Заявление в административную службу

Если вы считаете, что данный текст нарушает Правила пользования сервером – сообщите об этом в административную службу. Заявления рассматриваются в течение двух рабочих дней.

Напоминаем, что авторы могут заносить нежелательных рецензентов в свой персональный черный список.

Наиглавнейший орган (Раиса Пузыревская)

Уткнувшись в бабушкины колени, шестилетний внук Алёшка надрывно, не по - детски плакал, приговаривая:
- Они меня не любят, я им не нужен!
Его горе было столь глубоким и искренним, что Екатерине Петровне передалось состояние внука. Она гладила его по белокурой головке и тоже беззвучно плакала.
Ну, как объяснить этой крошке, что наказывают его родители из гуманных соображений, воспитывая?

Вскоре внук заснул, всё ещё вздрагивая худеньким тельцем во сне, а Екатерине Петровне пришли самые безрадостные мысли:
«Самые несчастные из людей – это дети, не умеем мы их любить, и они это чувствуют».
Всю жизнь она проработала в детском саду, вырастила троих детей, но так и не сумела найти ответ, как сделать детей счастливыми, чтобы радость детства перенесли они и во взрослую жизнь.

Чувство вины перед детьми с годами росло. Иногда тяжёлые мысли просто выгрызали душу. Ну, как можно профессионально заниматься воспитанием, как можно рожать детей без уверенности, что они будут счастливы.
Вот и сейчас, как объяснить этому милому её сердцу созданию, что мама и папа любят его, если он этого не чувствует?

Неожиданно внук проснулся, но лежал тихо, будто что-то вспоминал. Затем отвернулся к стенке и, водя пальцем по цветку обоев, спросил:
- Бабуль, а у тебя мама была?
- Конечно, Алёша, у всех есть мама или была.
- А твоя умерла?
- Алёша, разве ты не знаешь, что бабушка Ксения и есть моя мама.
- Тебе повезло, она добрая.
- Ну, что ты, Алёшенька, твоя мама тоже добрая и очень тебя любит, - сказала бабушка, пытаясь погладить внука по голове.

Маленькая, с голубыми прожилками ручонка, отстранила огрубевшую руку. Екатерине Петровне стало стыдно за пустые слова, которые не принесли облегчения больной детской душе.
- Слушай, Алёша, а давай я тебе расскажу, как мне один старичок помог, когда я была такая же маленькая, как ты сейчас, - сказала Екатерина Петровна, ещё не зная, что сумеет сочинить.
Внук любил бабушкины сказки и сразу поднялся, но рядом не сел.

- Так вот, была я маленькая и моя мама, то есть бабушка Ксения, ушла на работу, а меня оставила одну. Взяла я ножницы и вырезала самый красивый цветок из скатерти, которая лежала на столе. Радовалась необыкновенно и с нетерпением ждала возвращение мамы, желая, подарит ей этот цветок в день её рождения. Екатерина Петровна остановилась, следя за внуком, который оживился и даже хитро улыбнулся, понимая, чем кончится дело.

- Ты, конечно, понимаешь, Алёша, что наказала меня мама крепко, да ещё с криком:
« Убирайся с глаз моих долой!» - выгнала из дома.
- А бабушка Ксения тогда не была бабушкой Ксенией? – спросил внук, явно сомневаясь в жестокосердии добрейшей бабы Ксении.
Екатерина Петровна оказалась в ловушке, не зная, что ответить.
- Ты, Алёша, прав. Тогда бабушка Ксения была молодая и не всё понимала.

Алёшка задумался. Боясь ещё более сложного вопроса, Екатерина Петровна сказала:
- Детка, ты больше не перебивай меня, а то я не расскажу главного.
Так вот, ушла я из дома и пошла в лес. Села на пенёк и стала горько плакать, думая, что никому я не нужна, и никто меня не любит. Вдруг подходит ко мне старичок, маленький такой, с седой бородой, и говорит:
- Знаю, детка, обидели тебя, но я тебе помогу.
Екатерина Петровна остановилась, не зная, что придумать, но внук пришёл ей на помощь.
- Я знаю этот старичок – волшебник. Он всё может, даже злых мамок наказать.

- Да, дедок, действительно, был волшебником, но наказывать он никого не собирался, а сказал мне:
- Перестань плакать и слушай меня. Вот смотри, у тебя есть голова, ноги, руки и другие части тела. А внутри у тебя есть сердце, желудок и другие органы. Но наиглавнейший орган – Душа.
Не зная, что дальше говорить, Екатерина Петровна остановилась.
Алёша спросил:
- Бабушка, а у меня есть душа?
- Конечно. Она есть у всех, только её никто не видит, но все чувствуют.
- А как?
- Очень просто. Вот ты недавно плакал, хотя ни голова, ни живот у тебя не болели, а плохо было душе.

