Символ Cвета

 
Глаза их встретились!...
Все остальное сказка,
Как сказка - наша призрачная жизнь...
Летим по склону времени в салазках...
"Сегодня свадьба"... время все бежит...
Глаза их встретилсь....
Что "я сказал смешного?"
У самой двери вспомнил про деталь...
Ты встретила любимого-родного?
И если нет, конечно очень жаль...
Глаза их встретились...
Важней, пожалуй нет
Сих слов...
Свободу от оков!...
Глаза их встретились...
Да здравствует сюжет...
Где побеждает и
Да здраствует Любовь!!!!!!!

Владимир Степанцов


Короткое пояснение от автора: Михаил Гридин, один из лучших, по моему мнению, авторов Прозы, указал мне на отсутствие в этом произведении некоторых ключевых моментов, связанных с рестиниями - врагами Людей. Его трактовка объяснения того, почему разбитого врага не уничтожили как расу и даже позволили оставить свой ритуал, вылилась в совершенно отдельный и самодостаточный рассказ, прочитать который можно на его странице: http://www.proza.ru/2011/06/20/1335




Огромная полная белая луна холодно сияла в бездонном ночном небе. Ветер стих. Молчало зверье. И даже обитающие в этих краях Дэрка чудовища предпочитали обходить стороной древние развалины. Сегодня у рестиний Праздник Жертвы.
В больших врытых в землю каменных чашах горит огонь. Чаши расположены неровным кольцом вокруг выложенной булыжником площадки. На ней танцуют рестинии.
Они не люди, их раса входит в древнейший на Дэрке клан. Когда-то, много столетий назад, рестинии были хозяевами Дэрка, а люди, еще не освоившие железное оружие, ютились в пещерах и дуплах старых шарг. Они боялись рестиний и считали их непобедимыми.
Почти весь Век Железного Оружия длилась беспощадная война людей с рестиниями, война, какой Дэрк еще не знал. Людей было много, значительно больше, чем рестиний, и они слишком устали бояться. Врагов им на Дэрке хватало, но никто из зверей и монстров не мог сравниться по коварству с рестиниями. Кроме того, последним приписывалось владение какими-то чарами, заставляющими любого, даже самого сильного и смелого воина безвольно опускать оружие и сдаваться без боя. С началом войны выяснилось, что рестинии владеют гипнозом. Стало ясно, как с ними бороться, старейшины объединили большинство кланов, и рестинии были побеждены. Но лишь к началу Века Стального Оружия.
Теперь, спустя полстолетия, рестиний на Дэрке почти не осталось. Один из кланов обитал на старых каменных развалинах гигантского Главного Храма Рестиний, второй - южнее, в разрушенном Дворце Рестин. По всему остальному пространству Дэрка расселились многочисленные кланы людей.
И хотя рестинии смирились со своим поражением и утратой былого могущества, они не смогли отказаться от Праздника Жертвы. И люди встали перед выбором: оставить врагу его праздник или окончательно и навсегда уничтожить рестиний всех до единой. Совет старейшин объединившихся на время войны кланов заседал два дня. Война закончилась, люди желали вернуться в свои города и поселения, рестинии не могли уже быть серьезной угрозой. Зачем было снова разворачивать битвы из-за какого-то пережитка варварской старины? Праздник был разрешен. С тех пор раз в каждые пять лет рестинии устраивали свой Праздник Жертвы в память о славном времени, когда они хозяйничали на Дэрке.
Боджи почувствовал, как холод пробирает тело даже сквозь теплую кожаную одежду. Наверное, это оттого, что он уже довольно долго и неподвижно лежит на камнях. Он осторожно пошевелил затекшими руками, и лианы тут же затянулись, еще туже сжали его тело, восприняв это как очередную попытку освободиться. Горло сразу перехватило, и Боджи поспешно расслабился, с облегчением ощутив, как гиби вернулись в первоначальное состояние. Он вспомнил свою недавнюю борьбу с лианами-гиби и усмехнулся собственной глупости. Ему ли было не знать о свойстве гиби сокращаться, реагируя на любое внешнее движение живых существ. Напрягая до хруста мышцы своего сильного тела, Боджи добился лишь того, что лиана едва не удушила его, и даже на какое-то время он потерял сознание. Впрочем, это тоже был неплохой выход из положения, в котором он оказался. И как только он мог забыть о Празднике Жертвы рестиний?! Все люди помнят этот день и не покидают своих селений. Рестиниям нужны три человека – три жертвы, и они имеют право поймать любого, кого найдут, за пределами места обитания клана или дома, если он или она охотник-одиночка. Как Боджи.
Мать Боджи была дочерью богатого оружейника из большого клана Синт, отец – охотником-одиночкой. Поженившись, они ушли жить в дом отца, где через год родился Боджи. Оба родителя хорошо владели мечом, но мать предпочитала короткий, а отец всегда носил длинный, с большой рукояткой. Мать часто возила сына в клан, в магазин деда, и Боджи с детства научился хорошо разбираться в оружии. Отец учил его всему, что умел сам. Когда отец погиб в схватке с ларнулом, Боджи было всего пятнадцать. Оставив дом в лесу, мать вернулась в свой город. Прожив год у деда, Боджи заявил, что эта жизнь не для него, и ушел в дом отца.
Уже через неделю он был наказан за свою самонадеянность, встретившись в лесу с ларнулом. Чудом одолев этого опаснейшего из хищников, оставляя за собой кровавый след, Боджи смог доползти до дома. Больше он ничего не помнил до того как открыл глаза, увидел над собой лицо матери и лекаря из клана синтов. Кроме бесчисленных ран и ушибов, у него оказалась серьезно повреждена нога, и почти год он не мог ходить без палки. В восемнадцать лет он снова ушел из клана и больше не возвращался. На его двадцатилетие дед привез ему отличную кожаную одежду, отделанную металлом, и великолепный меч средней длины с гравировкой на клинке и удобными ножнами. Сам Боджи приезжал к синтам, чтобы продать шкуры и мясо, купить что-нибудь из оружия и продуктов.
Шли годы. Боджи было уже далеко за двадцать, и он считался хорошим охотником, прекрасно владеющим мечом и обладающим молниеносной реакцией. Глядя же теперь на пляшущие языки пламени, он невесело думал о том, что от ошибок уберечься невозможно. Он много раз представлял себе, как погибнет, но никогда не думал, что вот так, до обиды просто и глупо. Гипноз рестиний на него не действовал, а яд норзы действовал, как на всех. Они напали внезапно, выскочив из густой тени. Их было много, но он был готов ко всякого рода неожиданностям и принял бой. Не забивая себе голову значительным превосходством врага, Боджи успешно отбивался, зажав меч в одной руке и кинжал в другой. Единственное, чего он не учел, было их коварство. Он не заметил, как несколько рестиний исчезли и вскоре появились снова с извивающимися норзами в руках. Боджи успел отбить двух первых брошенных в него змей, увернулся еще от трех, умудряясь при этом отражать удары атакующих рестиний и все еще не получив ни одной раны. Но шестая упала ему на плечо и мгновенно ужалила. Он знал, что через пару минут яд скрутит его, как хорошее снотворное, понимал, что спасения нет, и надеялся лишь уничтожить как можно больше врагов, прежде чем они смогут убить его. Боджи даже не догадывался, что жертвы для Праздника должны быть обязательно живыми.
Он продолжал махать мечом, когда вдруг в голове зазвенело, и вместо рестиний перед ним появился дед.
 - Все в порядке, парень. Вложи меч в ножны.
Боджи повиновался, чувствуя нарастающее безразличие и усталость. Уже закрывая слипающиеся глаза, он понял, что происходит.
 "Галлюцинация... это действует яд... я не должен поддаваться...” – Сделав еще шаг, он налетел на дерево и свалился на землю...
Холод пробирал все сильнее. Боджи ясно ощущал ледяное дыхание каменного пола и развалины-стены. Куртку он расстегнул сам еще перед боем, а кожаную безрукавку ему до самого пояса разрезала старейшина рестиний, обозначив тем самым, что он – жертва. Кровавая полоса тянется через всю грудь и живот. Его оружие в целости и сохранности в ножнах, на нем. Рестинии и не подумали обезоружить его. Да и зачем, когда руки стянуты за спину, а гиби не позволяют пошевелиться. Проклятые лианы сжимают так, что в глазах темнеет.
Рестинии танцуют под едва слышную ритмичную музыку тростниковых флейт и барабанов из ветки шарги. Слева, у другой каменной стены, на полу большая лужа крови: только что рестинии расправились с первой жертвой – огромного роста женщиной из клана Ферг. Теперь Боджи ясно представлял себе, что его ожидает. Он – вторая и последняя жертва, третьей нет: видимо, все остальные люди не такие забывчивые.
Танец закончился. Старейшина с мечом в руке подошла и остановилась рядом с Боджи, другие окружили их полукольцом. Подняв над головой меч, старейшина заговорила. Боджи перевел взгляд на ее руку, не в силах смотреть в пустые, немигающие, словно стеклянные глаза на уродливом чешуйчатом лице. Четырехпалая чешуйчатая рука выглядела не менее отталкивающей. Речь была короткой и скорее напоминала призыв. Рестинии ответили одобрительным гулом и встали по краям площадки. Одна из них вышла в центр и подняла вверх руку. Это оказалось вызовом и началом цепи поединков. Они не намеревались поубивать друг друга – любая легкая рана и даже касание меча считалось поражением.
Наблюдая бой, Боджи невольно подумал, что в воображении рестиниям не откажешь. Похоже, они решили сделать его наградой, призом тому, кто победит всех желающих сразиться. Интересно, победитель сожрет его один или поделится с сородичами? От этой неприятной мысли Боджи стало не по себе. Он инстинктивно дернулся, и гиби сдавили его в объятиях так, что у него перехватило дыхание. Он с тоской посмотрел на такой близкий и недоступный меч, чувствуя, как злость на собственное бессилие и безысходность терзают душу. Боджи долго приучался не поддаваться лишним эмоциям. Охотнику они ни к чему. Да и сейчас ничем не помогут.
Он заставил себя отвлечься от тяжкого ожидания и внимательно изучать поединки на площадке. Судя по всему, мало кто из рестиний хорошо владеет мечом. Хотя нет, вот эта здорово ведет бой, у нее сменились уже четыре соперницы. Пятая... Седьмая... Десятая... Двенадцатая... Отлично, просто отлично! Кажется, остальные не хотят? Старейшина указала мечом на победившую рестинию, коротко что-то объявив. Остальные согласно взревели, воздев мечи, очевидно, приветствуя сильнейшую. Победительница с мечом в руке подошла к Боджи, присела и, ухватив за воротник куртки, потащила в укромное место за стеной. Все остальные ринулись танцевать. Похоже, приз принадлежал победившей безраздельно. Рестиния бросила его в углу, куда свет от костров почти не проникал. Лицом вниз. Боджи это не понравилось – он не хотел, чтобы его убили в спину. Он напрягся, пытаясь повернуться, и каждую секунду ожидая увидеть острие меча под грудью. Он перевернулся на спину... и вдруг понял, что свободен. Гиби не душили его, и затекшие руки медленно потянулись к мечу.
- Не делай этого, не трать попусту время.
Боджи резко сел и поднял голову. Рестиния стояла над ним в своем бесформенном балахоне, но оружия в руке уже не было.
- Ты можешь встать? – Она выговаривала слова с акцентом, но он понимал ее.
Растирая одной рукой другую, Боджи с трудом поднялся на ноющие ноги. Он не знал, что рестинии знают язык людей. Конечно, разные кланы говорят с разным акцентом, но такое произношение Боджи слышал впервые.
- Иди за мной.
Рестиния быстро пошла вперед, вдоль полуразрушенной стены и скрылась в темноте. Боджи нетвердо последовал за ней.
- Сюда! – услышал он ее голос слева от себя.
Тьма сгущалась вокруг, мешая видеть, куда он идет. Может быть, это еще одна ловушка? Поводив по развалинам, она вновь выведет его к каменной площадке на радость танцующим сородичам?
- Осторожно!..
Боджи споткнулся. Крепкая рука, вцепившись в предплечье, удержала его и больше не отпускала, пока они не вышли из развалин к реке. Здесь было светло – в небе сияла полная луна.
- Чтобы быть в безопасности, нужно войти в воду и пройти по руслу вверх. – Рестиния первой вступила в реку и пошла, изредка оборачиваясь.
Боджи шел за ней. Он не совсем понимал, чего она хочет, и по-прежнему не доверял ей. Но он не был связан, меч висел у бедра, и Боджи был готов ко всему.
Шли долго. Эта местность была совершенно незнакомой, Боджи никогда здесь не бывал раньше. Его дом и места, где он обычно охотился, находятся далеко отсюда, на западе. Значит, рестинии были не пешие, когда поймали его, иначе просто не смогли бы перетащить на такое большое расстояние и успеть к началу своего Праздника.
Дно покрыто илом, но сделанные на совесть сапоги Боджи не скользят, мягко погружаясь в вязкую жижу. Впрочем, у рестинии тоже нет проблем с передвижением. Ее балахон развевается по ветру, но мокрый подол не позволяет вздыматься вверх, ног не видно, и кажется, она как тень скользит по воде. Что же она задумала? Куда ведет? Почему не расправилась с ним сразу, там, в развалинах, когда он был обречен и беззащитен? Напади она сейчас, Боджи будет сопротивляться до последней капли силы. И теперь он будет умнее, на собственном опыте узнав, что рестинии берут не мастерством, а хитростью.
Река петляла между деревьями, лес сгустился. Все чаще стали попадаться овитые гиби высокие толстоствольные шарги. Когда эти деревья погибали, их мощные, полые внутри стволы служили прекрасным убежищем. Рестиния вышла из воды и направилась к могучей старой шарге, густо оплетенной лианами. Вокруг нее валялось множество довольно крупных камней. Самая большая глыба привалилась прямо к стволу. Упершись руками, рестиния легко сдвинула ее в сторону, открыв узкий пролом в коре дерева. Оглянувшись на Боджи, она протиснулась вовнутрь. Помедлив, он вынул из ножен кинжал и, сунув в рукав куртки, последовал за ней.
Внутри царила душная непроглядная тьма. Уловив справа шорох, Боджи плавно выхватил кинжал и подобрался, готовясь к бою. Но неожиданно раздалось чирканье, и темноту разорвала вспышка пламени. Она больно резанула по глазам, заставив зажмуриться. Прикрывая глаза ладонью, Боджи понял, что его снова провели. Глаза ломило, но он упрямо открывал их вновь и вновь, пока они не привыкли к свету. Это продолжалось с полминуты, Боджи ожидал атаки, но ее не последовало.
- Здесь нет врагов, – услышал он голос рестинии. Он повел глазами вправо и смог наконец увидеть ее. Пространство было большим и чистым, как в доме, где ждут гостей. Светлые "стены", высоко смыкающийся вверху "потолок", гладкий земляной "пол". На нем, на приличном расстоянии друг от друга, две пышные охапки уже увядшей травы. Присев на корточки у одной из них, рестиния неторопливо искала что-то в кожаной охотничьей заплечной сумке. Она достала небольшой шелковый мешочек и повернулась к Боджи.
- Ложись, я полечу тебя.
Не двинувшись с места, он аккуратно вернул кинжал в ножны, перевел взгляд на рестинию и... замер от неожиданности.
На него смотрели живые темные глаза на обычном человеческом лице. Женщина. Молодая. По-прежнему сидит на корточках и молча глядит на него. Маленькие руки держат шелковый мешочек. Рядом на полу валяются маска и перчатки рестинии.
На душе у Боджи потеплело. Теперь он понял все и успокоился. Она – человек и поэтому помогла ему. Он подошел, опустился на мягкую траву и только теперь почувствовал, как устал...
Из своего мешочка женщина вытащила небольшую часть сочного ствола какого-то растения и ловко очистила его, обнажив губчатую сердцевину. Нежно касаясь кожи теплыми пальцами, она осторожно оттерла от засохшей крови рану на основании шеи – укус норзы. Достала веточку с толстыми листьями и небольшой комок древесной смолы. Откусив крошечный кусочек и немного пожевав, разделила его на две части и приклеила к противоположным концам листа. Отделила от черенка, сняла кожицу и умело наложила на рану, полностью закрыв ее.
Боджи не отрываясь наблюдал за склонившимся над ним лицом. Веки его слипались - яд все еще был в организме. Встретившись с ним глазами, женщина спокойно сказала:
- Ты в безопасности. Спи.
Ее приятные нежные руки занялись порезом на груди. Боджи подумал, что никогда раньше никто из незнакомых людей ни разу не делал для него столько добра. За что? Почему? Как она оказалась среди рестиний, да еще в такой день? Ради чего так рисковала? Уже засыпая, Боджи вспомнил о том, что она спасла ему жизнь...

