Старая шкатулка Продолжение III

Начало сказки  -  http://www.proza.ru/2019/09/20/486

РИСУНОК АВТОРА

Месхид вяло потянулся. Вставать не хотелось, но спина от лежания на тоненьком матрасе побаливала, а в пустом животе требовательно ворчало.
– И что я должен делать? – недовольно спросил Месхид.

– Помолиться, проститься с жёнами и дочерьми и бежать к торговцу чаем, – терпеливо перечислил паук, спускаясь с потолка, – если не передумал.
– И это твоя обещанная помощь? – изумился Месхид. – Домой я ни ногой. За то, что дома не ночевал, крику не оберёшься.

– Но ты собираешься уходить из города, не известно, на сколько времени, может, на год, женщины останутся одни, без мужчины в доме, – паук добрался до низа своей паутины и теперь снова пристально смотрел на незадачливого хозяина лавки.

– А-а-а, – отмахнулся Месхид, поднимаясь, наконец, на ноги, – поживут у своей родни. Пусть узнают горечь чужого хлеба, может, притихнут. Или научатся хоть чему-нибудь. Вот, смотри, даже халат зашить не умеют, хожу с дырами.

– Так это твои жёны и дочери виноваты в том, что тебе надо бежать из города из-за долгов? – прошипел паук.
– Они, кто же ещё! – воскликнул Месхид. – Корми их, одевай, обувай, а взамен получаешь горелую лепёшку с вечными придирками «дай то да дай это».

– Ты же хозяин дома и их кормилец, – не унимался паук.
Но Месхид замахал руками.
– Откуда я мог знать, что они такие капризные белоручки, – скривился мужчина. – Родители женили меня молодым и умерли, а я столько лет терплю и мучаюсь.

– Значит, и твои жёны терпят и мучаются, – предположил паук.
– Изнывают от безделья, – фыркнул Месхид.
– Как и ты, – заключил паук.

Месхид подскочил к паутине и замахнулся на паука.
– Ах ты, злоязыкая букашка! – возмутился он. – Как смеешь болтать о своём хозяине непочтительно!

– Ты мой хозяин? – паук попятился к потолку.
– Твой хозяин. Живёшь в моей лавке, плетёшь свою никчёмную паутину по всем углам без разрешения, да ещё мной же и недоволен, – перечислил Месхид.

– Так ты правду не любишь, – паук ещё немного приподнялся на паутине. – Ведь это ты лавку отца разорил, в кости весь товар проиграл, никак не твои жёны и тем более дочери.
– Я… я… хотел денег заработать поскорее, – оправдывался Месхид.

– Быстро только сорняк растёт, да пена у нерадивой хозяйки из турки* бежит через край, – заметил паук. – Мне рассказывали, что хорошая лавка досталась тебе от отца, все торговцы на базаре его уважали. А его единственный сын предпочёл играть в кости. День спать, а вечером играть. Вот и запричитали твои жёны, а следом дочки заплакали.

– Обе жены неумехи! – возмутился Месхид. – Как попробовал их плов, пожалел, что женился.
– Э-э-э, – протянул паук, – не в плове дело. Женили тебя родители, чтобы ты повзрослел, чтобы лень, что вместе с тобой родилась, приуныла, да пошла искать другого хозяина. Семья дело трудное и серьёзное. Ты жене кукиш, она тебе слёзы. Ты ей ни пайса, она тебе горелую лепёшку. За это благодари.

– Эй! Откуда ты всё это знаешь? – удивился Месхид.
– Все женщины одинаковы, – ответил паук, – любят ласку и внимание.
– Может, и паучихи такие? – недоверчиво покосился Месхид.

– А как же! – согласился паук. – И лёгкие мотыльки, и звонкие птицы, и безмолвные рыбы. Разве ты этого не знаешь?
– Как-то не думал об этом, – пожал плечами Месхид.
– И жены твои об этом не думали, потому и хотят бОльшего ни с чего, как и ты, – заключил паук.

– И я никогда не съем румяной лепёшки, испеченной моей первой женой, Зураной. И не надену новый халат, сшитый второй женой, Рушаной?
– Не дождёшься, – заверил паук, – так же, как и ты не принесёшь им заработанные в своей лавке пайсы. К тому же ты не выполнил просьбу отца, не сберёг завещанную тебе шкатулку.

– И не узнаю, что в ней хранилось, – горестно опустил голову Месхид.
– Можно попробовать поискать того, кто у тебя её выманил, – предложил паук. – Но и для этого придётся покинуть город, как ни крути. Тебе уже пора. Погонщики напоили верблюдов и навьючили на их горбы товары, вот-вот отправятся в путь. Торговец чаем думает только о благополучии своего путешествия и уйдёт без тебя.

– Эх, слова нужные я так и не вспомнил, – покачал головой мужчина. – Ладно, придумаю что-нибудь на ходу. А ты, умник, поедешь со мной!
И он ловко захватил паука в ладони и сжал их.

– Зачем я тебе? Отпусти! – взмолился паук.
– Если что, подскажешь мне, что делать или что говорить, – усмехнулся Месхид, вытряхивая насекомое в небольшой сосуд мутного стекла. Закрыв горлышко тряпицей, мужчина сунул ёмкость за пазуху и направился к двери. – Будешь у меня вроде толмача. А если откажешь – выброшу в пустыне. Там охотники на тебя найдутся.

Паук ничего не ответил. Такого коварства от Месхида он не ожидал, понял, что свободы ему не видать, потому сложил все восемь лапок вместе и решил ждать следующих поворотов своей неожиданно изменившейся паучьей судьбы.

Турка* (также джезва) – посуда в виде ковша для приготовления кофе по-восточному.

               Продолжение сказки - http://www.proza.ru/2019/10/09/650


Рецензии
Замечательная сказка!

Алёна Шаламина   03.11.2019 19:12     Заявить о нарушении
Мне очень приятно. Благодарю!
Здоровья Вам!

Добрая Добрая   04.11.2019 07:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.