обутый в белые носки и чёрные ботинки протянул ему кий. После этого разложил пирамиду из шаров. Павел побелил кий заранее заготовленным мелом. После чего мастерски раскидал шары в лузы и он улыбнулся так, как не улыбался никогда в жизни. На его устах заиграла обаятельная улыбка, которая могла бы очаровать кого угодно. Валдис тепло взглянул на него и подумал:
"Что ж, Павел Михайлович, вынужден признать, что если и эта улыбка - часть Вашего плана, то он весьма неплох. Интересно, будете ли Вы следовать ему дальше?"
 Павел же задорно посмотрел на присутствующих и сказал:
 -Партия разыграна, господа.
  Дина посмотрела на него настороженно и сказала:
 - А теперь, молодой человек, уходите, пожалуйста, отсюда со своим другом, если вам хочется жить.
 Услышав эти слова Валдис плотно сжал губы. Закусив их до крови, он обратился к Павлу.
 - Вы мне обещали, что мы вытащим Линду. Вы как хотите, ДЕНИС РОБЕРТОВИЧ, а я никуда отсюда не уйду без сестры Эндрю. Если её убьют, то пусть убьют и меня.
 Павел серьёзно посмотрел на него и ответил:
 - Я никуда не собирался уходить. Но раз женщина просит, нельзя отказывать.
Валдису хотелось сказать: "Узнаю дамского угодника Павла Васильева", однако вспомнив о конспирации, он лишь прикусил язык.
 Тут в доме неожиданно погас свет. Это всерьёз напугало всех обитателей дома. Уже смеркалось, и свет был необходим.
Павел усмехнулся и обратился к Дине:
 - Вы просите нас уйти, если нам хочется жить? Так вот, жить, милая девушка, хочется всем, а с такой проводкой как у вас долго не проживёшь. Возможно короткое замыкание, вследствие чего случится пожар. - С этими словами он достал из кармана фонарь и, встав у окна, снял очки и три раза включил фонарь на секунду затем - три раза на несколько секунд, а затем - снова включил фонарь с секундным интервалом, обозначая на языке Морзе сигнал SOS.
Тут дверь открылась и вошёл Сергеев
-Finita la comedie, - сказал он.
Через минуту в дом ворвались люди в зелёных костюмах и чёрных масках. Они одолели бандитов. Тут к побеждённому Георгию подошёл Валдис и, отозвав Сергеева, сказал:
 - Прошу вас, оставьте этого господина мне. И уведите, пожалуйста, Эндрю, Дину и Павла. Я не хочу, чтобы они это видели.
   Сотрудники  вышли, уводя всех остальных членов группировки, Эндрю, Дину и Павла.
 Оставшись с Георгием один на один, Валдис холодно посмотрел на него и, взяв пистолет,  начал расхаживать по комнате.
 - Сейчас, - начал он,- я счастлив. Счастлив, что вижу Вас в состоянии своего отца. Он также боялся умереть  как вы сейчас. Только вам повезёт больше.
 Георгий посмотрел на него сквозь слёзы и сказал:
 - Прости меня, сын, за то, что ты был круглым сиротой на протяжении своего детства. А человека, которого ты называешь отцом, я бы ни за что не убил. Наоборот, я в долгу перед этим человеком.
Валдис прослезился и сказал:
 - Я его называю отцом, потому что это так и есть. Папа Миколас - самый лучший отец.
 После чего Георгий сказал:
 - Вот оно значит как! Значит, став круглым сиротой, ты стал абсолютно беззащитным и начал выдумывать себе мнимых родителей. Но ты не бойся, теперь пока я жив,никто тебя не тронет.
 Валдис посмотрел на него сквозь слёзы и сказал:
 - Я стал сиротой только три года назад по Вашей вине. Но отнюдь не круглым. У меня есть мама и старшая сестрёнка. Теперь вот ещё и жена с маленьким сынишкой.
 Георгий улыбнулся и сказал:
 - Что ж, я очень благодарен этим женщинам за то, что они воспитали тебя. Рад что у тебя есть семья. И всё равно у меня прав на тебя больше. Я твой отец.
 После этих слов Валдис дрожащими руками зарядил пистолет и подумал:
"Теперь ни один человек не разлучит меня с мамой, Ксюшей, Володей и сестрёнкой. Я живу ради них и, если надо, за них умру".
Тут Георгий посмотрел на него и сказал:
 - Знаешь, Егор, я знал, что ты не сможешь меня простить. Но я и предположить не мог, что ты сможешь меня убить.
 Валдис усмехнулся и сказал:
 - Я не Егор. Меня зовут Валдис Миколасович Розис.
 Дина же, находящаяся возле Сергеева, вскрикнула и спросила:
 - А где Валдис?
 Сергеев спокойно посмотрел на неё и сказал:
 - Он попросил меня, оставить его один на один с убийцей Миколаса.
 Дина тревожно посмотрела на Сергеева.
 - Убийцы нашего отца, - сказала она, - уже давно нет в живых.