Его разбудили звуки, которые невозможно было не услышать охотнику. Звуки боя. Глухое рычание, временами переходившее в громоподобный рев, мог издавать только голодный самец хирара. Подчиняясь рефлексу, Боджи мгновенно оказался на ногах, рука сжала рукоятку меча... и застыла. Он даже не сразу понял, где находится. В шарге? Ну конечно же! Поэтому так темно. И лишь в щели между входом и закрывающим его камнем пробивается слабый утренний свет.
Боджи один. Но женщина ему не привиделась. Охотничья сумка лежит рядом с ее охапкой травы. Трава примята, значит, она была здесь всю ночь. А сейчас? Это не на нее ли напал хирар?!
Боджи бросился к камню и с силой вытолкнул его наружу. Но пока он с ним возился, зверь взревел от боли, и все стихло.
Огромный, покрытый панцирем самец хирара лежал на боку шагах в двадцати. Над ним, спиной к Боджи, стояла женщина с коротким мечом в руке. Вместо балахона рестинии на ней был полный охотничий костюм из темной кожи и сапоги. Длинные волосы свободно спадали на спину до самых локтей. Она не видела Боджи. Перешагнув через поверженного врага, она неторопливо спустилась к реке.
Боджи почувствовал холодное прикосновение ветра и, глянув на себя, обнаружил, что он по пояс голый и босой. Вернувшись в свое убежище, он нашел вычищенные сапоги и куртку. Кожаной безрукавки, распоротой вчера вечером старейшиной рестиний, не было. Боджи обулся и набросил на плечи куртку. Он осторожно оторвал листья, закрывавшие порез на груди, и не поверил собственным глазам. От него осталась лишь узкая розовая полоса, едва заметная на его загорелой коже. Боджи сорвал лист с треугольной ранки-укуса и с удивлением убедился, что от нее не осталось и следа. Вот это да! Он даже не подозревал, что существует такая чудодейственная трава.
У входа зашуршали легкие шаги. Женщина вошла и остановилась, изумленно глядя на него. В руках у нее Боджи увидел свою безрукавку и что-то завернутое в большой лист шарги. Он не понял, что ее так удивило, но спрашивать не стал.
- Благополучного дня, – поздоровалась она.
Положив сверток на свою лежанку, она подошла, протягивая Боджи безрукавку. Разрез был аккуратно склеен смолой какого-то растения, пятна крови бесследно исчезли. Боджи вопросительно посмотрел в глаза женщины, но она, очевидно, не поняла его. Вернувшись к своей постели, она развернула листок шарги. В нем оказалось несколько спелых фруктов, покрытых каплями воды, и три побега съедобного тростника. Боджи сразу же почувствовал сильный голод, вспомнив, что не ел уже почти сутки. Он быстро надел безрукавку. Если женщина нашла эту еду где-то рядом, значит, он тоже сможет скоро поесть.
Он уже зашнуровал куртку, когда, умело очистив побеги от кожицы и вырезав из плодов косточки, она положила их вместе с листом перед ним. Он недоверчиво перевел взгляд с еды на ее лицо и подумал, что начал испытывать удивление слишком часто. Она, конечно, очень добра и внимательна к нему, но всему есть предел. Ради чего она так заботится о нем? Ни он, ни она даже не знают имени друг друга...
- Это мне? – хриплым, севшим от долгого молчания голосом спросил Боджи, внимательно наблюдая за выражением ее лица.
- Конечно. – Она посмотрела на него так, словно он задал очень глупый вопрос.
Как странно. Все это очень странно. Даже мать так не ухаживала за ним, когда он был ранен ларнулом. Боджи не мог больше воспринимать все как само собой разумеющееся. Она должна объяснить.
- Почему ты так относишься ко мне? – спросил он, все еще не притронувшись к еде.
Ее глаза расширились, она недоуменно уставилась на него, словно этот вопрос был еще глупее.
- Потому, что ты – мужчина, – ответила она, как если бы это все объясняло.
Сначала Боджи показалось, что он ослышался. Но этого просто не могло быть: слух у охотника превосходный. Что же она имеет в виду?
- Ешь, – продолжала женщина, – ты, должно быть, голоден.
Нет, ее поведение необъяснимо... Боджи молча принялся за еду. Удовлетворенно кивнув, женщина взялась за шнуровку своей куртки. Полностью застегнув ее, проверила крепление меча на боку, кинжала на поясе и маленького стилета на левом сапоге. Едва Боджи расправился с последним фруктом, она надела на плечи сумку.
- Принести еще?
Боджи отрицательно покачал головой. Он был сыт, хотя на желудке ощущалась приятная легкость.
- Из какого ты клана? – спросил он, глядя снизу вверх на стоявшую перед ним женщину.
- Веррян, – негромко ответила она.
Боджи никогда не слышал о таком.
- Это далеко отсюда?
Женщина заколебалась.
- Не очень. Три дня пути.
- В каком направлении?
- В северо-восточном.
Боджи помолчал. Его дом на западе, отсюда днях в семи ходьбы.
- Вчера ты спасла мне жизнь. Почему?
- Потому, что ты – мужчина.
Опять, подумал Боджи. Снова этот невразумительный ответ. При чем здесь то, что он мужчина? У него нет друзей, он одиночка. Никто из других охотников не стал бы помогать ему, рискуя собственной жизнью.
- Почему ты переоделась рестинией?
- Чтобы они считали меня своей. Иначе я бы стала их жертвой.
Боджи вспомнил, как, связанный гиби, он лежал на камнях в ожидании своей участи.
- Ты сильно рисковала. Ради чего?
Она опустила голову, словно была в чем-то виновата.
- Я думала, что Кнео у них.
Некоторое время Боджи молчал, пытаясь связать ее ответы воедино.
- Я почти ничего не понял, – сказал он наконец.
Женщина вздохнула и подняла голову. Глаза ее стали грустными.
- Я Анира, дочь старейшины клана Веррян. Вечером, накануне Праздника Жертвы рестиний, мой жених Кнео пропал. Я искала его всю ночь, но не нашла. Утром я вернулась в город и собралась в дальний поход. Совет старейшин постановил, что я не должна возвращаться без Кнео. Мне выделили птицу Форр, чтобы я могла успеть к развалинам Главного Храма до начала праздника. Все мы думали, что его схватили рестинии. Но мы ошиблись... Я не могла уйти, не освободив тебя. Сначала я не представляла, как это сделать. Рестинии сами помогли мне... Это то, что ты хотел знать?
Боджи кивнул. Теперь он понимал все, за исключением одного момента: почему она не могла не спасти его. Но он решил не задавать этот вопрос.
- Куда ты собираешься теперь? – спросил он, когда они выбрались из дерева.
- Не знаю, - покачала головой Анира, - буду искать...
Рев, сотрясший воздух, заставил ее подскочить от неожиданности. Боджи резко повернулся, машинально потянув из ножен меч.
Да, так и есть. Самка хирара пришла по следу убитого самца. Прятаться бесполезно, она будет терпеливо ждать неделями, не успокоится, пока не отомстит. Это животное намного крупнее самца, панцирь прочнее, а массивные головы покрыты костяными пластинами. Справиться с ней будет сложнее. Нужно поразить большие выпуклые глаза хотя бы одной из голов или шею, разбив тонкую перемычку панциря над грудью. Все эти мысли молнией пронеслись в голове Боджи. А через секунду он и Анира, не сговариваясь, метнулись в разные стороны и взмахнули мечами. Начало было правильным, но зверь не стоял на месте. Взревев, самка бросилась вперед и пронеслась между ними. Круто развернулась и вновь ринулась в атаку. Метя в глаз, Боджи промахнулся всего чуть-чуть. Меч Аниры со звоном чиркнул по панцирному покрытию плеча, не причинив зверю вреда. Самка, пробежав по инерции еще пару шагов, вновь развернулась и кинулась на врагов с неожиданной для такого огромного существа прытью. Встречаясь не раз с хирарами, Боджи неплохо изучил их повадки. Самка могла вести бой сутками, люди выматывались гораздо быстрее. Боджи решил применить один из приемов, нередко используемый профессиональными охотниками. Хирар высок и громоздок, расстояние между его левыми и правыми конечностями достаточно большое.
Когда самка в очередной раз бросилась в атаку, Боджи не отскочил в сторону, как Анира, а стоял, высоко занеся над головой меч, острием вниз – навстречу стремительно приближающемуся хирару. Нужно было точно рассчитать момент удара и падения, чтобы зверь не сшиб и не растоптал его... Пора!..
Боджи с силой подался вперед. Меч ударил в перемычку панциря, пробил его и вошел по рукоятку в шею самки. Ее движение помогло этому. В ту же секунду Боджи бросил себя под хирара, проскользнув между топающими стволоподобными ногами. С ревом боли зверь пробежал до реки, затем, словно споткнувшись, упал и завалился на бок. Боджи поднялся и стряхнул с себя пыль. Он даже не ушибся. Теперь осталось вернуть меч и почистить его. Боджи направился к поверженному хирару и вдруг вспомнил об Анире.
Она сидела на земле, и лицо ее казалось необычно напряженным. Боджи понял, что с ней что-то не так, но и не мог оставаться безоружным, когда в любой момент из чащи могло появиться очередное чудовище. Он выдернул меч из раны хирара и подошел к Анире. Она не встает, похоже, что-то с ногами. Беглого взгляда хватило, чтобы определить, что именно.
Боджи присел и осторожно ощупал поврежденное колено, молясь, чтобы не было перелома. Нет, видимо, только ушиб и ссадина.
Боджи стянул с поврежденной ноги сапог и принялся расшнуровывать штанину, когда руки Аниры остановили его.
- Я сама... - Она произнесла это таким голосом, что Боджи невольно поднял взгляд.
В глазах Аниры он увидел изумление, недоумение и непонимание. Боджи мгновение подумал, но не нашел ничего необычного в том, что делает. Он пытается ей помочь, только и всего. Не обратив внимания на ее протест, Боджи обнажил колено. Да, ушиб, расплывается синяк и небольшая ранка. Где ее сумка?..
Так же, как вчера она, он очистил ранку от крови и пыли, ободрал с одной стороны мясистый лист и приклеил его на колено. Смола оказалась отвратительной на вкус, Боджи даже сплюнул оставшуюся на языке слюну. Зашнуровав штанину и надев сапог, он встал и протянул ей руку:
- Поднимайся.
Теперь к гамме чувств на лице Аниры добавилось еще и потрясение. Какое-то время она продолжала изумленно таращиться на него, потом растерянно подала руку, и Боджи помог ей подняться.
- Идти сможешь?
Она кивнула, все еще с удивлением глядя на него, и сделала неуверенный шаг. Забросив сумку на плечо, Боджи пошел рядом.
Анира сильно хромала, но не жаловалась и не стонала. Они углубились в лес, держа направление на северо-восток. Через час Боджи сжалился и предложил передохнуть. Спорить она не стала, лишь с тоской посмотрела в небо и села на землю.
Боджи подсел к ней и снова бережно ощупал пальцами больное колено. Оно распухло и стало горячим. Ей, должно быть, очень трудно идти, подумал он. Сколько еще она продержится?
Следующий привал он сделал через два часа, так и не дождавшись, когда Анира попросит об этом. Он по-прежнему не слышал от нее ни звука, хотя лицо ее стало бледным, а губа была постоянно закушена. Но едва он остановился и опустился на землю, прислонившись к дереву, она сказала:
- Мне нельзя отдыхать. Я теряю время. Я все еще даже не знаю, где он.
- Тебе нужен лекарь, - возразил Боджи.
- Нет, я сама все сделаю. Я могу идти.
Анира подхватила брошенную им рядом с деревом сумку и достала мешочек. На этот раз она очистила от кожицы небольшую лиану-гиби и обмотала им колено поверх приклеенного Боджи листочка.
Колено стало уродливо толстым, и шла она медленнее. К полудню они вышли к спокойному лесному озеру. На его темной гладкой поверхности плавали круглые, как тарелки, листья павий с крупными пятнистыми цветами. Отдыхающее на берегу семейство желтых жаб-баки не удостоило людей ни единым взглядом. Картина выглядела вполне мирной, но Боджи хорошо знал, как в одно мгновение это спокойствие может обернуться настоящей опасностью. Прохромав до воды, Анира опустилась на здоровое колено и замерла, уставившись на свое отражение, но, очевидно, даже не видя его.
Рассматривая ее в профиль, Боджи подумал, что дочь старейшины могла бы быть одета богаче и экипирована лучше. Впрочем, клан Веррян, кажется, вообще со странностями: старейшина синтов никогда бы не позволил своей дочери кого-то разыскивать. Можно еще понять, если бы пропала Анира, а жених ее искал, но наоборот... Да, она неплохо ведет бой, даже более чем неплохо, если вспомнить, как она отбила его у рестиний, но послать ее одну, и так далеко... Да еще с наказом: "Не возвращайся, пока не найдешь!.." Очень странно... Даже если у старейшины нет сына, а у этого Кнео нет брата или отца, неужели в клане нет других мужчин? В конце концов, можно было нанять охотника-одиночку!
Пожалуй, теперь у нее уже мало шансов найти этого парня живым. Хотя все зависит от того, насколько он хороший охотник и что с ним случилось. Если он попался рестиниям Дворца, она попусту теряет время. Самому Боджи тоже пора бы уже возвращаться, но он не может ее сейчас бросить.
От семейства жаб отделился один самый прыткий малыш и большими прыжками направился в сторону Боджи. Прыгай, прыгай, большеглазый, пока Королева Болот не поймала...
Королева Болот?! Старые мицарии, умеющие видеть будущее?! Как же он сразу не вспомнил о них?! Сам он никогда их не видел, но слышал много историй от родителей. И это не сказки, мицарии действительно живут на болотах.
Анира очнулась от своих мыслей и резко обернулась на шаги Боджи. Она начала было подниматься, но он присел на корточки:
- Где-нибудь поблизости есть болото?
Она помолчала, размышляя.
- Да, если взять немного севернее, будет Большая Топь.
Боджи поднялся и подал руку:
- Вставай и пошли туда.
Она подчинилась, ни о чем не спрашивая. Боджи нравилась ее способность не задавать лишних вопросов. А по сравнению с женщинами клана синтов она вообще говорила очень мало.
Солнце опустилось к горизонту, когда они достигли начала болот. Пейзаж стал унылым и безжизненным. Повсюду, насколько хватало глаз, простиралось поросшее болотной травой пространство с редкими кочками и чахлыми деревьями. Смрад затруднял дыхание. У самой кромки болота Боджи остановился и огляделся. Хищников можно не бояться, они обходят стороной это гиблое место. А вон и то, что ему нужно. На крошечном островке твердой земли стоит огромный, неровно срезанный пень, с одной-единственной живой зеленой веточкой, растущей от одного из крючковатых корней. Это и должен быть дом мицарии. Хорошо бы! Анира не сможет передвигаться по болоту. Боджи обернулся посмотреть на свою спутницу. Шатаясь от усталости, она подошла ближе и тоже окинула взглядом безрадостный ландшафт. Он показал рукой на пень:
- Похоже на жилище мицарии.
Она вновь с удивлением взглянула ему в глаза.
- Чему ты удивляешься? - не выдержал Боджи. - Ты никогда не слышала о них?
- Слышала. Но откуда ты знаешь о них?
Пришла очередь Боджи изумляться:
- Почему я не могу этого знать?
- Потому, что ты – мужчина.
Ну, вот. Круг замкнулся. На все его "почему" у нее один непонятный ответ. Нет, она все-таки необъяснима. Или хочет досадить ему? Но зачем? Что плохого он ей сделал?
- Ты сможешь вызвать мицарию?
В ее глазах появилась надежда. Кажется, только теперь она поняла, чего он хочет.
- Конечно. - Анира с уважением смотрела на него. - Ты прав, она подскажет, где искать. Ты очень умный...
Она повернулась лицом к заросшей топи. Боджи помнил, как вызывать прорицательниц, но его способ занял бы много сил и времени. Он надеялся, что Анира, возможно, знает другой. И не ошибся. Обращаясь к проросшему пню, она просто сказала:
- Прошу твоей помощи, мудрая Королева Болот.
С полминуты все было тихо. Потом пень заскрипел, веточка закачалась, трепеща листьями, и из-под корня сверкнули два маленьких ярко-голубых глаза. За спиной раздался кудахтающий старческий смех.
Позади них, скрестив на груди руки, стояла маленькая девочка с зеленоватым улыбающимся лицом и длинными белыми волосами. Всей одеждой на ней был небольшой лоскут полупрозрачной ткани, напоминающий легкое облачко. Личико было бы приятным, если бы не отсутствие глаз.
- Так, так, так, что тут у нас? - заговорила девчушка старческим дребезжащим голоском. - Ну-ка, поглядим.
Анира едва не оступилась в болото, когда, обогнув их с двух сторон, один глаз уставился в лицо Боджи, другой принялся рассматривать ее. Мицарию это позабавило.
- Испугалась, смелая дочь Батиты? - захихикала она. - Неужели ты чего-то боишься?
Анира опустила голову, щеки ее покраснели от стыда. Боджи подумал, что мало бы кто не испугался на ее месте, увидев летающие глаза.
- Так, значит, это уже вы? Как быстро летит время... Я-то думала, никто из вас еще и ходить не умеет!
Глаза, наконец, вернулись на свое место, и лицо мицарии сразу стало похоже на человеческое.
- Ищешь, стало быть, жениха, Анира? - продолжала девчушка голосом, который никак не вязался с ее внешностью. - Близко твой суженый, ближе, чем ты думаешь. Далеко идти не придется...
Мицария опять разразилась неприятным смехом. Рот ее при этом оставался закрытым, и лишь темно-зеленые губы слегка улыбались. Неестественно яркие голубые глаза не мигая смотрели на людей.
- Жених твой в двух шагах отсюда, скоро найдешь. А не этого ли парня ты у рестиний с праздничного стола утащила?
- Да, - не поднимая головы, тихо прошептала Анира.
- Ловка ты, ловка, - снова засмеялась-закудахтала мицария. - А как зовут его?
- Не знаю...
- До сих пор не знаешь, с кем рядом идешь?! Как же ты ему доверяешь?
Анира не ответила.
- Он ведь не похож на ваших мужчин, а? Вы с ним как два разных полюса: не понимаете друг друга. Не привыкла ты к таким людям, дочь Батиты, но придется тебе решать – жить ему или нет. Ради сердца своего глупого потеряешь свой Символ Света?
Анира резко, словно ее ударили, прижала руки к груди.
- Нет! - Она подняла голову и твердо взглянула в глаза прорицательницы.
- А ради жизни своей?
- Нет.
- А ради жизни Кнео?
Анира запнулась.
- Нет, - сказала она через секунду.
- Ну, а ради Боджи?
Мгновение, другое Анира молчала.
- Кого? - Неуверенно переспросила она, наконец.
Довольная мицария зашлась в приступе смеха. Анира поняла и повернулась к Боджи:
- Это твое имя?
- Да, - подтвердил он, понимая, что сейчас старуха примется за него.
- Нет, - произнесла Анира, обращаясь к мицарии.
Та оборвала свое кудахтанье.
- Ну, вот и решила она твою судьбу, Боджи.
Не отвечая, он спокойно смотрел в лицо предсказательницы. Зачем ему что-то говорить, если она сама все видит и знает.
- Отмалчиваешься? Что ж, может, и правильно. Вот что я тебе предреку, парень. С Анирой пойдешь – много шишек набьешь, много и узнаешь. Не по пути вам, а друг без друга не обойдетесь. Добры вы оба, да сойдетесь с ней врагами в бою, а победитель захочет быть побежденным.
От этих слов Боджи почувствовал неприятный озноб. Меньше всего ему хотелось биться с Анирой. Нет, не потому, что она умеет обращаться с оружием, и не потому, что он сильнее... Неужели будет что-то, что они не смогут разделить?
- Замерзло сердечко, а, Боджи? - захихикала мицария. - Не хочешь сражаться с Анирой? Не за что, думаешь? Подожди, всему свой черед. Почему ты не оставишь ее и не отправишься домой? Тебе ведь неблизко...
Глядя на напряженное лицо Аниры, Боджи промолчал.
- Говори! - потребовала старуха.
Боджи и сам не понимал, почему воспринимает ее такою, какую слышит, а не какой видит. Видел он девчушку, а слышал древнюю старуху.
- У нее повреждена нога... - выдохнул он, отводя взгляд.
- Хочешь ей помочь?
- Да.
- А сможешь?
- Попробую.
- Найдешь Символ Света – отдашь ей?
Интересно, что это, подумал Боджи, и почему Анира им так дорожит. Хотя какая разница – он всегда обходился без этого символа, и неплохо, в общем-то, зачем он ему?
- Отдам, если ей нужно.
Мицария залилась смехом, но вдруг резко оборвала себя и насмешливо проскрипела:
- Слышишь, Анира? А ты даже за его жизнь не отдашь!
Анира в отчаянии закрыла лицо руками.
- Он не понимает, о чем говорит! Ты-то знаешь пророчество: я расстанусь с Символом Света лишь когда будет рушиться все вокруг. И сделаю это только ради всего клана!
- Ты, верно, плохо помнишь пророчество, - проворчала мицария. - Там сказано: “Когда свет померкнет вокруг, и уйдет из-под ног, содрогаясь, земля... Ладно, девочка, поступай, как хочешь, все равно свою судьбу не обманешь. Ну, а ты, Боджи, опять пострадаешь за свое упрямство: не убьет тебя ларнул – добьет Анира.
На лице Аниры было такое несчастное выражение, что мицария так и покатилась со смеху:
- Ай, дочь Батиты! Не мечом тебя надо побеждать – словами! Не приходит тебе в голову, что я нечасто вижу гостей, а шутить люблю?
Издеваться ты любишь, а не шутить, подумал Боджи. Столько времени болтаешь не умолкая, а путного еще ничего не сказала, пугаешь только.
- Скажу тебе на прощание, где искать жениха твоего. Ждет он тебя не дождется в доме без дверей и окон, среди хозяев без рук и ног! Утром пораньше иди на восток – мимо не пройдешь.
Только выговорила мицария последнее слово, в болоте за спинами людей что-то затрещало и забулькало. Но едва они обернулись, все стихло. А за это время прорицательница исчезла, словно и не было ее никогда. Боджи неторопливо двинулся в указанном направлении. Не говоря ни слова, Анира последовала за ним.
Не успели они далеко уйти от болота, как опустились сумерки. Опасное время в лесу –пробуждение ночных хищников. Нужно быстро приготовиться к ночевке и подумать о безопасности. Старые шарги, здесь, к сожалению, не растут, а кору молодых мечом не пробьешь, да и дупла внутри еще нет.
Боджи остановился на небольшой поляне, окруженной со всех сторон кустами и высокими ситами. Наломав сухих веток, развел костер, недоумевая, где задержалась Анира. Не упала ли? С больной-то ногой...
Он услышал шуршание и подобрался, положив руку на рукоять меча. Появилась Анира с большой охапкой свежей травы. Она уже едва стояла на ногах от усталости. Бросив траву и сумку, показавшуюся Боджи очень тяжелой, она доковыляла до ближайшей ситы. Одним взмахом меча отсекла толстую нижнюю ветвь и принялась разрубать ее на мелкие поленья. Получалось это у нее так ловко и быстро, что Боджи опомниться не успел, как она разделалась со второй ветвью, и около костра выросла внушительная горка дров. Видя, что его помощь не требуется, Боджи нарвал вторую охапку травы. Вернувшись к костру, он увидел, как, разложив неровным кругом лиану гиби так, что она охватывала пространство для двух лежанок возле огня, Анира старательно смачивает ее жидкостью из плоской бутылки. Она снова удивилась, увидев Боджи с травой в руках, и постаралась побыстрее закончить свое занятие. Потом вытащила из костра горящую ветку и поднесла к пропитанной лиане. Та вспыхнула, образовав вокруг людей тонкое пылающее кольцо. Боджи одобрительно кивнул. Умно, просто здорово. Хищников такой барьер не пропустит. Интересно, что за состав жидкости и будет ли она гореть до утра?
 Неловко вытянув поврежденную ногу, Анира подсела к нему. Расстелив лист шарги, выложила из сумки несколько плодов хисима и пучок съедобной травы. Боджи понял, что ее задержало. Умело очистив-нарезав, пододвинула лист к нему и молча занялась охапками, готовя из них постель. Безмолвно наблюдая за ней, Боджи терпеливо ждал, когда она закончит. Уложив последний клочок и повернувшись, Анира так и застыла, в изумлении глядя на нетронутую еду. Но тут же на лице ее отразилось понимание.
- Не нравится? – смущенно спросила она.
Боджи пожал плечами:
- Я не пробовал.
- Почему?
- Ждал тебя.
Он и не предполагал, что его простая фраза вызовет такую реакцию. Анира села так, как будто у нее отказали ноги, и вытаращилась на него, как если бы впервые увидела.
- Меня?.. - переспросила она, словно он сказал самые нелепые слова, какие она только слышала.
- Да. Что в этом странного?
- Странного? Но ты же не можешь терпеть голод.
Теперь изумлению Боджи не было предела.
- С чего ты взяла?
Ответ не замедлил подтвердить его догадку.
- Ты же мужчина.
Нет, с ней, определенно, можно сойти с ума! Хватит, пора требовать объяснений. В конце концов, это начинает звучать просто оскорбительно!..
- И что в этом плохого? В том, что я – мужчина?
- Ничего, - еще больше удивилась Анира. - Я не сказала, что это плохо.
Боджи помолчал. Эмоции, это все эмоции, подумал он. Они снова берут над ним верх...
Вздохнув, он взял три стебелька и принялся их жевать. Помедлив, Анира выбрала самый маленький из фруктов. Пытаясь найти объяснение ее странной, так часто повторяемой фразе, Боджи задумчиво поглощал еду, глядя на шершавый ствол ближайшей к нему ситы. Он очнулся от своих мыслей, лишь когда рука не нащупала на "столе" ничего. Перевел взгляд на Аниру и с досадой покачал головой. Она таки добилась своего: он съел все, а она даже не доела тот самый маленький плод. Похоже, она сильно вымоталась: свернулась комочком и, зажав в руке закушенный хисим, так и уснула.
Сон Боджи был хрупким. Не очень доверяя горящей лиане, он дремал, прислушиваясь к ночным шорохам. Но, как выяснилось, напрасно: гиби добросовестно охраняла их до самого утра. Видимо, перед рассветом Боджи уснул по-настоящему, потому как проснулся он внезапно, почувствовав чье-то нежное прикосновение к щеке. Он мгновенно открыл глаза и увидел сидящую рядом Аниру.
- Что случилось?
- Ничего. Пора кушать.
Боджи сел. Костер давно потух, лиана догорала, а перед ним лежал лист шарги с завтраком: фрукты, трава, кусочки жареного мяса. С ума сойти! Когда она успела кого-то поймать, разделать и даже испечь? Он поднял глаза.
- Я поела, - предваряя его вопрос, сказала Анира.
Боджи молча принялся за еду, Анира забрасывала землей костер и тлеющую лиану. Едва он доел, она протянула походную флягу. Он сделал пару глотков и завинтил крышку. Воду нужно экономить. Раз она взялась за запасы, значит ни реки, ни ручья поблизости нет.
- Благодарю. Но я все могу делать сам. Я здоров.
- Да, ты многое умеешь. Это так необычно...
- Необычно? - Боджи не понимал ее в очередной раз. - Почему?
Вопрос сорвался с его губ прежде, чем он успел сообразить, что уже знает, каким будет ответ.
- Потому что ты... – она оборвала себя на полу фразе, очевидно, вспомнив, что ему это не нравится.
Вот и отлично, подумал Боджи. Вовремя ты замолчала. Не стоит мне напоминать, что я мужчина.
- Далеко еще до пещер? - Спросил он.
- Полдня пути. - Анира надела на плечо сумку. - Она говорила о жилище вардтов?
- Да. - Боджи обрадовало, что она такая смышленая.
Конечно, это вардты. "У хозяев без рук и ног". Точнее было сказать, что эти слизняки состоят из крошечного рта и огромного желудка. Людей не едят, но кровью полакомиться любят. Правда, враги они никакие – с ними справится даже ребенок. Непонятно, как к ним попал Анирин жених и что он там столько времени делает? Даже в связанном состоянии от них очень легко отбиться. Впрочем, смотря чем связан. Если гиби, то, пожалуй, без посторонней помощи не освободиться – Боджи на собственном опыте убедился. Вот только вардты ведь не рестинии, не то что хитрости, ума у них и то нет.
К пещерам в пологих горах они вышли еще до полудня. Погода сменилась. Подул холодный ветер, небо затянули бело-серые снеговые тучи. Оба, как по команде, зашнуровали куртки. Они осторожно двигались мимо пещер, разглядывая, нет ли возле которой почерневших камней – вывески логова вардтов. Любимое занятие этих тварей – греться на солнышке, оставляя на камнях характерный темный налет.
Они миновали уже больше двадцати пещер, когда, остановившись, Анира безмолвно указала на обугленные камни. Боджи кивнул и пошел вперед.
Пещера оказалась высокой, но узкой – вряд ли развернешься здесь с мечом. Боджи потянул из ножен кинжал. И вовремя. Первый слизняк вывалился откуда-то прямо на плечо. Боджи передернуло от омерзения. Он взмахнул оружием, и тварь не успела укусить. Проклятая темнота! Боджи едва не упал, поскользнувшись на другом слизняке. Может, Анира услышала его проклятие или наконец догадалась, чего не хватает, но за спиной вспыхнуло что-то похожее на факел, и он остановился, не дойдя двух шагов до глубокой трещины. Ступи он туда в темноте – сломал бы ногу, а то и обе.
Из глубины пещеры тянуло сыростью, вардты стали попадаться все чаще. Тоннель закончился полукруглым залом с низким сводом и неровными стенами. Слизняки здесь просто кишмя кишели. В углу в противоположном конце Боджи увидел симпатичного темноволосого парня с бледным, перекошенным от отвращения лицом. Он невольно закрыл глаза от внезапного света, не переставая отбиваться от наседающих паразитов, и вдруг истошно завопил:
- Помогите!!!
- Сейчас, Кнео! - немедленно откликнулась Анира и выхватила меч.
Боджи последовал ее примеру, и они устроили настоящую бойню. Слишком поздно вардты обнаружили нападение с тыла – мало кто успел, шипя, уползти в свою каменную нору. Единственным их оружием был рот, усеянный мелкими острыми зубками и снабженный четырьмя присосками. Они беспрерывно атаковали, бросив свою жертву, сосредоточившись на двух новых врагах, и Боджи порадовался, что они не в силах прокусить кожаную одежду. Однако вскоре он понял, что радовался рано. Кисти рук, пальцы, шея и даже кое-где лицо покрылись кровоточащими укусами, меч скользил в руке. Боджи понял, что недооценил численное превосходство слизняков. Он ни разу еще не встречал их в таком количестве.
Наконец, с вардтами было покончено. По колено в перебитых врагах, Анира и Боджи пробрались к пленнику. Боджи не особенно надеялся услышать слова благодарности, но уж никак не ожидал, что не обиженный ростом и телосложением парень неистово завизжит, как нервная старуха: "Где тебя носило?!" - и лишится чувств. Шокированный таким началом, Боджи вытаращился на обмякшего Кнео, пытаясь понять причину обморока: укусов на его теле почти не было.
- Сможешь понести? - Анира протянула ему небольшой обрывок гиби с пылающим концом. С руки ее капала кровь.
Боджи молча взял "факел", подумав, что Анире тоже здорово досталось. То, что он увидел дальше, превзошло все его даже самые смелые ожидания. Вместо того, чтобы, как он предполагал, привести здоровенного парня в чувство, Анира схватила его на руки и понесла из пещеры. От изумления и неожиданности Боджи так и прирос к полу, не поверив собственным глазам.
Анира споткнулась о камень и едва не упала вместе со своей ношей. Очнувшись, Боджи быстро нагнал ее, держа горящую лиану над головой. Она с трудом продиралась по узкому тоннелю, и Боджи не выдержал:
- Брось его, он может идти сам.
- Он без чувств, ты же видишь, - не оборачиваясь, ответила Анира, мужественно двигаясь вперед.
- Так приведи его в чувство!
- Не получится - он ранен.
Это было уже просто смешно.
- Не больше, чем я.
К полной его неожиданности она остановилась и с усилием повернула голову, чтобы увидеть его лицо:
- Тебе плохо?
- А как ты считаешь?
Боджи казалось, еще немного их беспредметного разговора, и он начнет смеяться. Взгляд Аниры скользнул по его израненным рукам и шее, в глазах появилось умоляющее выражение:
- Подожди здесь. Я вынесу его и вернусь за тобой.
Желание смеяться у Боджи немедленно отпало.
- И меня понесешь? - сухо спросил он.
- Да.
- И поднять сможешь?
- Конечно...
- А ты знаешь, что ты ненормальная?
Не ответив, она отвернулась и продолжила путь. Боджи с досадой подумал, что она нравилась ему до этой выходки. Можно, разумеется, любить человека, переживать за него... Но, пыхтя, тащить парня вдвое тяжелее тебя только потому, что он грохнулся в обморок с перепугу - это уже слишком!..
- Боджи?
- Да?
Молчание. Еще через полминуты:
- Боджи?
Он не ответил. Она обернулась, и Боджи подарил ей сердитый взгляд.
- Можешь не дергаться. Я не потеряю сознания из-за пары царапин.
Она молча двинулась вперед. Боджи раздражало ее глупое упорство. Неужели только из-за своего любимого она вбила себе в голову, что все мужчины такие же слабаки? Да будь он таким, как ее Кнео, он бы и часа в лесу не прожил, не то что охотиться!
Они вышли из пещеры, и Анира бережно опустила Кнео на землю. Боджи потушил и выбросил гиби. Парень заворочался и открыл глаза.
- Где ты шлялась так долго?! - сердито спросил он Аниру.
- Я не знала, где ты, Кнео, - тихо ответила она.
- Они меня чуть не сожрали!
- Вардты не едят людей.
- А кто же тебя так обглодал?
Только теперь она посмотрела на свои руки.
- Они просто защищались.
- Я голоден и хочу пить!
Анира вытащила из сумки флягу, подала ему. Достала мешочек с сухими фруктами и высыпала ему половину содержимого. Она двинулась было к Боджи, но тот отрицательно покачал головой.
Наконец, Кнео наелся. Анира присела рядом и занялась ссадинами и синяками возлюбленного. Быстро справившись, перешла к Боджи. Он молча позволил полечить себя. Чувствуя ее добрые нежные руки на своей коже, он мысленно извинился за свою вспышку раздражения. Она очистила ранки от крови, залепила их листочками, а руки даже перевязала. Аккуратно, чтобы при необходимости он мог держать оружие. Затем поднялась и обратилась к Кнео:
- Пора идти.
Еще ни разу передвижение по лесу не было таким мучением для Боджи. Они останавливались почти каждый час из-за Кнео. Боджи невольно вспомнил, как шла с поврежденным коленом Анира, и он не слышал от нее ни звука. А тут здоровенный парень - и бесконечные жалобы! Где она только нашла такого?!
За час до темноты они набрели на маленький ручей между двумя огромными старыми шаргами. Боджи с облегчением подумал, что за весь день они не встретились ни с одним хищником и ночь, похоже, проведут спокойно.
Умело взмахнув мечом, Анира прорубила узкий вход в коре дерева. Боджи снова задумался, как у нее это получается? Дрова, тяжеленный Кнео, прочная толстая кора... Нужно иметь очень сильные руки и позвоночник.
Кнео залез внутрь шарги, Боджи с Анирой отправились за едой и постелью. И столкнулись с ларнулом.
Больше других хищников Боджи не любил этого зверя. Может быть, из-за отца, может, из-за себя... Тварь зарычала и неторопливо пошла на замерших людей. Боджи подумал, что лучше всего применить ту же тактику, что они использовали с самкой хирара: ларнул начинает медленно, и они успеют отскочить.
- Они странно двигаются... - пробормотала вдруг Анира. В правой руке у нее был меч, в левой кинжал.
Они?.. Боджи настороженно пробежался вокруг глазами, но так и не увидел никого, кроме приближающегося хищника.
- Разбегаемся! - скомандовал он, когда зверь был уже в трех шагах.
Ларнул пробежал между ними. Он замешкался, разворачиваясь, и люди успели приготовиться.
- Отвлеки второго! - успела сказать Анира и прыгнула вверх, едва не напоровшись на рога атакующего хищника. Остальное было сделано просто отлично: быстро и четко. Приземлившись ларнулу на спину, она с силой ударила рукояткой меча в небольшую впадинку на спине. Как подкошенный, ларнул рухнул на землю. Закон охотника, одобрительно подумал Боджи, – не убивай без крайней необходимости. Зверь очнется теперь нескоро, они успеют вернуться в убежище. О каком же втором говорила Анира?
Незаметно подкрадывалась темнота. Боджи еще раз осмотрелся, но по-прежнему ничего нового не заметил. Стоя над поверженным врагом, Анира недоверчиво рассматривала его.
- Жив он, жив, - успокоил Боджи. - Идем, солнце садится.
Она пожала плечами, но ничего не сказала.
Пока она рвала траву и искала съедобную лассу, Боджи нашел хисим и чангу, набрал плодов. Захватив часть травы, он отнес все это в шаргу и вернулся за оставшейся частью. Анира рубила большую ветвь, и Боджи вдруг с удивлением заметил, что она часто промахивается. В чем дело? Он поднял взгляд. Лицо ее казалось очень напряженным, губы были плотно сжаты.
- Помочь?
Она не ответила. Боджи взял охапку травы и несколько готовых поленьев и, не дожидаясь, когда она закончит, вернулся к шарге. Он успел уже развести костер, когда появилась Анира с остатками дров. Уложив их рядом с костром, она направилась к шарге. И совершенно неожиданно ударилась об нее, ткнувшись рядом с входом. Боджи встал, решив подойти и спросить, что с ней, но она уже скрылась внутри дерева. Вскоре там стало светло - видимо, зажгла гиби.
Боджи прилег, опираясь на локоть, и устремил взгляд на желтые языки пламени. Он любил огонь. Возле него всегда уютно и тепло. Ночуя в лесу, он всегда разводил костер. Все звери, без исключения, боятся огня. Даже яростный ларнул и хитрая виртана. Люди тоже не доверяют огню – он хороший помощник, но плохой друг. Для него все равны.
- Твой ужин. - Рядом стояла Анира с неизменным листом шарги в руках.
Глаза ее смотрели мимо его лица. Боджи машинально проследил за ее взглядом, но не нашел в той стороне ничего примечательного. Она присела, и он взял у нее из рук фрукты. Она с удивлением уставилась на него, зажмурилась и потрясла головой. Боджи ел, молча, наблюдая за ней, пока, взяв полено, она не бросила его мимо костра.
Боджи медленно отложил закушенный фрукт.
- Что с тобой?
Она опустила голову, глядя в землю, тихо ответила:
- Ничего.
- Ты плохо видишь?
- Нет.
- Почему же... - Боджи замолчал, осененный внезапной догадкой: - Двоится?
Не поднимая глаз, она едва заметно кивнула.
- Почему?
Анира вздохнула.
- Я слышала, что так действует слюна вардтов.
Боджи поморщился, вспомнив полуденное сражение, и для проверки посмотрел на костер, Аниру, старую шаргу... Нет, у него со зрением все было в порядке.
- Меня они тоже покусали, - сказал он вслух.
- Да, но я полечила вас обоих.
Он перевел взгляд на ее руки и мысленно выругался. Она лишь оттерла их от крови, не завязав ни одной ранки и ничего к ним не приложив.
- А на себя времени не хватило? - хмуро спросил он.
- Нет, - спокойно возразила она, - листьев. Тинна здесь не растет.
Боджи помолчал.
- Это пройдет?
- Да.
- Скоро?
- Не знаю.
Они еще долго сидели, не разговаривая, у костра. Боджи отчего-то вспомнилась его жизнь с матерью в клане синтов. Его опыт общения с женщинами был невелик. Раньше всех своих знакомых женщин-синтов он автоматически сравнивал с матерью. Она отличалась от них. Многое умела, говорила немного, хорошо охотилась. Возможно, сказались пятнадцать лет жизни с его отцом в лесу, отдельно от всех. По мнению Боджи, ни нежной, ни ласковой она не была, но, кажется, они были счастливы. Оба они были добрыми и любили друг друга и сына. Боджи был больше привязан к отцу, видимо, потому что проводил больше времени с ним. Отец много раз рассказывал ему об опасностях своей профессии, говорил о возможности погибнуть в любой момент. Он просто готовил сына, на всякий случай, к своей гибели, и, может быть, из-за этого удар для Боджи не был неожиданным. Мать восприняла гибель мужа очень тяжело. Она долго плакала, а затем сказала, что не сможет жить в этом доме без него. А Боджи здесь все напоминало об отце. К тому же вокруг был лес, который стараниями отца стал для него вторым домом. Он знал законы леса и знал его обитателей. Синты плохо разбираются в этом. Среди них мало хороших охотников, а таких, как его мать, вообще единицы. Никто из синтских женщин не владеет мечом как она. Но Анира...
 При всей своей любви к матери, Боджи не мог покривить душой. Такой женщины, как Анира, среди синтов вообще нет. Она не только прекрасный охотник, но и отлично разбирается в растениях и умело использует их полезные свойства. Сам Боджи понятия не имел, что гиби, обыкновенная лиана, заполонившая лес, может быть факелом, охранной чертой и даже лекарством от ушибов.
Анира поднялась первой и, пожелав ему крепкого сна, ушла в шаргу. Подождав несколько минут, Боджи последовал ее примеру.
Он уснул сразу и спал действительно крепко, пока среди ночи его не разбудил истерический вопль:
- Ани-ира!!! Здесь кто-то есть!!!
Боджи даже не сразу понял, где находится и кто кричит. Рука молниеносно обнажила меч, сердце глухо и часто билось в груди. Он еще ни разу не просыпался таким неприятным образом. Вспышка света, и горящая гиби осветила неровным светом все вокруг. Боджи быстро огляделся. Нет, они были втроем: Анира с факелом в одной руке и кинжалом в другой, Боджи, с мечом наготове, и виновник переполоха с перекошенным от страха лицом и полными ужаса глазами.
- Здесь никого нет, Кнео, - успокаивающе сказала Анира, глянув по сторонам.
- Есть! - выкрикнул тот, прижимаясь к стене и не сводя глаз со своей постели.
Анира поднялась и принялась ворошить траву, на которой он спал.
- Все в порядке, Кнео. Тут никого нет.
- Есть! - Взвизгнул парень. - По мне кто-то ползал!
Анира еще раз перебрала всю охапку почти по травинке. Боджи открыл было рот, решив вмешаться, но вдруг уловил шуршание слева от своей ноги. На него доверчиво смотрели четыре немигающих глаза тарпана - крупной, но совершенно безобидной ящерицы. Судя по всему, она тоже искала убежище.
- Анира, - позвал Боджи и кивком головы указал на замершего тарпана.
Она с облегчением вздохнула и повернулась к жениху:
- Видишь, Кнео, это всего лишь тарпан. Он не причинит тебе вреда.
- Убей его! Я не хочу, чтобы он по мне ползал! - разозлился тот.
Анира молча поймала ящерицу и выпустила наружу.
По многолетней привычке Боджи проснулся рано, но Аниры уже не было. Лишь Кнео, разметавшись, спал сном младенца. Боджи вышел на свежий воздух. Прохладно. Наверное, со дня на день пойдет снег. Костер уже горел, распространяя приятный вкусный запах. Анира сидела рядом, срезая кожицу с длинного влажного стебля травы.
- Доброе утро, - поздоровался Боджи.
- Благополучного дня, - откликнулась она. - Сначала умоешься или тебя перевязать?
- Умоюсь. - Боджи направился к ручью.
Невзирая на холод, он разделся по пояс и вымылся. Будь он один, он бы снял все и искупался. Едва он выпрямился, невидимые руки накрыли его плечи тонким длинным вышитым полотенцем. Обернувшись, он увидел удаляющуюся от него Аниру. Он вытерся и, подождав, пока тело полностью обсохло, оделся. Жаль, его сумка осталась далеко отсюда, там, где он дрался с рестиниями. В ней было несколько очень полезных вещей, в том числе расческа... Боджи провел рукой по волосам. Взъерошены, конечно, и торчат в разные стороны. Он поправил плетеную кожаную ленту, подняв ее на лоб выше бровей. Оба, и Кнео, и Анира, тоже носили подобные ленты-обручи, прихватывающие волосы, чтобы те не мешали. Анире плетенка была просто необходима – она скручивала свои длинные волосы, поднимая их к затылку, и заталкивала под ленту. У Кнео волосы коротко острижены, и для чего он носил обруч, Боджи не понимал. Впрочем, Боджи вообще не понимал этого парня. Более того, Кнео ему не нравился.
Анира доставала из углей плотно свернутые толстые листья.
- Присядь, я сменю тебе повязки.
Боджи подчинился. Зачем возражать, когда у нее это получается действительно лучше? К тому же ему просто приятно прикосновение ее добрых рук.
Ранки затянулись, оставив лишь розовые рубцы. Анира протерла их влажной сердцевиной очищенного ствола. Она взялась было за обугленный лист, но Боджи остановил ее:
- Теперь моя очередь.
Она недоуменно подняла на него глаза. Он молча забрал у нее мешочек, без лишних слов обработал и завязал ее израненные кисти, освободив их от запекшейся корки.
- Но я сама... - попробовала протестовать Анира, но он лишь категорично покачал головой.
- Благодарю тебя, - смущенно сказала она, когда он закончил, и, раскрыв один из листьев, подала ему. Внутри оказалась толстая запеченная рыбина без головы, кожи и внутренностей. Анира придвинула ему еще пару свернутых листьев.
- Как ты поймала их? - спросил Боджи.
- Подкараулила и выбросила на берег. - Она протянула ему пучок лассы и направилась к шарге будить Кнео.
Удалось ей это далеко не сразу. Боджи уже доедал вторую рыбину, когда наконец появилась она, а за ней недовольный Кнео. Анира подала ему полотенце и показала на ручей, но он капризно проворчал, кивнув на Боджи:
- Он уже жрет, я тоже голоден!
- Но он уже умылся, - возразила Анира.
- А я не хочу! - заявил Кнео, швырнул ей полотенце и направился к костру.
После завтрака они двинулись в путь и почти сразу же столкнулись с самцом марсалы.
Ростом этот хищник не вышел, зато ловкостью и гибкостью человека превосходит. Сам он никогда не нападает, но свое семейство будет защищать до последнего. Об этом знают все, даже самые плохие охотники. Но возлюбленный Аниры, очевидно, не был охотником вообще.
Детеныш марсалы выполз прямо перед ногами Кнео. Если бы тот просто перешагнул, конфликта и не возникло бы. Так нет, этот недотепа взял и отшвырнул зверька носком сапога в ближайшие кусты. Тот взвизгнул, скорее всего, с перепугу, и возмущенный отец поспешил на выручку. Причем начал он просто блестяще – молниеносно спрыгнул с дерева на плечи обидчика и вцепился клыками в шею... Только толстый воротник спас Кнео. Парень завопил не своим голосом, Боджи и Анира бросились на помощь. Сжавшись и втянув голову в плечи, Кнео упал на землю с марсалой на спине, который в бешенстве рвал когтями и зубами куртку. Анира и Боджи подбежали почти одновременно. Умелыми, слаженными действиями они смогли оторвать разъяренного зверя от орущего парня и, не желая без причины убивать невиновного, погнали его прочь. Оскалившись на направленные клинки, рыча и сверкая глазами, марсала отступил.
Здоровенный парень все еще лежал ничком, прижимаясь к земле. Боджи озадаченно смотрел на прекрасно выполненные ножны с мечом на боку Кнео и думал, что тот даже не пробовал защищаться.
- Можно вставать, Кнео. – Анира внимательно осматривала его шею и голову.
Парень осторожно сел и в панике осмотрелся. Анира стащила с него лохмотья, оставшиеся от куртки, и покачала головой:
- Эта замечательная вещь спасла тебя.
- Да! Вместо тебя! - напустился на нее Кнео, и Боджи даже онемел от неожиданности.
Нет, это потрясающе! Молодой, здоровый, сильный мужчина возмущается, что женщина не защитила его! Да такое только присниться может! А она! .. Опустила голову и молча снесла это, как будто и правда виновата! Кто же из них более ненормальный?..
Он воздержался высказываться насчет их поведения. Они продолжали идти, но в этот день им явно не везло. Анира не замечала постоянных охов и стенаний любимого, к которым теперь еще добавились жалобы на холод и колючие кусты. А Боджи уже привык к его постоянному нытью. Конечно, мало приятного идти по лесу в одной безрукавке, но кто его просил задираться?
Второй глупостью Кнео стала попытка лично сорвать плод хисима. Анира шла первой, жених за ней, Боджи замыкающим. Он увидел, как Кнео отступил вправо и потянулся к спелому хисиму, неосторожно ухватившись свободной рукой за свисающую лиану. Лианой оказалась отдыхавшая норза. Предупреждать было поздно. Все, что успел сделать Боджи, это одним прыжком подскочить к остолбеневшему парню и перехватить змею чуть выше его вцепившейся руки, но отбросить уже не успел…
Его норза и ужалила. Между большим и указательным пальцами. Ох, ну как же не вовремя! Боджи отбросил ее прочь и поднял голову. Анира стояла в двух шагах, быстро развязывая сумку. Похоже, она все видела. Достав крошечную бутылочку и свинтив крышку, капнула туда немного зеленоватой жидкости.
- Выпей скорее.
Жидкость оказалась кислой на вкус.
- Думаешь, поможет? - с сомнением спросил Боджи, возвращая ей крышку.
- Немного. Отсрочит и сократит твой сон. Но ты все-таки уснешь.
Они продолжали идти, но теперь она часто оборачивалась. Это замедляло передвижение.
- Анира, - позвал Боджи, решив покончить с этим замедленным шествием, - иди, как шла. Я окликну тебя, когда мне станет хуже.
Она кивнула и пошла быстрее. Боджи прислушивался к себе, но все пока было по-прежнему. Снадобье Аниры, действительно, задержало действие яда. Надолго ли? Что будет, когда он уснет, полностью отключившись на несколько часов? Ему не верилось, что Анира бросит его среди леса совершенно беспомощным. Она что-нибудь придумает, чтобы обезопасить его, что-то вроде горящего кольца из гиби.
Наступил полдень, а Боджи все еще чувствовал себя неплохо, за исключением небольшой скованности движений. Он молчал, решив, что позовет Аниру лишь когда будет падать.
Кнео потребовал отдыха и обеда. Выбрав подходящую полянку, Анира остановилась. Ни ручья, ни старых шарг здесь не было, зато трава росла плотным пушистым ковром. Боджи тяжело опустился на живую постель, понимая, что спать придется здесь. Окружающий мир уже плыл и качался перед глазами, веки слипались, шумы и звуки сливались в один неясный гул. Он усилием повернул голову, стараясь сфокусировать взгляд на Анире. Увидев это, она быстро подошла, заглянула в его мутные глаза:
- Засыпаешь?
Боджи устало кивнул и растянулся на траве. Сон сковал его моментально, но, казалось, был очень коротким. Первое, что он услышал, когда проснулся, был сердитый голос, злобно произнесший:
- Только идиотка может волочь эту гору мяса! Брось его, слышишь?!
- Слышу, Кнео, - тихо и бесстрастно ответил женский голос. – Вот уже несколько часов я слышу только это.
- А делаешь назло?!
- Нет.
- Тогда брось его, упрямая дура!
- Не могу, Кнео.
- Тогда я никуда больше не пойду! Я не сдвинусь с места, если ты не бросишь его здесь!
- Я не оставлю его, Кнео. Он тоже мужчина.
- Значит, останемся здесь! - взвизгнул парень.
- Хорошо. Сейчас я разведу костер. - вздохнула Анира.
- Нет, ты просто непроходимая дура и никогда не поумнеешь! - в бессильной ярости прошипел Кнео, сдаваясь.
Анира не стала спорить. Боджи почувствовал, как его осторожно опустили на землю, и, помедлив, открыл глаза.
В темном небе редко поблескивали звезды, прорываясь сквозь пелену тяжелых облаков и кроны деревьев. Уже темнеет? Не может быть! Он же проспал всего чуть-чуть...
Боджи потер руками лицо и сел. Небольшая поляна, поросшая мелкой травой и окруженная деревьями. На его взгляд, не очень подходящая для ночевки. Лес почти не изменился, похоже, они прошли мало. Неужели Анира и правда несла его на руках?! Нет, это даже представить невозможно, ей просто не поднять его мощное тело! Но ведь он собственными глазами видел, как она вынесла Кнео из пещеры. Тяжело дышала, конечно, но, тем не менее, подняла и вытащила!.. Нет, здесь что-то не так. Не под силу это женщине, как бы ни были развиты ее мышцы. Анира не хрупкого сложения, но все равно не могла она этого сделать, просто не могла. Но ведь сделала!.. Бред какой-то...
- Ну, надо же, проснулся к ночи ближе! - раздался насмешливый голос Кнео. - И, естественно, жрать хочешь?
Он сидел недалеко от Боджи и неторопливо жевал что-то зажатое в руке. Аниры не было, лишь ее сумка лежала у локтя Кнео. А в ней есть фляга с водой, мечтательно подумал Боджи... Голода он не ощущал, а жажда была сильной. Не сводя с него глаз, Кнео продолжал есть, время от времени доставая что-то из сумки. Где же Анира?.. Наверное, пошла за дровами и травой. Нужно помочь.
Она появилась, едва он поднялся на ноги. Бросив дрова, вытащила из сумки фляжку и протянула Боджи:
- Пить хочешь?
Он благодарно кивнул и припал к горлышку, с наслаждением делая глоток за глотком.
- Разведи костер, я замерз! - рявкнул Кнео. – А ты, если вылакаешь все, пойдешь искать воду сам.
Боджи медленно убрал фляжку ото рта. Парень прав на этот раз. Забыв, что рядом нет ручья, Боджи едва не оставил всех без воды. Жажду он не утолил, но горло уже так не печет.
Разведя костер, Анира подошла и вновь подала ему флягу:
- Пей, тебе сейчас это необходимо.
- Где-то рядом есть вода?
- Да, недалеко течет ручей.
Боджи выпил все до капли. Он бы выпил еще столько же, но идти ночью через лес немыслимо. Так, а как же Анира с Кнео? Он таки оставил их на ночь без воды! Придется идти.
- Где ручей? - обратился он к Анире.
- Хочешь еще? - Она порылась в сумке и достала вторую флягу, чуть меньше первой.
Боджи тепло посмотрел ей в глаза.
- Нет, спасибо. Но ты просто умница.
Он не ожидал, что она так смутится от его слов. Быстро поднявшись, она исчезла в темноте между деревьями. Через минуту вернулась с огромной охапкой больших разлапистых листьев парисы. Правильно, одобрил Боджи, – и рвать быстрее, и лежанка получается толще. Она смастерила постель для Кнео и пошла вновь. Боджи присоединился к ней, и они вскоре принесли себе по пышной душистой охапке. Боджи сам занялся своей постелью, не обращая внимания на кривую ухмылку Кнео.
Анира поискала в сумке и изумленно уставилась на жениха:
- Кнео, а где фрукты?
- Попробуй сообразить, - ехидно предложил тот.
Анира не сводила с него немигающего взгляда, словно и не видела его. Кнео не выдержал этот взгляд.
- Чего уставилась?! - завизжал он. - Там и одному было мало! Хороша охотница – одни фрукты, да и тех всего горстка! Подожди, дойдем до клана, ты, гордость Веррян!
Анира вцепилась пальцами в сумку так, что даже костяшки побелели.
Метнув в Кнео тяжелый взгляд, Боджи положил ладонь ей на плечо:
- Все в порядке. Я не голоден. А ты?
Она покачала головой.
- Вот и отлично. А он поел.
- Я не наелся! - с новой силой завопил Кнео.
Осторожно сняв руку Боджи со своего плеча, Анира встала и направилась в темноту.
- Ты куда? - Боджи поднялся.
- Я скоро вернусь... - тихо откликнулась она.
- Сейчас ночь.
- Знаю, Боджи. Я быстро.
- Нет! Не ходи, слышишь?
Но она лишь кивнула, продолжая идти. Боджи резко шагнул к возлежавшему с довольным видом Кнео и выхватил из ножен кинжал, решив, что пора принимать меры...
- Если она не вернется, ты пожалеешь! - прошептал он негромко, но настолько впечатляюще, что парень изменился в лице.
- Анира! - просипел он вдруг севшим голосом. - Вернись! Он хочет убить меня! Анира-а!..
Она бросилась на выручку почти бегом, но Боджи успел незаметным движением вернуть оружие на место. Кнео и в самом деле трус, да еще какой!
- Боджи?.. - Анира заглядывала ему в глаза изумленно и недоверчиво.
- И в мыслях не было! - искренне заверил он. - Может, у него галлюцинации?
- Кнео?.. - Анира перевела взгляд в глаза любимого, и тот не замедлил сорвать на ней бессильную злобу:
- Идиотка! Дурой была и останешься!
Выпалив оскорбление, он, кажется, отвел душу.
- Значит, ты просто капризничаешь. - Анира успокоилась и подсела к костру.
Недовольно ворча что-то себе под нос, Кнео с головой зарылся в свою "постель". Еще бы, усмехнулся Боджи, с голыми руками и в такую погоду! Того и гляди пойдет снег.
Словно спохватившись, Анира вскочила и принялась обрывать гиби с окружавших поляну деревьев. Боджи молча наблюдал, как она, аккуратно разложив гиби кольцом, намочила и подожгла ее. Теперь можно спать спокойно, их пылающий охранник отпугнет врагов. Боджи с удовольствием растянулся на своей лежанке.
- Крепкого сна, - пожелала Анира, свернувшись калачиком.
- Доброй ночи, - отозвался Боджи.
Кнео промолчал. Возможно, он уже спал.
Спокойно проспать им удалось только до полуночи. Их разбудил панический вопль Кнео и грозный рев. Сработал рефлекс, Боджи моментально оказался на ногах с мечом в руке. Спустя секунду Анира повторила его движение.
Хирар. Судя по неясным очертаниям, подросток. Его глаза ярко светятся в темноте, с аппетитом глядя на онемевшего от ужаса Кнео. Зверь шумно топчется на одном месте, опасаясь пересекать горящую границу. Хирар не ночной хищник, похоже, днем он плохо поохотился, и голод выгнал его на поиски еды.
- Анира!!! - завизжал, обретя голос, Кнео, заслоняя голову рукой, но не в силах двинуться с места. - Он хочет меня сожрать!!!
- Да, - спокойно подтвердила она, подходя ближе, - но я не дам ему этого сделать, Кнео.
- Убей его!
- Нет, Кнео. Он не причинил нам вреда.
- Когда причинит - будет поздно!
- Не бойся, я рядом.
- А что проку?! Убей эту дрянь!
- Нет, Кнео. Я не нарушу закон охоты.
- Дура!!! - взвился Кнео. - Я что, всю ночь спать не должен?!
Анира промолчала.
Боджи вытащил из костра наполовину обгоревшую ветвь и помахал из стороны в сторону. Обуглившийся конец вспыхнул несколькими язычками пламени.
Подойдя к пылающей границе, Боджи отвел руку и принялся размахивать горящей палкой прямо перед мордой хирара. Зверь в испуге отпрянул, обиженно рыкнул и растворился в темноте.
Анира убрала меч.
- Он ушел, Кнео... - успокаивающе начала она, но парень перекосился в лице от бешенства, проорав:
- Но не ты это сделала! Ты стояла, как пень, и пререкалась, вместо того чтобы сделать такую простую вещь! У тебя даже на это ума не хватило!
- Как и у тебя. - Резонно вклинился Боджи, не желая больше слушать этого визгуна.
Кнео раскрыл от изумления рот. Кажется, эта мысль ему и в голову не приходила. Анира, опустив глаза, медленно вернулась к своей постели. Боджи устроился на своей. Только теперь он заметил, что на землю неслышно падают редкие крошечные снежинки. Падают и тут же тают –земля еще слишком теплая для них. А вообще холодно. Интересно, как этот Кнео выдержит, если к утру снег пойдет сильнее или поднимется ветер?
- Анира!- словно в ответ на его мысль нервно воскликнул тот. - Идет снег!
- Вижу, Кнео, - тихо отозвалась она. - Тебе холодно?
- Конечно, кретинка! - немедленно разозлился парень.
- Переляжешь ближе к костру?
- А может, сразу на угли?! В твою пустую башку ничего умного не приходит?!
Вздохнув, Анира поднялась и принялась расшнуровывать свою куртку. Увидев это, Боджи выругался про себя. Подтверждая его догадку, она сняла ее и отдала Кнео.
- Анира, не сходи с ума, - Боджи невольно приподнялся с лежанки. - Он сам виноват, что остался без куртки.
- Мой долг исправлять его ошибки, Боджи.
- Долг? - удивился тот.
- Да.
- Но почему?
- Потому, что он - мужчина и мой жених.
Исчерпывающе, не так ли, подумал Боджи. Как она может любить такого трусливого грубияна? Непостижимо...
- Кстати, о свадьбе, - Кнео повернулся и злорадно посмотрел ей в глаза, - я попрошу совет перенести ее!
Анира обхватила себя за голые плечи и отвернулась к костру.
- Почему ты не спросишь о сроке? - начал выходить из себя парень. - Тебе же не безразлично это, не так ли?!
Она зажмурилась и плотнее сжала руки.
- Молчишь, дубина?! Тогда ты не узнаешь этого до самого дня свадьбы!
Анира упала на" постель" и зарылась в нее с головой. Это позабавило Кнео настолько, что он расхохотался. Боджи совершенно ничего не понял. Чем страшна угроза перенести свадьбу? Почему она так расстроилась? Зачем ей нужна точная дата этого события? Ну, конечно, понятно, что нужна, но почему она так переживает?.. А этот неумеха чему радуется?! Тому, что чем-то опять задел ее?! Вот ведь дрянь!..
Боджи резко сел и обратился к развеселившемуся Кнео:
- Ты замолчишь или тебе помочь?
Подавившись смехом, Кнео уставился на него, забыв закрыть рот. Боджи улегся к нему спиной и скоро уснул.
Он уже привык к тому, что она просыпается раньше всех. Утро было хмурым и холодным, но снег не шел. Костер горел вовсю, а среди углей Боджи увидел свернутые листья. Молодчина, подумал он, все успевает...
Боджи поднялся. Взгляд его упал на крепко спящего Кнео. Что она нашла в нем? ! Ну, что?! Он же явно не любит ее и совершенно не ценит! А между тем этот увалень не стоит и пряди ее волос!..
Анира появилась через минуту. Глянув на Боджи, пожелала благополучного дня. Сняв с плеча сумку, вытащила фрукты и флягу. Подала ее Боджи.
- Будешь умываться?
Он покачал головой:
- Пойду к ручью. В каком он направлении?
- Иди по моим следам.
Хорошая мысль. Любой охотник различает следы.
- Не забудь полотенце.
Ручей оказался дальше, чем он предполагал. Он был широким и чистым, тек в небольшом овраге. Боджи разделся и вошел в ручей. Ледяная вода обожгла ноги. Он быстро сполоснулся и подхватил полотенце. На землю выпала маленькая резная расческа. Боджи улыбнулся. Намек понят, подумал он, какая же ты умница!
Он вытерся, чувствуя, как приятно горит тело, снял с головы повязку и принялся расчесывать волосы. Они сильно спутались, и это оказалось неприятным занятием. К тому же довольно длительным. Жаль, в ручье не увидишь отражения... Ну да ладно. Боджи оделся и двинулся в обратный путь.
Когда он вышел к поляне, угрюмый Кнео с недовольным видом жевал запеченную рыбу. Анира сидела вполоборота к нему, отрешенно глядя в костер.
- Благодарю, - Боджи вернул ей полотенце и расческу.
Быстро глянув на его волосы, она удовлетворенно кивнула:
- Я знала, что ты справишься.
Кнео закончил есть. Ожидая, пока поест Боджи, Анира умело причесала любимого. Тот морщился, взвизгивал и ругался, но она молча делала свое дело.
К полудню они вышли к большой тихой реке и, передохнув, двинулись вдоль берега на северо-восток.
К вечеру река круто повернула на запад, и им снова пришлось углубиться в лес. В сумерках они достигли развалин какого-то древнего поселения.
- Руины Симанэ, - проворчал Кнео, - если идти дальше, утром буду дома.
- Мы не пойдем ночью, Кнео. - спокойно возразила Анира. - Это опасно.
- Сам знаю! - огрызнулся тот. - ищи быстрее место и разводи костер - я устал и хочу есть.
Она быстро пошла вперед, уверенно ориентируясь среди развалин.
- Здесь.
Анира вошла и остановилась в разрушенном здании, бывшем когда-то, возможно, очень богатым домом. Сейчас от него остался лишь полуразрушенный первый этаж, точнее, его стены. Место, куда привела их Анира, было, наверное, кухней или столовой, судя по остаткам изъеденной временем и жучками, потемневшей и полурассыпавшейся мебели.
- Ночевать в этой мусорной куче?! - возмутился Кнео, пнув ногой хлам. - Да ты совсем дура!
- Мы немного не дошли.
Осторожно ступая и перешагивая через обломки, она пробралась к низкому проему в одной из стен и, наклонившись, скрылась в нем. Последовав за ней, Боджи очутился в крохотной квадратной комнатке, состоявшей из полуобвалившихся стен и пола. Здесь не было ничего, кроме большой охапки травы, сложенной в углу. Она поднималась выше человеческого роста и была сверху укрыта от дождя.
- Я несколько раз ночевала здесь, когда охотилась, - пояснила Анира на вопросительный взгляд Боджи. - Тут никого нет, даже животных. А деревянные обломки из той комнаты годятся для костра.
- Хорошее место, - одобрил Боджи и занялся костром.
Анира раскидала траву на три кучи и приготовила ужин. Поев, Кнео первым завалился спать. Боджи с Анирой ели неторопливо, молча, глядя в костер.
- Далеко отсюда твой клан? - первым нарушил молчание Боджи.
- Завтра к обеду придем, - отозвалась Анира.
Боджи помедлил.
- Утром я оставлю вас.
Она лишь молча кивнула.
Что я ожидал услышать в ответ, подумал он. Не предполагал же, что она предложит остаться. Не предполагал, но надеялся... Почему? Почему ему так не хочется уходить? С ней легко и приятно общаться, одно удовольствие охотиться - она приспособлена к жизни леса так же хорошо, как он...
- Мне пора возвращаться, - сказал он вслух, радуясь, что она не знает того, как он привык к ней....
- Конечно, Боджи, - спокойно отозвалась она и медленно повернула к нему голову: - Но тогда зачем ты шел с нами?
Хороший вопрос. Он и сам бы хотел знать на него ответ...
Уставившись в костер, он промолчал. Анира тоже перевела взгляд на языки пламени. Какое-то время они сидели не разговаривая.
Зачем он, действительно, шел с ними? Не с ними, а с ней, конечно - ради Кнео он бы и с места не сдвинулся... Какая теперь разница? В клане Веррян ему точно делать нечего... Если бы Анира была одна... Просто удивительно, до чего слепа любовь! Как она будет жить с таким трусливым и подлым существом? Неужели его можно любить?!.
Боджи внезапно понял, что сказал это вслух.
- Кого? - не поняла Анира, не отрывая взгляд от костра.
Жаль, что нельзя промолчать. Боджи пожалел, что ослабил контроль над эмоциями и выдал свои мысли. Теперь он должен отвечать, хочет того или нет - он первый задал вопрос.
- Твоего жениха, - нехотя пояснил он, не глядя на нее.
- Кнео? - с удивлением переспросила Анира, и, посмотрев на него, растерянно добавила: - Не знаю, Боджи, я никогда об этом не думала...
Пришел черед Боджи в изумлении уставиться на нее.
- Неужели ты считаешь, что он тебя любит?!
- Нет, конечно. - Она смотрела на него так, словно глупее еще ни когда ничего не слышала.
Нет, они оба все-таки очень странные, подумал Боджи. Жених и невеста, а друг друга не любят! Как такое может быть? Зачем им нужен этот брак?.. Его мать никогда бы не оставила свой клан ради охотничьего дома, если бы не любила отца.
- Но он говорил о свадьбе... - Боджи предпринял еще одну попытку разобраться.
- Да, у нас будет свадьба в следующем месяце...
- Не в следующем, а в этом, кретинка! - раздался злорадный голос Кнео, и он даже сел на своей лежанке. - Я приготовил тебе сюрприз, то-то ты обрадуешься! Но сначала расскажи ему все, раз уж он такой любопытный! Объясни ему закон нашего клана, по которому ты связана со мной на всю жизнь! А потом я, так и быть, назову тебе день свадьбы.
Анира посмотрела в глаза Боджи и тихо заговорила:
- Как дочь одного из старейшин и единственная хранительница Символа Света я могу взять в мужья только одного из слабейших мужчин нашего Клана. Но он должен быть сыном старейшины.
Она на миг замолчала и перевела взгляд на ослабевающие языки пламени.
- Символ Света, который я ношу с детства, дает огромную силу моему телу. В остальном я обычная женщина-охотник нашего Клана. Но я считаюсь сильнейшей в Клане, а моим женихом стал слабейший из сыновей старейшин. Это Кнео.
Боджи мельком глянул на его довольную физиономию и ужаснулся. Неужели Анире всю жизнь мучиться с ним?
- Надеюсь, теперь тебе все ясно? - злобно улыбнулся тот, обращаясь уже к Боджи. - Завтра мы вернемся домой, а ты уберешься своей дорогой. А еще лучше топай прямо сейчас...
- Кнео! - возмутилась Анира. - Ты нарушаешь закон охоты!
- Не бойся, никуда он не денется до утра. Он так хорошо примазался к тебе, так удобно...
- Это ложь, Кнео! Ты же видишь, он все делает сам! Он не нуждается в моей помощи!
- Ну и дурак! - расхохотался Кнео. - Поэтому он и останется один! Кстати, я тебе уже сказал, что наша свадьба немного переносится. Она будет... послезавтра! ПОСЛЕЗАВТРА, слышишь?!
Анира съежилась, обхватив себя за голые плечи. На ее лице застыло обреченное выражение.
- Конец твоей свободе, а, Анира?! Ты думала, у тебя еще есть месяц? Дура!
Довольно хохотнув, Кнео зарылся в "постель" и замолчал.
Анира поднялась и медленно пошла к выходу. Вернулась она с обломками мебели, побросала их в костер.
Размышляя о том, что услышал, Боджи задремал. А проснувшись среди ночи, увидел все так же сидящую у костра Аниру. Она сидела, подогнув под себя ноги, упершись в них локтями и закрыв руками лицо. Мелкие снежинки падали на ее волосы и плечи. Костер почти потух.
- Анира, - тихо позвал Боджи.
Она не ответила и не пошевелилась. Он подошел и, присев на корточки, тронул за плечо. Оно оказалось холодным.
Анира медленно убрала от лица руки. Нет, она не плакала. Возможно, просто задумалась.
- Я могу пригласить тебя на свадьбу, - сказала она. - Прости, что Кнео прогонял тебя, он не знает законов охоты...
Боджи молча снял куртку и набросил ей на плечи.
- Так нельзя! - изумилась она. - Я сама отдала свою куртку и...
- Я тоже. Ты меня ни о чем не просила.
- Пожалуйста, оденься...
- Если она тебе не нужна, сбрось на землю. - посоветовал он, возвращаясь на свою лежанку.
- Доброй ночи.
- Крепкого сна, Боджи... Благодарю тебя...
Снег мелко сыпал всю ночь. Боджи замерз и спал очень плохо. К утру вдруг стало теплее, и он не заметил, как уснул.
Разбудил его злобный голос Кнео, но смысл фразы не дошел до затуманенного сном сознания. Открывая глаза, он услышал спокойный ответ Аниры:
- Да, Кнео, он позавтракает и уйдет.
- Наконец-то, - проворчал парень.
Боджи сел. С плеч упала куртка. Так вот почему он согрелся. Проснувшись рано утром, Анира накрыла его.
Боджи потер руками лицо. Он почти не отдохнул за эту ночь.
- Благополучного дня. - Подошла Анира, подала флягу и сухие фрукты.
- Доброе утро. - Боджи принялся за еду.
- Надеюсь, ты не будешь ждать, пока он пожрет? - недовольно пробурчал Кнео. - Я хочу домой!
Анира нерешительно повернулась к Боджи. Он перестал жевать, выжидательно посмотрел на нее.
- Могу я что-то сделать для тебя?
Он качнул головой:
- Благодарю за все.
Она сняла с плеча сумку и протянула ему:
- Возьми, пожалуйста. Мы почти дома, а тебе идти далеко. Здесь есть несколько полезных вещей.
Боджи поднялся, взял сумку и привычным движением закинул на плечо. Внимательно посмотрел в глаза Аниры, пытаясь определить, хочет она сама, чтобы он ушел, или нет. Едва ли они встретятся когда-нибудь еще... Конечно, Боджи найдет сюда дорогу, но зачем? Шанс встретить ее на охоте сведен к нулю - имея такого мужа, как этот Кнео, она вряд ли будет часто охотиться. Возможно, вообще не будет...
Почему он так привык к ней? Он знаком с ней всего несколько дней, а она, оказывается, уже что-то значит для него. Странно... но он, действительно, не хочет с ней расставаться...
- Могу я быть гостем на твоей свадьбе?
Она на секунду застыла, быстро глянула на мрачное лицо жениха и твердо сказала:
- Да.
Кнео сердито буркнул что-то себе под нос и отвернулся. Анира посмотрела на Боджи так, словно хотела что-то добавить, но промолчала.

