Рецензия на «Больше всего я ненавижу» (Татьяна Шереметева)

Танечка! А мы ведь с Вами ровесницы! Этим летом я отпраздновала шестидесятилетний юбилей! А запах нелюбимой школы, смятых бутербродов и потной формы стоит в ноздрях по сию пору. Ненавидеть её я стала в классе пятом, когда на обнажённые нервы свалилось всё разом: тупая географичка, физрук рукоблудный и национальный ворос. Папа умер, когда я пошла в первый класс в Таллине. Там отучилась у ласковой и нежной Марии Ивановны первое полугодие, а в ноябре папы не стало... И меня забрала в Киев еврейская бабушка. Жизнь покатилась ещё та. И вот эта обструкция( может и неправильно написала) класса, когда ты не понимаешь- за что? Присматриваешься к себе, прислушиваешься, а ответа не находишь. Такое необозримое одиночество ! Мне до сих пор кажется, что это было самое тяжёлое время в моей жизни. Беззащитность, ну прямо, как без кожи. Только книги, я их проглатывала, читала всё, что попадалось под руку. Записана была в двух библиотеках. Они постоянно лежали на столе под алгебрами и географиями. Где-то человеком почувствовала себя в восьмом классе. Ну это, когда попочка, глазки проклюнулись. А вот обида и комплексы тащатся за мной всю жизнь. Очень понравился рассказ. Очень!!! Это я не длинно Вам пишу- это я коротко с Вами разговариваю. Умница! До встречи. Соня.

Привис-Никитина София   06.08.2014 22:57     Заявить о нарушении
Да, точно, все так. Спрятанные книжки - как спасение, как шанс выжить. Одиночество, стыд рассказать, что тебя все не любят. А ведь коллектив всегда прав, и если тебя не любят, значит, ты сама виновата. И с этим ты живешь. И это называется "наше советское детство". Самая тяжелая пора. Да,потом, когда уже станешь симпатичной девушкой, все будет лучше. А пока ты гадкий утенок, получай свою ежедневную пайку унижений, боли, отчаяния.

Я тоже до сих не избавилась от тех комплексов.И до сих пор не могу спокойно вспоминать, как меня били.Где сейчас эти люди, чем они занимаются? Спились,сидят или померли - не знаю. Человечество не придумало ничего страшнее советской власти.
С тех пор я, как профессор Преображенский, "не люблю пролетариат".
Спасибо, Соня!

Татьяна Шереметева   07.08.2014 01:13   Заявить о нарушении
Меня угораздило попасть двным-давно на десятилетие нашего выпуска. я прилетела в Киев из Таллинна( тогда почти заграница), увидела своих однокашек и поняла, что уже тогда получала от них за то, что просто - другая. Теперь они меня не били, они толкались за право сидеть ближе ко мне. А ведь я лучше не стала. Я всё та же Соня, только в красивой упаковке, и те мальчики, которым было не лень ждать пока я с тяжёлым портфелем , зимой, по горке( школа стояла в глубоком овраге) поднимусь наверх, с хохотом сталкивали меня вниз, тепрерь боролись за тур вальса со мной. Многие спились из них. Один, самый агрессивный погиб в 30 лет под колесами поезда.А Миша Вайскоп, которому доставалось больше всех, стал большим человеком в Штатах. Я стараюсь их всех забыть, больше на встречи не ездила, но в том, что с пролитариатом у меня свои счёты, виноваты не они одни...

Привис-Никитина София   07.08.2014 11:29   Заявить о нарушении
Да-да,Соня, все так. Очень знакомо.

Татьяна Шереметева   07.08.2014 13:47   Заявить о нарушении
Это у Крылова - стрекоза. Издержка перевода. В оригинале, у Эзопа, был кузнечик, но кузнечик "он", поэтому Крылов заменил стрекозой.
А вообще стрекоза - страшнейший хищник, доживший без изменений с кембрийских времён. Совершенный в своих движениях, имеющий совершенное зрение, по относительной грузоподъёмности превышающий вертолёт в десятки раз.
Часто в детстве наблюдал, как стрекозы дожёвывают живьём божьих коровок и других жуков. Их страшные челюсти - это тоже образец совершенства.

Ондион   25.01.2018 14:08   Заявить о нарушении

Перейти на страницу произведения
Перейти к списку рецензий на это произведение
Перейти к списку рецензий, полученных автором Татьяна Шереметева
Перейти к списку рецензий, написанных автором Привис-Никитина София
Перейти к списку рецензий по разделу рассказы за 06.08.2014