 После чего она побежала в дом. Павел последовал за ней. Попросив Павла остаться на улице, незаметно миновав лестничный пролёт, она открыла дверь и крикнула:
 - Розис, остановись!
 Валдис обернулся и, опустив руку, спросил:
 - Почему я должен щадить убийцу нашего отца?
 Дина отдышалась и сказала:
 - Потому что это не он. Ты можешь мне верить, потому что я видела настоящего убийцу папы. Роберт Старцев был виноват и перед Георгием. Он умер от инфаркта миокарда.
 Валдис серьёзно посмотрел на Дину и спросил:
 - Почему я должен тебе верить?
 Дина прослезилась и сказала:
 - Потому что, как ты знаешь, бандиты не оставили бы меня в живых. Или  меня  постигла бы участь Павла.
 Тут Валдис словно заклинание сказал:
 - Диана Розите не лжёт родным и близким. Папины слова.
 Дина вытерла слёзы и продолжила
 - И потом,если бы не Георгий Викторович Ястребов и не Николай Михайлович Третьяков, мы бы сейчас с тобой не разговаривали. Мне бы не простили моих действий.
 Валдис прослезился, и обняв сестру, лишь поблагодарил Георгия и попросил коллег отпустить Николая.
 Выйдя на улицу, Дина со слезами на глазах посмотрела на Павла и сказала:
 - Благодарю Вас, Павел Михайлович Васильев. Но в этот раз они действительно могли Вас убить.
 Павел усмехнулся и сказал:
 - Молния никогда не бьёт в одно и то же место. Они больше никому не причинят вреда. Ты также рисковала жизнью, спасая меня.
 Дина улыбнулась и, войдя в дом, прошла в свою комнату. Спустя пару минут она вернулась с кошельком в руке. Достав оттуда тысячную купюру, она положила её  на скамью и сказала:
- Возьми, пожалуйста. Это на проезд. Теперь ты можешь возвращаться домой со спокойным сердцем.
 Павел улыбнулся и ответил:
 - Дианочка, это лишнее. У меня есть  пара сотен на проезд. Ты же знаешь, я не люблю растрачивать деньги попусту. И у меня всегда есть неприкосновенный запас
 Диана посмотрела на Павла серьёзно и сказала:
 - Деньги не помешают. Всё-таки две остановки на электричке.
 Павел улыбнулся и ответил:
 - Так поздно в город я не поеду. Благо, у меня родственники здесь недалеко живут. Да и потом, я знаю довольно неплохой хостел в нескольких километрах отсюда.
 Диана снова серьёзно посмотрела на Павла и сказала:
 - Прости, пожалуйста! Просто и мамочка меня учила и мне самой всегда казалось, что друзья должны помогать друг другу.
 Павел прослезился и, взяв купюру, пожал Диане руку и обратился к присутствующим
 -Ребята, спасибо вам большое за всё! Диана Розите, я никогда тебя не забуду! - После чего вышел, оставив на прощание скрип щеколды калитки.


Когда они вышли, Эндрю ласково посмотрел на Дину и сказал:
-Ну вот и закончилось всё. Скоро Вы уедете.
Дина улыбнулась и спросила:
- А Вы?
Эндрю обнял её, а она сказала:
-Господин Савентон, я не могу никуда уехать без самого дорогого для меня мужчины.
Эндрю улыбнулся и сказал:
-А Вы правы. Больше Вы никуда от меня не уедете.
Дина вопросительно взглянула на него, он же серьёзно взглянул на неё и сказал:
- Диана Миколасовна Розите, я люблю вас и хочу, чтобы вы были моей женой.
Дина недоумением взглянула на Эндрю и сказала:
-Я не могу, а как же ваша любимая девушка?
Эндрю же усмехнулся и сказал:
-Неужели Вы ничего не поняли, Диана?
Дина злобно взглянула на Эндрю и спросила:
-Могу ли я узнать, как её зовут?
Эндрю серьёзно взглянул на неё и сказал:
-Вы и без меня знаете её лучше, чем кто-либо. На всякий случай скажу. Её зовут Дина, а если быть точнее Диана Миколасовна Розите.
Дина с непониманием взглянула на него. Столько времени она завидовала неизвестной девушке, которую любит небезразличный ей человек. Получается, что она завидовала самой себе.
Когда Дина призналась в этом, Эндрю засмеялся и сказал:
- Ну ничего, бывает. Признаться честно, я бы на Вашем месте подумал также.
Тут он взглянул на неё и спросил:
- Ну, каков же будет ваш ответ, Диана Миколасовна?
Дина улыбнулась и сказала:
- Просто Диана, можно Дина. И можно на «ты»?
 Тут Эндрю решительно посмотрел на неё и вышел. Спустя минуту он вернулся с фляжкой и двумя пластиковыми стаканчиками. Посмотрев на фляжку, он прослезился и сказал:
 - Отцовская фляжка. Мой талисман. - После этого он налил воды в два стакана и сказал:
 -Хотя на брудершафт пьют вина, но во-первых, я не сильный ценитель спиртного, а во-вторых, я знаю, что вы не любительница вина.
