Космос рядом. 9 У Шаны 2

У Шаны 2

Но кричать Егор не стал. Все стало так, как и было, но трогать еще что-либо он не решался, а вот внимательно рассмотреть деревца вокруг решил. Некоторые кустики представляли собой сплетение насекомых, другие представляли собой тонкие пластинки крыльев бабочек.
- И у нас есть исследователи, которые в этом направлении ведут исследования, - вспомнил Егор.
Разработка особых бионических средств для насекомых имело под собой практическую основу. Когда требовалось направить насекомых в труднодоступные места, которым грозило вымирание природных комплексов, то ученые пробовали управлять массами насекомых. И были случаи, когда это удавалось. Но и при спасении людей можно было использовать даже тех насекомых, которые миллионы лет были рядом с человеком. Разработанные миниатюрные приемники передачи сигналов, представляли собой передатчик, прикрепленные к спине тараканов, а те в свою очередь, ощупывая крошечными усиками все, что перед ними поступало в передатчики. Потом данные использовались для обработки теми, кто выполнял задания по поиску людей или мест, где произошло что-то особенное, такое, например, как локальное землетрясение.   
- Здесь же какая- то другая цель для живых существ и насекомых.
Придумать для чего, кроме как для украшения этих мест, Егор ничего не мог.
- Нужно будет спросить, Или сами скажут, - решил Егор.
После того как по нему поползали твари похожие на лягушек, ему захотелось смыть с себя их влажное прикосновение. Да и что-то нужно было поесть, хоть немного. Но ничего о еде ему не сказали.
Никаких петель, на месте между круглыми окнами не было, только был выделен прямоугольник белого цвета. Цвет же дома был темно синим. Совсем не выделялся балахон серого цвета на темно-синем цвете дома. Очень даже хорошо сочетались цвета.
Только протянул Егор руку, чтобы нащупать какую-нибудь кнопку, как дверь сама и открылась.
- Мысли читают?
И вновь вспомнил Егор, что такие опыты проводились в институте.  И его привлекали к написанию программ по этому направлению, но он недолго соприкасался с этой темой, хотя и интересной по его мнению.
Мысли ученые не читали, но вот сны, которые создает человек, хотелось бы увидеть. Самому Егору, как правило, запоминался только кусочек сна, его последние кадры, но они даже были без звука. Но все же учены стремились из центров сканирования изображения достать сохраненные сюжеты, но чтобы к этому подойти, брали для просмотра некоторые видеоряды, а, потом, сканируя участки мозга, ученые старались определить, что в памяти осталось.
 Каждый участком мозга в зоне сканирования приобретал свое обозначение, оптом уже математики создавали модель сравнения деятельности этих участков, а программисты писали нужные программы. Можно провести аналогию с каким-либо языком. Имеется у каждого языка словарь, большой или маленький. Чаще большой. Но использует человек в своей повседневной, и даже профессиональной деятельности, словарь уже меньшего наполнения.
Как-то пришлось ему прослушать выступления своего приятеля Алексея на конференции, который занимался особым диапазоном гравитационных волн. Очень хорошо помнил свое состояние, когда выступление закончилось.  Самым ясным для него было приветствие Алексея перед выступлением, а потом благодарность слушателям, что они внимательно прослушали те материалы, которые он доложил.
- Красиво, но очень сложно. Как ты можешь так владеть всеми особенностями задачи? – спросил Егор.
Алексей приветливый и дружелюбный парень учился сложно, его даже отчисляли из института общей межгалактической физики, но оптом он восстановился. А год проработал медицинским братом в больнице. Пропущенная неделя имела значение, а тут целый год. Но удивительным образом ничего не стиралось из его памяти. Бывало, что лично президент Межгалактической академии к нему обращался, при возникновении особого движения межпланетный объектов. И он рассчитывал все с такой точностью, и давал такой глубокий анализ, что даже целому институту этого направления не удавалось найти никакого изъяна в его расчетах. Конечно, его особо не выделяли, но знающие руководители ценили. А на вопрос Егора он ответил очень даже просто и понятно.