Клана Веррян они достигли после обеда. Город разместился в долине между пологих гор. Он был большим и, судя по всему, процветал. Многие дома имели два и даже три этажа, улицы неширокие, но чистые.
Все, кто попался им навстречу, приветствовали их и кланялись. Похоже, кто-то уже успел сообщить, что они вернулись: со ступеней роскошного высокого дома спускались две женщины и мужчина. Та, что шла первой - высокая, статная, широкоплечая, - была одета в богатый шелковый костюм и легкие кожаные сапожки. Она остановилась на последней ступеньке, сопровождавшие ее - еще тремя выше. Анира и Кнео почтительно поклонились. Женщина перевела внимательные темные глаза на Боджи и с полминуты молчала, вглядываясь в его лицо.
- С возвращением, Анира, - заговорила она, наконец, переводя взгляд. - Рада видеть, что ты справилась, дочь. Как самочувствие, Кнео?
Вокруг уже собралась приличная толпа. Люди стекались к дому старейшины и, затаив дыхание, вслушивались в ее речь.
Кнео вновь поклонился. Боджи прямо-таки не узнавал его.
- О, Мудрая Мать Батита! Я очень устал и голоден.
"Голоден?!" - изумился Боджи. Не прошло и часа с их последнего привала. Боджи изловил большого сура, а Анира его отменно приготовила. Хватило всем сполна, а уж этот парень съел столько, что Боджи даже подумал, тот и встать не сможет. А час спустя он заявляет, что голоден!.. Ну и ну!..
- Голоден? - не меньше Боджи удивилась старейшина и с укором воззрилась на дочь: - Анира?!
Та виновато опустила голову и промолчала. Так вот зачем зануда сказал это! Боджи повернул голову и подарил Кнео свирепый взгляд. Тот даже отступил на шаг.
- Кто этот парень, дочь? - тут же спросила Батита, и Боджи понял, что она заметила.
- Его зовут Боджи, он свободный охотник, - ответила Анира, не поднимая головы.
- Почему он здесь?
- Он мой гость.
Старейшина кивнула.
- Гость моей дочери - гость нашего дома. Добро пожаловать, Боджи. Мне очень жаль, что Анира заставила вас с Кнео почувствовать голод. Это непростительная оплошность с ее стороны.
- Я не голоден, - возразил он, - мы обедали час назад.
В толпе послышался ропот. Старейшина перевела взгляд с Боджи на Кнео и улыбнулась:
- Я приглашаю обоих мужчин отдохнуть в доме.
Кнео поклонился. Боджи последовал его примеру. Батита уже начала поворачиваться, когда парень, подобострастно склонив голову, произнес:
- Прости меня, Мудрая Мать, могу ли я просить тебя о милости?
- Конечно, Кнео. - Старейшина опустила занесенную над ступенькой ногу, оставаясь вполоборота к нему.
- Я слишком много вынес за этот поход и еще лучше понял, насколько мне необходима твоя прекрасная дочь. Оставшись один и заблудившись среди врагов, я осознал, насколько я неумелый и слабый без нее. Прошу тебя, разреши нам ускорить нашу свадьбу. Перенеси ее на завтра.
Зрители замерли. Воцарилась удивительная тишина.
"Каков хитрец, а?- поразился Боджи. - Аниру он ни во что не ставит и обзывает, как хочет, а ее матери говорит: "Твоя прекрасная дочь". Какой лицемер..."
Старейшина задумалась всего на миг. Глянув на дочь, бесстрастно спросила:
- Ты согласна, Анира?
- Да, - спокойно откликнулась та, не изменившись в лице, и Боджи понял, что она уже просто смирилась. А может, возражения были бы бесполезны...
Странные обычаи, странный клан, странная мать...
- Прекрасно, - сказала Батита. - Люди, вы слышали. Передайте остальным. Завтра будет свадьба моей дочери Аниры и сына Фиринии Кнео!
Толпа радостно загудела и заторопилась по домам.