Когда они отпили по глотку воды,  Эндрю коснулся губами щеки Дины после чего вопросительно посмотрел на неё. Она же серьёзно посмотрела на него и сказала:
 - Мне нужно...
 Тут Эндрю изменился в лице и спросил:
 - Подумать?
 Дина отрицательно покачала головой и сказала:
 - Нет, сказать причину, по которой я не смогу выйти за тебя. Дело в том, что у меня есть сын.
 Эндрю усмехнулся, однако не отошёл от  Дины. Лишь взял её за руку и сказал:
  - Сейчас нам надо вернуться на дачу.
 Дина серьёзно посмотрела на Эндрю и сказала:
 - В таком случае,  нам следует взять с собой Георгия. Дело в том, что я обещала ему сказать,  где находится его сын Егор.
 Эндрю кивнул головой. Через два часа, погрузив вещи Дины и Георгия в серую служебную машину Эндрю, они отправились на дачу Игоря Сергеева.

    Встреча Ястребовых.
Едва они приехали, к Дине подошёл Георгий и сказал:
- Я слышал, вы нашли моего сына, Егора Ястребова. Когда я смогу его увидеть?
Дина улыбнулась и сказала:
- Очень скоро. Дело в том, что его здесь нет. Он остался у одного очень хорошего человека.
Эндрю с улыбкой посмотрел на Дину и сказал:
-Диана, Егор здесь. Вчера вечером я был у Вадима. Как ты догадываешься, Егор был там. Вадим рассказал мне про тебя и я сразу понял, где тебя искать.
Тут дверь открылась и в дом вошли Вадим и Егор. Когда последний увидел Георгия, он прослезился и, подойдя к нему, сказал:
-Здравствуй, отец.
Георгий же прослезился и сказал:
-Вот какой ты у меня стал. Совсем взрослый. А я уже и не надеялся увидеть тебя.
Егор улыбнулся и, взглянув на Дину, сказал:
-Это всё Диана, потому что именно она нашла меня. Они с Вадимом приняли меня за Дианиного брата, однако Дина в тот же день ушла. Остались мы впятером с Вадимом, его женой и их ребятами. А спустя два дня я познакомился со средней сестрой Алёши и Ромы Аней.
 Услышав эту фразу, Дина прослезилась и лишь с благодарностью посмотрела на Егора.
 "Значит в тот день, он либо не услышал, что я сказала, либо просто не захотел распространять эту информацию".
 Георгий подошёл к сыну и обнял его
- Самое главное для меня, что ты жив, -сказал он.
Эндрю с грустью посмотрел на Егора и сказал:
- Как не прискорбно, но нам с Диной надо улетать.
 Дина улыбнулась и сказала:
-  Но я надеюсь, вы нас проводите.
Егор улыбнулся и одобрительно покачал головой.
Тут у Дины зазвонил телефон. Звонила мать. Узнав, что дочь выходит замуж, Элина подробно расспросила дочь об Эндрю. После того, как Дина поделилась с матерью качествами своего избранника, мать заплакала и сказала:
- Он у тебя просто замечательный. Мы с отцом всю жизнь мечтали, что судьба пошлёт тебе именно такого человека.
Через несколько минут  к воротам  дачи  Сергеева подъехала белая «Жигули» девятой модели, оттуда вышли мальчик-подросток лет 13 и красивая маленькая девочка лет 10. Когда мальчик увидел Дину, у него на глазах появились слёзы. Подойдя к ней, он обнял её и сказал:
- Я знал, Диана, что ты отомстишь за дядю Миколаса, что ты обязательно справишься и выживешь, потому что мы с Полей целыми днями ждали от тебя весточки.
Дина улыбнулась и, взглянув на Эндрю и вспомнив о своём детском обещании, обратилась к Полине:
- Полиночка, знакомься, это Эндрю Савентон, мой любимый человек.
Полина улыбнулась и назвала себя. Эндрю же улыбнулся и сказал:
-Хороший ты человечек, Поля. Я по глазам вижу, что когда ты вырастешь, ты будешь такой же как  Диана Розите
Когда Эндрю познакомился с Виктором и узнал о том, что мальчик увлекается рыбалкой и любит ходить в походы, у него на глазах появились слёзы.
 - Этим ты напоминаешь мне моего отца,  -  сказал он, - его даже звали также как тебя.
Виктор улыбнулся, и они с Эндрю, Валдисом и двенадцатью сотрудниками пошли играть в футбол. Вадим же улыбнулся и сказал:
 - На этом, товарищи оперуполномоченные, разрешите откланяться. Ко мне завтра дочка приезжает. Да и мальчики совсем одни. Нелли сегодня уехала в командировку.
 Эндрю улыбнулся и, крепко сжав руку Вадима, сказал:
 - Не вопрос, Вадим. Спасибо Вам большое за помощь.
