Последняя осень

— Так он умер, что ли?
— Умер...
— Совсем?
— Нет, ёшкин кот, понарошку! Вчера умер, а сегодня с утра по делам побежал! — Илья прикурил, недобро зыркнул на соседа, махнул рукой, будто рубанул кого-то наотмашь и, резко развернувшись, зашагал прочь.
Степан, как завороженный, смотрел в спину Илье и никак не мог отвести глаз. Сколько лет соседствуют, а так и не привык  к его выходкам. Вроде,  мужик как мужик: по столярному делу умеет, дом опять же свой нажил... хоть и без выкрутасов, но крепкий такой... с соседями не сволочь какая-нибудь — ладит, но тронуть его нельзя — кипит сходу. Вот что сейчас ему Степан такого сказал? Пожалел пацана его — так опять не так!
Илья, между тем, поднял палку  с дороги и встал, как вкопанный. Потом тяжело шагнул к забору, облокотился и опять замер на время.
— Степан, чего с Ильёй-то? — выглянула из окна конторы Петровна.
— ...пацан его помер.
— Да тьфу на тебя! Какой еще пацан? — Петровна прижала кулачок к груди.
— ...собака его. — Степан посмотрел на Петровну и вдруг рявкнул, — дура ты! Баба! Не понимаешь мужицкого сердца.

Осень  неспешными красками прошлась по  посёлку:  бросила чуток охры в берёзы, раскрасила ладони клёна, высветила холодными лучами последние яблоки,  будто нарочно подвешенные на  уже продутых ветром старых деревьях, зажгла  густой киноварью хризантемы под окнами заскучавших домов, притихла пожухлой травой и тяжёлой утренней росой, заплела  паутиной  потаённые закутки. Уставшее за лето солнце, бросало на опустевшие сады  лучи, словно высматривало, что же еще надо  прибрать до зимы?

Илья повернул голову, медленно поднял лицо навстречу последним, и от этого по особому ласковым лучам, закрыл глаза и тихо улыбнулся. Постоял так недолго, жадно вбирая  уходящее тепло и тяжело выдохнул, будто точку в письме поставил: « ...в лес пойду»

В последний раз он в лесу был  третьего дня. Ходили с Тилем по своим тайным тропкам. Пёс еле-еле брёл следом, то и дело ложился на землю и виновато поднимал глаза на хозяина. Илья незлобливо хмурился и садился рядом: «Покурим?» Тиль несмело помахивал хвостом, устраивал тяжёлую голову на вытянутых лапах и, чуть поигрывая бровями,  слушал осеннюю тишину.
— Ну что, брат-Тиль, подустал маленько? — Илья легонько поглаживал  ладонью по голове, по длинным, когда-то шелковистым, а теперь неряшливо повисшим, ушам любимца. Тиль нюхал воздух и щурился то ли от ветерка, то ли от колышущихся стебельков тимофеевки возле подслеповатых  своих глаз и кажется даже улыбался чему-то. От этого морда его становилась просветлённой и какой-то таинственной. Что ему чудилось, от чего успокаивалась тихим счастьем собачья  душа?  Илья вздыхал и, как  Тиль, смотрел в своё далёко.


2.
— Маруся... в лес схожу.
— Иди, бог с тобой, — жена подняла на Илью усталые глаза и вздохнула. — Ружьё-то зачем берёшь? Ночью таблетки глотал, а теперь с такой тяжестью собрался! Уток с озера некому таскать...
Илья замер на мгновение, ссутулился и молча вышел из дома.

— Да что ж я за бестолочь-то такая! — Маруся в сердцах прихлопнула ладошкой по столу. — То косточку к крыльцу брошу, то глупость по ветру пущу! Илья...— кинулась она вслед за мужем.
Илья, не оборачиваясь, махнул рукой и побрёл вдоль забора.

Ни накрапывающий дождь, ни сгущающиеся сумерки не могли остановить Илью: он шёл к другу.
...Оврагом. Здесь щенком Тиль не мог перепрыгнуть ручей, звонко лаял и злился  на весело игравшую по камням воду.  Как тогда Илья уговорил его сунуться  в эдакую холодную жуть?  Перебравшись, Тиль выскочил на берег, неумело отряхнулся от воды и проскочил мимо Ильи, демонстрируя свою самостоятельность. Тут же провалился в яму, беспомощно завизжал и так посмотрел в глаза Илье, что тот рассмеялся, ловко подхватил его рукой и сунул себе запазуху: «Пацан ты ещё, ёшкин кот! Чистый дурак!»
...Полем. Тиль впервые тогда почуял птицу. И никак не мог согласиться с тем, что это не та птица. Подбежал, заглянул в глаза Илье и, услышав весёлый смех хозяина, бросился в высокую траву. Птица вспорхнула, а Тиль шлёпнулся на задние лапы в полной растерянности.
...К старому гумну. Там Илья уснул. Он тогда ногу подвернул, вот и решил отдохнуть часок. А Тиль лежал рядом, согревая хозяина. И только заскрипевшая на ветру дверь заставила его вскочить и громко залаять, защищая спящего друга. «Молодца, пацан, - смеялся Илья, доставая из  мешка хлеб, - орёшь, как резанный... теперь молчать учись»
...Вышел к озеру. Чёрная гладь улыбнулась рябью своему старинному приятелю и затихла. Илья скинул ружьё с плеча, пристроил его у старой берёзы, тут же устало опустился на землю, понимая, что и шага ступить дальше не может.

...как тогда, в сорок третьем, когда, исхудавшим от голода пацаном,  убежал из деревни, в которую утром вошли немцы. Убежал, чтобы найти в лесу дядю Тимофея. Осень перебирала холодным дождём с ветром, пугала тяжёлыми тучами и глухими ночами. Лес сторонился людей, и только озеро манило мирной тишиной. Возле озера его и нашли почти насмерть замёрзшего и безучастного ко всему. Отнесли в лагерь, признав в нём родственника Тимофея, отпоили хвойным чаем, а потом решали куда определить бедолагу. От страха, что прогонят, Илюха не заболел, а наоборот как-то взбодрился и подтянулся. «Хороший пацан-то...» — услышал он сквозь сон приглушённые голоса, — «Ну, значит, Пацаном и будет...»  Пацаном  до весны сорок четвёртого  он и бегал знакомыми тропами по заданиям партизан.
И лес, и спасительную осень с тех пор Илья прописал в своём сердце.
Осенью в лесу укрывался от тяжёлых житейских дум и страхов, будто в подол к матери лицо прятал. «Ну, спасена душа» — слышал он в шуме опадавшей листвы тихий голос, закрывал глаза и замирал.


Вот и теперь он вытянул натруженные долгой жизнью ноги, встретился глазами с озерной  тишиной и будто все несчастья с души разом выдохнул. Так и уснул.

Его нашли утром, когда последняя осень уже поцеловала его солнечным дождём.


Рецензии
Отличный рассказ. Большое спасибо.

Ян Архипов   14.12.2017 08:02     Заявить о нарушении
Вам спасибо за прочтение, Ян!

Ольга Алексова   14.12.2017 11:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 68 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.