Просто воспоминания...

   Мемуары – слово-то какое… Солидное, веет от него чем-то профессорско-генеральским. «Родился я в простой семье…» Нет, так скучновато получается. Ясен пень, что родился, рос «не по дням, а по часам», пеленки, бутылочки, первые санки, велосипед трехколесный… Воспоминания о начале получаются какие-то обрывочные – в виде отдельных, разрозненных картинок. Целина, степь, лето-зима – туда мы потом вернемся, повспоминаем кукурузу, в которой всадник мог без труда спрятаться, горы зерна на открытых токАх, озера - прозрачные до неправдоподобия и вообще все – сегодня кажущееся призрачно-киношным…

   А давайте отбросим размеренно-академический зачин и сразу перенесемся в Новый год образца, примерно, семидесятого. На тот момент жить мне довелось у тетушки Кати, сестры отца. Это, конечно же, для меня она была тетей Катей, а для остальных – Екатерина Мироновна, учительница физики и математики местной восьмилетней школы. Что такое учитель в деревне в те далекие годы – надо объяснять отдельно, но, думается, те, кому сегодня за сорок, вспомнят и поймут. Вот именно: еще не богожитель, но нечто весьма приближенное к этому рангу. Сегодняшние учителя могут лишь всплакнуть от зависти и утереть печальную слезу, читая о том, что учитель семидесятого года был фигурой весьма уважаемой, а труд его оплачивался очень прилично – примерно, раза в два выше, чем не в пример более тяжкая работа простого колхозника. Плюс немалые льготы: по оплате жилья, на подписку газет и журналов, а о бесплатных дровах и говорить не стоит…

   Так вот, что такое Новый год в сельской школе. Это, без всякого преувеличения, главный Праздник года. Сравниться с ним мог только День Победы. Только День Победы был главным официозным праздником, а вот Новый год – именно «волшебно-завораживающим». Снег, мороз, пушистая и до невозможности пахучая елка в самом большом классе и Атмосфера. Что хотите со мной делайте, но сегодня той атмосферы, трепетного ожидания-волнения уже нет – и дело здесь отнюдь не в старческом брюзжании. Это вещи, присущие именно определенному времени, а не только юному возрасту – те, кому за пятьдесят, без труда поймут, о чем я…   

   Например, в те годы люди ходили в гости – на «складчину». Это когда каждый приносит что-нибудь свое из еды и выпивки, и все это, сложенное вместе, составляло праздничный стол, за которым не только ели-пили, но и плясали нешутейно (ах, как от дроботушек дребезжала-позванивала посуда в застекленных горках и буфетах! Как наши мамы пропевали частушки и страшно красиво взвизгивали свое «Ии-и-эх!»), и песни пели. Помню, как еще на Целине взрослые пели «На тебе сошелся клином белый свет». Мама была в темно-васильковом платье – оно просто изумительно переливалось…

   О том, каким был наш Новый год, вы можете прочесть вот в этой вещице: http://www.proza.ru/2010/12/23/438  Особыми приметами праздничной программы были монтажи. Опять же, для молодых поясняю: литературно-художественные «сборники-солянки» из стихов, песен и коротеньких сценок-пьесок на определенную тему. Выступления перемежались тем, что сегодня на телевидении называют вроде бы «подводками» - Дед Мороз переговаривался со Снегурочкой, и они объявляли «следующий номер». Еще одной приметой именно тех времен были книги, вручаемые «за хорошую учебу и приличное поведение». Кстати, неприличными считались весьма невинные по сегодняшним меркам вещи – например, курение в туалете или попытка слегка огрызнуться с учителем.

   Вот мы плавненько и подобрались к одной из знаковых вещей моего детства – к ее величеству Книге. На Новый, 1971-й год мне вручили новенького «Робинзона Крузо». Ну вот скажите вы мне, как сегодня юным объяснить, что это было за событие для мальчишки того времени? В общем, примерно, это как для сегодняшнего путевка в европейский Диснейленд – думаю, радости сопоставимы. Особенно если учесть, что хорошую увлекательную книгу в те времена можно было отыскать, достать, взять у кого-то по хорошему знакомству – и, как правило, библиотека здесь была не при чем. Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что того же «Оцеолу» Майн Рида удалось отыскать именно в нашей сельской библиотеке. И читался этот желтенький, потрепанный томик «Библиотеки приключений» зимой, на печке, где было невероятно тепло и уютно – как в кабинете или в кирпичной крепости. Правда, вместо средневекового факела или керосиновой лампы там был обычный электрический свет. Волшебная книга с изумительными иллюстрациями Кускова… Кстати, в библиотеке работала тетя Женя – невысокая, полная женщина, имевшая чисто русскую слабость к простым веселым напиткам, в числе коих лимонад у нее не числился… Ты заходишь в теплое, хорошо освещенное помещение в обычной деревенской избе, видишь ряды стеллажей с книгами разной степени потрепанности и хозяйку этого пахучего царства, мирно дремлющую на уютно сложенных пухлых ручках.
   - Здравствуйте, тетя Женя!
   - Здр…здравствуй, детенок. Ты иди выбирай… Ай, детенок, я так сегодня заболевши… Ты потом сам вычеркни и запиши…


Рецензии
Добрый вечер, Александр Николаевич!

Читала, вздыхала, вспоминала: столько похожего было и в моём детстве!
и учителей боготворили, и Новый год встречали с радостью, и ёлка была всегда нарядная(сами игрушки мастерили и раскрашивали - покупных было мало).

И с книгами, подаренными за успехи в учёбе или за хорошо рассказанное стихотворение (исполненную песню, танец) не расставались: зачитывали до дыр.

"Всё было, только речка унесла..."

Спасибо вам за хорошие воспоминания, Александр Николаевич!

Эльмира Пасько   15.10.2017 20:59     Заявить о нарушении
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.