 Вадим улыбнулся и хлопнув Эндрю по плечу, сказал:
 - И тебе спасибо. И Диане Розите. Если бы не вы, мы бы до сих пор всего боялись.
 Эндрю взял пакет Вадима и, положив туда пакет, в который упаковал десять пирожков с колбасой, пошёл провожать Вадима до автобусной остановки.
Лететь решили на следующий день. Вечером Дина встала у окна и заплакала. Эндрю подошёл к ней и обнял её.
- Ну что с тобой?  - спросил он. - Успокойся!
 Дина повернула голову и, взглянув на Эндрю, сказала:
 - А зачем я тебе? Ведь ты же ничего обо мне не знаешь. Может быть, я ребёнка своего заживо похоронила.
 Эндрю серьёзно посмотрел на неё  и сказал:
 - Я знаю об этом, но ты ни в чём, слышишь, ни в чём не виновата. И если тебя простили и Алёша, и Вадим, и даже Ромка, почему ты не можешь себя простить?
 Дина серьёзно посмотрела на него и спросила:
 -Ты не мог бы позвонить Вадиму и попросить его  отвезти меня завтра к Роме? Я должна увидеть своего мальчика и попросить у него прощения.
Эндрю улыбнулся и сказал:
 - Завтра я сам отвезу  тебя на встречу с сыном. Между прочим, Рома и сам хочет увидеть тебя.
 Дина прослезилась и поблагодарила Эндрю.
                Возвращение Павла. 
  Пригородный автобус прибыл ровно в десять вечера. Павел вышел из него и, вдохнув сладкий воздух родного края, сказал лишь одно:
  - Диана Розите, ты даже не представляешь, как я тебе обязан. Теперь мы с моими родными навеки перед тобой в долгу.  - После чего он направился в сторону дома Васильевых.
 Павел шёл по улице медленно, наслаждаясь красотой уходящего дня. Солнце, подарив последние лучи Нежинску скрылось за горизонт, оставив на небе лишь яркое зарево. В воздухе летали мелкие мошки.
 "Значит, завтра должна быть хорошая погода, - думал Павел. - Правда, когда ты дома, любой день, даже самый ненастный - самый лучший на свете".
 Подойдя к палатке с мороженым, Павел протянул сторублёвую купюру и сказал:
 - Дайте четыре пломбира, пожалуйста. Мы с моими родственниками просто обожаем пломбир в вафельном стаканчике.
 Купив мороженое, Павел продолжил свой путь. Подойдя к двухэтажному бетонному белому дому с железной крышей и поднявшись по лестнице, он позвонил в дверь. Через пять минут дверь открылась. На пороге стоял Рома, одетый в серый спортивный костюм с Микки Маусом и обутый в зелёные носки и серые шлёпанцы.
 - Здравствуйте, молодой человек, - сказал Павел, добродушно улыбнувшись. - Вы кто?
  Рома долго пристально  смотрел на него. После чего ответил:
 - Я - Рома Васильев. А Вы кто?
 Тут Павел прослезился и ответил:
 - А я Павел Михайлович Васильев - очень хороший знакомый обитателей этого дома. А старшие дома есть?
 Рома посмотрел на него серьёзно и ответил:
 -  Папа уехал по работе. Мама в Белозёрске  в командировке, а наша сестра Аня в Санкт-Петербурге на стажировке. Только на выходные приезжает.
  Павел улыбнулся и спросил:
 - А Алексей Васильев дома?
Тут голос Алексея окликнул Рому:
 - Ромео, мы с папой и мамой всю жизнь тебя учили не открывать никому дверь на ночь глядя. Мало ли кто на огонёк забредёт!
Рома обернулся и крикнул:
 - Алёша, вообще-то это к тебе пришли!
 Алексей же усмехнулся и сказал:
 - Тогда дай, пожалуйста, товарищу тапочки, проводи его умыться с дороги и на кухню. Я сейчас.
Пока Алексей собирался выйти, Павел протянул Роме мороженое и попросил два положить в блюдце, а два - в вазочки и убрать вазочки в морозильник. Выполнив просьбу Павла, Рома достал из шкафа тёмно-синие тапочки и предложил их гостю, после чего провёл его вначале в ванную, а затем - на  кухню и, налив чай в свою кружку предложил ему. Павел ответил утвердительно. Тогда Рома достал белую кружку с изображёнными на ней васильками и налил туда чай. Затем достал блюдце и положив туда два пирожка с повидлом спросил:
 - Павел Михайлович, Вы любите пирожки с малиновым повидлом?
 Павел улыбнулся и ответил:
 - Очень. Это мои любимые пирожки.
 Рома посмотрел на него добродушно и ответил:
 - Я тоже их очень люблю.
 После чего спросил:
 - Павел Михайлович, Вы не возражаете, если я составлю  Вам компанию?
  Павел улыбнулся и ответил:
 - Нет, конечно.
 Когда они сели за барную стойку, Рома сказал:
 - Я младший брат Алёши. А я про Вас кажется слышал. Вы давно знаете моих родителей?