 В доме старейшины их встретили две девушки и проводили Боджи и Кнео в комнаты. Комната Боджи оказалась небольшой, но светлой и просторной - здесь не было ничего лишнего. Девушка не уходила, терпеливо ожидая, когда он осмотрится. Боджи повернулся к ней:
- Кто ты?
- Синния, сестра Аниры. Я буду помогать тебе во всем, что необходимо, пока ты наш гость.
- А где Анира?
- У себя.
- Где это?
- На втором этаже.
- Я смогу ее увидеть до завтра?
- Конечно. За ужином.
Ужинали в большой комнате за длинным широким столом. Во главе сидела сама старейшина и невысокий, но крепко сбитый мужчина, слева Анира. Кроме них и Кнео с Боджи за столом были еще двое парней и две девушки, обе явно младше Аниры. Одну из них, Синнию, он уже знал.
Ели неторопливо и молча. Боджи подумал, что все верряне, за исключением Кнео, отличаются немногословием. Он несколько раз встретился взглядом с Анирой и даже слегка улыбнулся ей, но в ее глазах ее отразилось непонимание. Его вдруг поразила мысль, что он еще ни разу не видел ее улыбки. Лицо ее всегда было серьезным и немного озабоченным. Это так необычно для женщины...
Впрочем, он опять думает о синтах, а для веррянок это, наверное, так и должно быть. Но опять-таки, ни угрюмыми, ни хмурыми, ни мрачными их нельзя было назвать.
Мельком глянув на лицо Кнео, Боджи на миг даже стиснул зубы: тот прямо-таки светился от удовольствия. Еще бы! И еда рядом, и жена завтра будет...
От последней мысли у него почему-то пропал аппетит. Ну и почему? Ему-то до них какое дело? Он здесь никто, гость на свадьбе. Свадьба закончится, и гости разойдутся по домам...
Когда все поднялись, к Боджи подошла Синния.
- Что я могу сделать для тебя?
Он увидел, как Анира подошла к жениху с тем же вопросом.
- Ничего, благодарю. - Боджи повернулся к Синнии. - Но где мне найти тебя, если что-то понадобится?
- Пойдем, я покажу.
Еще раз оглянувшись на Аниру, он последовал за девушкой. Она тоже жила на втором этаже. Здесь было еще несколько комнат, но Боджи не стал выяснять, которая из них Анирина.
Он лег в постель рано, но не мог уснуть. Это с ним случалось крайне редко. Обычно он засыпал, едва смыкал веки.
Почему, ну почему ему кажется, что он должен действовать?! Зачем? Как? Ему не следует вмешиваться, у них уже все решено, и довольно давно. Да и что он может сделать против традиций целого клана? Ему очень нравится Анира и очень не нравится Кнео. Ну и что? Это всего лишь его эмоции, не более. Опять? Сколько их ни подавляй, они все равно лезут наружу!..
И все-таки, будь этот увалень-неумеха хоть немного похож на мужчину, Боджи бы, наверное, смирился. Смирился? С чем? Ну, чудак, она ведь не его невеста, ее у него не украли!..
Но пытаются. Да она же не его!..
Боджи сел. У него уже начинала гудеть голова. Хватит путаться в мыслях. Главное предельно ясно: если он не хочет отдавать Аниру этому трусу, он должен что-то предпринять! Что же?..
Мысль пришла внезапно. Боджи вышел и, поднявшись на второй этаж, постучал в дверь Синнии.
Она открыла почти сразу.
- Боджи?
- Я ненадолго. Можно?
- Да, входи.
Комната девушки оказалась чуть больше его, мебели тоже было мало, однако сразу чувствовалось, что здесь живет женщина. На постели рядками были разложены бусы, колечки, серьги и многое другое, чему Боджи даже не знал названия.
- Я подбираю сестре украшения к завтрашнему дню, - пояснила Синния на его недоуменный взгляд.
Боджи помедлил, глядя на поблескивающие безделушки. Может быть, ему лучше уйти? Эти вещи стоят недешево, а что может он предложить Анире? Решив бороться за нее, он забыл, что она - дочь старейшины...
Девушка стояла, терпеливо ожидая, когда он объяснит, зачем пришел. Не дождавшись, предложила:
- Присаживайся.
Боджи не стал возражать, опустившись на стул. Да, в этой легкой рубахе и брюках, конечно, удобнее внутри помещения. Еще перед ужином Синния принесла эту одежду и забрала его охотничий костюм почистить.
- Скажи, ты не против, что твоя сестра выходит замуж за такого человека как Кнео? - решившись, заговорил Боджи.
- Какого? - чуть помолчав, спросила Синния.
- Но он же ничего не умеет сам и постоянно капризничает как ребенок!
- Но мужчины все такие, - последовал спокойный ответ.
Здорово! Боджи аж забыл, что хотел добавить. Эта фраза как нельзя лучше подходит к Анириной "Но ты же мужчина!", которая так бесила его в лесу.
- С чего ты это взяла? - как можно небрежнее спросил он.
- С наших мужчин, - невозмутимо ответила Синния.
- Неужели все мужчины вашего клана такие же?
- Значительное большинство.
Боджи потрясенно покачал головой.
- Этого не может быть...
- Почему?
- Кто же тогда у вас охотится?
- Считается, что мужчины. Но никто из них никогда не уходит за пределы города без жены, сестры или невесты.
Боджи помолчал, потом все-таки спросил, заранее зная ответ:
- Почему?
- Да они же тогда не вернутся. Их непременно убьет какой-нибудь хищник. Или упадут и покалечатся. Или увязнут в трясине. Или...
Конечно. Ведь Боджи все видел собственными глазами за эти несколько дней с Анирой и Кнео.
- Мне кажется, вы их просто занянчили, как детей, - сухо проговорил он.
Синния пожала плечами.
- Просто очень давно, не одно столетие назад, люди нашего клана заметили, что если на охоту идет женщина, она обычно возвращается, и с добычей. Мужчин же погибало в несколько раз больше. Тогда старейшины повелели мужчинам не ходить на охоту без женщин, а женщинам помогать им во всем и беречь их.
Синния с минуту сидела молча, потом добавила:
- В этом нет ничего обидного для мужчин. Всем известно, что природа создала женщину более выносливой, осторожной и не такой агрессивной, как мужчину.
"Ты не во всем права, но я не буду спорить, - подумал Боджи. - Я пришел не за этим".
- Я понял тебя. - сказал он вслух. - Но, в отличие от ваших мужчин, я живу в один в лесу, охочусь уже несколько лет и пока жив.
- Да, ты другой. У нас таких нет.
"А у синтов нет такой, как Анира, "- подумал он.
- Я не хочу, чтобы Анира вышла за него замуж, - резко произнес он и замолчал, ожидая ее реакции.
Синния перевела взгляд на украшения и, взяв одно из них в руки, принялась разглядывать.
- Что бы ты выбрал из этого для Аниры?- спросила она, не поднимая глаз.
- Сначала ответь мне.
- Но ты не задал вопроса.
Точно. Он просто сообщил ей свое желание.
- Что я могу сделать, чтобы помешать их свадьбе?
- Анира не одобрит этого...
- Пусть. Я знаю, что она не любит его.
Синния подняла на него глаза.
- Завтра, перед тем, как объявить их мужем и женой, наш отец спросит, есть ли среди присутствующих кто-то против этого брака... Можешь выступить вперед и сказать, что ты против. Но тебя ожидает большая неприятность...
- Какая?
- Ты должен будешь доказать свое право вмешиваться. Тебе придется вступить в бой с лучшим охотником из клана Веррян.
- И если побеждаю я?..
- Ты не победишь. Это не совсем человек.
Лучший охотник клана - не человек? Что за чудеса! Впрочем, он уже устал удивляться странностям веррян...
- Ну, а если я буду побежден?
- Ты немедленно покинешь наш клан.
Не самое страшное. Видимо, снисхождение к мужчинам распространяется и на него. Но если бы на его месте был какой-нибудь Кнео, такое наказание было бы равносильно казни.
Боджи поднялся и направился к двери. На пороге он обернулся и спросил еще раз:
- Что все-таки меня ожидает, если я смогу победить?
Синния покачала головой и обезоруживающе улыбнулась:
- Не сможешь, Боджи.
- Посмотрим.
- Лучше не затевай этого.


Когда он проснулся, его охотничий костюм был аккуратно разложен на стуле. Едва он оделся, вошла Синния с завтраком.
- Благополучного дня, Боджи.
- Доброе утро.
- Из-за свадьбы все заняты и решили, что каждый позавтракает у себя.
- Нет проблем.
Он помолчал, задумчиво глядя на поднос.
- Анира тоже занята?
- Да. Она одевается.
Боджи невольно вспомнил разложенные на постели Синнии безделушки.
- Ты уже отнесла ей украшения?
- Нет еще. - Девушка замялась. - Честно говоря, я не знаю, что делать.
Она умолкла и нерешительно взглянула на него.
- То, что выбрала Анира, мне не нравится. А то, что выбрала я, не нравится ей.
"Ну что за странные люди!" - в который раз поразился Боджи.
- Но надевать придется ей, а не тебе, - возразил он вслух.
- Конечно. Но это мои вещи, и я хорошо в них разбираюсь. Анира не носит украшений и ничего в них не понимает.
"Это опять-таки доказывает, что Анира изумительная девушка, "- подумал Боджи.
- Поэтому я и решила спросить твое мнение. Мы с сестрой не смогли убедить друг друга. То, что выберешь ты, она наденет.
Боджи кивнул. Уже внимательно разглядывая разложенные украшения, он спросил:
- Почему я, а не Кнео?
Синния молчала, пока он не поднял на нее глаза.
- Потому, что ему безразлично, как она будет одета, - нехотя ответила девушка, отводя взгляд.
- Что именно я должен выбрать? - Боджи вернулся к созерцанию безделушек.
- Все, что понравится. Ты знаешь, как выглядит Анира.
Да уж, пока не забыл.
- Это для чего? - спросил он, выбрав тонкую, состоящую из ажурных завитушек, дугу.
- Это одевается на лоб. Вот так. Или вот так на волосы.
Боджи отложил вещь в сторону. Подумав, добавил к ней пару таких же тонких сережек. Лицо Аниры стояло перед его глазами, и от этого было почему-то тяжело-тяжело на сердце. Словно ее собираются утопить, а он подбирает подходящий камень.
- Мне нравится вот это. - Он указал на отложенные вещи.
Он, конечно, мог ожидать любой реакции, но... Синния не просто изумилась, она прямо-таки остолбенела.
- Из всего этого только две вещи?! - не поверила она.
Боджи пожал плечами.
- На мой взгляд, ей вообще не нужны украшения.
Синния вздохнула, покачала головой.
- Просто удивительно, до чего вы с ней похожи! Представляешь, она выбрала именно эти две вещи! И как я ее ни убеждала, что это скромно для дочери Верховного старейшины, она не согласилась.
Действительно, у нас с Анирой много общего, думал Боджи, возвращаясь к себе. Мы оба отлично знаем законы леса, любим его и не боимся, здорово дополняем друг друга в бою... Нет, решено. Пусть хоть весь клан на дыбы встанет, а этой свадьбе не бывать!..


Синния пришла за ним через час. Оделась она в красный кожаный костюм и длинную, до земли, накидку с прорезями для рук и разрезами по бокам. Украшений она тоже не пожалела. Боджи даже заинтересовало, осталось ли что-нибудь на кровати.
Народ собрался на площади перед домом. Первой под руку с мужем спустилась Батита, за ней домочадцы и гости дома. И только потом в широко распахнутых дверях появились Анира и Кнео. Все разом замолчали. Пока они спускались на небольшом расстоянии друг от друга, был слышен даже шорох одежды. На Анире был такой же костюм с накидкой, как на Синнии, только белый, с отделкой из светлого металла. Из украшений она надела две вещи, выбранные Боджи.
Они достигли ступени, на которой стояли Батита, ее муж и успевшие к ним присоединиться пятеро старейшин. Лишь две пары из них были одеты в пурпурно-красный шелк: родители Аниры и Кнео. Жених и невеста остановились с двух сторон от мужа Батиты. Он взял их руки и торжественно произнес:
- Люди клана Веррян! Я, Даринт, Верховный Старейшина, объявляю вам радостную весть: моя старшая дочь Анира и старший сын мудрого Таргка Кнео станут сегодня мужем и женой!
Народ восторженно зашумел. Выждав немного, Батита подняла руку. Немедленно все смолкло.
- Верряне!- продолжил Верховный Старейшина. - Есть ли среди вас кто-то против этого брака?
Сердце Боджи часто заколотилось в груди, но голос не дрогнул, жестко и громко прозвучав в абсолютной тишине. Сделав шаг вперед, он произнес:
- Я против.
В следующий миг ему показалось, что застыло само время.
Наверное, этот вопрос, традиционно задаваемый на свадьбах, был для веррян лишь формальным. По крайней мере, никто, похоже, не ждал на него ответа. Все без исключения в бесконечном изумлении уставились на него, потеряв дар речи. Анира побледнела так, что он даже испугался, как бы она не упала. Но если в глазах остальных он видел удивление и любопытство, то в ее взгляде сквозил самый неподдельный ужас. Он даже смутился на мгновение. Ведь именно она привела его в свой клан. Не посчитают ли ее виноватой в том, что он делает?..
- Вот как? - Первой пришла в себя Батита. - Ну, что же, Боджи, подойди сюда и объясни причину.
Он подчинился и, глядя прямо в лицо возвышающейся на ступенях Батиты, четко сказал:
- Я считаю, что этот мужчина недостоин Аниры.
По толпе пронесся не то вздох, не то стон. Лицо отца Кнео перекосила ярость:
- Это оскорбление нашей семьи! Он должен за это ответить!
Но одобрительного гула не последовало. Толпа молчала, словно онемев. Похоже, многие из присутствующих разделяли мнение Боджи.
- И он ответит, Мудрый Таргк, - спокойно и грозно пообещала Батита, внимательно наблюдая за безмятежным лицом Боджи.
- Кто подсказал тебе сделать это? - обратилась она к нему.
- Был задан вопрос, и я на него ответил. - Невозмутимо выдержал ее взгляд Боджи.
- Ты знаешь, что тебя ожидает за оскорбление семьи уважаемого старейшины?
- Я всего лишь сказал, что думал, - произнес он, чтобы не врать и не подставлять Синнию.
- Тебе придется сразиться с лучшим охотником нашего клана! А это все равно, что казнить тебя.
- Нет! Пожалуйста, мама! - вскрикнула Анира. - Он же не знает наших законов!
- Тем более ему следовало молчать!
- Отец!..
- Анира!- рявкнул Даринт. - Ты любимица клана, но и твои мольбы не помогут! Сегодня вечером, в пять часов, здесь, на этой площади, он будет наказан!
Торжество было сорвано. Первыми ушли старейшины и взбешенный жених. Стали расходиться и жители. Вскоре на площади остались лишь Анира и Боджи. Словно одеревенев, она стояла на ступеньках, глядя мимо него невидящим взглядом. Что ее так ошеломило? Она же знает, как он управляется с мечом... Он медленно поднялся по ступенькам, но остановился чуть ниже, чтобы быть с ней одного роста.
- Зачем ты это сделал?.. - свистящим шепотом выдохнула она.
- Нужно еще раз объяснять? - Боджи, не отрываясь, смотрел ей в глаза, но не различал в них ничего, кроме тоски.
- Ты до сих пор не понимаешь, что наделал?
Боджи помолчал.
- Не понимаю, почему ты переживаешь.
- Я не знаю, что делать...
- Почему вы все так уверены, что я буду побежден?
Анира на миг закрыла глаза.
- Потому что я сильнее тебя, Боджи. В несколько раз я сильнее любого человека.
- Ты?.. При чем здесь... - он запнулся, осененный внезапной догадкой.
- Я лучший охотник клана.
Да, можно было догадаться об этом еще в комнате Синнии.
- Все, что сказала мицария, сбывается слово в слово, - шепот Аниры был едва различим. - Но я не хочу убивать тебя! Не хочу!..
Она резко повернулась и, быстро одолев ступени, скрылась в доме.
"... Добры вы оба, да сойдетесь врагами в бою, а победивший захочет быть побежденным... "
Да, похоже, все так и будет, вздохнул Боджи. Но Синния тоже хороша, могла бы и предупредить.
Он уже перешагнул последнюю ступень, когда она появилась в дверях.
- Я не могу войти? - Спросил он.
- Почему? Ты по-прежнему гость нашей семьи.
Она последовала за ним в комнату.
- Могу я что-то сделать для тебя?
Боджи тяжело посмотрел ей в лицо.
- Почему ты не сказала мне, кто лучший охотник вашего клана?
- Ты не спрашивал.
Он покачал головой.
- Могла бы предупредить.
- Могла. Но, узнав, что это Анира, ты бы не вступился.
Синния подошла к двери.
- Я люблю свою сестру. А ты был единственным, кто мог осмелиться помешать этому браку. Вспомни, я тебя не заставляла. Ты сам пришел ко мне с этим вопросом.
Верно. Все верно. Сам напросился. Синния вышла, прикрыв дверь.
Сняв куртку и безрукавку, Боджи завалился на кровать и попытался уснуть. Довольно скоро ему это удалось.
Его разбудил голос Синнии, позвавший по имени.
- Пора обедать, Боджи. Все уже собрались.
- Я не голоден. Сколько осталось до пяти?
- Сейчас два часа.
- Если не проснусь, подними меня в четыре.


Площадь вновь была заполнена людьми. В полном молчании толпа встретила появление старейшин, затем - Аниры с Боджи. Они спустились так же, как до этого она шла с Кнео, на небольшом расстоянии, не глядя друг на друга. Поравнявшись со старейшинами, они остановились.
- Верряне! - мрачно заговорил Верховный старейшина. - Все вы знаете, зачем собрались здесь. Этот человек осмелился оскорбить семью старейшины и должен быть за это наказан. Наказанием ему станет бой с лучшим охотником нашего клана.
Толпа молчала.
- Спускайтесь! - Он повелительно указал рукой вперед, где у основания лестницы находилась просторная площадка. Зрители оставили им предостаточно места.
Они встали друг напротив друга, но ни один не потянулся к оружию.
- Начинайте!
Медленно и неохотно Анира обнажила меч...
Бой был коротким. Атаковала она, он лишь отбивался. Сила ее ударов была немыслимой, но она специально замедляла их, чтобы он успел принять удар по скользящей. Иначе бы меч просто вылетел у него из рук. Она держала оружие одной рукой, он - двумя, и они обе уже болели в локтях. Он впервые бился с человеком, да еще и с тем, кто ему нравился, и чувствовал себя очень уязвимо и неуверенно.
Не успев развернуться к очередному удару, Боджи встретил его по прямой. Чудовищная сила вырвала меч из рук и отбросила в сторону. Боль обожгла локти, ему даже пришлось переступить, чтобы устоять на ногах. Анира остановилась и посмотрела на отца. Быстро посовещавшись с женой, тот провозгласил:
- дадим ему еще одну попытку. Пусть поднимет меч!
На этот раз все закончилось еще быстрее. Руки Боджи немилосердно ныли, мешая ему сосредоточиться. Он по-прежнему лишь оборонялся, стараясь предугадать направление атаки по замаху и развороту. Второй, пятый... восьмой... И вновь он подставил меч по прямой...
Меч, сверкая, полетел через него, Боджи упал на землю. В плечах прорезалась такая боль, что ему на миг показалось, у него и рук не осталось. Нет, они, конечно, были на месте, но не слушались. Какое-то время он не сможет подняться...
- Боджи!.. - склонилась к нему Анира.
- Все в порядке, - прохрипел он, напрягая до предела мышцы, сел и невольно посмотрел в сторону старейшин. Анира, зрители - все смотрели туда же.
Батита, ее муж и отец Кнео совещались. Наконец, они согласно кивнули друг другу, и Таргк резко приказал Анире:
- Убей его!
Она медленно перевела глаза на Боджи и вдруг, схватив свой меч за лезвие второй рукой, с легкостью переломила пополам словно это была обычная палка. В глазах появилась тихая ярость, щеки загорелись от гнева. Такой Боджи ее еще не видел. Присутствующие, очевидно, тоже. Но ведь всякому терпению есть предел.
- Никогда! - громко и ясно произнесла она. - Я охотник, а не убийца!
Анира повернулась, чтобы стоять лицом к старейшинам, и продолжала:
- Хватит того, что вы заставили нас вести этот неравный поединок! Все вы отлично знаете, что во мне сила десяти таких, как он! За одно то, что он принял этот бой, вы должны оставить его в живых!
Едва она смолкла, толпа одобрительно зашумела. Похоже, в клане ее действительно любили. Старейшины вновь принялись совещаться. Батита что-то предлагала, а оскорбленный Таргк никак не соглашался. Боджи уже успел встать, когда, наконец, отец Аниры поднял руку и холодно проговорил:
- Верряне! Все вы хорошо знаете, что такое Темный Лабиринт Ота.
По толпе пробежала волна благоговейного страха.
- Этот человек был побежден в поединке, но мы даем ему последний шанс остаться в живых. Он сейчас же отправится в лабиринт и должен будет вернуться оттуда на рассвете с любым доказательством того, что он дошел до Бездонного Болота! Тогда он будет прощен. Если же он появится раньше или не сможет доказать, что он был в сердце Лабиринта, он будет убит.
Старейшина сделал паузу. Присутствующие молчали.
-Что же касается моей дочери Аниры, то за неподчинение приказу Мудрого Таргка она до рассвета считается изгнанной из клана и будет заперта в Комнате Позора!
Народ ахнул. Анира опустила глаза.
-Я запрещаю всем замечать ее присутствие и говорить с ней!
Она вдруг подняла взгляд в лицо Боджи.
-Тебя это тоже касается...
Он отрицательно качнул головой:
- Я не принадлежу к вашему клану.
Даринт в упор посмотрел на него и повелительно указал рукой на север:
- Ступай!
- Попроси разрешения взять сумку, - чуть слышно шепнула Анира.
Да, хорошая мысль... Боджи твердо взглянул в глаза ее отца и уверенно произнес:
- Мне нужна охотничья сумка.
Старейшина на миг заколебался, потом перевел взгляд на Синнию и кивнул. Девушка быстро взбежала по ступенькам и вскоре вернулась, неся подарок Аниры.
- Ступай теперь! - грозно повторил Даринт.
Люди расступились. Боджи встретился взглядом с Анирой, и почти полминуты они молча смотрели друг другу в глаза. Она не попрощалась и не пожелала ему удачи. Она не верила, что он вернется.
Посмотрим...
Боджи повернулся и зашагал в указанном направлении.

