Летели из Нанди в Веллингтон

Летели из Нанди в Веллингтон. Рейс был паршивый – в семь утра. Регистрация, значит, – в пять. В четыре к воротам пансионата подали автобус, куда загрузились несколько бедолаг, купившихся на дешевый рейс. Бледно-зеленые, отрешенные как марсиане. Некоторые, похоже, с похмелья. Один – точно. Автобусная тряска оказалась для моего организма явно лишней. Глядя на черные, резные силуэты пальм за окном, я мечтал об открытом буфете в аэропорту. Где славно бы взять пива или шампанского. А потом повторить... Куда там! Странно, что они аэропорт не забыли открыть. Очередь на регистрацию, затем на таможню... духота накопителя… Казенный дискомфорт сидений. Наконец запустили в самолет.

Жена заняла место у иллюминатора и тотчас задремала, сказав в полусне, что завтракать не будет. Я спать не мог. Есть, кажется, тоже. Взлетели. Вскоре неторопливые стюардессы в бирюзово-малиновой униформе покатили между кресел тележки. Запахло самолетной едой. И тут я услышал:
– Не хотите ли шампанского к завтраку, сэр?
– Нет, спасибо. Только кофе.
Разумеется, это не я сказал про кофе. Я очень хотел шампанского к завтраку. И до него оставалось всего три ряда сидений.

Плюс еще два препятствия. Жена могла проснуться в неподходящий момент. А она не любит моей спонтанности, тем более, на публике. Алкоголь в 7.30 утра это... не комильфо, даже если наливают. Помню, год назад жена заставила меня ходить по Риму в офисных ботинках. У меня были кроссовки, но она сказала: не фотогенично. И вот, целый день я осматривал достопримечательности (я вынужден повторить это) в жестких офисных ботинках. Фотографии получились – заглядение, особенно к вечеру. Одухотворенность какая-то появилась в лице. Видимо потому, что ботинки стали к тому времени испанскими пыточными сапогами. В зале ожидания я немедленно снял их и расслабился в кресле, закатив глаза. Просыпаюсь – надо мной двое карабинеров и карабинерша. Нельзя, говорят, оденьте. Я хотел с ними побеседовать. Например, заметить с ухмылкой Челентано: «Davvero? E dove sta scritto?» Но тут в меня вонзились пять отточенных ногтей... В общем, после микроскандала с меня было взято обещание вести себя в общественных местах прилично. А шампанское ни свет ни заря – это неприлично. Как бы кто чего не подумал.

Как назло, этот «кто» расположился слева. Седой, почтенный гражданин похожий на пастора, губы поджаты, типичный моралист. Он, как мне показалось, несколько раз неодобрительно покосился на меня. Странное дело, мне с похмелюги вечно мерещатся осуждающие взгляды. Сейчас закажу шампанского, сосед подумает: во свинья, вчера нажрался и сегодня заливает с утра пораньше. Хотя какая к чертям разница, что он подумает?! Какое мне дело до него? А ему до меня? Но жена... Надо что-то решать...

– ... яичницу с сосиской или оладьи? – наклонилась к пастору стюардесса.
Вдруг он подмигнул (мне!) и отвечает:
– Бокал шампанского, пожалуйста. А потом еще один. И яичницу с сосиской.
– Tо же самое, пожалуйста. – с облегчением выговорил я.
– И мне. – неожиданно добавила жена.

Не люблю озвучивать банальности, но ведь действительно, как мало человеку надо для счастливой минуты. Бокал шампанского в нужный момент. Ошибиться в ближнем – в хорошем смысле. Всего-то... А с соседом мы премило проболтали весь остаток пути. Оказался профессором ихтиологии.


Рецензии
И это хорошо. Очень понравилось. Чем? Оставленным впечатлением и последним абзацем.

Шумская Екатерина   18.08.2016 13:45     Заявить о нарушении
Это совсем старенькая вещица, нигде не публиковалась. Ваша рецензия вдохновила подумать над ней и, может быть, пристроить куда-нибудь. Спасибо :)

Макс Неволошин   19.08.2016 02:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.