Космос рядом. 10 На работу 2

На работу 2

Конечно, такое малое количество дней не даст возможность хоть что-то посмотреть, но пусть будет и так, как решено местными правителями. Егор принялся за работу. Но продолжал наблюдать за тихими, суетливыми серыми фигурками, что мелькали среди других рядов полок с книгами.
- Что-то мне знакомо в этом движении, - подумал Егор, глядя, как толстячок в сером балахоне без ленточек, с таким же вытянутым лицом и круглыми глазами, как и у всех жителей планеты, мелькнул уже раз в десятый недалеко от Егора.
Пришлось Егору взять не совсем толстую книгу и пойти за толстячком по одному из рядом. Тот не останавливался и шел вперед. И Егор мог видеть его только в тех местах, где стеллажи с книгами разрывались, а потом это существо исчезало.
- Иди еще вперед сто метров, там бетонная ниша, войди  в нее.
Вот и ниша, бетонное укрытие виднелось в стене, Там уже стоял и тот житель этих мест, который сказал об этом укрытии Егору. Это существо гладило свои волосы рукой и все хотело сместить их слева на право. Словно на голове была лысина, и ее нужно было прикрыть.
- Лысина. Походка, - какие знакомые приметы.
Молчание длилось минуту, а казалось, что час. И нужно было начинать разговор или Егору, или этому существу.
- Ты почему толстый? – спросил Егор.
- Еды много. Люблю поесть.
- А что ее раньше не было?
- Не было. Еды совсем не было. Жил в норе. Потом меня забрали и сюда отправили.
- Василий, я сразу почувствовал, что это ты. Ничего не меняется. Что лысину закрываешь? Вон у тебя сколько волос.
- Руки сами тянуться поправить волосы. Спрятать свой недостаток.
- Какой недостаток? Твоя особенность.
В глазах Василия зажглась такая радость, что голубые глаза стали сними, небесными, счастливыми.
- Я рад. Я не один.
- Ты сколько дней в библиотеке?
- Второй день. 
- Будем видеться три дня. Еще потом поговорим. Тихо поговорим. Здесь все тихое и спокойное.
Осторожно вышли Василий и Егор из ниши и направились в те проходы, где стояли полки, с которых каждый их них переносил книги на другую полку.
- Это хорошо, что встретил Василия, - думал Егор.
Василий хоть и казался увальнем, если смотреть со стороны, но на самом деле был сильным и спортивным Василия и Егора разошлись, но потом они вновь оказались в одном институте, но в разных подразделениях. Самое отличительное же качество Василия заключалось в его аналитических способностях, умению не только что-то выполнять, но и анализировать не только процесс работы, но и все, что в поле этой работы попадало. На руководящие должности не стремился, но анализировал психологический портрет каждого, кто встречался ему в жизни. Никого из встреченных людей не забывал, и напоминал о себе через некоторое время. Это его качество многие ценили.
- Но всего три дня. Что можно сделать за эти дни?
В конце дня присмотревшись к полкам, Егор увидел огромную коробку, из которой выглядывал кусочек книги, металлический край обложки был блестящим, словно ее с полки доставали и смотрели. У всех остальных книг металл был тусклым. А здесь такая яркость ободка обложки указывал на то, что ее недавно открывали и делали это много кратно.  Коробка с книгой стояла высоко, Егор потянул коробку, все равно не сегодня, так завтра ее придется переставлять. Коробка упала. Книга выпала, металлические застежки на ней не были туго сжаты, оттого странички, словно под ветром поднятые листики, заскользили и открылись.
Перед глазами Егора на двух страницах открытой книги возникли два круга, два полушария. И это не просто были полушария ему не знакомые, а земные. И все было отмечено четко и ясно, и океаны и материки. Только цвет некоторых мест был заполнен пустотой. Без рек, без зеленых лесных мест, без желтых пустынь. Только белым цветом все отмечено.
- Пятна войны, - произнес про себя Егор.
Но водное пространство  по-прежнему было всех оттенков голубого цвета.
