Рецензия на «Феноменология юмора и комического» (Михаил Пушкарский)

Получается, что у меня есть еще один повод выступить в защиту своей теории эволюционного происхождения юмора. Прежний дали мне ученые университета в Колорадо, объявившие через газету «Гвардиан» об открытии (в 2010 г.) секрета юмора. (См. об этом http://tvinteltech.narod.ru/ad_humor_secret.html). Сейчас вот «Феноменология юмора и комического» Михаила Пушкарского (2012) дает повод высказаться.

Изложу корневую причину комического в том духе, как она представлена в моей статье (2005 г.), названной «Секрет юмора из глубин эволюции» (в сб. «Ученые досуги» дана под тем же названием):

Человек как вид сформировался в условиях жесткого элиминирующего отбора, когда разум стал решающим фактором индивидуального выживания. Позже, с переходом к племенному существованию, к коллективному труду и защите, с появлением речи и социального наследования жизненного опыта отбор по разуму ослабел или даже вовсе прекратился, поскольку вид Homo sapiens и без того стал экспоненциально наращивать свою численность. Плюс в выживании стал минусом в эволюции разума: он генетически остался на уровне пещерных времен. Эволюционную отягощенность разума я назвал дефицитом панорамного мышления (ДПМ), и этот ДПМ имеет многочисленные и многообразные проявления (см. Охоту по звериным следам в сб. Императивы выживания человечества (ИВЧ). Я даже привожу доводы, что она является Корневой причиной всех человеческих бед (см. в сб. ИВЧ).

История и даже предыстория человечества – это история преодоления ДПМ. «Благодаря» этому недостатку и необходимости его преодолевать возникли наука, изобретательство, искусство. Я предположил, что столь важная для цивилизации корневая причина не могла не иметь отношения к зарождению и бытованию юмора. И провел расследование всех типов производства комического, которые в словесном юморе мне удалось вспомнить. И выяснилась красивая закономерность: если наука и изобретательство возникли из потребности ПРЕОДОЛЕНИЯ ДПМ всерьез, расширяя общечеловеческие границы познания, то при производстве и восприятии юмора, всех его выделенных 15 типов, происходит КАК-БЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ДПМ, когда сталкиваются нечто уже известное (оно может подразумеваться), с одной стороны, и неизвестное, малоизвестное, забытое, придуманное – с другой.

При этом находит естественное эволюционное объяснение и тяга к юмору и вообще к комическому: она закреплена в нас генетически. В самом деле, для нас, имевших тяжелую эволюционную предысторию, были и есть важны эти моменты ГАРАНТИРОВАННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, которые так прекрасно переживаются при порождении и восприятии комического. Вот почему в любой компании юмористы в почете, а смех воспринимающих – это положительное подкрепление их дальнейших изысканий в области «как бы преодоления ДПМ».

Чтобы пояснить мысль на примере, воспроизведу шутку американского юмориста: «Мы очень благодарны Томасу Эдисону. Если бы не он, мы бы смотрели телевизор при свечах». Впервые воспринимающему эту шутку приятно осознавать, что он оценил и эту как-бы логику мысли, и то, что он достаточно образован, чтобы знать про изобретателя Эдисона и понимать, что телевизор через электролампочку никак бы не смог перешагнуть.

Сопоставим сказанное с выводами М. Пушкарского. Почти без сопротивления принимаю его пассаж: «Восприятие юмора от ума к чувству проходит через: образность и гротеск, неожиданность и парадоксальность, изумительность, невероятность, восхитительность. Здесь повод к интеллектуальному и эстетическому катарсису.» «Почти» -- потому что «изумительность, невероятность, восхитительность» -- не те слова, ведь речь-то о ВОСПРИЯТИИ юмора. Т.е. здесь уместней были бы «изумление, эмоция сбывшейся невозможности, восхищение».

Но дальше должен возразить. Автор пришел к выводу, что «здоровый юмор и здоровый смех» являются проявлениями инстинкта игрового поведения, и с эмоцией игрового инстинкта он связывает все свое понимание юмора. Правда, остается догадываться, какой смысл вкладывается в оценочное «здоровый» и почему «нездоровый юмор», «нездоровый смех» из игрового поведения исключаются. Тем не менее, поскольку «как-бы преодоление ДПМ» -- можно считать обыгрыванием, т.е. тоже игрой, то я бы мог говорить здесь о близости наших позиций. … если бы не его заключение:
«Игра представляет собою весёлое, затейливое и занимательное увлечение, в котором обучение проходит посредством шутки и развития образного мышления. И это уже можно считать предпосылкой развития чувства юмора.»

Этим М. Пушкарский показал очень суженное понимание юмора у человека. Ведь предполылки человеческого игрового поведения ищут и находят уже у высших животных!

Уладзимир Траццякоу   08.05.2013 10:17     Заявить о нарушении
Благодарю за рецензию. Ответ у меня получился громоздким. К Вашему интересу достаточно информативная полемика, и разрешение некоторых недоразумений. "Формула здорового юмора. Ответ на критику" М.Пушкарский
http://proza.ru/2013/05/10/913

Михаил Пушкарский   10.05.2013 14:47   Заявить о нарушении

Перейти на страницу произведения
Перейти к списку рецензий на это произведение
Перейти к списку рецензий, полученных автором Михаил Пушкарский
Перейти к списку рецензий, написанных автором Уладзимир Траццякоу
Перейти к списку рецензий по разделу естествознание за 08.05.2013