Лягушка и вселенское сознание

Нам предельно одиноко в пустоте вселенной и мы населяем её сказочными существами. А потом обращаемся к ним и отвечаем сами себе от их лица, как делают маленькие дети, играя с куклами. "Кто вы такие? Я вас не знаю. Идите в ад".

Мировая воля, абсолютная идея, вселенское сознание, информационное поле вселенной… Когда я пытаюсь вдуматься в подобное словотворчество, меня охватывает чувство, что человек тщетно пыжится, пытаясь объять необъятное и измерить его по своим ничтожным меркам. Как в басне Крылова «Лягушка и вол». Помните?

Лягушка, на лугу увидевши Вола,
Затеяла сама в дородстве с ним сравняться:
Она завистлива была.
И ну топорщиться, пыхтеть и надуваться.

Представьте только: два триллиона галактик! А мы, сидя на своей крошечной пылинке, подобно крыловской лягушке, тужимся объяснить вселенную по своему образу  и подобию, с той только разницей, что пребываем внутри этого вола.

Смотрите, что получается: наиболее древний и испытанный путь познания состоит в том, чтобы узнавать неизвестное на основе уже знакомого. Первобытные люди были наивно уверены в том, что, если уж они что-то знают, так в первую очередь себя, любимых. Поэтому они стали приписывать свои свойства (мышление, чувства) всем предметам, включая неодушевлённые. Позднее в дополнение к этому придумали карму с реинкарнацией, а также целый сонм антропоморфных богов. 

С появлением философии наши ничтожные сознание и волю так же ничтоже сумняшеся переносят на всё бытие. При этом забывают, что сознание это состояние психической жизни организма, выражающееся в субъективном переживании событий внешнего мира и тела организма, а также в отчёте об этих событиях и ответной реакции на эти события. А воля это свойство сознания человека, заключающееся в его способности сознательно управлять своими эмоциями и поступками.

О каких же вселенских сознаниях и мировых волях может идти речь? Это просто смешно. С таким же успехом я могу заявить, что раз у меня есть задница, то вселенной управляет некая непостижимая Мировая Задница. Тем более, что этот концепт отчасти поясняет, отчего мы все в этой самой заднице и пребываем, иначе говоря, проблему страданий. Оказывается, мы не в матрице, а в матраце.

Согласно взглядам итальянского поэта 19 века Джакомо Леопарди, все люди, без исключения, несчастны: молодые и старые, богатые и бедные, красавцы и уроды - все подвластны смерти и несчастьям. Его философская система выражает поистине космическую скорбь. При этом Леопарди также переносит "человеческие, слишком человеческие" переживания на всё мироздание: "Не только отдельные люди, но весь род человеческий был и вечно будет обречённым. Не только род человеческий, но и все животные. Все народы, племена, планеты, государства, миры, системы миров".

Отчего же всё так плохо?  По Шопенгауэру, всеобщие страдания свидетельствуют: бытие это то, чего быть не должно. Мы страдаем по той же причине, по которой болит организм, в который проникла инфекция. В нашем лице, с рождения и до смерти, корчится в муках Ничто, которое поразила сифилитическая сыпь "нечто", те самые два триллиона галактик. Да, всё в мире страдает, но мы, обладая сознанием, страдаем осознанно, как показано в библейском сюжете о грехопадении. Единственное утешение заключается в том, что это безобразие, если сравнивать его с вечностью небытия, будет длиться относительно недолго:
 
… Пыхтела да пыхтела
И кончила моя затейница на том,
Что, не сравнявшися с Волом,
С натуги лопнула - и околела.


Рецензии