Смотреть следующие страницы не получилось, появился Шил. Осмотрел сделанную работу. Увидел и коробку с книгой.
- Одному не поднять. Позову в помощь еще кого-нибудь из работников.
На счастье таким работником оказался Василий, который вовремя возник перед глазами Шила.
- Перенесите осторожно. Это важная книга.
Радость Егор и Василий старались не показывать, вдруг кто-то может заметить, что они знакомы.
- Смотри,  эта книга про нашу планету.
- И в ней даже отмечены места, где война ничего не оставила.
- Что это нам даст?
- Но о войне написано только в середине, а потом еще много страниц, значит или там будущее планеты или ее последнее время существования. Нм нужно знать, что было и что будет дальше.
- Ставь как можно ниже, чтобы легче было заглянуть на ее страницы.
Долго искали Егор и Василий удобное место, где лучше поместить коробку с книгой. И нашли место, где стеллажи разрывались и плохо просматривались. И было еще одно удобство, близко находилась и та ниша, в которой они смогли поговорить. Книгу решили посмотреть на следующий день.
- Ты где живешь? – спросил Василий.
- В семье Шаны. Пока не знаю, что это за группа жителей. Что их связывает? Живу отдельно, вот только с Шилом и разговаривал. Видел детей. А ты?
- Тоже в семье. В семье Дона. Такого тощего, узколицего мужика. Не разговорчивый. Но чувствую, что есть там кто-то из наших. Все время в сером балахоне ходит. Как мы. И, похоже, что там давно. Сегодня вечер встреч, попробую с ним поговорить. Но только нужно определить для чего все это нам нужно. Если остаемся, то будем жить, как живем. Отдельно от всего их мира, только рядом. Если возвращаемся, то понять, куда и зачем. И есть ли куда нам возвращаться. Вот так.
Работа пришла к своему завершению. Шил сообщил, что пора перемещаться к семье. Егор расстелил коврик и оказался у своего дома. Небольшой отдых. Голос Шаны возвестил, что нужно всем прийти на площадь для общения. Все повторилось, как в прошлый вечер.
- От домика, который Егор уже считал своим, как и все остальные жители, пришел и он на площадь. В это т вечер Егор был осторожен, внимательно смотрел на деревья, кустарники, и даже на кресло, надеясь, что оно не окажется диким животным.
- Сегодня с нами трудился. Отметили его хороший труд.
Правда, Егор не  заметил, чтобы его на месте работы похвалили. Ну, пусть так говорят, если это так принято здесь.
- Все отдыхаю.
Мимо Егора побежали те два малыша, которых он еще вчера видел. У малышей не было волос одинаковой длины, а на головах были волосы обычные. У одного черные короткие, а у второго русые с челкой на узеньком лбу.
- А куда его потом денут? – спросил черненький.
- За ограду под палочки, - сказал второй.
Ни в вопросе, который задал один малыш, ни в ответе, который услышал Егор, ему ничего не понравилось. Никакой ограды он не видел, небо заканчивалось где-то далеко, за горизонтом, пусть и не настоящем. Все считали, что это горизонт, вот и Егор так считать, что это внутренний горизонт. И больше всего не понравилось слово «денут».
- Как ваша работа? – спросила Шана, подошедшая к Егору.
- Вы же сами отметили, что похвалил.
- Мне это нужно говорить, чтобы, если потребуется продлить ваше здесь пребывание, в нашей семье.
- И завтра будет хвалить.
- Конечно, пока не почувствую, что вам это не нужно.
- Вы меня спросите?
- Спрашивать не буду.
- Как узнаете?
- Это легко. Вы не придет на эту вечернюю встречу?
- А что можно не приходить?
- Можно. Но будут сделаны выводы. Выяснены причины.
- Накажете?
- Нет. Выберем другую семью.
- Я буду приходить.
У Егора еще были вопросы к Шане, но почувствовал, что разговор нужно остановить. И по возможности в следующий вечер еще что-то узнать.
- Все тихо. Но четко. И здесь в этом райском уголке есть наказания.
К этой теме Егор не возвращался в этот вечер. Глубокий сон был без сновидений. Или их кто-то прочитал из памяти Егора и забрал себе.


Рецензии