Павел прослезился и подтвердил.
  Спустя пару минут на пороге кухни появился Алексей. Увидев Павла, он подошёл к нему и крепко сжал его руку. После чего обратился к нему.
 - Знакомься, Паша, это Рома - мой брат, Рома, а это - Павел - племянник нашего папы.
 Павел несильно сжал руку Ромы и обратился к Алексею:
 - Мы уже успели познакомиться. Очень милый и смышлёный мальчик.
Рома смущённо улыбнулся и сказал:
 - Вы мне тоже очень понравились, дядя Паша.
Тут дверь в прихожей открылась и на пороге появился Вадим.
 -Ребята, что же вы дверь не запираете на ночь глядя?
 Павел усмехнулся. "Узнаю дядю Вадима" - подумал он. А Рома сказал:
 - Папочка, прости, пожалуйста. Видимо это я забыл закрыть.
Вадим сделал глубокий вдох и сказал:
 - Ромочка, пожалуйста, больше никогда так не делай. На улице уже темно, а вы с Алёшей совсем одни. В конце концов мы живём не в самом безопасном месте. Кстати, зачем ты открывал дверь?
 Рома улыбнулся и сказал:
 - У нас гости.
Вадим разулся и проворчал: "Какие гости? Ночь-полночь!" - после чего прошёл в ванную.
 Когда же он вошёл на кухню и увидел Павла, он спросил:
 -Павлик, ты снова питаешься в сухомятку с дороги?
 Павел улыбнулся и сказал:
 - Рома предложил мне отведать пирожки и плюшки, испечённые тётей Нелли, а отказаться от кондитерских изделий Вашей жены, дядя Вадим, как и от её кухни я с детства не могу.
 Вадим подошёл к Павлу и, хлопнув его по плечу, спросил:
 - Где же ты был, Павлик так долго?
 Павел откашлялся и сказал:
 - Долго рассказывать, дядя Вадим. Я есть хочу. Выпечка Дианы конечно сытная, но на одних пирожках с яблоками и булочках с сосисками долго не проживёшь, а купленная нами провизия закончилась два дня назад.
 Вадим попросил Алексея и Рому выйти, затем сел, положив ногу на ногу, и сказал:
 - А я никуда не тороплюсь, Павлик.  Расскажи, пожалуйста, обо всём. А после ты должен поесть по-человечески. Иначе так проблемы со здоровьем заработаешь.
Выслушав рассказ Павла, Вадим обнял его и сказал:
 - Как же долго я тебя не видел, Павлик. Прошу тебя, собери пирожки и плюшки в пакет и убери его, пожалуйста, в холодильник. Сам понимаешь, ночью я никуда тебя отпустить не могу. А утром передашь маме гостинцы.
 Павел посмотрел на Вадима виновато и сказал:
 - Дядя Вадим, мне как-то неудобно. Из Дианиных денег осталось полторы тысячи. Я поменяю их на валюту и сниму номер в каком-нибудь хостеле на ночь.
 Вадим посмотрел на Павла серьёзно и сказал:
 - Значит так, Павел Михайлович, довольно Вам путешествий на сегодня. Во-первых, уже поздно, во-вторых, в такое время я бы и чужому человеку нашёл место для ночлега, а ты мой племянник, так что я даже слушать не желаю твои глупые отговорки. У меня гостиный зал в доме расположен как раз для данного случая, в-третьих, тётя Нелли как чувствовала испекла сказочные пирожные, среди которых есть твои любимые колечки с творогом и орехами и, не менее любимые эклеры, и, наконец, в-четвёртых, недавно звонила твоя мама, и тётя Нелли ей пообещала, что если ты придёшь, ты по-любому останешься ночевать у нас.  А что касается ночлега, то мой гостиный зал в твоём распоряжении. Ты уж извини, конечно, не vip-номер
в отеле семь звёзд, но для отдохновения моего единственного и любимого племянника, думаю, сгодится.
 Павел улыбнулся и сказал:
 - Дядя Вадим, если бы Вы видели, в каких условиях живут люди Стаи, Вы бы смогли убедиться, что Ваш уютный загородный дом - это весьма  презентабельное место. А каждая комната Вашего дома - это настоящий райский уголок.
 Вадим протянул руку Павлу и сказал:
  - Значит, по рукам, Павел Михайлович? А пирожные для мамы я сам соберу.
 Павлу ничего не оставалось как согласиться, так как он знал, что Вадим никогда не назовёт его по имени-отчеству всуе и не станет разговаривать с ним серьёзно просто так. Поэтому  он согласился с доводами Вадима. После чего Вадим достал из холодильника суповую кастрюлю, из шкафа глубокую тарелку, налил туда борщ и поставил тарелку в микроволновую печь. Когда борщ разогрелся, Вадим бросил в тарелку кусок мяса и, поставив тарелку перед Павлом, сказал:
 - Тётя Нелли приготовила сегодня очень вкусный борщ. Ешь, тебе сейчас необходимо съесть что-нибудь горячее.