Миновав последний дом и спустившись по пологому склону в овраг, Боджи очутился у входа в то место, которое верряне называли Лабиринтом. Узкая заросшая тропинка круто спускалась вниз и терялась во мраке. Не будь его глаз наметанным взглядом охотника, он бы, наверное, и не заметил ее.
Ступив на тропинку, Боджи огляделся. Ему предстояло спускаться далеко вниз, туда, где так неуютно, мрачно и необычно тихо. Странное место. Оно охватывает все пространство впереди, насколько хватает глаз. Темные неприятные джунгли заполнили этот гигантский котлован, бывший, очевидно, дном древнего моря.
Спуск был долгим. Боджи шел неторопливо, внимательно глядя под ноги и по сторонам. Да, он ограничен во времени и даже приблизительно не представляет, где находится это Бездонное Болото. Но он в совершенно незнакомом и очень подозрительном месте. Спешить здесь нельзя.
Тропинка кончилась, словно ее обрезали. Перед Боджи простиралось необычное, совсем без растительности, ровное плато, все в небольших конических углублениях. Словно кто-то истыкал землю заостренной палкой. Нет, это, конечно, не объяснение, но и другого подходящего Боджи найти не смог.
Он осторожно ступил на загадочный участок и пошел, стараясь держать в поле зрения и право, и лево. Внезапно все прояснилось: из маленьких воронок появились норзы. Одна, две, десять...
Боджи прибавил шаг. Место оказалось опаснее, чем он думал. Да, это всего лишь норзы. Но если ужалит хоть одна, и он уснет, упав на землю... Остальные тоже укусят, и он никогда не проснется.
Услышав шорох позади себя, Боджи, не останавливаясь, оглянулся. Шипя и извиваясь, они ползли за ним. Их много, чудовищно много. Он даже не предполагал, что они могут существовать целой колонией, отдельно от всех, на абсолютно безжизненной местности и в таком количестве.
Впереди четко виднелась граница этого жуткого участка. Боджи пересек ее почти бегом. Царство норз резко перешло в непроходимые джунгли.
К его полному недоумению, погоня прекратилась. Целая армия змей остановилась, словно налетела на невидимый барьер. Обиженно шипя, они ползали вдоль границы своей территории, не пересекая ее. Прежде, чем нырнуть в плотно оплетенные гиби дебри, Боджи еще раз оглянулся. Норзы смотрели ему вслед, как будто провожали.
В лесу Боджи окружил густой влажный полумрак. Редкий луч солнца проникал сюда сквозь плотный растительный купол. Чего здесь только не было: гиби и мохнатая тартидция, чанга и валлу, хисим и шарга... Они росли рядом, бок о бок, не мешая расти другим, словно поправ все исключения природных законов - даже Боджи было отлично известно, что валлу и шарга не переносят взаимного соседства . Ни в одном лесу они не растут вместе...
Впрочем, почему "ни в одном"? Вот, пожалуйста, - стройный гибкий валлу рядом с огромной мощной старой шаргой. Кажется, он берет свое начало прямо из ее корней, а их ветви переплелись так, что и не разберешь, где чьи. Вот тебе и взаимная непереносимость!..
Боджи осторожно продирался сквозь плотные заросли, бдительно поглядывая по сторонам и напряженно вслушиваясь. Вокруг стояла неправдоподобная тишина - такой просто быть не может в лесу. Ни единого звука, шороха, движения. Невероятно... Боджи всегда не нравилось то, чему он не знал объяснения. Почему здесь многое не так, как повсюду на Дэрке? Почему здесь возможно то, что невозможно нигде?
Он уловил какой-то звук слева от себя и, остановившись, внимательно посмотрел в ту сторону. Очень толстая старая шарга, за которой могли бы спрятаться пятеро таких, как он, две не менее старых чанги, хисим, бесчисленная молодая поросль валлу. И все это очень крепко обнимает гиби. Больше ничего.
Боджи всматривался до рези в глазах, подозрительно ощупывая взглядом каждую деталь, но ничего нового так и не обнаружил. Он прикрыл на миг глаза, давая им короткий отдых, повернулся направо и застыл от неожиданности. Будь он более впечатлительным, он бы, наверное, вскрикнул, реагируя на внезапность их появления.
Тени, легкие, расплывчатые, словно начинающий таять дым костра, бесшумно висели с обеих сторон от могучего хисима, сплошь увешанного плодами. Они не двигались, не издавали ни звука, не делали ничего, что можно было заметить. Формой они напоминали фигуру человека, у которого срослись ноги.
Боджи молчал и не шевелился, но ничего не происходило и не менялось - приклеенные у хисима тени не подавали никаких признаков жизни.
- "Их не было там, когда я поворачивался влево, - подумал он. - Или у меня что-то со зрением, или это чьи-то чары... "
- "Второе, Боджи, второе. "
Насмешливый скрипучий голос раздался в голове так же внезапно, как появились тени. Мицария? Неужели?..
"Чему ты удивляешься, Боджи?"
Действительно. Мог бы и сам догадаться, что здесь неспроста все так необычно...
Словно очнувшись, Боджи глянул вверх, откуда пробивались редкие узкие лучи солнца. Скоро оно уже сядет, а он все стоит и таращится на тени. Чем они опасны - тени и тени...
"Они не причинят тебе вреда, Боджи. Они просто никогда не видели людей. - Скрипучий старушечий голос звучал в его голове так естественно и ненавязчиво, что Боджи начал привыкать к невидимой собеседнице и внимательно слушать ее. - С той далекой поры, когда юная Батита проходила здесь, у ссернанов сменилось три поколения - у них очень короткий срок жизни".
"Мать Аниры была здесь?" - удивился Боджи.
"Да, она смелая женщина. Малышка Анира, рожденная ею не больше года назад, осталась на попечении слуг, а ее мать отправилась сюда за Символом Света, рискуя никогда не вернуться. Но она нашла его и дорогу назад. Я взяла с нее слово не носить Символ, а отдать тому, кого она первым встретит на пороге своего дома".
Боджи осторожно двинулся вперед, не обращая внимания на скопление теней. Их становилось все больше и больше, очевидно, всем без исключения захотелось увидеть человека.
"Батита вернулась в город на рассвете, когда все еще спали. Остановившись у нижней ступени крыльца своего дома, она взглянула на закрытые двери и... испытала шок. Ее единственная малютка-дочь выползла из дома и уже достигла верхней ступени. Батита в ужасе поняла, что если крошка свалится вниз, она сломает шею... Еще ни разу она не бегала так быстро, Боджи. - Мицария захихикала своим кудахтающим смехом. - В одно мгновение она преодолела все тридцать две ступени и подхватила дочь на руки. Отдышавшись, она осознала, что именно ее малышке суждено стать Хранительницей Символа Света и сильнейшей из веррянок".
Голос смолк. Лес теней кончился, резко сменившись широкой равниной, сплошь поросшей высокой кудрявой травой. Она доходила Боджи до груди и росла настолько плотно, что он не мог видеть ни земли, ни даже своих ног. Нельзя идти вслепую по незнакомой местности, подумал Боджи, вытаскивая кинжал. Он медленно продвигался вперед, раздвигая им траву, но стараясь не срезать ее. Время от времени он оглядывался, но не замечал ничего подозрительного.
Внезапно откуда-то донесся тонкий звенящий многоголосый писк. Боджи остановился, приняв боевую стойку.
Звук быстро нарастал, двигаясь по направлению к нему. Напряженно вглядываясь в ту сторону, он заметил, как раскачивается и пригибается трава.
"Кто это?" - мысленно вопросил он, но ответа не последовало.
Боджи сделал шаг назад. Вовремя...
Мимо него, пища на все голоса, пробежала огромная стая странных ушастых созданий. Он впервые видел таких зверьков, но ничуть не удивился: за недолгое время после Праздника Жертвы рестиний он многое узнал и увидел впервые. Они промелькнули за несколько секунд, но Боджи успел заметить, что их очень много. Или они живут целой колонией, или здесь их не одна стая.
"Второе, Боджи, второе".
Что же их так напугало?
Он всматривался в ту сторону, откуда они примчались, но не заметил никакого движения. Стоять бессмысленно, солнце почти село.
Боджи двинулся вперед и сразу же на кого-то наступил. Спасла многолетняя привычка отскакивать в сторону. Он услышал, как щелкнули чьи-то сильные зубы, и осторожно отогнул мечом траву.
Яростно вращая ярко-зелеными глазами, гигантская клювастая ящерица сердито раздувала щеки. Да, с боррмилой лучше не встречаться - вмиг можно остаться без ноги. Или, в лучшем случае, с открытым переломом. Боджи сейчас только этого и не хватает! Надо быть осторожнее.
"Вот именно! - злорадно подтвердил скрипучий голос в голове. - Это тебе не по своему лесу гулять! Боджи, ты ведь уже не ребенок, быстрее надо соображать!"
Стараясь не думать о брюзжащей старухе, он благополучно добрался до границы высокой травы и остановился, испытывая острое желание протереть глаза.
Перед ним опять лежало голое ровное плато, истыканное норами норз.
"В чем дело? Участки чередуются?"
"Нет. Похоже, Боджи, ты ходишь кругами".
Это невозможно. Он - охотник и может ориентироваться в лесу с закрытыми глазами.
"Это не лес".
"На открытой местности ориентироваться тоже несложно".
"Ну так попробуй".
Солнце, по-прежнему, находится справа от него, значит, он продолжает идти на юг.
"Ты идешь на север, а тебе нужно на восток!"
"Солнце садится на западе."
"Конечно, но солнце здесь ни при чем!"
"Если запад справа, то прямо - юг, слева - восток, а за спиной север".
"А, так вот что тебя смущает".
На мгновение ему показалось, что у него закружилась голова. Он крепко зажмурился, а когда открыл глаза, солнце садилось уже слева.
"Если это так, то я иду назад. Но как такое могло случиться?"
"Э, Боджи, нашел чему удивляться. То ли еще будет! Иди на восток, да поторапливайся - скоро будет совсем темно".
Он послушно повернул направо.
"Далеко еще до болота?"
Мицария не ответила. Боджи шел, поглядывая по сторонам и прислушиваясь, но, к своему удивлению, не обнаружил ни одной норзы.
"Они уже спят, Боджи, шевели ногами!"
Он пошел чуть быстрее. Далеко впереди снова показался лес - темная неизвестная полоса. Какие еще странные существа обитают там?
"Скоро узнаешь. Ты умеешь передвигаться быстро?"
Боджи ускорил шаг, подумав, что бегать по незнакомой местности неразумно.
Скоро он достиг края земли норз. Причем, действительно, края: обрыв уходил далеко вниз, во мрак, дна не видно совсем. Ширина была тоже больше, чем Боджи смог бы одолеть прыжком. На противоположном краю начинался лес. Через каждые десять шагов над пропастью висели странные сооружения, напоминающие плот - ровные, круглые гладкие бревна, плотно подогнанные друг к другу, но совершенно ничем не скрепленные. Оставалось только догадываться, как они держатся.
"Какая тебе разница? - проскрипело в голове. - Через несколько минут наступят сумерки - ты будешь ночевать рядом с норзами?"
Нет уж, это совсем не годится. Но и эти подобия мостов выглядят очень ненадежно...
"Да, Боджи, тебя не всякий выдержит."
Может быть, где-то края пропасти сходятся ближе, и он все-таки сможет перепрыгнуть, если хорошо разбежится?..
"Забудь об этом, Боджи. Ты большой и громоздкий, непременно промахнешься и будешь вечно лететь в никуда."
Невеселая перспектива. Придется искать переход. Он осторожно поставил ногу на первое бревно ближайшего мостика и перенес на нее часть своего веса, оставив вторую ногу опорной.
Бревно вздрогнуло и полетело вниз.
Боджи переместился вправо, ко второму мостику, потом к третьему, четвертому, седьмому... Лишь у девятого бревно осталось на месте. Боджи медленно усилил нажим, но оно даже не шелохнулось. Ну, что ж, можно рискнуть...
В голове было тихо. Боджи сделал шаг и сразу почувствовал, как дрогнуло под ногой бревно. Очевидно, весь его вес оно тоже не выдержало.
Возвращаться назад? Нет, у него просто нет времени проверять остальные мосты - солнце село, быстро надвигаются сумерки. Только вперед...
Боджи побежал, отталкиваясь от бревен и ощущая, как они, вздрогнув, бесшумно осыпаются вниз. Вот, наконец, и противоположный край. Последний сильный толчок, и он удачно приземлился на низкий куст кудрявой римии.
Сумерки сгущаются, нужно срочно подумать о том, где провести ночь... Слева раздался треск. Рука Боджи машинально обнажила меч, глаза напряженно посмотрели в наползающую темноту.
Хирар. Молодая самка с детенышем.
Вторая рука выхватила кинжал, и он привычно принял боевую стойку. Но животные продолжали приближаться, не обнаруживая никаких признаков тревоги, словно не видели его. Нет, это невозможно!..
Они так и прошли мимо, не заметив его присутствия и не предприняв ни единой попытки атаковать. Невероятно... Забыв обо всем, Боджи, изумленный до глубины души, целую минуту смотрел вслед, пытаясь дать их поведению хоть какое-то разумное объяснение.
Он услышал за спиной шорох, молниеносно обернулся... и невольно отпрянул. Их с ларнулом разделял всего шаг.
Боджи занес руку с мечом, ожидая атаки, но зверь, казалось, тоже не видел его. Он задумчиво посмотрел сквозь Боджи, качнул головой, прислушался и двинулся дальше, не подав и намека на агрессивность. Боджи оторопело смотрел на яростного хищника, мирно и неторопливо миновавшего его на расстоянии вытянутой руки, и вдруг понял, что тоже не чувствует его присутствия!
Он отчетливо видел зверя, но их словно разделяла прозрачная стена...
"Все они живут в другом измерении, Боджи, - ворчливо пояснила мицария. - Все, кто обитает в этом лесу, тебя не видят и не ощущают. Дошло до тебя, что это означает?"
Да. Если все обстоит так, он может спокойно идти всю ночь - ему некого бояться.
"Так, да не совсем, Боджи. Животные тебя не тронут, но ночью здесь не светят ни луна, ни звезды".
"Я должен идти. Я слабо представляю, где нахожусь и понятия не имею, где Бездонное Болото, но я не могу терять время. На рассвете я должен вернуться в клан веррян".
"А ты уверен, что вернешься, Боджи?"
"Да, я должен вернуться. Иначе Аниру отдадут этому неумехе".
Мицария надолго замолчала. Боджи осторожно пробирался в темноте, которая все продолжала сгущаться. Многие из ночных зверей встретились ему, но никто не попытался атаковать.
Он шел уже несколько часов, пробираясь практически только за счет своего острого слуха, напрягая до предела зрение и интуицию.
Стало уже совсем темно, когда он, наконец, достиг обширной поляны. Мягкая трава пружинила под ногами, Боджи изредка спотыкался о мелкие кочки.
Далеко, что ли, это Бездонное Болото? Дойти бы до него, заночевать, а чуть посветлеет - двинуться в обратный путь.
" Так тебе болота не хватает?" - захихикала в голове мицария, и тут же под ногами захлюпала вода.
Боджи прибавил шаг, споткнулся, но удержал равновесие. Нет, спешить здесь нельзя - можно свалиться в липкую, чавкающую жижу.
"Точно, Боджи. Тебе еще чего-то не хватает?"
"Это и есть Бездонное Болото?"
"Нет, но если ты сильно хочешь, оно может стать и бездонным..."
Нет уж, спасибо. В его планы вовсе не входит утонуть. Он и так делает непозволительную вещь - идет куда-то по незнакомой болотистой местности в беспросветную ночь.
" Да, странный ты, Боджи, странный. Скорее даже, глупый".
" Я должен вернуться с рассветом в клан".
"Ты не успеешь к рассвету".
" Посмотрим".
"Уж не собираешься ли ты спорить со мной?"
" Я слышал, ты любишь пошутить".
 "Да, и поиграть люблю. С такими, как ты, забавными. Хотя нет, таких смешных мне еще не попадалось".
Налетев на корягу, Боджи подумал, что не находит в себе ничего смешного.
"Не находишь?! - Мицария залилась кудахтающим смехом. - Боджи, ты бредешь не зная куда, не видя ничего, как новорожденный детеныш марсалы, не представляешь, где находишься, не ориентируешься, где юг, где север, да еще и разговариваешь сам с собой! Ну, кто ты после этого?"
Он споткнулся в очередной раз. Стараясь не отвечать на провокационный смех старухи, Боджи мысленно пообещал, что, как только выберется из болота, разведет костер и больше ни шагу не сделает, пока не станет чуть светлее.
"Ну, хоть одна умная мысль появилась," - проворчало в голове, и под ногами сразу стало сухо.
Не раздумывая ни секунды, Боджи присел и снял с плеча Анирину сумку.
"Там должен быть кусочек коры молодой шарги, "- подумал он, пытаясь на ощупь обнаружить этот необходимый запас любого охотника. Да, вот он. Небольшая толстая густо просмоленная чурка горит неярко, но дыма и тепла дает достаточно. Ее хватит на три-четыре часа.
Боджи уселся поудобнее и уставился на маленькие яркие язычки пламени. Ему вдруг вспомнилось, как они с Анирой долго молча сидели у костра, а вокруг кольцом горела гиби... Где она сейчас?
"В Комнате Позора, Боджи. Или ты забыл, что она во второй раз спасла тебе жизнь?"
Нет, он отлично все помнит. Она отказалась убить его, потребовав дать шанс. Никто, похоже, не ожидал, что она ослушается старейшину...
"Для женщины клана Веррян это немыслимо, Боджи. Комната Позора у них пустовала больше полстолетия".
"Я не просил за себя вступаться".
"Конечно, Боджи, это твое типичное рассуждение. Ты же такой гордый…"
Не отвечая на очередную колкость, Боджи попробовал думать о своем доме, о матери, но его мысли снова и снова возвращались к Анире и их последнему разговору. Она ничего не сказала ему на прощание... Почему не верила, что он вернется?
"А ты сам в это веришь, Боджи?"
"Да, я твердо намерен вернуться".
"Твоей самоуверенности на двоих хватит".
Он оторвал взгляд от костра и глянул в кромешную тьму. Ему вдруг захотелось, чтобы Анира оказалась здесь, просто молча сидела рядом и тоже смотрела в огонь...
Впрочем, это опять эмоции. Одиночество никогда его не угнетало. Он не представляет, что такое Комната Позора, но надеется, что ей не хуже, чем ему. Сейчас она, наверное, спит...
"Ошибаешься, Боджи".
В непроглядной темноте над костром вспыхнула сияющая точка. Она быстро разрасталась, превращаясь в большой круг света. Внезапно в нем, как в зеркале, он увидел Аниру.
Она сидела на длинной скамье у маленького узкого окна и смотрела в темное звездное небо. Лицо ее казалось встревоженным, глаза грустными.
"О чем она думает, мицария?"
"О тебе, Боджи. Она собирается искать тебя, как только кончится ее наказание".
"Значит, она не верит".
"Нет. И она считает себя виноватой во всем, что случилось".
"Странно... Она здесь, по-моему, совершенно ни при чем".
"Она думает, что ей не следовало приводить тебя в клан".
"Даже так?"
Анира тяжело вздохнула, опустила голову.
"Она меня тоже видит?"
"Нет".
Круг начал быстро сужаться, превратился в точку и исчез.
"Скучаешь, Боджи?"
"Немного. Неужели я здесь совершенно один?"
"Что ты! Так тебе нужна компания?"
В жгучей темноте внезапно зажглись сразу несколько пар маленьких глаз. С каждой секундой их становилось все больше, и вскоре Боджи оказался окружен пятью рядами существ, которых он даже не видел. Все они, как один, смотрели на него.
Судя по глазам, они небольшие. Но кто они и насколько мирные? Он осторожно обнажил меч.
"Не паникуй, Боджи, не съедят они тебя".
"Я не паникую. Тот, кто боится, не может быть охотником".
"Это пфорхи, они шустрые, маленькие и любопытные".
"И тоже вылезли на меня посмотреть".
"Нет, они уже спали, но я разбудила. Ты ведь пожаловался, что тебе скучно?"
Крошечные, не больше его ладони, пушистые зверьки с большими ушами и двумя смешными кисточками на длинных хвостиках неторопливо появились из тени и устроились рядками на большом расстоянии от костра. Боджи смотрел на эту картину, не в силах скрыть удивления.
"Они не боятся огня?!"
"Боятся, Боджи, это всего лишь животные. Но я убедила их пересесть поближе к тебе. Теперь ты доволен?"
Чего тут только не увидишь... Рассматривая своих компаньонов, Боджи подумал, что тронется в путь с первым проблеском зари.
" Но что все-таки будет, если я не успею вернуться к рассвету?"
"Ох, Боджи, Боджи, не "если", а не успеешь, я тебе говорю! До чего же вы, синты, упрямые!"
"Я синт только по матери".
"Вот-вот, и спорить любите! А не знаешь ли ты, из какого клана был твой отец?"
"Ни из какого".
Мицария так и покатилась со смеху.
"Ой, Боджи, какой же ты глупый! Что же он, по-твоему, из икры баки вылупился? Или его отец и мать марсалы были? Ох, уморил!.. Синт он был, Боджи! И родители его, охотники, тоже в синтском клане на свет появились!"
"Ладно, я - синт, Анира - веррянка. Кем же будут наши дети?"
"Если останешься в ее клане - веррянами, заберешь к себе – можешь считать синтами. Но тебе не об этом нужно думать. Не видать тебе Аниры, если не вернешься с рассветом в клан. А ты не вернешься. Забыл, что ли, что я тебе в Большой Топи предсказывала? Не добьет ларнул - Анира поможет".
"Она отказалась убить меня".
"Э, Боджи, всему свое время. Ты и с ларнулом еще здесь ни с одним не дрался".
Боджи вздохнул, закрыл глаза.
"Скорей бы рассвело... "
"Почему бы тебе ни прилечь на пару часов?"
"Я днем выспался."
Мицария опять захихикала.
"Как ларнул, а, Боджи?"
"Ларнул днем не спит. Он не ночной охотник".
"Правда? Наверное, я запамятовала... Посмотри-ка, синт своенравный, что у тебя за спиной творится..."
Боджи обернулся.
- У-ух! - С резким выдохом он вскочил на ноги и мгновенно выхватил меч.
"Ай, Боджи! - смеялась над ним мицария. - Как же это ты его не услышал?"
Недовольно моргая и щурясь от света костра, в нескольких шагах от Боджи стоял крупный самец ларнула. Он вздыхал, встряхивал головой, переминался с ноги на ногу, но не проявлял агрессивности и выглядел скорее сонным, чем разъяренным.
Боджи невольно подумал, что еще ни разу не видел такого спокойного ларнула.
"А я ведь могу его и разозлить", - проворчала старуха.
"Тогда один из нас погибнет, - предположил Боджи. - Какая тебе от этого польза?"
В голове стало тихо.
Некоторое время они с ларнулом продолжали стоять друг напротив друга, не предпринимая никаких действий. Боджи напряженно наблюдал за любым движением животного, но тому было не до него. И вообще ни до кого. Он фыркал, тряс головой, зевал и ужасно хотел уйти, вернуться в свое подземное логово и хорошо выспаться. Весь его вид красноречиво говорил о том, что он сам не понимал, зачем пришел сюда. Какая-то могучая неведомая сила заставила. И теперь зачем-то держит здесь, не позволяя уйти.
Боджи терпеливо вздохнул, подумав, что, видимо, им все-таки придется провести этот бессмысленный бой. Ну, сколько можно стоять в боевой стойке, уставившись на заторможенного хищника?! Он сделал шаг навстречу ларнулу и сразу ощутил, как исчезло что-то невидимое, заставлявшее их противостоять друг другу. Ларнул тут же развернулся и растаял в темноте.
Боджи сунул меч в ножны и подсел к костру. Его пушистая компания, побежденная сном, уже мирно спала, свернувшись меховыми шариками. Боджи невольно позавидовал и посочувствовал им - если бы не мицария, зверьки бы спали в своих норках, а не на голой земле.
У него еще ни разу не было такой долгой и тоскливой ночи. Почему он не хочет спать? Отчего так неуютно на сердце?
"Предчувствие, Боджи, предчувствие, - откликнулось в голове. - Твой ларнул - судьба твоя, никуда от него не денешься".
Боджи вдруг вспомнил свою самую первую и такую ужасную схватку с ларнулом. Да, он был еще слишком юным, неопытным, а напавший самец матерым и закаленным в боях. Боджи принял неправильную стойку, не успел увернуться, не под тем углом поставил меч... Он задохнулся от боли, когда все три рога пропороли левое бедро... А в следующий миг хищник сбил его с ног, рванул когтями...
"Да, Боджи, есть что вспомнить. Только вот гордиться нечем. Ни за что бы тебе ни справиться с ним, не угоди он... Э, да ты, наверное, до сих пор не знаешь, что спасло тебя, глупого упрямца?"
"Не знаю", - признался Боджи, вспомнив, как ни с того ни с сего зверь вдруг взревел и принялся остервенело бороздить лапами землю. Он не задумался тогда над этим. Не до того было - сам кричал от боли при каждом движении...
"Хорошо тебе тогда досталось, и поделом - не прислушался к мудрости старших. Но урок тот тебе явно впрок пошел - уважаешь ты теперь царей леса. Ни одного не сгубил".
"Ларнул - царь леса?"
Мицария так и залилась смехом.
"Ох, Боджи, ох, какой ты бестолковый! Совсем меня уморил!.. Царь леса того ларнула одолел - пожалел тебя, мальчишку глупого, норовистого! Так бы и остался ты на той поляне навечно, не стреножь он ларнула жгучей змеевкой!..»
"Я никогда не слышал о царях леса..."
"Э, удивил! Да если сложить в одном месте все, о чем ты не слышал, вырастет могучая гора и скроется вершиной в облаках!"
"Расскажи мне о них, мицария".
"Может, и расскажу, коль надумаю. Смотри, синт любопытный, солнце встает".
Действительно, начинается рассвет - небо чуть посветлело.
Боджи быстро поднялся и шагнул к костру, чтобы затушить.
Раздался душераздирающий писк, немедленно подхваченный на разные голоса. Его мохнатые соседи всколыхнулись испуганной волной и, отчаянно пища на все джунгли, исчезли в кустах.
"Ох, Боджи, какой ты неуклюжий, - тут же заворчала мицария. - Смотри, куда ноги свои ставишь-то - того и гляди, раздавишь! Хирар и тот аккуратнее тебя ступает!"
"Я не нарочно".
"Пфорху от этого не легче! Хвостик у него тоненький, а сапоги твои тяжелые, да и сам ты упитанный..."
Она еще долго бранила его за неосторожность. Боджи шел на восток, стараясь отвлечься от старухиного брюзжания в голове.
Лес закончился необычной каменистой местностью. Гладкие камни разных размеров сочного зеленого цвета то тут, то там образовывали высокие пирамиды совершенно невообразимой формы. Боджи на мгновение даже остановился, глядя на ближайшее сооружение и пытаясь понять, как держатся составляющие его камни.
"Ох, на что ты уставился, Боджи? Липунов никогда не видел?"
"Не видел".
"А, ну тогда посмотри, посмотри. Ты ведь никуда не торопишься? Присядь, отдохни. Может, какой из них отвалится тебе на голову, ты и вспомнишь, за чем шел".
Боджи двинулся дальше, старательно обходя нагромождения камней.
Он не заметил, как сидевшая на его плече крошечная полупрозрачная зеленая фигурка легко поднялась в воздух и исчезла в зарослях. Светящейся дымкой она скользнула между деревьев и бесшумно опустилась в большую нору под старым раскидистым кустом тинны.
Послышался недовольный рык, закачались ветки, и могучий бело-синий ларнул вылез, отряхиваясь, на поверхность.
Ноздри широкого приплюснутого носа затрепетали, учуяв сильный чужой запах. Он шумно втянул воздух, громко зарычал и бросился по шлейфу этого запаха...
Боджи резко обернулся, подумав, что это рычал голодный самец ларнула, и рука привычно потянулась к мечу.
Зверь взревел второй раз, уже совсем близко. Боджи едва успел занять удобную позицию, как хищник выскочил из-за ближайшей горы камней - крошечные глаза горят, шерсть на шипастой спине дыбом - и бросился на него.
Сознание отмело все постороннее, и Боджи полностью сконцентрировался на завязавшемся бое. Он ловко увернулся от лобовой и хвостовой атаки, ранив противника в шею. Мицария безмолвствовала, но он подсознательно ощущал ее присутствие, так, словно она затаилась и ждала, чем кончится их поединок.
Рог ларнула чуть задел его по плечу, но в следующую секунду Боджи отскочил, и зверь опять промахнулся. Теперь он был уже не малоопытным юнцом и отлично знал особенности поведения ларнула в бою. Пригнув голову и злобно ударив по земле хвостом, зверь с новой силой ринулся в атаку. Широко расставив ноги, Боджи спокойно стоял, поджидая, пока противник приблизится на достаточное расстояние. Чуть согнув руку с кинжалом, он держал ее так, чтобы вовремя пустить в ход, когда наступит подходящий момент...
Вот он. Готовясь ударить рогами, ларнул приподнял голову...
Рассчитанным движением Боджи принял ее на кинжал, умело, подставив его под основание рогов, и почти одновременно нанес удар мечом.
С тяжелым вздохом хищник повалился на землю.
"Что-то ты слабо ударил, Боджи - силенок не хватило? Ларнул-то жив".
"Я не хотел убивать его. С такой раной он не скоро поднимется на ноги".
"Да что ты?!"
Боджи убрал оружие в ножны.
"Если ты не поможешь... "- добавил он.
"Ну, наконец-то дошло! - проворчала мицария. -Да не стой ты, как дерево, Боджи! Поторапливайся, мало времени осталось".
Поглядывая на каменные нагромождения, Боджи прошел еще несколько шагов и увидел впереди темную границу болота.
"Бездонное?"
"Ох, Бездонное, Боджи, Бездонное. По крайней мере, верряне его так называют".
Он прибавил шаг и вскоре уже стоял у кромки сплошной грязно-коричневой жижи, простиравшейся далеко на восток. Здесь не было ни одного зеленого островка болотной травы, почти не встречались кочки. Ни единого порыва ветерка, ни звука, ни шелеста, ни норок, ни следов баки. А вот поваленных деревьев больше, чем обычно на болоте. В нескольких шагах от края из мутной грязи торчит здоровенный треснувший пень старой шарги с могучими корнями и высокой тонкой веточкой с задорной молодой листвой. Как неестественно, некстати она здесь! Словно обман зрения...
"Это мой дом, синт непочтительный! Заходи, гостем будешь".
"Благодарю."
Даже при большой необходимости он не смог бы добраться до возвышавшегося пня, не увязнув в темной топи.
"Да уж, лучше не надо, - прошамкала старуха. - Завались сюда такой, как ты, - полболота из берегов выйдет".
"Что же взять как доказательство?"
Боджи дважды оглядел все вокруг, но не нашел ничего подходящего.
"Может, ларнул подойдет?" - засмеялась мицария.
Тело моментально напружинилось, меч скользнул в руку, а глаза цепко обшарили окрестность.
Нет, он по-прежнему один.
"Не туда смотришь, синт. Глянь-ка в середину топи…"
Да, теперь и Боджи увидел под слоем грязной воды морду утонувшего ларнула.
Он невольно отступил от края болота, почувствовав неприятный озноб и неожиданную жалость к зверю.
"Какой ты, оказывается, чувствительный! Да, так вот, Боджи – кто ко мне приходит, тот не уходит... Если сама не отпускаю".
Страха он не ощутил.
"Не боишься? Правильно, синт своенравный. Не меня тебе надо бояться... Можешь возвращаться".
"Не могу, пока не найду что-нибудь в подтверждение".
"Отдери вон липуна поменьше - чем не доказательство? Они только здесь живут. Но лучше не губи зазря - солнце встало, ты уже проиграл".
Верно. Сияющее светило уже стоит над горизонтом...
Боджи подошел к ближайшей куче камней и осторожно отделил самый маленький из них.
"Я вернусь в клан. А там видно будет".
"Ох, Боджи, не смеши! Я устала над тобой смеяться".
"Никто из их мужчин не сможет противостоять мне".
"Женщины смогут".
"Я не стану биться с Анирой".
"Анирина мать одолеет тебя так же легко".
"У нее тоже есть Символ Света?"
"Нет. Неужели ты думаешь, что владеешь мечом лучше всех на Дэрке?"
Нет, он так не думает... Боджи положил липуна в сумку и двинулся в обратный путь.


