Просто воспоминания 6...

   Вы уж не сердитесь, что в записях этих нет ни внятной логики, ни какой-либо «системы» - а как вспомнилось, так и написалось… Кстати, вы наших космонавтов уважаете? Правильно: высокообразованные люди, отлично подготовленные, и физически и психически очень здоровый народ. И кто посмеет упрекнуть их в том, что они перед полетами смотрят «Белое солнце пустыни»?! И кто посмеет заявить, что это «развлекательный, низкий жанр»? Низкий жанр – это сегодняшняя чернуха, снятая манерными умниками вроде пресловутой Гай-Германики и прочими извращенцами…

   Знаете ли вы укр… то есть, что такое воля? Нет, вы не знаете настоящей Воли! Так уж сложилось, что я никогда не знал, что такое детский сад. С того самого момента, когда окрепшие ноги смогли удирать вместе со своим хозяином со двора, вот эта самая воля и наступила и продолжалась много лет. Ты приходишь из школы, переодеваешься в домашние обноски (старые брюки, грубые – «литые» - резиновые сапоги с портянками, наверх солдатский китель образца шестидесятых, подпоясанный солдатским ремнем… видок еще тот!) и отправляешься по своим делам. Строить в лесу шалаш или землянку, выстругивать пистолет-автомат, или строить на озере плот или настоящую(!) индейскую пирогу-каноэ. Костры – отдельная тема. Сразу уточню: ни разу не подожгли ни лес, ни что другое! И не было ни одного настоящего несчастного случая, хотя черти (а кто же еще?!) носили в таких местах, что и по сегодня оторопь берет… И практически ни разу родители не спросили: «Ты где, сукин сын, болтался до темна?»

   Правда, мы не только «болтались» - мы и по дому помогали. Копать-сажать картошку; «ходить на сено» - подгребать, ворошить и прочее; «гоняться в поле» - домашнюю и колхозную скотинку пасти; дрова заготовлять, пилить, колоть, в поленницы складывать; огород – копать-сажать-полоть-поливать. Много чего. И все работы чисто по-детски были ненавистными. Кто не знает, например, что такое встать в половине четвертого утра и весь день на солнцепеке или во время серого, затяжного дождя до девяти вечера пасти скотину – тому не объяснишь. Сено – вообще каторга без всяких кавычек. Это я еще лентяем считался, а некоторые мои ровесники иногда целое лето в колхозе отрабатывали… Правда, одна работа во все времена приносила чисто мужицкую радость – дрова колоть. А-ах топором - кругляш на плашки разваливается и ты слышишь горьковато-сочный терпкий запах осины. Или свежий, холодноватый березы. Шлеп да хряськ, стук-постук – горка свежих поленьев и растет помаленьку. Сядешь, весеннего или осеннего терпкого воздуха  (в сумерках весной воздух особый, ни с чем несравнимый и «неописуемый» - и снегом подмерзшим припахивает, и ветром вольным горьковатым, и лесом-землей просыпающейся, за день отогревшейся…) глотнешь, сигаретку со вкусом выкуришь – и снова за топор. Эх, а ведь хорошо, ребята! Но это я уже во взрослую жизнь вильнул, пардон-пардон…

   Несчастных случаев не было, но травмы случались: ножом «не туда» скользнул (делали разок укол от столбняка, было…), с дерева навернулся, или шайбой по «косточке» въехали – не Бобби Халл бросал, но все же неделю хромать пришлось. И ведь ни черта не боялись, что удивительно! В лесу, где змей навалом было, по-пластунски в папоротниках ползали – дело было «на Тропе Войны». И на церковь, на самую верхушку, лазили (я – нет, трусил, а потом и поумнел), и на геодезический маяк в лесу, рядом с глухим, невероятно глубоким и опасным озером, забирались. Вот это был вид «окрест» - думаю, не хуже, чем с Эйфелевой. В упомянутом озере купаться приходилось и в одиночку (нет, ну нисколько мозгов не было – до деревни ведь полтора километра…) Ну, были и не опасные, но «тревожные» глупости вроде ночных вылазок на кладбище. Ясное дело, предпринимались они не после «страшных рассказов про Черную Руку или Белого Человека».

   Если не было под рукой книги интересной и прочих забав, а погода была совсем дрянь, то выручало одно из лучших изобретений человечества – пластилин. Пластилин – это вам не зайчиков лепить. Это дело серьезное и требуюшее умелой руки, творческого подхода и невероятнейшей фантазии. А как без нее поверить, что слепленный тобой индеец умеет прыгать-бегать-разить врагов не хуже Гойко Митича…


Рецензии
Добрый день, Александр.
Нет, ну, конечно, в лес, где змей навалом, на геодезический маяк залезть или в необыкновенно глубоком озере искупаться - это потрясающе здорово. Да только все эти красоты себе деревенские ребятишки забрали. А нам-то, городским что осталось: ясли с двух месяцев, детский сад, да пионерский лагерь на две смены... А Воля - это сбежать на Левбердон... Ах да, вы же не знаете: левый берег Дона расшифровывается...
Ну, а дальше, как у Малинина: "Там, на том берегу, было все в первый раз..."
А если серьезно, то хорошо, что вам везло.
У нас вот уже третью неделю ищут десятилетнего паренька. Ушел в Пущу за грибами и не вернулся. А они ведь, местные мальчишки, считают, что Пуша их дом, и все в ней они знают.. Уже и водолазы все болота обследовали...
Всего хорошего, Александр.

Мария Купчинова   06.10.2017 15:54     Заявить о нарушении
День добрый, Мария!
Да "не забрали" - они нам как компенсация достались.
Не было у нас ни мороженого, ни школы моряков через забор,
ни многого другого. Так хоть воля и змеи...
"Левбердон" - я догадался, что за зверь...
Мальчика искренне жаль. Дай Бог - иногда и чудеса случаются...
В моем краю тоже в лесах пропадают - иногда и с концами...
Спасибо и всего самого-самого Вам! С поклоном А.Т.

Александр Терентьев   07.10.2017 16:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.