 Павел положил в борщ ложку сметаны. Затем пригубил бульон и сказал:
 - А Вы ещё за что-то злитесь на таких замечательных женщин, как тётя Нелли и Диана Розите. Первая замечательно готовит, а благодаря второй я сижу здесь живой-здоровый перед Вами.
Вадим улыбнулся и сказал:
 - Я их давно уже  простил, Павлик. - После чего он встал и подошёл к шкафу, достал оттуда заварку и, заварив чай, сказал:
 - Сколько времени прошло, а я помню Ваши предпочтения, юноша: некрепкий каркаде и две ложечки сахара. А ещё ты должен выпить стакан молока на ночь.
 Съев борщ, выпив чай с пирожными и молоко, Павел  улыбнулся и сказал:
  - Ладно, давайте спать. Завтра мне надо будет встретить из аэропорта Вашего брата, а после этого вернуться домой к маме. И помните, дядя Вадим, нам всем нужно молиться за четырёх самых замечательных женщин: мою маму, тётю Нелли, нашу Аню и Диану Розите.
 Вадим улыбнулся сквозь слёзы и согласился с Павлом.
 Пройдя в дальнюю комнату, он лёг на кровать и, улыбнувшись, сказал:
 - Я вас очень люблю, мои хорошие. Спасибо вам за то, что вы есть! Берегите себя! - с этими словами он закрыл глаза и, впервые за четыре года, заснул крепким спокойным сном.
                Встреча Дианы с сыном.
Весь следующий день Дина была сама не своя. Ей не терпелось встретиться с сыном. Эндрю же успокаивал её, говоря, что они поедут к Вадиму в пять вечера.
 Когда в назначенное время  они приехали к Вадиму, Эндрю сразу же   провёл её в комнату, где, закрыв глаза руками, сидел мальчик трёх лет, одетый в синий свитер и  белые штаны. На ногах же у него были синие полосатые носки и серые шлёпанцы.
 Дина подошла к нему и спросила:
 - Что случилось, малыш? Почему ты плачешь? Ты же мужчина.
 Мальчик поднял голову, и Дина увидела его глаза – большие голубые глаза, загадочные и в то же время открытые всему миру  как у Алексея.
 - Ты же мужчина, - повторила она и заплакала.
 Мальчик посмотрел на неё и сказал:
 - Не надо. Не ищите слов, тётя. Просто я вспомнил женщину, которую все называют моей мамой и которая погибла.
 Дина подошла к нему и, взглянув ему в глаза, спросила:
 - А почему ты так решил?
 Он посмотрел на неё внимательным взглядом и сказал:
 - Потому что мне так сказали мама и папа.
Тут Дина пристально посмотрела на него и спросила:
 - А больше они ничего тебе не рассказывали?
 Тут Рома испуганно посмотрел на неё и сказал:
 - Алёша как-то рассказал мне, что папа на самом деле мне не папа и даже не дедушка. А совершенно чужой человек. И вообще, мои родители мне вовсе не родители.  Когда же я спросил у него, кто мой папа, он посмотрел на меня виновато и сказал:
 «Твой отец не безответственная личность. Просто он ничего не знал о тебе. Лишь одно обстоятельство не самое приятное для меня. Что твой отец - это твой  покорный слуга. То есть, прости меня, брат (слово "брат" он сказал, почему-то усмехнувшись, но я увидел слёзы на его глазах), я. А про свою маму ты тоже скоро узнаешь. Потому что я о ней знаю только одно: Дина самая лучшая».
Когда же я спросил, кто лучше знает её местонахождение, он улыбнулся и сказал:
 "Диана Розите"
Тут он усмехнулся и сказал:
 - Но я не обратил на его слова никакого  внимания. У моего брата очень тяжёлый спортивный режим. Да и потом, папа сказал, что Алёша сам не понимает, что говорит, когда устаёт.
 Дина с тревогой посмотрела на Рому. Ей казалось, что если она расскажет мальчику правду про его родителей, он навсегда разочаруется в людях.
 Тут Рома внимательно посмотрел на Дину и сказал:
 - На следующий день приехала мама, и я решил рассказать ей про Алёшу. Когда она услышала  мой рассказ, она только закрыла лицо руками и сказала:
 "Это правда. Алексей на самом деле твой настоящий  отец. А Диана Розите действительно лучше всех знает, где искать твою настоящую маму".
 Тогда я очень сильно обиделся на Алёшу. Мне было непонятно, если он и его подруга так не хотели детей, зачем я появился на свет именно благодаря им. Ведь моя сестра Аня очень хотела, чтобы у неё кроме старшего был ещё и младший братик. Именно она попросила меня забыть об этой истории или, по крайней мере, понять и простить моих родителей.