Неожиданно пришла подсказка, и обрадованная Екатерина Петровна продолжила:
- Так вот, старичок и говорит:
« А душа эта состоит из маленьких человечков, их так много, что даже всех сразу и не перечислишь. Есть смелый человечек, есть трусливый, злой и добрый, хитрый... и и много других. Но не всегда они живут между собой дружно. А знаешь почему? Каждый из них должен выполнять своё задание и не лесть в чужие дела.
- Бабушка! – перебил Алёша – а у меня эти человечки есть?
- Конечно, они у всех есть, и все ему нужны, без них человек пропадёт. Вот, например, твою младшую сестру кто- либо обидит, ты какого человечка позовёшь?
- Конечно, смелого!- отчеканил Алёшка. Но тут же брезгливо морщась, спросил:
- А зачем трусливый нужен?
- А как же? Смелость, Алёша, тоже не всегда нужна. Вот к тебе пристанет мальчишка старше тебя и сильнее, кого звать будешь?
Алёшка особо гордо ответил:
- Только смелого человечка!
- Ну и придёшь домой с рёвом и синяком. Лучше уж уступить, не ввязываться в драку, пока не подрастёшь.

Алёшку явно такой вариант не устраивал, и бабушке пришлось продолжить:
- А если к твоему папке пристанет пьяный с ножом?
Алёшка заулыбался и довольный собой ответил:
- Папка знает один приёмчик , и пьяный сразу будет на земле.
Но бабушка не сдавалась:
- Но на папку могут напасть и с оружием, и даже не один человек. Как тогда быть?
Алёша потёр лоб, почесал затылок и правоту бабушки пришлось признать. Он сказал тихо:
- Придётся удирать.
- Молодец, что понял.

Теперь слушай дальше. Старичок продолжал мне рассказывать:
« Живут эти человечки и наружу показываются только по необходимости. Тут, главное, не спутать, какого человечка выпустить».
А ему говорю: -А моя мама спутала. И ему всё рассказала и о вырезанном цветке, и о том, как меня мама наказала.
Старичок нахмурился и сказал:
« Да, не своё место занял этот злой человечек. Но поверь мне, деточка, добрый человечек уже поставил его на место. Пойдём, я тебя выведу из леса, иди домой, всё будет хорошо».

Старичок был прав, дома меня ждала уже добрая мама и даже попросила у меня прощение.
Алёшка, чуть подумав, осторожно спросил:
- А, ты, моей мамке про это рассказывала?
- Да, когда она была маленькая. Может, забыла, надо снова ей рассказать.
- Нет, не надо, я ей сам расскажу.

С работы дочь вернулась уставшая и раздражённая. Алёшка стал приставать к матери:
- Мам, ну послушай, что я тебе расскажу, ну послушай, мам…
- Отстань, мне надо позвонить.
Алёшка понуро поплёлся к бабушке на кухню и тихо сказал:
- Бабуль, ну почему она опять выпустила не того человечка?

- Алёшенька, будь умницей, тебе сейчас потребуется терпеливый человечек. Вот сейчас мама поговорит по телефону и послушает тебя.
«Вот так в молодости нам не до детей, а в старости им не до нас»,- подумала Екатерина Петровна.
Позвонив, дочь отправилась в ванную комнату, явно забыв, о сыне. Екатерине Петровне пришлось мимикой показать дочери, как сын в ней нуждается.

Через пять минут раскрасневшийся от волнения Алёшка рассказывал матери очень подробно о душе, и живущих в ней человечках.
- Ты меня, мамочка, прости, я утром тебе наврал. Я выпустил трусливого человечка.
Екатерина Петровна стояла на кухне, от волнения у неё пересохло горло, она боялась, что дочь не сумеет правильно оценить порыв сына.
- И ты меня, Алёша, прости, я тоже не всегда умею управлять своими человечками.
- Мам, я тебя очень люблю.
- И я тебя, Алёша, очень, о ч е н ь…люблю!
С минуту было тихо. Невидимая связующая нить между самыми близкими людьми была восстановлена. 2000г.

Укажите, какой именно пункт Правил пользования сервером Проза.ру нарушает данный текст:

Опишите нарушение более подробно:

Введите четыре цифры защитного кода  код  в это окно: