Первый блин...

   В классе пятом, а может, в четвертом, решила Валиска порадовать своих родителей. Раз, думает, "тройке" по контрольной они не обрадуются, надо их блинами брать. Хоть и сказал учитель математики, что первая контрольная после лета – это проверка оставшихся после каникул знаний, всё равно "тройка" дневник не украшает. Это значит, что лето из Валиски все знания выветрило. А вот блины нет. Бабушка, у которой Валиска гостила на каникулах, пекла их через день. Потому-то Валиска и прикатилась от бабушки колобком.
   Со школы пришла, портфель под стол. Фартук мамин вокруг себя обмотала, молоко подогрела. Пальцем, как бабушка, попробовала – теплое. Яйца разбила, да неудачно. Ну, а как она хотела, в сказке яйца тоже не бьются, как надо. Выловила скорлупу. Сахара всыпала, соли. Масло растительное влила. Фух! Теперь муку. Бабушка муку через сито. Валиска тоже. Весь стол в муке, но просеянной. Мешает тесто, чтобы комочков не было, по часовой стрелке мешает, как бабушка. Теперь кипяток нужен. А с кипятком Валиска не дружит. Вернее – с чайником. Он вечно её паром обжигает. А кипятка-то грамулю и надо! Поставила на огонь чайник, полезла соду искать. Баночек у мамы разных, всяких... Но нашла. Потому как бабушка всегда говорила:
   - А теперь один секрет...
   А где секрет, там девочки тут как тут! Секрет состоял в том, что в центр готового теста нужно насыпать пол-чайной ложки соды и тут же влить кипяток. И осторооожно перемешать всё по той же часовой стрелке. Валиска прицелилась, всыпала соду, влила грамуль кипятка и осторожно перемешала. А затем, как бабушка, перекрестила кастрюлю и сказала важное заклинание, какое не раз от бабушки и слышала:
   - Благослови, Господи!

   Блины снимались легко, щёки Валиски раскраснелись. Тут пришёл старший брат. Подхватил горячий блин и удивлённо воскликнул:
   - Чего это он дырявый? - и посмотрел на Валиску через дырочки...

   Все блины оказались в дырочку... Как же Валиска этого сама не заметила? И главное, Валиска не могла вспомнить, были ли дырочки в бабушкиных блинах? Они были вкусные, таяли во рту с мёдом, который та растапливала вместе со сливочным маслом... Эх, не получится обрадовать родителей. Мало того что "тройка", так ещё и блины все дырявые. Правда брату блины в дырочку понравились. И это её немного успокоило. А вскоре с работы пришли родители. В квартире стоял запах блинов, поэтому взрослые сразу оглядели обувницу – не приехала ли бабушка? И где её обувь? Заглянули во все комнаты и спросили:
   - А где же бабушка?
  И Валиска чистосердечно призналась, что бабушки нет. Блины она испортила, а хотела, как бабушка... И что тройбан по матише... И обидные слёзы брызнули, как у клоуна, с утроенной силой.
  - Володь, ты полюбуйся, а... - мама поднесла блин к глазам и восхищенно сказала мужу, - сколько ни пыталась напечь таких кружевных – не получалось!
И тут же посмотрела на дочь:
  - Валис, правда ты испекла? Только все не съешьте, я на работу завтра отнесу, девчат угощу. Ведь одному рассказу не поверят!
И Валиска поняла, что порадовать родителей удалось, а оценку она исправит. Самой та тройка не нравилась.
   На следующий день все мамины сотрудницы знали про Валискины блины. Но не только про это. Вскоре на урок домоводства нужно было принести отрез ткани. Девочек учили шить. Отрезов у мамы в шкафу было много. Ситец, лён, штапель, шёлк... Это бабушка всегда передавала с Валиской в подарок красивые отрезы. Ещё и швейную машинку внучке купила.
  - Учите её на модистку, - говорила бабушка, - всем куклам наряды шьёт.

   На уроке дали задание: обмерить талию и бедра у мам. Валиска обмерила. Хотела записать, да решила, что две цифры запомнит. Отрез мама выделила, сказав:
   - Я в этом совсем не понимаю, сколько отрезать. Учись шить, этот ситец в твоём распоряжении.
С трехметровым отрезом Валиска и пришла на урок. Выкройку трусов из газеты, а шить должны были именно трусы для мам, Мариванна долго примеряла к себе.
   - Валиса, а ты размеры не перепутала? Я что-то плохо маму твою помню. Она такая, да? - Мариванна держала выкройку трусов на вытянутых руках, то и дело хмыкая.

  Валиска уверенно кивнула:
  - Такая, такая.
  - Ну, раз такая, то да... Хорошо, что материи много взяла.
Валиска разложила на ткани переднюю часть выкройки, затем заднюю. Проверила, чтобы орнамент крупных, лопастых цветов расположился посередине и, закрепив булавочками, лихо расправилась с отрезом, вырезав две части трусов с припуском на швы. Сметала. Урок закончился. Дома нужно было примерить на маму и прострочить.
Вечером Валиска пригласила свою первую модель на примерку в спальню. Вскоре оттуда стал доноситься сначала смех, потом хохот, а потом какое-то странное гы-гы-гы. Отец с братом выскочили из зала в коридор. Навстречу им, одной рукой держась за живот, а другой за стенку, буквально покатываясь со смеха, выглянула мама. Оказалось, что придерживала она вовсе не живот, а трусы... в которые уместилась и она, и халат, и могли вполне поместиться все члены семьи. Модистка Валиска смеялась вместе со всеми. Отец с братом рыдали от смеха. Мама была истинной артисткой! Она расправляла парашют, потом завязывала его на себе, чтобы не падал, и просила:
  - Дочь, а моторчик мне пришьешь? И я улечу... Как Карлсон...

  Всё же три метра материала – это хорошо. Валиска пошила и вторые трусы. Правда, обмеряла маму тщательно, как авиаконструктор самолёт. И циферки все записывала. Первые трусы мама очень просила дошить. Сказала, что будет хранить их на память. И как залог вечной диеты. Конечно же, те, первые трусы, были взяты на работу. Показать сотрудницам. Ага, чтобы не сомневались в том, что Валиска мастерица на все руки.


Рецензии
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.