 Когда она узнала о моих переживаниях, она пошла в детский мир и вернулась оттуда с большой разноцветной коробкой, в которой, как выяснилось позже была мечта всей моей жизни - железная дорога. Передав мне вожделенную коробку она сказала:
 "Ты не переживай. Ты же не один на этом свете. У тебя есть папа, мама, Алёша и я. Просто Алёша и твоя мама были очень молодыми, глупыми. Я уверенна, что если бы твоя мама увидела тебя, она бы никогда не смогла себя простить за то, что оставила тебя. Ведь, как мне кажется, Алёшка до сих пор очень сильно об этом жалеет. А что касается нас, то мама и папа тебя очень любят".
Тут я улыбнулся и спросил:
"А ты?"
 Она попросила меня остановиться и, когда мы остановились, она поставила коробку на скамейку и, взяв меня на руки, сказала:
 "Мне кажется, что я  люблю тебя больше всех".
 Только знаете,  я уже никогда не смогу назвать Алёшу отцом, а его подругу - мамой. Ведь моих маму и папу мне уже никто не заменит. А Алёша навсегда останется для меня самым лучшим братом, Аня самой лучшей сестрой. А подруга Алёши, возможно, была не совсем порядочная женщина, раз она посмела так поступить.
  Дина обняла Рому и заплакала. Он посмотрел на неё с недоумением. Какое   она, незнакомая девушка, имеет право  обнимать его, да ещё и расспрашивать  про его семью и тем более про мать. В то время, как приёмные родители приказали ему забыть о её существовании? Однако любопытство одержало верх над гордостью.  Поэтому, взглянув на девушку вопросительным взглядом, он спросил:
 - А что, вы знали мою маму?
 Дина усмехнулась и сказала.
 -Ну что ты, милый. Это я так к слову
Она внимательно посмотрела на него и спросила:
 - Как тебя зовут?
 Мальчик вытер слёзы и сказал:
 - Рома. Роман Вадимович Васильев.
 Услышав это имя, Дина улыбнулась. Ведь она именно так хотела назвать своего будущего сына. Он же вопросительно посмотрел на неё и спросил:
 - А вас как зовут?
 Дина глубоко вдохнула и сказала:
 - Диана. Диана Михайловна Розите.
 Услышав имя девушки, имя, которое много раз слышал от отца и брата, он вздрогнул.
 "Неужели она нашлась, - подумал он, - та женщина, которая, как мне говорили, знает про мою настоящую маму? Только что эта молодая девушка может знать о моей маме? Хотя папа говорил что она - милиционер. Так что возможно она сможет  найти её"
Дина же, чтобы ненадолго растянуть время спросила у него:
 - Рома, а чем ты занимаешься в свободное от садика время?
 Рома улыбнулся и сказал:
 - Плаванием. А когда я вырасту,  папа обещал устроить меня в секцию по волейболу, а Алёша - в хоккейную секцию.
 Тут Дина решила, что настал момент истины. Она  погладила  мальчика по голове и сказала:
- Рома, милый, на самом деле твоя мама жива.
 Рома поднял глаза и, заметив заплаканный взгляд, спросил:
 - Так значит, вы её видели? Вы её знаете?
 Дина кивнула головой.  Рома поднял глаза и, заметив заплаканный взгляд Дины, спросил:
 - А у вас, случайно нет её фотографии? Я её видел только на Алёшиных рисунках.  И вы очень на неё похожи
Дина вытерла слёзы. Ведь сейчас ей хотелось рассказать мальчику всю правду. Поэтому она попросила у Алексея свой портрет с веером. Получив его, она полезла в сумку и достала свою фотографию. После чего дала их Роме.
"Не может этого быть, - подумал мальчик,  -  одно и то же. Получается, что это и есть моя мама - Диана Розите?"
 Дина снова  заплакала, и тут Рома вскрикнул. Подойдя к Дине, он обнял её и сказал:
- Ну не плачь. Ведь ты же не хотела. Мама, мамочка, не плачь, милая. Прости меня, пожалуйста, и ты. Только больше не исчезай.
 Дина пристально взглянула на него и сказала:
 - Рома, я клянусь тебе, чем хочешь, больше я никогда не буду оставлять тебя надолго, но только сейчас у меня может начаться новая жизнь. А если ты захочешь, то и у тебя.
 Рома улыбнулся и сказал:
 - Но только теперь у меня другие родители, другая жизнь. А тебе, Диана, и Алёше я благодарен за то, что вы подарили мне жизнь.
 После этого Рома взял  руку Дины и, крепко сжав её, спросил:
- Даёшь слово, что мы встретимся и ты больше не исчезнешь?
 Дина твёрдо посмотрела на него и сказала:
- Даю.
 Рома обнял её и сказал:
 - Спасибо тебе за то, что ты есть.
Дина же обняла сына и сказала:
- Мой хороший, я не верю, что ты простил меня.
После чего она открыла шкаф и, достав оттуда спицы и нитки для вязания, села в кресло-качалку и начала вязать.
 Когда Алексей проснулся, он хотел было пройти к Роме, чтобы попрощаться с Диной. Когда он вошёл в комнату Ромы, первое, что он заметил, был новый синий вязаный свитер, связанный для него, который висел на спинке кресла. Подойдя к кровати Ромы,  он шутливо потрепал  волосы мальчика и спросил:
 - А откуда свитер, Ромео?