 Солнце поднялось над горизонтом лишь наполовину, но Анира знала, что свободна. Ее наказание закончилось с первыми лучами.
Прочитав молитву, она поднялась со скамьи. Он не вернулся. Где-то в глубине души все это время жила крохотная надежда, что он сможет пройти Лабиринт - для мужчины он умеет и знает поразительно много... Но он не смог.
Анира вышла на улицу, бесшумно закрыв дверь. Она провела ночь в Комнате Позора - самое ужасное наказание для веррянки! Но на сердце тяжело не от этого...
Заросшая тропинка круто уходила вниз, в заповедные темные заросли. Нет времени размышлять, некогда возвращаться за охотничьей сумкой - может быть, он еще жив, и она успеет помочь.
Это его следы...
"Э, Анира! По его следам пойдешь - точно опоздаешь!"
"Королева болот?.. "
"Да, ты уважаешь мудрейших! А этот заладил - "мицария" да "мицария"! Синт неугомонный... Иди прямо на восток - не ошибешься".
"Он жив?"
"Это ненадолго. Ларнул его треплет. Самый матерый в наших краях".
"Он будет побежден?"
"В таких боях победителей не бывает, девочка".


Еще несколько шагов, и царство липунов закончится. А вот и ларнул, которого Боджи ранил в голову. Зверь лежал не шевелясь, там, где упал, и даже ноздри широкого носа не шевелились.
"Он жив, мицария?"
"Жив, Боджи, жив. Чего и тебе желаю... Это ведь и есть ТВОЙ ларнул. Берегись, синт!"
Боджи потрясенно воззрился на тяжелораненого зверя, который вдруг зашевелился и медленно поднялся на ноги. Глухо зарычал, тряхнул раненой головой, взглянул на Боджи маленькими мутными глазами, и впервые от взгляда животного тому стало не по себе. Нет, это был не страх, что-то другое, странное, необъяснимое... Предчувствие?
Предчувствие чего?
Какая глупость, о чем это он! Нашел время поддаваться эмоциям - зверь вот-вот бросится в атаку!..
Ларнул заревел и, шатаясь, пошел на Боджи. Медленно, словно во сне. Как необычно, ненормально... Ларнулы так не атакуют...
Боджи неторопливо вытащил оружие и привычно принял боевую стойку.
Это был несуразный бой. Так медленно начавший ларнул вдруг развил невообразимую скорость - Боджи едва успевал уворачиваться и парировать. Незаметно для себя он постепенно перемещался назад, к болоту.
Груды липунов мешали им обоим, но и они устроили мирным камням настоящий погром. Бешено колотивший хвост ларнула разметал несколько скоплений до основания. Меч и кинжал Боджи, высекая искры, сбрасывали отдельных липунов на землю.
Битва продолжалась долго. Гораздо дольше, чем обычно. Боджи никогда не считал ларнула несерьезным противником, но впервые бой с ним был таким затяжным.
Клыки и рога разъяренного хищника мелькали в опасной близости. Сбитые липуны летели в разные стороны. Один из них ударил Боджи по спине, второй, еще более увесистый, попал по локтю, и онемевшая рука невольно выпустила кинжал...
Это и ускорило развязку.
Пожалуй, никто из охотников, находясь в здравом уме, не бился с ларнулом одной рукой. Если, конечно, они не попадал в безвыходное положение. Как Боджи...
Страх - неподходящий спутник для охотника. Он отбросил прочь ненужные сомнения, и продолжал отбиваться, но теперь это было трудным делом. Зверь атаковал его все с той же прытью и силой, сверху сыпались липуны...
" Боджи, сзади!" - воскликнула в голове мицария.
Он не оглянулся. Ларнул нападал, и он не стал отвлекаться. К тому же он следил за окружением и мог поклясться, что там ничего нет.
Вернее, не было...
Резко отступив, Боджи налетел на колонию липунов. На миг у него перехватило дыхание, и он задержал блокирующий удар... Этой секунды оказалось достаточно, чтобы решить исход боя.
Все произошло быстро и внезапно - противники достали друг друга одновременно. Меч Боджи пронзил мощную шею зверя, но в ту же секунду сам он вздрогнул от резкой боли. Все три рога головы ларнула пробили его тело. Их взгляды встретились, и почти полминуты охотник и животное, не мигая, смотрели друг другу в глаза.
"Все-таки не Анира..." - Почему-то только эта мысль появилась в голове Боджи.
Он безучастно наблюдал, как, последним усилием освободив голову, ларнул сделал пару неуверенных шагов, завалился на бок и затих.
"Это был самый старый из моих ларнулов," - прошелестела мицария.
Она вышла из-за соседнего жилища липунов и, присев около, погладила страшную морду зверя.
Но Боджи было уже не до ларнула. Из сквозных ран в груди и боку хлынула кровь. Стало тяжело дышать, во рту появился соленый привкус. Неосознанно он зажал руками раны и прошел еще несколько шагов.
Кровь с силой пробивалась сквозь пальцы. Появившаяся откуда ни возьмись слабость тянула вниз. Закружилась голова, заставив Боджи опуститься на землю. Он неловко привалился спиной к огромному одинокому валуну, все еще сжимая перепачканными руками грудь. Он так и не осмотрел раны... Зачем? Он чувствовал, что все три сквозные, и отлично понимал, что обречен. Но не испытывал ничего, кроме сожаления.
Преодолевая слабость, Боджи повернулся, чтобы увидеть мицарию. Она сидела на выступе ближайшей горы липунов и пристально смотрела на него своими кукольными глазами.
- Теперь Анира станет его женой? - хрипло спросил он, закашлялся и сплюнул заполнившую рот алую пену.
Не сводя с него взгляда, мицария медленно покачала головой.
Боджи чуть сдвинулся на правый бок.
"Вот и отлично", - подумал он, удивляясь, что не испытывает боли.
Он глянул на свою окровавленную одежду и вдруг вспомнил, в каком виде они нашли тело отца. Всего одна сквозная рана чуть ниже груди... А рядом израненный ларнул с мечом в шее. Похоже, он достал отца хвостовым шипом...
"Значит, я так и не научился владеть оружием как он," - устало подумал Боджи, вновь сплюнув на землю пену.
"Ох, ну если тебя это утешит, - раздалось в голове, - это был заколдованный зверь, Боджи. Ни один из обычных ларнулов не смог бы одолеть тебя".
Боджи усмехнулся, и тело вдруг прошила боль.
"Долго еще?" - мысленно вопросил он, невольно согнувшись.
"Не нравится?" - хихикнула, как обычно, мицария.
"Да, не очень", - признался он.
Боль не отпускала. Дышать становилось все труднее.
 "Скоро уже, Боджи. Может, хочешь чего напоследок, так не стесняйся. Попробую исполнить твое желание, коли не загнешь лишнего."
Боджи прикрыл глаза.
"Неплохо бы увидеть Аниру... Но так, чтобы она не видела меня", -подумал он.
"Ну, это несложно. Или ты запамятовал, что именно ей суждено добить тебя?"
У Боджи неприятно похолодело в груди.
"Она далеко," - с надеждой мелькнуло в мыслях.
"Ближе, чем ты думаешь».
Девчушка спорхнула с липуна и исчезла. А из-за этой нелепой пирамиды вдруг появилась Анира.


Их взгляды встретились.
Не веря своим глазам, Боджи безмолвно смотрел, как она приближается.
"Как она оказалась здесь?!? Почему без сумки? Это галлюцинация?"
"Ох, ненужные вопросы, Боджи, - прошуршало в голове. - Ты же хотел ее увидеть - чем же теперь недоволен?"
"Я просил, чтобы она меня не видела..."
"Так что мне ее, ослепить, что ли? Ох, и утомил ты своими капризами! Вспомни, синт беспамятливый, я обещала исполнить только одно желание».
Анира присела рядом, быстро окинула взглядом его окровавленное тело и тяжело вздохнула.
- Я не смогу вылечить тебя.
Боджи сплюнул кровавую пену.
- Я знаю, - прохрипел он в ответ.
Достав из куртки лоскуток, она осторожно вытерла кровь с его лица. Ее фигура начала расплываться, сливаясь с окружающим фоном, и Боджи понял, что теряет сознание.
- Прощай, - прошептал он, закрывая глаза, но не услышал ее ответа. В голове появился шум, а перед глазами замелькали круги. Пропала боль. Он словно медленно погрузился во что-то темное и мягкое...
Минуту Анира просидела, не шевелясь и все еще глядя на его побледневшее лицо. Она пришла слишком поздно... Теперь она уже бессильна...
Она встала, подняла меч Боджи, тщательно оттерла и вложила в ножны. Это обычай веррян, и кем бы он ни был, он бы на нее не обиделся...
- Синт он, Анира.
Она вздрогнула от внезапно прозвучавшего голоса. Маленькая, не больше ладони, Королева Болот сидела на валуне над головой Боджи.
- Я не знаю такой клан, - призналась Анира.
- Да ничего особенного, клан как клан, - отозвалась девчушка старческим кудахтаньем. - Упрямые вот только они очень.
Анира понуро покачала головой.
- Мне придется оставить его здесь. Его не примут в нашем клане.
- А ведь он еще жив, Анира.
- Ему не выжить.
- Ох, ну до чего вы с ним похожи! Да кто же это тебе сказал, дочь Батиты?
Анира в сомнении глянула на струившуюся кровь.
- Но с такими ранами...
- Выживет! - нетерпеливо оборвала мицария и вкрадчиво добавила: - С твоей помощью.
- Но я не cмогу ему помочь... - удивленно возразила Анира.
- О, еще как можешь! Не зря же Символ Света носишь!
- Но как? Что я должна...
Девчушка спрыгнула с валуна и прямо на глазах выросла до обычного детского роста.
- Неужто не помнишь, Анира? "... Но придется тебе решать, жить ему или нет. Ради сердца своего глупого потеряешь ты Символ Света?"
- Нет! - Анира инстинктивно отпрянула, прижав руку к груди.
- Вот-вот, и тогда ты мне так же ответила... Ну что ж, раз уж ты решила... Нет - значит, нет. Но теперь тебе придется добить его, дочь Батиты.
Ошеломленно глядя на бесчувственного Боджи, Анира невольно отступила назад.
- Я не смогу... - прошептала она.
- Да все ты сможешь! - засмеялась мицария. - Ты же сильнейшая из людей!
Анира подняла на нее измученные глаза.
- Но зачем? Почему я не могу его просто оставить?
- Э, девочка! Да потому, что я предсказала вам обоим одно и то же по-разному. Припомни-ка, ему я сказала: "... не добил тебя ларнул, добьет Анира", а тебе предоставила на выбор - добить или спасти. Спасать ты не хочешь, значит, добей.
Анира попятилась.
- Лучше я уйду...
- Ох, не уйдешь, пока не решишь его судьбу. Разве не так все получилось, как я предрекала? Вот и сейчас по-моему будет.
Анира закрыла лицо ладонями и бросилась прочь, но тут же налетела на что-то плотное и невидимое.
- Призрачный барьер, дочь Батиты! - засмеялась мицария. - От меня не убежишь, он здесь повсюду вокруг тебя. Пока не исполнишь свой долг - с этого места не сдвинешься. Парень будет без сознания валяться, а ты рядом сидеть.
Анира медленно опустила руки и с тоской посмотрела на Боджи. Минуту или две она стояла неподвижно.
- Ну, о чем задумалась, Анира? Или решила остаться в прозрачной ловушке? Поторапливайся, в клане тебя уже хватились.
Негнущейся рукой Анира вытащила из ножен меч.
- Вот, это другое дело.
Девчонка прошлепала босыми ногами по трясине и уселась на свой пень.
- Дай-ка ему с размаху по шее - голова прямо ко мне в болото отлетит.
- Я не смогу... - побелевшими губами прошептала Анира и невольно содрогнулась, представив эту картину.
- Сможешь, коли хорошо подумаешь. Ему ведь больно, а ты, пока пререкаешься, продлеваешь эту боль! Долго еще собираешься мучить его?
Побледнев, Анира закусила нижнюю губу. Невидяще глядя перед собой, она стиснула меч обоими руками и занесла его над склоненной к плечу головой Боджи.
- Ай, Анира!- Засмеялась мицария. - Тебе ли держать оружие двумя руками!
Меч со свистом рассек воздух...
Ужасной силы удар разбил валун, и клинок вошел в землю.
- Да ты, никак, промахнулась, дочь Батиты?
Анира упала на колени.
- Не могу! Я никогда никого не убивала! Я охотник!
- А сила-то у тебя, и правда, немереная, - не слушая ее, насмешливо продолжала старуха. - Оттого ты и не хочешь отдавать ее - нравится быть сильнее всех...
- Нет! - Анира в отчаянии закрыла глаза. - Ты же знаешь, что это не так! И знаешь, как я хочу помочь ему - отдала бы жизнь, но не Символ Света! Он не принадлежит мне, он - залог благополучия нашего клана! И по пророчеству мне суждено...
- Пророчество! - проворчала девчушка, поудобнее устраиваясь на скрипящем пне. - Лоскут полусгнившей ткани с едва различимыми словами на нем! Я же и отдала его твоей матери. Да вот не подумала, что вы, люди, истолкуете все по-своему! Как там сказано, дай-ка припомнить:
"Символ Света, Хранитель, не зря
Ради Клана Веррян потеряешь ты вдруг,
Когда свет померкнет вокруг,
И уйдет из-под ног, содрогаясь, земля".
Замерев и затаив дыхание, Анира молчала. Лицо ее ничего не выражало.
- Ну, наконец-то ты поняла, что речь идет только о тебе и о нем! - прочла ее мысли мицария. - Разве земля не содрогается у тебя под ногами - отчего они тебя не держат? А в глазах не потемнело, почему ты их закрыла?
- Но там говорится "Ради клана Веррян..." - чуть слышно напомнила Анира.
Старуха опять засмеялась.
- Ох, до чего же несообразительны люди! Да ведь этот парень и есть будущее твоего клана!
Анирины глаза широко раскрылись и потрясенно уставились в бесстрастное лицо предсказательницы.
- Удивлена, Анира? - удовлетворенно хихикнула мицария. - Или не веришь мне?
- Верю...
- Так не лишай свой клан будущего!
Еще минуту Анира просидела неподвижно.
Медленно поднявшись, непослушными руками она расстегнула куртку и сняла с шеи скромный цветок с тремя бледно-сиреневыми лепестками и раздвоенным стеблем.
Склонившись к Боджи, она поднесла Символ Света к его груди.
- Не торопись, дочь Батиты! - остановил ее голос мицарии. - Символ не приживется, если концы стебелька не сойдутся друг с другом! Тебе известно, что одеть его можно только один раз - будь осторожна!
Да, стебелька не хватало - Боджи гораздо мощнее ее...
Анира подняла цветок чуть выше основания шеи и стянула концы, добившись, чтобы один чуть заходил за другой. Растение тут же прилипло к коже, а поникшие лепестки расправились, открыв темную, в белых прожилках, серединку.


Тело Боджи передернулось, вздрогнуло, принимая хлынувший поток силы. Получив могучую поддержку, организм вновь включился в борьбу за жизнь. Мышцы наполнялись невероятной мощью, тело сотрясалось, билось и гнулось, словно его ломали гигантские невидимые руки. Раны и пробитые легкие очищались сами, выдавливая и выбрасывая из себя кровь, сгустки и грязь.
Придя в себя, Боджи очумело наблюдал, как его сквозные раны заживают, затягиваются прямо на глазах.
Это продолжалось всего несколько минут. Странные судороги внезапно прекратились, оставив его тело полным здоровья и чудесной силы.
"Что со мной было?"
"Э, Боджи, долго рассказывать! Оглянись-ка, лучше вокруг..."
Слева от себя он обнаружил Аниру. Она каталась по земле, вздрагивая и передергиваясь, совсем как он полминуты назад.
Боджи быстро вскочил, с недоумением отметив, с какой легкостью дается любое движение. Он словно вдруг стал весить вдвое меньше. Нагнувшись, он поднял Аниру на руки, почти не чувствуя ее веса, и крепко прижал к себе, но она продолжала биться и содрогаться.
"Похоже, с ней то же, что было недавно со мной," - подумал он.
"Ошибаешься, Боджи, как раз противоположное. В тебя входила сила, а из нее выходит".
"Но что произошло?"
Ответа не последовало. Анира затихла, расслабившись. И только теперь Боджи обратил внимание на непонятный бледный след чуть ниже ее шеи. Как будто от какого-то украшения...
"От Символа Света, Боджи", - насмешливо проскрипела старуха. - Тебя не удивляет, что ты все еще жив? Ну, синт! Детеныш баки и тот быстрее соображает!"
Продолжая прижимать одной рукой Аниру, он коснулся шеи в том месте, откуда по всему телу шло необъяснимое тепло.
Так и есть.
"Она отдала мне Символ Света! Зачем, мицария?"
"Чтобы ты выжил, синт бестолковый!"
"Но она же сказала... Почему она... "
"Ох, и трудно с тобой, Боджи! Пораскинь мозгами, глядишь, и найдешь ответ... "
Анира слабо пошевелилась и открыла глаза. Боджи молча смотрел на нее, не зная, что сказать. Лицо ее было бледным, а взгляд каким-то безжизненным. Боджи невольно стало не по себе – никогда раньше он не видел такого выражения.
- Анира...
- Я ненавижу тебя теперь... - едва различимо прошептала она, и эта неожиданная фраза пригвоздила его на месте.
Ошарашенный Боджи медленно опустил ее на ноги. Он никак не ожидал от нее таких слов. Сам он не умел ненавидеть.
- За что? - вырвалось у него удивленно.
- Жалеешь о том, что сделала, дочь Батиты? - раздался насмешливый надтреснутый голосок.
Обхватив руками колени, девчонка-предсказательница сидела на пне, повернув к ним безглазое зеленое лицо.
Анира вздрогнула всем телом, увидев перед собой глаза, и, словно загипнотизированная, уставилась на них.
- Жалеешь, Анира? Ну, что же ты не опустила меч ему на шею?
Анира тяжело покачала головой и вдруг как одержимая рванулась вперед, сразу увязнув по щиколотку.
- Утонешь, Анира! - проскрипела мицария.
Словно не слыша, Анира сделала еще шаг и увязла по колено.
Боджи воспринимал происходящее, как во сне. Ее тихое "ненавижу тебя" обрушилось на него как груда камней. Он очнулся, лишь когда старуха вкрадчиво, по-змеиному прошипела:
- Ступишь дальше - и уйдешь с головой.
- Анира! - Боджи бросился за ней, но налетел на разделившую их невидимую стену.
Он мог видеть, но не мог действовать.
- Нет! - Боджи ударил по неожиданной преграде, но она не поддалась. Он выхватил меч.
- Не трудись, Боджи. - Захихикала мицария. - Ты сильнее любого человека, но со мной тебе не справиться.
- Останови ее!
- Зачем?
Усилием выдернув из трясины ногу, Анира отчаянно шагнула вперед.
И в это мгновение все будто замерло, как сердце Боджи.


