Corvus corax

   Он летел уже восемнадцать часов подряд и очень устал. Безмерно устал. Устал махать крыльями, устал смотреть сверху вниз на землю и на людей, копошащихся на этой земле. Устал до такой степени, что ему было уже всё равно, что там творится на земле – ничто уже не возбуждало его интереса и любопытства. Равнодушие давно стало его попутчиком, а позже, когда он оказался в городе, к равнодушию присоединилось ещё и безразличие. Первую и единственную остановку он сделал только тогда, когда совсем выбился из сил, и ветер, дувший от реки, стал бросать его из стороны в сторону. Сделал несколько сужающихся кругов, высматривая достойное место для отдыха, и, едва не промахнувшись от резкого порыва ветра, спикировал на памятник, застывший на площади. Безмозглые голуби с хлопотом шарахнулись в разные стороны, когда он аккуратно опустился на далеко отставленную правую руку императора – словно император был слеп и пробовал на ощупь этот незнакомый уже ему город. Чёрный император на вздыбленном чёрном коне – это был памятник на все времена! Но голуби, эти воистину адские создания, способны изгадить любую красоту и величие и превратить их в посмешище…
   Император вообще не обратил на него никакого внимания – лишь конь покосился на наглеца злобным глазом. Он посидел неподвижно, раскрыв хищный клюв и переводя дыхание, а потом панибратски нагадил императору в руку. Император тут же брезгливо стряхнул его со своей длани, и он сорвался вниз с криком «Nevermore!»: восходящий поток воздуха подхватил его, и он полетел вдоль реки к другой площади.
   В центре этой площади торчал огромный гвоздь, забытый здесь каким-то нерадивым строителем. Площадь словно была приколочена к земле этим гвоздём. Он кружил вокруг него, поднимаясь всё выше и выше, пока не поравнялся с Ангелом, понуро стоявшим на шляпке гвоздя. Сделал ещё один круг – последний, и мягко сел на голову Ангела. Огляделся по сторонам и клюнул Ангела в темечко.
   – Что это за палка у тебя в руке? – Спросил он у Ангела.
   – Это крест, а не палка, – ответил Ангел. – Это символ…
   – Это ты – символ! – Хрипло перебил он его. – Это же смешно! Один символ держит в руке другой символ, которым попирает третий! Может быть, не стоит множить сущности?
   Ангел молчал и мёртвыми глазами смотрел на разноцветных букашек, снующих у него под ногами по площади…
   Тогда он взлетел на правую руку Ангела, вознесённую к небу, повертел головой и расправил огромные иссиня-чёрные крылья. Если бы у него были две головы – он показал бы этому бронзовому истукану, что такое настоящий символ!

24.05.2019

Фотография из интернета


Рецензии