 Рома открыл глаза и сонным голосом сказал:
 - Диана связала.
 Алексей с улыбкой посмотрел на Рому и спросил:
 - А где  Диана?
 Рома посмотрел на него и сказал:
 - Она улетела и просила передать, что она тебя очень любит.
 Алексей улыбнулся и взял со стола листок бумаги, на котором Дианиной рукой было написано:
 "Ангел мой милый, Алёшенька. Прошу тебя, не осуждай меня строго. Только знай одно:
 "Пройдёшь легко ты сквозь печаль свою,
  Всё потому что я тебя люблю,
  И пусть тебя не потревожит грусть,
  Ты помни лишь одно, что я  вернусь"
 Алексей улыбнулся и, посмотрев на Дианину фотографию, подумал:
 "Береги себя, мой ангел, и будь счастлива"
 
       Прощание
Егор сжимал в своей холодной руке руку Дины и повторял: "Может тебе не стоит лететь? У тебя же здесь остаётся сын и любимый и любящий тебя человек Алексей". Однако чувствовал, что Дина не согласится. Он с грустью посмотрел на Валдиса, который держал в руках букет из пяти белых и четырёх жёлтых роз, которые по дороге в аэропорт вручил ему Вадим и просил передать их Дине, и, подойдя к нему, сказал:
- Я буду очень скучать по твоей сестре Диане Розите.
Валдис с грустью взглянул на Егора и сказал:
-А по мне будешь скучать? Я скоро тоже улечу в Литву.
Егор молча кивнул головой и, взяв руку Валдиса, крепко пожал её. После этого он подошёл к Эндрю и сказал:
-Прощайте, Эндрю. Я не держу на вас зла, однако, я очень  завидую вам и Алёше.
Эндрю же улыбнулся и, ласково взглянув на Дину, сказал:
- Я сам себе завидую. И Алёше тоже
Тут Валдис отозвал сестру в сторону и, когда они отошли, преподнес цветы.
Дина же усмехнулась
-В первый раз получаю цветы от родного брата просто так. Тем более такой шикарный букет, - и она поцеловала брата.
Валдис же улыбнулся и сказал:
- Это не от меня. Меня просили передать.
Тут он кинул взгляд в сторону окна. В пяти шагах от аэропорта стоял Вадим. Тут он жестом попросил Дину подойти. Когда же она подошла, он сказал:
-Я бы очень не хотел, чтобы ты улетала. Скажи, ты не могла бы остаться? Знай, я всё пойму. Я буду просто счастлив, если вы с Эндрю останетесь. Да и Алёшка будет очень рад.  А о Роме и говорить не стоит.
Дина прослезилась. Она понимала, что ей и Эндрю будет тяжело расставаться с  семьёй Вадима. Ему будет нелегко расставаться с лучшими друзьями, а ей с дорогим человеком  и единственным  сыном. «Кто знает, а может в Лондоне, мы никогда не встретим таких замечательных людей.- думала она. -  И потом, мой мальчик... Как он будет жить без меня?".
Когда она сказала об этом Эндрю, он подошёл к Вадиму и сказал:
- Мы будем часто приезжать в Россию. Как-никак здесь родилась моя мама, родился мой отец. И потом, вы воспитали сына Дины.
Вадим добродушно улыбнулся Эндрю и сказал:
- Спасибо тебе за свитер твоего отца. С ним никакие холода не страшны
Дина улыбнулась и сказала:
-У вас остаётся память и обо мне. Железная пуля 16 калибра с инициалами ДР  -моими инициалами... Хотя дайте мне её на минутку.
Вадим достал из кармана пулю. Дина же вытащила из кармана гвоздь, затем аккуратно перечеркнула букву «р.» и поставила букву «С».
Вадим же прослезился:
- А что же вы оставите для Алёши?
Дина же улыбнулась и сказала:
- Свою любовь к нему и свитер, который я связала ему вчера.
Вадим холодно посмотрел на неё и сказал:
- Только, прошу вас, возвращайтесь. Помните о Роме.
Дина посмотрела на него сквозь слёзы, а Эндрю сказал:
- Мы вернёмся обязательно.
Вадим улыбнулся, пожал руку ей, затем Эндрю и отошёл.
Когда в аэропорту Дина и Валдис посмотрели друг на друга,  Дина впервые увидела, как брат плачет от счастья.
"Вот теперь я не боюсь улетать, - думала она. - Алёша обещал приезжать с Ромой каждый год, чтобы мы могли все вместе отмечать Дни Рождения Ромы, да и брат скоро прилетит к нам в гости. Теперь всё в порядке. Ведь больше никогда и никто не услышит о злодеяниях Стаи".
 Самолёт взвился в небо. Дина же посмотрела в иллюминатор и в который раз поблагодарила  Всевышнего за то, что он даровал жизнь тем, за кого она  боялась и кого так сильно любила.


Рецензии