Ее фигура вдруг стала прозрачной, съежилась, превратившись в крошечную сияющую точку. Мягко мерцая, она проплыла над болотом и опустилась на его ладонь.
- Вот и вернулась к тебе Анира, Боджи, - торжествующе засмеялась мицария. - Так уж и быть, оставлю тебе на память. Приколи на куртку - и она всегда будет с тобой.
На ладони, сверкая, лежала маленькая металлическая звездочка. Теплая, точно живая...
- Смотри-ка, она и теперь пытается согреть тебя! Ты ведь замерз, а, Боджи?
Не то слово! Грудь заледенела, одеревенели ноги. Он словно провалился в небытие, не сводя глаз со звезды и не желая верить в то, что произошло.
- Полезная вещица, так ведь, синт? Смотри не потеряй, - продолжала насмехаться старуха.
Боджи поднял на нее невидящие глаза.
- Верни ее... - произнес он похолодевшими губами.
- С чего бы? Для людей она утонула, Боджи. Она теперь моя. Или ты забыл, что я – Королева Болот?
- Верни мне ее, мицария.
- Она у тебя на ладони.
Боджи тупо уставился на звезду.
- Теперь тебе нечего делать в клане Веррян. Можешь спокойно отправляться домой. Поворачивай отсюда на север и ступай.
Боджи стиснул звезду в кулаке.
- Я не уйду без Аниры.
- Неужели? А что ты сделаешь?
Боджи промолчал.
- Да и зачем она тебе, Боджи? Жена понадобилась? Ну, так ступай к синтам - женщин молодых у них достаточно...
- Мне нужна Анира. - хмуро прервал он кудахтанье мицарии.
- Ишь, какой прыткий! - засмеялась волшебница. - Все вы, люди, такие – "мне нужно то", "мне нужно это"... Неужто думаешь, ей с тобой будет лучше, чем в моем болоте?
- По-твоему, ей лучше в болоте?
- Ох, Боджи, ты уже забыл, что она сама сделала выбор, – предпочла болото тебе! И правильно - я ее никому в обиду не дам и лучшее место на дне выберу.
Боджи только сильнее стиснул звездочку в руке.
- Анира смогла защитить тебя, синт неблагодарный! Она пошла против воли родителей, чтобы отстоять твою жизнь! А ты? Ты позволял этому ничтожному трусу обижать ее, хотя видел, что можешь даже словом напугать его! Но ты не вмешивался, ты же у нас сдержанный и бесстрастный. Тебе же все равно... Или уже не все?
Боджи молча думал, что она права. Полностью права. Он должен был с самого начала разобраться с Кнео.
- Поздно у тебя умные-то мысли зародились, - усмехнулась старуха. - Не отдам я тебе ее, и не проси. Ох, да ты ведь слышал никак, что она тебе сказала перед тем, как ко мне в болото кинулась?
Да. Та фраза и вывела его из равновесия.
- И ты обиделся, синт?
- Нет. Я просто не понял, за что...
- Да, бестолковый ты, непонятливый. Ну да я тебе сейчас расскажу.
Девчушка снялась со своего пня, легким облачком проплыла над болотом. Фигурка ее стала совсем маленькой - не больше среднего пальца. Она беззвучно опустилась на плечо Боджи и уселась, спустив ноги, на воротник куртки.
- Анира отдала тебе то, чего не отдала бы даже за собственную жизнь, Боджи. Символ Света можно носить только не снимая - сняв однажды, ты теряешь его навсегда. Он больше не приживется к тебе.
Вот оно что... А он-то надеялся, что сможет вернуть Символ Анире.
- Забудь об этом, Боджи. Да и Аниры у тебя теперь нет. Повесив на тебя Символ Света, она из Сильнейшей клана Веррян превратилась в обычную женщину. Потеряв Символ, она потеряла смысл своего существования. Она знала, Боджи, что клан никогда не простит ей этого. Представь, ей легче было расстаться с жизнью, чем с Символом Света! Я поставила ее перед выбором: добить тебя или спасти, и она пожертвовала благополучием своего клана ради одного тебя... Она любила тебя, Боджи, сама того не сознавая.
Боджи казалось, что внутри образовалась пустота, что от него осталась лишь оболочка, а его душа утонула вместе с Анирой. Еще ни разу он не испытывал такой боли и потрясения, начало которому положила ее гибель. Вместо нее - металлическая звездочка, согревающая ладонь... В горле неожиданно образовался комок.
- Ну, давай, начни теперь реветь, скулить, выть, да что хочешь делай, хоть головой о землю бейся - Аниру ты потерял. Смирись и уходи.
"А почему я должен смириться?!" - молнией пронеслось в мозгу, и Боджи вдруг ощутил прилив холодной ярости. Пусть он слабее мицарии, но он просто так не сдастся! Яростная решимость оттеснила страдание на второй план. Боджи повернул голову и взглянул в невероятно крохотные глазки сидящей на его плече девчонки.
- Я не уйду без Аниры и не дам тебе покоя, пока жив!
- Ой, как страшно! Я утоплю тебя как щенка ларнула.
Боджи упрямо кивнул:
- Пусть ты сильнее, но я не сдамся без боя. Зачем ты помешала мне?! Я мог бы остановить ее!
- А вот и не мог! Скажи лучше, разве не права была Анира в том, что возненавидела тебя? Ты слышал, как она это сказала?
- Да...
- А она не говорила ничего подобного, Боджи! - Злорадно захихикала старуха. - Ты просто не расслышал, а надуться успел!
- Я не надулся...
- "Я не нужна тебе теперь" - вот что она сказала, синт! А еще гордишься своим слухом, охотник! Сам ты во всем виноват. Куда ни кинь - всюду твои ошибки да оплошности.
Да, если это так. Из-за той тихой фразы он и упустил Аниру.
- Я всего лишь человек... - выдохнул он вслух первое, что родилось в голове, впервые ощущая себя слабым и беспомощным.
Мицария помолчала.
- Ладно, Боджи, - проскрипела она, - даже верряне дали тебе последний шанс. И я уж дам! Но сперва ответь мне честно на два вопроса. Да помни: хоть раз покривишь душой - и не получишь этого шанса!
Боджи почувствовал невольное волнение.
- Говори.
- Почему не хочешь уходить без Аниры?
Он помедлил. "Я люблю ее," - пронеслось в голове.
- Отвечай вслух! - потребовала мицария.
- Я люблю ее... - тихо произнес Боджи.
- Верряне не отдадут тебе ее. Сможешь отстоять у клана?
- Теперь да.
- Посмотрим. Ну, вот тебе твой шанс.
Над поваленным стволом старой ситы появился огромный циферблат с резными стрелками.
- У тебя будет всего одна минута. Если успеешь за это время дать три обещания, которые сможешь сдержать, я впервые отступлюсь от своей жертвы! А чтобы достоверней все было, ты будешь держать на руках Анирин фантом.
Тут же перед Боджи появилась призрачная фигура Аниры. Она была неосязаема, невесома и висела в воздухе безо всякой опоры, но Боджи подсознательно вытянул руки.
- Время пошло, синт! Не успеешь - не взыщи!
Огромная стрелка, вздрагивая, пошла по кругу.
"Одна минута... - напряженно следя за ней, подумал Боджи. - Всего одна минута... Как мало!"
Он отвел взгляд, стараясь сосредоточиться, но мыслей не было. Глаза то и дело возвращались к ползущей стрелке. Она подгоняла, торопила, подталкивала...
Боджи посмотрел в прозрачное лицо Аниры и вдруг вспомнил, что не знает самого главного.
- Прежде всего, я спрошу тебя, станешь ли ты моей женой.
Мицария хихикнула.
- Не забудь, Боджи - "прежде всего!"
- Никому и никогда я не позволю обидеть тебя, - продолжал он, не обратив внимание на восклицание старухи.
На это она не отреагировала. Ну, и хорошо. Боджи поднял взгляд - оставались считанные секунды, а из головы вдруг словно исчезли все мысли. Он закрыл глаза и заставил мозг работать.
- Никто и никогда не узнает о том, что здесь произошло.
Последний произнесенный им звук совпал с громким треском, стрелки сошлись, и часы исчезли.
- Смотри-ка, а ты умеешь соображать быстро, когда припечет. - проквохтала мицария.
Боджи молчал, выжидательно глядя в ее невыразительное лицо.
- Ну, и чего ты стоишь, Боджи? Иди.
Он не сдвинулся с места.
- Ты обещала дать мне шанс.
- Я его и дала. Ты успел за минуту, значит, можешь вернуть Аниру.
- Как?
- Найди для нее Символ Света.
Ого. Так, значит, тот, что она отдала ему, не последний?
- Ай, Боджи! Ну, ты и глупый! И с чего же это ты взял, что он последний?
"За всю жизнь я ни разу даже не слышал о нем. Да и у веррян этот Символ, похоже, единственный".
- Единственный, Боджи, единственный. Потому и нельзя Анире возвращаться без него. Нужна она тебе - ищи Символ.
- Но где?
- Да везде! А и надоел ты со своими вопросами... Сам-то до чего-нибудь можешь додуматься?
Боджи повернулся и направился прочь от болота, по-прежнему держа на руках призрак Аниры.
"Будет лучше, если я опять сделаю ее звездой", - предложила мицария.
"Не надо!"
"Тебе же будет удобнее, упрямец!"
"Она мне не мешает".
"А если кто-нибудь нападет?"
Боджи чуть поразмыслил, но решил, что будет решать проблемы, когда они появятся.
"Можешь начинать," - злорадно хохотнула в голове старуха, и из зарослей на границе земли липунов выбрался марсала.
Боджи остановился, с удивлением глядя на оскалившегося зверя.
"Но марсалы не нападают на людей!" - мысленно воскликнул он, а рука скользнула к мечу.
"Что же ты тогда к оружию тянешься?" - насмешливо спросила мицария.
"Привычка. Он ощерился, и я... "
"Он не на тебя ощерился - ты для него все равно что трухлявое бревно. А вот юному хирару сейчас не поздоровится. Если родители на помощь не подоспеют, он угодит марсале на обед".
Боджи резко обернулся и увидел медленно приближающегося подростка хирара. Марсала бросился в атаку, и Боджи едва успел отскочить в сторону, как взъерошенный зверь промчался мимо него.
"Я и не знал, что марсалы едят хираров!" - ошарашено подумал он, наблюдая за началом схватки.
"Они их и не едят и даже не замечают, если те не причиняют им вреда. Этот вот только что разорил гнездо марсалы - проглотил все яйца одним махом прямо в скорлупе. А ведь марсала-самец теперь не успокоится, пока не отомстит - он шел по следу хирара почти час и таки выследил его!"
Хирар испуганно заревел, когда гибкий и быстрый противник, ловко заскочив ему на спину, вцепился клыками в основание шеи...
На этом бой и закончился полной победой марсалы. Обидчик, в несколько раз крупнее его, грузно повалился на бок. Марсала спрыгнул на землю, на мгновение задрал вверх морду и неторопливой рысью исчез в джунглях.
"Если они и едят хираров, то, видимо, лишь с большого голода, - подумал Боджи, глядя на отталкивающего вида панцирь поверженного зверя.
"Нет, синт, он сбежал не поэтому, - вкрадчиво засмеялась в мозгу старуха. - Он почувствовал запах и понял, что это угроза. Марсале не одолеть взрослого хирара".
"Взрослого хирара?.. "
Догадка мелькнула в голове Боджи, и в тот же самый миг ужасающий рев сотряс воздух. Даже земля под ногами содрогнулась от басистых раскатов.
Ну, разумеется! Мать хирара услышала его крик и поспешила на помощь.
"Точно, Боджи! - позлорадствовала мицария. - Теперь она видит, что опоздала, и видит того, кого считает виновником".
"Меня".
"Конечно".
Боджи быстро отошел к ближайшему дереву, осторожно опустил Аниру на траву и бегом бросился назад. Он сделал все это настолько быстро, что самка не успела сменить направление своей атаки. Боджи помахал мечом, привлекая ее внимание, но это было уже лишним - она и так не замечала ничего, кроме врага. С яростным рыком она бросилась вперед.
И раньше поединок с хираром никогда не был трудным для Боджи. Теперь, с налитыми нечеловеческой силой руками, он справился с взбешенным зверем шутя. Первый же его удар не только заставил панцирь треснуть, но и отбросил оглушенную самку в сторону. Она рухнула на участок липунов и больше не шевелилась.
Боджи подошел и осмотрел неподвижное тело. Он очень не любил, когда животные гибли зря.
"Жива она, синт. Молодая, сильная - оклемается".
Боджи направился к дереву за Анирой.
"Ну, упрямец, не пожалел еще, что отказался превратить ее в звезду? Приколол на куртку - и руки свободны".
"Нет", - отрезал он, поднимая фантом.
"У, синт настырный! Подожди еще, не всякий хищник даст тебе время устроить ее под деревом!"
Да, ларнул бы точно не дал... Решительно отбросив лишние мысли, он повернул на юг и зашагал параллельно джунглям. На закате Боджи вышел к песчаной пустыне. Безбрежное желто-зеленое море песка простиралось по всему обозримому пространству. На горизонте, на фоне заходящего солнца мрачно темнело какое-то сооружение. Боджи вглядывался, до боли в глазах напрягая свое безупречное зрение, но так и не смог рассмотреть, что это. Он мысленно спросил мицарию, но ответа не получил. Тогда он нашел место для ночлега и, осторожно уложив Аниру на охапку свежесорванной травы, развел костер. Он так и носил ее с собой, не оставляя ни на минуту - одной рукой придерживая невесомый фантом, другой рвал траву и рубил дрова для костра.
Каким легким стало для него это дело! Боджи невольно вспомнил свое изумление, когда Анира рассекала толстую ситу. Теперь-то он понимал, что за могучая сила помогала ей.
Скоро стало совсем темно. Похолодало. Боджи снял куртку и накрыл ею фантом. И сразу же в ушах засвербел дребезжащий смех:
"С чего это ты стал таким заботливым, синт?"
Не отвечая на колкость, он сел рядом с Анирой и устремил взгляд в костер.
"Ей ни холодно, ни жарко, Боджи. Она ничего не чувствует – это всего лишь ее оболочка! Удобно, не так ли? И лишних хлопот не доставляет".
"Она никогда не доставляла мне никаких хлопот".
Боджи расправил куртку, чтобы она закрывала Аниру почти с головой. И только теперь заметил, что вещь не прошла сквозь призрак, а осталась на нем как на настоящем теле.
"А ты наблюдательный, "- усмехнулась мицария.
"Значит, это не просто оболочка?"
"Ну, скажем так, это живая оболочка."
"Я не понимаю», - признался через минуту Боджи.
"И не надо".
Стало еще прохладнее, и Боджи потянулся к дровам. Взяв не глядя несколько веток, он подбросил их в костер...
Спустя секунду одна из них с пронзительным визгом выскочила из огня и на глазах оторопевшего Боджи моментально ввинтилась в песчаную почву.
"Оробел, охотник? - потешалась мицария. - Не ожидал? Ты хоть смотри изредка, что в костер суешь!"
"Что это было?"
"Квартун, что же еще! Он живет в песке и любит подражать всему, что видит. Его еще называют песчаным повторяшкой".
"Впервые встречаю такое животное..."
"Он больше растение, чем животное, но жечь его все же не стоит, Боджи".
"Но я..."
"... нечаянно? - заиздевалась старуха. - Ты кому ни навредишь, все нечаянно".
Боджи закрыл глаза и заставил мозг думать о своем. Мицария умолкла, и он ненадолго задремал, опустив голову на колени.


Разбудил его даже не звук, а подсознательное ощущение, что рядом появился чужой. Боджи моментально открыл глаза, одновременно нащупав рукой меч, и быстро окинул взглядом освещенное угасающим пламенем пространство.
Нет, кажется, все по-прежнему: костер, накрытая курткой Анира, две сумки, куча дров... Стоп! Как это "две сумки"??!
Боджи уставился на них, ничего не понимая. Две совершенно одинаковые сумки лежали на земле рядом с нарубленными ветками. Они были настолько похожи, что, переводя взгляд с одной на другую, Боджи не мог определить, которая его, а которая... чья? Вот именно, чья она и как здесь оказалась?
"Угадай, синт!" - хихикнуло в голове.
"А, ну понятно, кто тут развлекается". - Боджи успокоился и убрал руку с оружия.
"Ошибаешься, недотепа. На сей раз я ни при чем".
Боджи вновь насторожился, сравнивая глазами сумки.
"Откуда же взялась вторая?"
"Спать надо меньше, охотник! Ох, Боджи, ну как с тобой трудно! Сидишь, как ленивый сур и долбишь одно и тоже - "чья сумка?", "какая сумка?", "откуда сумка?", вместо того, чтобы просто взять одну из них!"
Боджи послушно протянул руку и ухватил ближайшую... Пискнув, она неожиданно ожила, и он невольно отдернулся. Сумка упала и на глазах превратилась в смешное одноглазое создание, все тело которого состояло из сплошной шеи и небольшой головы. Разглядывая его, Боджи вспомнил сбежавшее полено.
"Это и есть ква... как его там… песчаный повторяшка?" - поинтересовался он.
"Гляди-ка, вспомнил! Он самый, Боджи".
Опасливо покосившись единственным глазом на Боджи, квартун пододвинулся ближе и опять прикинулся охотничьей сумкой, изменив не только свою форму, но и цвет. Больше зверек не шевелился до самого утра.
С первым проблеском зари Боджи поднялся и принялся забрасывать костер. Заметив это, квартун зашевелился и выделил из своего гладкого туловища нечто среднее между щупальцем тамгива и рукой человека. Он старательно копировал каждое движение Боджи, размахивая своим отростком, но почему-то так и не "вырастил" вторую "руку" и не сменил цвет для полного сходства.
"Ты слишком сложный и многоцветный для него, "- пояснила мицария.
Боджи не мог удержаться от улыбки, наблюдая за своим рьяным "помощником". Закончив с костром, он мысленно попрощался с "повторяшкой" и продолжил путь. Однако, обернувшись через несколько шагов, Боджи с удивлением обнаружил, что тот ползет за ним, не отставая. Даже не ползет, а плывет по песку, то, ныряя, то выныривая.
Вскоре они достигли большого участка сырого песка. Впрочем, он лишь выглядел сырым - темнее обычного и опаснее. Боджи остановился у самой границы и, порывшись в сумке, бросил на необычную почву маленький комок соли. Упав на поверхность, соль медленно погрузилась и исчезла.
Итак, это зыбучие пески.
"Правильно, синт. Их еще называют сухим болотом".
Верное сравнение. Они засасывают не хуже болота, и выбраться из них тоже практически невозможно. Придется идти в обход.
"Для этого тебе потребуется неделя," - сообщила старуха. - "А к тому времени ты ослабнешь настолько, что и на ногах держаться не будешь. Ты уже голоден, а это пустыня - здесь нет ни еды, ни воды. На Символ Света тоже не рассчитывай: он питается от тебя - ты голодаешь, и он голодает, ты слабеешь - и он слабеет ".
"Что же делать?"
Мицария не ответила, а его спутник без всякого колебания нырнул в песок темного участка.
"Быть не может! - изумился Боджи. - Пески засасывают все – и движущееся, и неподвижное!"
"Конечно, - подтвердила старуха. - Да только квартун-то живет в песке и хорошо в нем разбирается. Даже в зыбучих песках есть места, как в болоте, где нет движения. На такие островки можно наступать, как на болотные кочки."
Квартун был уже далеко впереди, двигаясь по кривой и оставляя за собой на поверхности небольшие воронки - последовать за ним труда не составит.
Боджи осторожно ступил на ближайшую воронку и с облегчением понял, что песок под ногой не тронулся.
Это передвижение по меткам "повторяшки" заняло больше часа. Боджи не спешил, разумно полагая, что если он ошибется хоть раз, второго у него уже не будет.
Ну, наконец-то! Ступив на твердую землю, он повернулся к своему помощнику. Квартун остался в песке, высунув на поверхность смешную головенку. Похоже, по земле он передвигаться не мог.
- Благодарю, - обратился к нему Боджи, подумав, что намучился бы, пока прошел зыбучий песок без этого создания.
"Хе, да ты бы его вообще не прошел! - насмешливо заявила мицария. - Вон, гляди, впереди у тебя новая проблема. Посмотрим, как ты с ней справишься."
Река. Да какая странная... Течет как-то ненормально медленно, еле движется... Вода чистейшая, а дна не видно... Узкая и невероятно глубокая...
"Бездонная, Боджи. Это Река Времени. Ну, синт, как переправляться думаешь?"
"Значит, обойти нельзя?"
"Экий ты глупый! Да разве можно обойти ВРЕМЯ? У него ведь нет ни конца, ни начала".
Боджи посмотрел на Аниру. Ему предстоит прыгать и придется очень постараться, чтобы долететь до другого берега...
"Еще как постараться, Боджи! Упадешь в реку - утонешь во времени!"
"Что это значит?"
"Тебе лучше не знать. Давай разбегайся, да, смотри больше разбег бери!"
Боджи прикинул расстояние и подумал, что следует максимально уменьшить свой вес. Но как быть с Анирой? Она, конечно, невесома, но руки должны быть свободны. К тому же, есть опасность уронить ее в прыжке...
"Сделай ее звездой, мицария," - нехотя попросил он.
"Долго же до тебя доходит", - проворчала та, и через миг на его ладони блеснул кусочек металла.
Боджи снял куртку и, размахнувшись, легко перекинул на противоположный берег. Следом отправил сумку и кинжал. Помедлив, снял меч.
"Я буду совершенно безоружным..." - промелькнуло в голове.
Оглядевшись по сторонам, Боджи все же решился и перебросил меч. Зажав звезду в кулаке, он отошел на двадцать шагов от края и приготовился. Уловив какой-то звук, он резко повернул голову.
"Это тебе для скорости!" - хихикнула старуха.
Юный ларнул грозно взревел и бросился в атаку.
 В первую секунду Боджи вспомнил, что он без оружия. А во вторую уже со всех ног несся к краю обрыва. Еще ни разу в жизни он так не бегал!
В ушах звенел смех мицарии и слышался тяжелый бег настигающего хищника. Старуха потешалась от души. Да и было над чем - охотник улепетывает от зверя! Боджи и сам бы посмеялся, не участвуй он в этой погоне.
С силой оттолкнувшись от берега и поджав ноги, он благополучно пролетел над бездонной пропастью и приземлился на противоположном берегу. Довольно удачно. Перекатился и, схватив меч, вскочил на ноги.
Но это оказалось лишним. Не подозревавший о реке ларнул, увлекшись погоней, слишком поздно увидел обрыв. Он не успел приготовиться к прыжку и вовремя оттолкнуться. Остановиться он тоже не смог. Все еще сжимая в руке меч, Боджи наблюдал, как зверь упал в хрустально-чистую воду - без всплеска, брызг, абсолютно бесшумно - и словно застыл в ней, медленно двигаясь вперед-вниз в потоке.
Боджи провожал его глазами, пока в голове не проворчало: "Ну, опять стоит как хисим!"
Боджи подхватил свои вещи, надел куртку и, еще раз оглянувшись на зависшего в прозрачном капкане ларнула, пошел к видневшемуся на западе строению.
Приближаясь, он рассматривал высоченную - в три человеческих роста - стену, выложенную из гладко обтесанных и плотно подогнанных камней. Связавшая их темная масса казалась окаменевшей смолой.
"Крепкое сооружение", - подумал Боджи, но все-таки пару раз ударил по стене мечом. Нет, даже с его недюжинной силой стена не поддалась. Лишь желто-синие искры брызнули в разные стороны...
"Не тупи зря оружие, Боджи! - подала голос мицария. - Древние строили на совесть."
"Мне нужно попасть за стену?"
"Да".
"Что там?"
"Увидишь".
Боджи, задрав голову, убедился, что перелезть он при всем желании не сможет.
"Вот смеху-то будет, если попробуешь!" - подтвердила старуха.
"Здесь должен быть вход", - предположил он.
"Да, есть ворота. Но тебе их ни за что не открыть".
"Что же делать?"
"Поищи лаз".
Боджи двинулся вдоль стены на север.
"Остановись, - сказала через несколько шагов мицария. - Посмотри-ка повнимательнее... "
Он послушно исследовал каменную кладку и нашел, что один из булыжников чуть выступает.
Ясно. Видимо, это и есть лаз или открывающее его устройство.
"Верно, Боджи. Попробуй-ка его задействовать".
Он нажал рукой на выпирающий камень, но ничего не произошло. Боджи надавил сильнее, но результат оказался тем же. Упершись обеими руками, он навалился всем телом, но ничего не изменилось. Камень, определенно, не был закреплен, но что-то не срабатывало. Может, механизм заржавел за столько лет?
"Скорее, у тебя мозги заржавели! - сердито проскрежетала старуха. - С чего ты решил, что давить надо, синт тупоголовый?!"
В самом деле...
 Боджи попытался ухватиться за края камня и потянуть на себя. Удалось это не сразу, но вот камень дрогнул и почти наполовину вышел из стены. В тот же миг что-то скрипнуло, и земля под ногами исчезла.
Все произошло настолько внезапно, что ему не помогла даже реакция охотника. Ожидая, что лаз откроется в стене, Боджи не смотрел под ноги. Он вдруг почувствовал, что летит вниз, и едва успел сгруппироваться, смягчив удар.
С треском и хрустом он приземлился на какой-то хлам, кучей сваленный на бетонном полу. Попав на что-то узкое и твердое, ушиб бедро. Из куртки вылетела звезда и, звонко ударившись о пол, превратилась в фантом. Забыв о боли, Боджи вскочил и подхватил его на руки.
В голове противным голосом смеялась мицария.
"Можно было и предупредить..." - недовольно подумал Боджи, потирая ушибленное место.
Он посмотрел вверх, прикидывая, с какой высоты свалился, и покачал головой. Еще легко отделался! Мог ведь и ноги переломать...
"Да что там ноги, Боджи! Глянь-ка на своего предшественника!.."
"Кого?.."
Нехорошая догадка мелькнула в голове. Боджи медленно повернулся к куче хлама и с полминуты разглядывал разнообразные обломки. Да, вот и кости…
"Он был купцом, ездил по городам и торговал. Точнее, обменивался, торговли как таковой у рестиний никогда не было, не люди они. Сюда он приехал перед рассветом, не захотел ждать, пока откроют ворота, - рестинии ложатся спать глухой ночью, а встают в полдень. Купец пошел искать лаз, прихватив с собой самую ценную часть своего товара - шелковые ткани из города Дар, что стоял при дворце Рестин. Он нашел лаз, так же как ты. Но упал на спину... Тебе повезло, что он торговал не гвоздями... "
Да уж. Боджи и без того обо что-то ударился.
"Это его меч".
Среди полуистлевшего тряпья и обломков Боджи разглядел потемневшую часть рукоятки. Да, действительно хорошо, что купец торговал не оружием! Приземлись Боджи на груду ржавого металла - никогда бы больше и не поднялся...
Он оторвался от изучения хлама и огляделся. Похоже на подземный коридор. Неширокий, но высокий и мощеный булыжником. Он продолжается влево, насколько хватает глаз, а справа поворачивает и не видно больше ничего, кроме земляной стены, через равное расстояние укрепленной толстыми балками. Здесь было бы абсолютно темно, если бы не сумрачное свечение, исходившее от этих балок. Боджи подступил ближе, всматриваясь в их странную структуру.
"Да это и не дерево вовсе!" - удивился он.
"Металл, Боджи. - подтвердила мицария. - Ты такого не встречал и не знаешь, так что лучше держись от него подальше. Этот свет безвреден для рестиний, но опасен для человека".
"Я и не предполагал, что рестинии строили целые города", - заметил Боджи, двигаясь вправо по коридору.
"О, они были самой развитой расой на Дэрке. Процветали, господствовали, многое знали и умели... Их сгубило то, что они считали вас, людей, слабыми и бессильными против гипноза".
"Давно был построен этот город?"
"Почти семьсот лет назад по вашему исчислению".
"И у него было название?"
"Рестинии называли его Сур".
Воображение Боджи немедленно нарисовало образ толстого лохматого зверька, живущего на деревьях и считающегося самой вкусной дичью. От этой картины свело желудок, и Боджи вспомнил, что ничего не ел уже вторые сутки. Как-то все не до того было...
"Оголодал, Боджи?"
"Есть немного. Здесь можно где-то достать еду?"
"Конечно. Выбирайся отсюда, и я подскажу где".
Она не предложила свернуть фантом, а он не попросил об этом, решив, что так надежнее. Мицария, конечно, прочитала его мысли, но никак не отреагировала.
Боджи бродил по подземелью уже больше двух часов, но так никуда и не вышел. Коридор без конца поворачивал, нередко встречались ответвления в разные стороны, но Боджи упрямо не менял направления, продолжая двигаться на северо-запад.
Еще через два часа он заметил на полу что-то темное и прибавил шаг.
"Это очень похоже на... Да, так и есть".
Подойдя ближе, Боджи остановился и с досадой покачал головой. Перед ним лежала знакомая куча костей и тряпья.
"Это кольцевой тоннель, синт!" - сообщила, давясь смехом, старуха.
"Я заметил".
"Ох, какой же ты забавный!"
"Зачем им понадобилось строить замкнутый коридор?"
"Это лабиринт-западня, Боджи! Для таких вот, как ты, незваных гостей. Ворота нельзя открыть снаружи, а лазы можно. Да только выход найти очень трудно..."
"Значит, тот лаз был не единственным?"
"Что ты! Они тут через каждые три-четыре шага! Ты вот не ходил в боковые тоннели, а то много бы чужих нашел. Про каждого могу тебе рассказать... Те, кто не расшибся сразу, долго бродили, ища выход, пока голод первым не нашел их..."
Желудок Боджи понимающе сжался.
"Но от кого рестинии так защищались? Люди тогда жили в пещерах и дуплах..."
"Да. И боялись рестиний пуще огня. Нет, Боджи, люди тогда были пугливыми дикими созданиями, им и в голову бы не пришло посетить город хозяев Дэрка. Нет. У рестиний были другие могучие враги - сородичи. Раса, называвшая себя Рестиниями Жары".
Боджи вновь направился на северо-запад.
"Они совершенно не переносили холода. Их города были на юге и юго-востоке. Богатые города... Но они хотели большего. Они считали себя единственной расой, которой должен принадлежать Дэрк. Они жили в постоянной вражде со своими "холодными" сородичами. Обе расы не упускали ни единой возможности навредить друг другу... А потом против них поднялись люди. Рестинии Жары оказались слабее "холодных". Война погубила их всех до одной".
Пропустив первые два из встретившихся ответвлений коридора, на третьем Боджи повернул налево, подумав, что следует идти по направлению к городу, а не от него.
"Правильная мысль, - одобрила мицария. - Теперь найди правильный путь. Нелегкая задача, а, синт? Их ведь тут больше сотни!.."
Боджи наткнулся на пару полурассыпавшихся скелетов.
"Эти двое были посланы в Сур, чтобы установить отношения с городом Дар..."
"Как же они умудрились упасть вместе?"
"Падая, один, испугавшись, схватился за ноги другого".
Через несколько шагов ход привел его в тупик. Боджи вернулся к перекрестку и, пройдя дальше, вновь свернул направо.
Этот тоннель тоже оборвался, и Боджи опять пришлось возвращаться. Следующие четыре тоннеля, покружив, неизменно выводили его к основному коридору.
Боджи остановился передохнуть, чувствуя, как голод одолевает его все сильнее, навязчиво заставляя думать о еде.
"Символ забирает энергию из твоего тела. Он не желает голодать! Не теряй время, Боджи, тебе его может не хватить..."
Да, надо идти. Ему совсем не хочется составить компанию скелетам.
Очередной тоннель водил его больше двух часов. Когда же он закончился тупиком и приличной кучей костей, ржавого оружия и ветхого тряпья, Боджи уселся прямо на этот хлам и дал ногам отдых. Положив Анирин фантом на колени, он слегка помассировал руки. Они почти не устали - Анира ничего не весит, а Символ Света добросовестно питает их сверхсилой.
Где же выход? Сколько еще он будет бродить по мрачному подземелью, натыкаясь на всевозможный мусор? А если он и в самом деле не сможет выбраться отсюда?.. Боджи посмотрел в прозрачное лицо Аниры. Что будет с ней?
"Вот о ней тебе как раз не стоит беспокоиться, - усмехнулась мицария. - Она в безопасности, это у тебя проблема... Отчего не попросишь сделать ее звездой?"
"Мне так лучше".
"А, Боджи, кроме голода еще и одиночество точит?"
Да, как ни странно. Среди этих каменных стен и скелетов он ощущает себя очень неуютно...
"Что ж тут странного, охотник? Твоя жизнь связана с лесом, ты привык к свежему воздуху и простору. Не удивлюсь, если скоро ты завоешь здесь от тоски".
Ну, до этого не дойдет, пока он в своем уме. Он просто не позволит эмоциям взять над собой контроль. К тому же он не один - Анира с ним. Пусть невесома, неосязаема, нема, но Боджи чувствует ее присутствие.
"Тоже не удивительно. Она смотрит на тебя сверху, знает, где выход, переживает, что ты еще далеко от него, и рвется помочь. Но я не позволю ей вмешиваться. Это твое испытание, и ты должен пройти его сам".
"Я и не прошу о помощи. - Боджи зашагал в обратном направлении. - Но спасибо за подсказку".
Итак, мицария проговорилась, что выход еще далеко, а значит, можно пропустить несколько ответвлений. Это избавит его от бессмысленного плутания по заведомо тупиковым тоннелям и сбережет силы.
Через два часа он вернулся к исходному коридору и пошел вперед, считая правые ответвления. Когда их набралось десять, он повернул.
Этот тоннель оказался удивительно прямым и пустым – всего несколько раз Боджи перешагивал через одинокие скелеты. В душе росла уверенность, что он на правильном пути. Мицария хранила молчание до тех пор, пока сплошная стена не перекрыла ему путь.
Боджи остановился, разочарованно разглядывая одного из своих предшественников, угрюмо и бессильно навалившегося на меч. Очевидно, в отчаянии он ударил по стене, и лезвие застряло в узкой щели. Выдернуть он уже не смог...
"Все верно, синт. Голод сморил его, избавив от тщетных попыток... Это был очень сильный воин "холодной" расы. Он бродил по лабиринту восемь суток. Голод ослабил его настолько, что, и, найдя выход, он не смог им воспользоваться."
"Получается, что здесь гибли не только чужие?" - заметил Боджи, подступая к стене и разглядывая застрявшее в ней оружие.
"Ох, не только, Боджи. Своих тут тоже полегло немало... Кто-то забыл, как найти выход, кто-то разбивался о камни, у кого-то не хватало сил дойти, а у кого-то открыть... К тому же рестинии менее выносливы, чем люди..."
Крупный тусклый от пыли камень, умело вставленный в оправу на рукоятке, производил впечатление драгоценного.
"Да, он стоит дорого по вашим понятиям о ценности. - откликнулась на его мысль мицария. - Прихвати-ка с собой, Боджи. Пригодится как подарок на твоей свадьбе".
Боджи недовольно поморщился и мысленно порадовался, что Анира не носит украшений.
"Ты, похоже, позабыл, синт брезгливый, что собираешься просить в жены дочь Верховного старейшины, а за душой не имеешь ничего, кроме небольшой лачуги и огромного упрямства!"
Да, это правда... Он уже как-то думал о том, что ему нечего предложить Анире. Пожалуй, лишь самого себя...
В голове тут же раздался смех.
"Хороший подарок, ничего не скажешь! Да только для Аниры. А что ты собираешься отдать за нее родителям?"
"А я должен что-то отдать?"
"Конечно. Таков обычай веррян".
Боджи задумчиво окинул взглядом висевшие на мече кости.
"Не могу же я подарить ее матери драгоценность, принадлежащую скелету!"
"Когда этот меч принадлежал ему, он был живой рестинией, а вовсе не скелетом, Боджи. Теперь камень может взять любой, кто захочет".
"Я не хочу".
"А почему? Ведь ты продаешь шкуры зверей, которые принадлежали вовсе не тебе!"
"Это мое ремесло. Я охочусь, чтобы жить".
"Тебя не переспоришь. Ладно, не хочешь богатства, дело твое. Посмотрим, как ты выберешься отсюда".
Боджи помолчал, размышляя.
"Ты сказала, что он нашел выход, но не смог открыть".
"Верно подметил. Можешь попытаться теперь ты".
Боджи задумчиво посмотрел на скелет, застрявший меч, и подумал, что рестиния, наверное, знал, как надо открывать. Он сбросил скелет на землю и безо всякого усилия вытащил проржавевший меч из щели. Заглянул в нее, но ничего не увидел. Он обследовал все стены, но не нашел ни выступающих камней, ни чего-то другого, указывающего на скрытый рычаг.
Ясно. Все-таки он был прав - видимо, единственный способ открыть потайную дверь это ударить по ней, как попытался его предшественник. Если тот был истощен и ослаблен, то у Боджи еще достаточно сил.
Достав кинжал, он с размаху всадил его в образовавшуюся щель. Раздался ржавый скрежет, Боджи проворно отскочил, прижимая к груди фантом.
"Ага! - рассмеялась мицария. - Один раз свалился, в другой не стоишь разинув рот!"
В стене образовалось большое неровное отверстие. Вполне хватит, чтобы пройти. Вот только куда оно выведет? Боджи глянул в открывшийся проем и увидел часть выложенной булыжником улицы. Он свободен.
По обеим сторонам теснились неказистые обветшалые строения, разрушенные и осыпавшиеся. Боджи огляделся. Да, здесь был суровый бой. Пронзенные всевозможным оружием скелеты встречаются редко, но здания пострадали основательно - не найдешь ни одного целого.
"Ступай вперед, - проскрипела мицария. - Дойдешь до пересечения с другой улицей, поверни налево. Прямо перед собой увидишь дом с четырьмя башнями. Иди к самой низкой из них и поднимись по ступеням. Там и найдешь еду..."
"Странно, - подумал Боджи, вновь чувствуя голодные спазмы в желудке. - Откуда может взяться еда в заброшенных сотни лет назад развалинах?"
Старуха не ответила, и он все-таки решил пойти в указанном направлении. Широкая улица привела его к приземистому, мощному сооружению.
"Дворец старейшины", - шепнула мицария.
Мрачное каменное здание, поросшее сине-серым мхом, словно наполовину вросло в землю. Отсутствие окон и четыре башни разной высоты только усиливали его нелепость. Черная дыра входа с едва заметным светом далеко внутри окончательно отбивала желание войти.
"Никогда бы не стал жить в таком доме", - с неприязнью подумал Боджи
"Тебе и не предлагают, - откликнулась старуха. - Но если ты хочешь поесть, придется там побывать".
"Какая там может быть еда?" - вновь усомнился Боджи, разглядывая самую низкую из башен, но ответа опять не дождался. Он подтянул фантом ближе к груди и решительно шагнул в проем.
Узкий сводчатый коридор, едва освещенный светом уже знакомых балок, заканчивался крутой винтовой лестницей.
"Да, трудно здесь развернуться с фантомом," - промелькнуло в голове.
Но он тут же прогнал эту мысль и начал осторожно подниматься, то и дело задевая локтями стену... Ну, вот наконец и верх.
Перед Боджи открылась обширная комната без окон с гигантским треугольным столом в центре.
С ума сойти... И ради этого он сюда лез?..
Большое количество разнообразной массы, разбросанное по тарелкам, напоминало что угодно, но только не еду. И уж никак не вызывало у Боджи желание попробовать, даже невзирая на сильный голод.
"Чем ты опять недоволен?" - проворчала мицария. - "Вот тебе еда!"
"Это было едой". - Разочарованно вздохнув, Боджи повернулся к выходу.
Краем глаза он заметил одинокий скелет, скорчившийся у стены под окном.
"Посмотри-ка на него как следует, Боджи", - Вкрадчиво прошептала старуха.
Боджи послушно присмотрелся, но не увидел ничего, кроме тонкого ветхого ошейника и массивной ржавой подвески на костях груди.
"Он был старейшиной, главой клана, хозяином этого города. Этот знак - знак власти, на нем написано изречение, но ты не знаешь языка рестиний."
"А на шее эта ветошь зачем?"
"Это... - Мицария ехидно захихикала и насмешливо шепнула: - Это был Символ Света, Боджи. Погибает человек - Символ гибнет вместе с ним. Они неразрывно связаны на всю человеческую жизнь".
"А без человека Символ, выходит, живет дольше?" - Боджи начал медленно спускаться вниз.
"Нет. Срок жизни этого растения лишь два с половиной часа".
"Всего-то? Значит, человек..."
"Значит, человек - синт болтливый по имени Боджи - может и не успеть! Здесь осталось всего два Символа Света, и один из них уже отцветает... Не достанешь Анире Символ - уйдешь отсюда один".
Спазмы голода, казалось, скрутили желудок в узел. Боджи даже задержал дыхание, стараясь справиться с бунтующим организмом.
"Так тебе и надо, - пробурчала старуха. - Посильнее проголодаешься - не будешь таким разборчивым. Вернешься и сметешь со стола все, что еще не окаменело!"
"Ни за что! Я не знаю, что именно там лежит, но знаю, что рестинии едят людей".
В голове наступила тишина. Идя по коридору, Боджи заметил в правой стене узкую трещину. Похоже на закрытую дверь... Без ручки. Но, возможно, ему туда и надо?
Мицария молчала, словно вдруг оглохла.
Боджи, глядя с тоской на пыльные камни, подумал, что это может быть еще одной ловушкой. Тем не менее он решительно вставил лезвие меча в щель до упора, предположив, что секрет здесь тот же, что и в подземелье.
Слабо зашуршав, тяжелая каменная дверь повернулась вовнутрь. Но едва Боджи вошел в узкий потайной ход, она так же тихо закрылась. Боджи огляделся.
Потолок низко нависает над головой. Неровный земляной пол плавно уходит вниз. На шершавых стенах то тут, то там прибиты светящиеся балки. Их мало и они очень тонкие, поэтому света недостаточно, чтобы разогнать полумрак.
Боджи неторопливо тронулся с места, но почти сразу же остановился и, придерживая фантом левой рукой, взял в правую кинжал. Неуютно здесь. Мрачно, неприятно и как-то тревожно. Лучше иметь оружие наготове.
Мицария по-прежнему не появлялась.
Пол выровнялся и вскоре резко закончился булыжной стеной. Изучив ее, Боджи убедился, что нет никакого намека на щель. Исследовав две другие стены, пол и потолок, он не нашел и скрытых рычагов.
Так... Что это значит? Тупик? Не может быть - для чего было рыть этот коридор, чтобы закончить его тупиком? Да еще ставить такую дверь, что не всякий откроет...
Неожиданная мысль маленькой вспышкой родилась где-то в глубине мозга. Прищурившись, Боджи сосредоточенно обдумал ее... Да, скорее всего, он нашел правильный ответ. Старейшина рестиний, как и он, носил Символ Света и тоже обладал сверхсилой. Рестинии слабее людей, но, несмотря на щуплое сложение, старейшина был во много раз сильнее сородичей. То есть, он был из тех, кто физически мог сюда войти. Но зачем? Не затем же, чтобы просто постоять в этой каменной западне, "любуясь" холодными стенами!
"Разумеется, нет, Боджи!- не выдержала, наконец, мицария. - Начал ты хорошо, а теперь... Ну, давай же, шевели мозгами!"
Выходит, это не тупик. Но раз нет никаких открывающих приспособлений, значит, нужно просто применить силу.
"Браво, Боджи! Но не забудь, что у тебя ее больше, чем было у старейшины рестиний... "
"Значит, мне будет легче". - Боджи с размаху ударил по стене ногой...
С грохотом и пылью на него посыпались составляющие ее камни. Он едва успел отпрыгнуть, кашляя и отплевываясь.
"А я ведь тебя предупреждала, синт непослушный!" - засмеялась старуха.
Да, надо поаккуратнее, он еще не привык к поселившейся в нем силе.
"Так привыкай поскорей и думай, прежде чем колотить ногами! А если бы потолок тебе на голову обрушился?"
Пыль осела, и в проеме Боджи увидел продолжение коридора, который оказался короче и чуть уже. Он обрывался такой же стеной, поросшей желтовато-коричневым мхом, и Боджи понял, что способ открыть ее тот же. На этот раз он ударил рукой, и этого удара вполне хватило. Стена не осыпалась, лишь средняя ее часть выпала в открывшийся проход.
Опять коридор... Еще более узкий и низкий, чем предыдущий, - локти касаются стен, а голова упирается в потолок. Пригнувшись и крепче прижав к себе призрачное тело, Боджи пробирался вперед, думая над странностью старейшины рестиний. Что там за тайник такой, к которому ведут эти сужающиеся коридоры? Боджи уже набродился по ним на всю жизнь! Сколько еще можно таскаться по этим лабиринтам?! Он и по лесу никогда не ходил столько времени без отдыха!
"И без еды! Да, Боджи?"
И зачем она напомнила... Желудок сжался с новой силой, и Боджи вновь задержал дыхание.
"Ходить, говоришь, надоело? Ничего, синт себялюбивый, скоро поползешь!"
Путь Боджи преградила очередная стена. Привычный удар и... он беззвучно выругался, глядя в округлый тоннель.
"Мы не пролезем там вдвоем...» - с досадой подумал он, представив, что Анира опять станет металлической звездой.
"Ты там и один с трудом пролезешь! - подтвердила мицария. - Да только звездой я ее делать не стану. Оставь фантом здесь, а на обратном пути заберешь".
"Но одна она будет совершенно беззащитна!"
"Это призрак, Боджи, ему невозможно навредить! Да здесь и некому вредить-то... Кроме тебя, конечно".
Не отвечая на колкий намек, Боджи снял куртку и, опустив на нее Аниру, присел на корточки. Да, не очень удобно передвигаться вприсядку, но иначе тут не пройдешь. Только если еще на четвереньках.
Света здесь еще меньше - вместо балок маленькие шишки вбиты в потолок, и Боджи старательно нагибал голову, чтобы не задеть их. Тоннель повернул направо и оборвался. Боджи ударил по каменной преграде, и к его неожиданности она со скрипом и скрежетом ушла целиком в пол. А за ней...
Боджи тяжело вздохнул, решая, что предпринять.
"Это последний коридор", - весело сообщила мицария. - Ты темноты не боишься?"
"Но я не смогу его пройти", - сухо отреагировал Боджи.
"Да, придется ползти. Напрасно ты куртку-то оставил..."
"При чем здесь куртка - у меня плечи не поместятся в этой норе!"
"Поместятся, если сожмешься".
Боджи нехотя опустился на живот и, задевая плечами стены, протиснулся в узкий лаз. Он медленно полз вперед, обдирая плечи и ничего не видя - света здесь не было совсем. Время от времени он вытягивал руку, проверяя, нет ли впереди преграды, но там по-прежнему была лишь черная пустота.
Боджи казалось, прошло уже очень много времени, когда, наконец, его пальцы нащупали стену. Мицария сказала, что это последний тоннель, значит - за ней - выход.
Выход куда? Ему еще возвращаться за Анирой... Боджи с отвращением подумал, что ему предстоит повторить этот нелегкий путь.
"Не придется, Боджи, - заявила старуха. - Один Символ отцвел, второй вот-вот распустится, а ты полеживаешь себе в норе, как объевшийся ларнул".
Сжав руку в кулак, Боджи разнес стену.
Его глазам открылся покрытый травой склон в угасающем свете заходящего солнца.