- Простоя владею эти языком. Ты языками программирования, а я языком, который описывает гравитационные волны. Все языки знать невозможно. Вот так. А по делу. Поедем в горы летом. Покатаемся, отдохнем от физики и математики. От суеты.
Сложные задачи стояли перед учеными. И если бы не война, то неизвестно какие еще открытия могли произойти в ближайшее время. 
- Ученые вне политики. Хороший лозунг и долго всем  служил, - думал Егор, - до войны. Теперь нет ни лозунгов, ни науки. Ничего нет на родной земле.
Пока Егор размышлял над прошлым, настоящее открывалось перед ним. Гофрированная створка поднялась перед его глазами, и он увидел словно висящие в воздухе яблоки, или что-то похожее на яблоки, куски мяса, явно не сырого, и множество маленьких фигурных кусочков похожих на пирожное.
- Угадали, что нужно. Только как?
Егор не видел никаких полок.
- Нарисовали?
Протянул руку и коснулся чего-то мягкого, влажного, но не прилипающего к рукам.
- С лягушек началось, так и продолжается. Отобьют аппетит, точно.
Перед таинственным шкафом с висящими продуктами стояли тарелки, плоские, треугольной формы. Стопкой лежали салфетки и разноцветными полосками. Но на самом деле, совсем не рисунок был перед глазами, в кусок мяса, который спустился в подставленную под него тарелку. 
- Все выполнено. Исчезновение с земли. Новые существа, почти люди. Просто люди. Нет, уже же получили название «шалобиты». Вот и еда выдана. И дом выдан. Но почему не тюрьма?
Егор не заметил как задремал. Было тепло, сытно тихо.
Встречаемся на площади. Все встречаемся. Будем знакомиться с новым жителем нашей планеты.
Голос звучал спокойно, но по уверенным ноткам, Егор узнал голос Шаны.
- Где эта площадь? Выйду из дома, станет ясно, - решил Егор.
Действительно, из каждого домика шли «шалобиты» в одну сторону, бежали и маленькие дети. Пробегая мимо Егора, один крикнул что-то другому малышу, И Егор четко расслышал. 
- Еще один появился.
- Знакомить будут, - ответил второй.
Егор обратил внимание, что на то, что на это второе собрание за один день жители пришли в одеждах разноцветных. Форма одежды не изменилась, но единого цвета не было, и никто к нему не стремился. Все вели себя шумно, ничего было не разобрать из того, что все одновременно говорили. Появилась и Шана. Ярко желтый цвет ее балахона напоминал цвет солнца, которое увидел Егор на планете. Она не мешала говорящим, кто-то обращался к детям, кто-то обращался к стоящему рядом. Но вот Шана взмахнула рукой и все стихло.
- Вот перед нами человек. Он будет рядом с нами.
Егор почувствовал, что Шана пропустила слово «жить». Показывая, что здесь он пробудет не долго, потом его кто-то другой заберет.
- Будем звать его Шор.
Новое имя Егору не хотелось иметь, но его никто не очень не спрашивал. И чувствовалось, что о принятых решениях только сообщают, но не спрашивают мнения личного того, в отношении кого решение принято.
- У нас есть право продлевать три раза срок нахождения Шона в нашей семье. Но только три раза, и если все будут согласны.
Возражений не поступило. И вновь никто не посмотрел на Егора и никто к нему не обратился.
- Он будет работать, как все. Кто его возьмет на пять дней. Первые пять дней на нашей планете Альтар.
- Я возьму, - подал голос житель планеты Альтар, который  стоял ближе всего к Егору.
Рассмотреть его не удалось хорошо, так как взмахом руки Шана показала, что все могут быть свободны. Но только не Шор.
- Сразу работать? – спросил Егор.
Он сам удивился своему вопросу. Уж он-то на земле всегда работай и занимался. Но здесь, на планете Альтар, он решил, что жители поторопились, начав его жизнь на планете с труда.
- У нас все работают. Все завтра узнаешь.
Егор вернулся к домику, сил в кресло под розовым деревом, но трогать лепестки цветов не решился, чтобы не спугнуть животных или насекомых, если они являются основой этого растения.
Темнело, но ни звезд, ни последних лучей солнца он не увидел. Свет исчез сразу, только под ногами, на дорожках слабо свилась голубея полоска, и вела она к дому, в котором и должен был теперь обитать Егор.
- Над этой семьей свое небо, - решил Егор.
- Над каждой семьей на планете свое небо, - продолжил Егор свою мысль.


Рецензии