Воспоминания

  Чувствую, дела мои совсем хреновые. Кровь из носа и постоянный солоноватый привкус во рту отравили мои последние денёчки. По ночам так вообще хоть на стенку лезь от боли. Как тень передвигаюсь по комнате, но всего больше сплю. Во сне часто разговариваю со своей покойной матушкой, реже вижу отца, но как только просыпаюсь, в голове ощущаю пустоту, будто не было никакого сна, да и жизни, впрочем, тоже не было. 
    Одна радость осталась у меня. Днём, когда солнышко заглядывает ко мне в комнату, открываю окно и сажусь рядом в кресло.  Верно, от свежего воздуха нет-нет да вспоминаются дни весёлые - молодые. Для меня эти воспоминания словно отдушина. Ощущение, будто господь бог в это время прощает мне грехи, и оттого на минуту, на полминуты, на мгновение кажется, что я еще не совсем дряхлый старик.
 Вспоминаю как по молодости на завалинке запевал:

                Бывали дни веселые,
                Гулял я, молодец,
                Не знал тоски-кручинушки,
                Как вольный удалец…

С надрывом пел, так чтобы душевно было. Отчего бабы наши вздыхали да ойкали, нервно теребя в руках шелковые платки. Пою и слышу, как голос мой летит над подлеском и утопает где-то вдали за речкой Талицей, и чувствую, как печаль и тоска моя, накопившаяся за день, вместе с песней, растворяется на ашукинских просторах. Да, есть еще уголки-уголочки, где душа от близости с природой поёт словно соловей. Где маленькая травинка, пробивающаяся из-под снега ранней весной, заставляет волноваться и радоваться этому чуду.
Вспоминаю Валюшу мою. Как же без неё? По молодости дел мы с ней наворочали. Девка что надо была, в самом соку. Ух и погуляли! Бывало, убежим к реке, и такие там страсти разгорались, что лягушки прекращали квакать, а однажды даже ежик пришёл и всё любовался, чем это мы занимаемся.
  Не знаю, сколько бы это продолжалось, но наступил день, когда пришли ко мне её два братца и сказали:
 - Или-или.
Да, у нас это серьезно, не отвертишься. Да и чего вертеться, если у нас с Валюшей всё уже давно решено было. Пошли и расписались.
Она ребёночка хотела, и я хотел. Но не срасталось что-то у нас с ней. Не получалось. Не один год мы маялись, у меня аж лысина за это время нарисовалась.  Потому, когда Валюша раздобрела, и животик у неё округлился, радости не было предела. А как Коленька родился. Я как сумасшедший бегал по деревне и песни орал. Напился помню до головной боли, от чего потом долго в себя приходил.
Сколько ж радости к нам в дом пришло через сыночка нашего. Я тогда, словно жить заново начал, словно встряхнул меня кто, помолодел сразу. Эко чудо мы с Валюшей сотворили.  Чудо наше росло как на дрожжах. Не успел оглянуться как он уже по двору за курями бегать начал. На рыбалку стал его брать. Иной раз шустрее меня карасиков тягал. Валюха вечером улов наш на сковородочке обжарит, так в доме пир стоит, праздник. А запах, запах.
  Умер Коленька то мой. Вот уже поди два года прошло. Пришел  на обед с работы, покушал прилёг и умер. Сказали тромб оторвался, что за тромб. Будь он проклят этот тромб.  Коленька мне всё говорил, вот батя, буду работать, заживем мы с тобой как люди. Где уж там, так по-людски и не пожили.
С тех пор, сжался я весь в комочек и молчу. Даже мыслей в голове никаких нет потому как на душе так погано, будто все деревенские кошки в неё нагадили. Ничего мне не надо, запереться бы в какой дальний уголок и не слышать никого. Будто душа провалилась куда-то, в пустоту глубоко и не выбраться. Да что там, даже слезу не выдавить. А Валюша моя наоборот, всё ходит по дому слёзы переливает, а то и вовсе криком кричит и никакие доктора и таблетки не помогают. А тут сидим как-то на приступочке и даже в глаза друг дружке не смотрим. Насмотрелись уж. Сидим молчим. Вдруг она мне:
- Жить не хочу. Не дай бог ребёнка своего хоронить.  Разве возможно это пережить? Каждую ночь криком кричу. Вчера ты на работу ушел набрала горсть таблеток , водички налила. Подношу таблетки ко рту, а он то Коленька мой с фотографии на меня кричит:
 – Не надо мама, не делай так. Грех это большой.
Обнял я Валюшу, что ты старая говорю. Что ты? А как же я?
Сам же видишь жизнь оборвалась у нас, что даже сказать друг дружке нечего отвечает мне Валюша. Одни слёзы у меня от жизни остались.
А ведь и точно нечего, думаю я.  Вот и на душе от этого пусто.
Вскорости умерла моя Валя, оставила меня. Царствие ей небесное. Отмучилась.
Из окошка повеяло холодом, значит к вечеру время повернулось. И опять начинает съедать тоска, болячки кружат голову. Доживу ли до утра, одному богу известно.


Рецензии
Не дай Бог хоронить ребенка... Соболезную...

Елизавета Титоренко   05.07.2019 07:00     Заявить о нарушении
Это очень больно.Лучше отдохните с моим "Башмачником"http://proza.ru/2015/04/04/2266
или"Коотом Василием" http://proza.ru/2011/07/11/431 .

Алексей Решенсков   05.07.2019 15:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.