Наконец-то! Он выбрался из тоннеля и обнаружил, что находится на окраине леса. Город древних рестиний остался позади на востоке и едва виден отсюда - похоже, Боджи действительно преодолел большое расстояние...
Ну, и куда ему теперь? Он посмотрел вокруг и убедился, что стоит на дне небольшого оврага. Кое-где лежат довольно крупные валуны, буйно цветут кусты римии, грязно-желтые цветы скарледны закрылись на ночь, зато ярко-оранжевые тартидции сияют в траве веселыми шарами. Кажется, среди них нет ничего, напоминающего Символ Света?..
Правда, Боджи не представляет, как тот выглядит - он прикреплен слишком высоко, и даже склонив голову, Боджи его не видит. Лишь чувствует подбородком. Да может коснуться руками, но ведь на ощупь цвет не определишь...
"Символ еще не расцвел, но его ты ни с чем не спутаешь - он здесь один".
Боджи принялся терпеливо изучать каждое растение и вскоре остановился на невысоком хрупком бутоне с заостренной верхушкой.
"Это единственный цветок, который еще не... "
"Верно, Боджи. Теперь подожди, пока раскроется, и сразу срывай. Да смотри, стебелек длиннее бери!.."
Ждать пришлось недолго. Устроившись рядом, Боджи наблюдал, как медленно расходятся полупрозрачные лепестки, раскрывая темно-сиреневую, в белых крапинках, серединку. Их было всего три, нежных, кружевных по краям лепестка, и в наступающих сумерках они словно светились изнутри. Боджи посмотрел вокруг. Все разноцветное на поляне вдруг померкло, потускнело - маленькое хрупкое создание непонятным образом затмило ярких соседей таинственным призрачным светом. На мгновение Боджи стало даже жаль рвать это чудесное растение. Но он представил Символ на шее Аниры и невольно улыбнулся, подумав, что они созданы друг для друга. Этот цветок удивительно похож на нее саму...
Боджи протянул руки и осторожно сорвал цветок...
Тот увял моментально. Не успел Боджи подняться, как головка Символа поникла, листочки безжизненно повисли, нежное свечение исчезло.
"Я же не успею донести его до Аниры!" - встревожено подумал Боджи, бережно положив на ладонь увядший цветок.
"Не волнуйся, наденешь на Аниру - оживет".
"Нужно срочно возвращаться за ней".
Боджи подошел к лазу, раздумывая, как лучше пристроить цветок, чтобы не сломать, пока будет ползти.
"Ее там нет, Боджи", - насмешливо сообщила старуха.
"Где она?"
"У тебя за спиной".
Боджи повернулся, обшаривая глазами поляну. Призрачная Анирина фигура покоилась прямо на шарах тартидции. Сейчас она лежала на боку, словно спала...
Боджи посмотрел на Символ, размышляя как надеть его ей на шею.
"Ну всему-то тебя надо учить, синт-охотник! - привычно заворчала мицария. - Да раздвои же ты стебелек и соедини концы за шеей!"
Боджи быстро справился с несложной задачей. Едва коснувшись прозрачной кожи, Символ будто прирос к ней, ожил и вновь раскрылся, раскинув резные лепестки.
"Ну, вот и все, синт, - вздохнула с притворной грустью старуха. - Иди на юг, к веррянам... "
"И принести призрак вместо Аниры?- хмуро перебил Боджи, глядя на неподвижный фантом с красивым живым украшением на бестелесной шее. - Я выполнил все твои условия! Верни ее!"
"Не пыли, Боджи, я всегда выполняю свои обещания. Хотя и редко кому что-то обещаю... Станет твоя Анира прежней, как услышит голос своей матери! Ступай к веррянам..."
"Солнце село, я останусь здесь на ночь», - возразил Боджи.
"Что ж, тоже мудрое решение. Сейчас ты уже никуда не спешишь... Но ведь ты голоден?"
Желудок тут же откликнулся жалобным воем. Боджи упрямо сжал левый бок рукой.
"Я попытаюсь найти что-нибудь съедобное из травы, - подумал он. - Если не смогу - потерплю до утра".
"К утру у тебя начнет кружиться голова. Ищи сейчас!"
Боджи поднялся. И в этот миг тихий шепот проник в сознание. Он скорее почувствовал, чем услышал слова, прозвучавшие, словно вздох:
"Подними голову, человек..."
Нет, это не мицария. Боджи послушно посмотрел вверх.
Прямо над ним на тонкой ветви валлу висели пять небольших золотисто-коричневых плодов.
Ну и ну! Боджи едва рот от изумления не раскрыл - за всю свою жизнь он ни разу не видел, чтобы лесной красавец цвел, а тут плоды! Он был твердо уверен, что валлу не цветет и плодов не приносит...
"Ай, царь леса! - засмеялась мицария. - За что ты его жалеешь, упрямца этого? И от ларнула уберег, и от голода спасаешь! Да разве кто из людей пробовал твои плоды?"
Так вот он, царь леса... Боджи окинул взглядом стройное дерево с шелковистой листвой. Он всегда считал растения живыми, но чтобы одно из них оказалось царем леса!..
"Он любит лес, - ощутил Боджи легкий шепот валлу. - Никогда не губит напрасно ни нас, ни животных... Ветки лишней не сломит... Мало таких среди людей... Пусть живет... Я буду помогать ему, когда смогу..."
"Ну, Боджи, опять тебе везет!."
Боджи мысленно поблагодарил валлу, поклонился до земли. Затем сорвал три плода и с удовольствием съел. Они оказались сочными и приторно-сладкими. Голод отступил, желудок успокоился. Боджи растянулся на траве рядом с Анирой и не заметил, как уснул.
Разбудил его голос мицарии, резко проскрипевший в затуманенной сном голове: "Эй, охотник! Уже рассвело!"
Боджи сел и протер глаза. Ну и крепко же он спал! Как будто забыл, что в лесу находится!..
Посмотрел на цветы тартидции и успокоился, убедившись, что фантом на месте.
Он поднялся, потирая холодные ободранные плечи. Да, жаль, куртка осталась в тоннеле. Но ползти за ней, опять бросив Аниру одну? Нет, так не пойдет. Да и не хочется снова продираться в душной темноте...
"Ничего, я буду двигаться и согреюсь!" - Боджи решительно забросил на плечо сумку, подхватил на руки Аниру и направился на юг.


Через час лес поредел, вдали показались пологие горы. Боджи подумал, что неплохо бы найти тропинку, по которой он спускался из клана Веррян - легче было бы сориентироваться, куда идти...
"Да правильно ты идешь. Только выйдешь не там, где заходил. Но не все ли тебе равно?"
"Без разницы, - согласился Боджи. - Лишь бы попасть в город".
"Попадешь, - захихикала старуха. - Верряне уже ждут. Правда, не тебя... Смотри, не забудь про свои обещания!"
"Анира знает о них?"
"Нет. Последнее, что она помнит - это, как отдала тебе Символ Света".
Боджи дошел до ближайшей горы, легко поднялся по склону и глянул вниз.
Ну, вот он и на месте. Город веррян виден отсюда весь, до последнего колодца. Чуть левее - то место, где он начал свой путь в Лабиринт Ота, справа - площадь, где они дрались с Анирой, и дом ее родителей. Э, да там какое-то собрание… В середине на ступенях - Батита в охотничьем костюме, по сторонам вооруженные верряне, Кнео и его отец в их числе. Что у них там такое?
"Батита собралась за своей дочерью, - коротко и совершенно серьезно сообщила мицария. - Иди. Ты как нельзя кстати. Если они не убьют тебя сразу, ты проживешь еще долго".
Боджи бодро спустился к площади.
Первой его увидела старейшина. Она замолчала, побледнев и устремив на него изумленный взгляд. Остальные повернулись в ту же сторону, и в миг воцарилась неправдоподобная тишина. Люди молча расступились, и Боджи прошел к лестнице.
Он остановился в десяти шагах и поднял взгляд на Батиту. Та не шевелилась, не сводя потрясенных глаз с призрака дочери в его руках. Боджи повернулся, чтобы стоять вполоборота к ней и видеть всех присутствующих, и хрипло заговорил:
- Вижу, вы мне не рады, но я вам очень благодарен. Если бы не вы, я бы не попал в Лабиринт Ота, не нашел Символ Света и не узнал бы много из того, что знаю сейчас.
Придерживая фантом левой рукой, он достал из сумки валун и осторожно положил на землю.
- Вот доказательство из Бездонного Болота. Это липун, живой камень, их колонии живут только там. Мудрая мать Батита подтвердит, что это так - она была в Лабиринте. Она была у Бездонного Болота - там мицария взяла с нее слово не носить Символ Света, а отдать первому, кого она встретит.
Старейшина перевела взгляд в глаза Боджи.
- Ты был у Болота! - глухо подтвердила она. - Но что...
Занятый разговором, Боджи отвлекся, забыв о предупреждении мицарии...
Весь Анирин вес упал ему на руки так внезапно, что он невольно согнулся. Но тут же напряг налитые силой Символа мышцы и выпрямился, без усилия держа Аниру. Она недоуменно моргала глазами и озиралась по сторонам. Встретив ошеломленный взгляд матери, девушка зашевелилась, и Боджи бережно поставил ее на ноги.
- Что происходит? - растерянно прошептала она, обнаружив позади себя толпу. - Как мы попали сюда?
"Долго рассказывать. "- Усмехнулся про себя Боджи.
- Я как раз начал... - произнес он вслух, и тут в голове вдруг раздался язвительный скрипучий смех.
В одно мгновение перед глазами Боджи возникла бегущая стрелка на огромном циферблате, и сердце сжалось от холода. Да, он чуть было опять все не испортил!..
Боджи встряхнул головой и исправил фразу:
-... как раз собираюсь тебя спросить: ты выйдешь за меня замуж?
В оцепеневшей тишине Анира коснулась цветка на своей шее, удивленно посмотрела на Символ Боджи и беспомощно выдохнула:
- Но я не понимаю...
Боджи молчал, глядя ей в глаза. Теперь все зависит только от нее. Он знает, как справиться с кланом, но для дальнейших действий ему необходим ее ответ. Причем положительный...
Анира вздохнула и внятно произнесла:
- Да, Боджи.
"Умница, - мысленно похвалил он. - А теперь помолчи, дай мне шанс их убедить. Они видят, что я тоже стал Хранителем Символа Света, да к тому же я еще и мужчина!"
Боджи обнял Аниру за плечи и повернулся к ее матери:
- Мудрая Мать Батита, - ровно проговорил он, поклонившись, - я прошу тебя отдать мне Аниру в жены. Я люблю ее и обещаю беречь и защищать. А если в клане есть кто-то против, я готов отстоять ее прямо сейчас.
Он обнажил меч и окатил стоявших рядом с Батитой мужчин тяжелым взглядом. Кнео незаметно переместился за спину отца. Боджи был твердо уверен, что желающих сразиться с ним не найдется.
Старейшина повернулась к мужу и что-то тихо сказала. Даринт сложил на груди руки, нахмурился и чуть склонил голову.
- Ты мужчина и Хранитель Символа Света, - тяжело вздохнула Батита, - я не могу отказать тебе. Но я не должна допустить, чтобы Анира покинула клан!
Боджи посмотрел в лицо Аниры:
- Ты хочешь уйти из клана?
- Нет, Боджи.
В ее глазах он видел, что она действительно этого не хочет... Что ж, все складывается как надо.
- Хорошо, - кивнул он, обводя взглядом толпу, - значит, хотите вы того или нет, я останусь жить в вашем городе. А это означает для вас большие изменения, верряне! Мне очень не нравится то, что вы сделали из своих мужчин посмешище, взвалили чисто мужские обязанности на плечи женщин! Я обещаю, что ваши мужчины станут тем, кем должны быть, научатся защищать, охотиться и не бояться леса! В клане Веррян все должно быть так же, как в других кланах - мужчины сильнее, и они берут на себя самую тяжелую и опасную работу. - Он прервался и выразительно добавил: - Если кто-то желает возразить - я слушаю!
Люди хранили молчание, словно все разом онемели. Боджи решил не давать им возможности опомниться.
- Отлично, - продолжил он, подумав, что это самая длинная речь, какую он когда-либо произносил, да еще при таком скоплении слушателей. - А теперь мы хотели бы отдохнуть с дороги.
Крепче обняв Аниру, Боджи направился к ступеням. Стоявшие на них отодвинулись, позволив им подняться.
У самой двери Боджи вдруг вспомнил, что не добавил одну очень важную деталь. Обернувшись, он убедился, что верряне по-прежнему молча смотрят им вслед.
- Кстати, наша свадьба сегодня, - объявил он, скользнув взглядом по обращенным к нему лицам. - В пять часов!
Он наклонился к невесте и тихо спросил:
- Ты не против?
Не отвечая, Анира положила голову ему на плечо, и Боджи увидел, что она беззвучно смеется.
"И чего я сказал смешного?" – не понял он...


Рецензии
Добрый вечер Вит.
Я наконец добралась до очепедной твоей истории.
Приношу извинения, но были личные проблемы и почитать никак не удавалось.
Первое впечатоение: клан Аниры это нечто, где мужики–бабы, а женщины–мужики. Кнео–хлеще моей Ники, и точная копия моего мужа. Вот один в один. Читаю и смеюсь. Бонжи уже давно нало было Кнео на место поставить, а он только удивляется. И с девушкой держится с опаской и непониманием.
Но судя по сюжету и героям, сказка ложт, да в ней намек.
Удачи в творчестве.
Здорово, хорошая поучительная сказка. Боджи наконец проявил себя, как мужчина, но упрямый э то жесть. Спасибо за доставленные положительные эмоции

Чиж Анастасия Владимировна   21.09.2012 12:30     Заявить о нарушении
Привет, дорогая!
Вот и я, наконец, тоже вернулась из отпуска - прямо сегодня с дороги)

Да, ты абсолютно права - еще какой намек!))) - все персонажи этой истории имеют прямую связь с реальными людьми)) Так что и твои муж и Ника - далеко не единственные в своем роде))))))))
А про упрямого Боджи - вот мне по жизни не встретилось еще ни одного покладистого мужчины - все до одного упертые до беспредела!
Искренне рада, что тебе понравилась эта история!)

Вита-Виталина   02.10.2012 23:22   Заявить о нарушении
На это произведение написана 61 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.