Одинокие люди. Главы 15 - 16 заключительные

Глава 15. Совсем другая жизнь.
Юля не лгала Даше. Ей действительно была безразлична судьба Кости. Она просто забыла его, тщательно вымарала из памяти, как вымарала все, что напоминало о прежней, зашуганной нищей девчонке.
В новой Юльке кипящим ключом вскинулась жажда жизни и злое веселье. За одно лето она выучилась сносно играть на гитаре, заставила маму перешить наиболее приемлемые блузки и юбки, скопила на дешевенькие помаду и тушь.
В новую школу вошла она легкой, упругой походкой. Смотрела надменно и улыбалась в меру. К людям подходила смело. Училась нахрапом. При этом не теряла чувства собственного достоинства.
Одноклассники приняли новенькую почти безоговорочно. Появились даже пара приятельниц и пара поклонников. Учителя полюбили, особенно физик и географ – единственные мужчины в школе, не считая физрука. И уже тогда Юля осознала, что привлекательна не для одного подлеца (так, не сметь, не вспоминать!) а для мужского пола вообще. Если прийти в школу в юбке покороче и построить физруку глазки, то он поставит на балл выше, чем заслуживаешь. А если определенным тоном поговорить с географом, то он простит поздно сданные контурные карты. А что оба педагога давно обзавелись лысинами, животами и кольцами на безымянных пальцах… Человека красит не внешность, а служебное положение.
Два года пронеслись непривычно быстро. Юле было все равно, куда поступать после школы, и отец уговорил подать документы в родной его Энгородский мединститут. У золотой медалистки проблем с поступлением не возникло. Медицина никогда особенно не интересовала Юлю, но благодаря идеальной памяти, вдумчивости и усидчивости девушка быстро стала одной из лучших на потоке. Она приучила себя засиживаться над уроками до полуночи, подавлять приступы дурноты в анатомичке, пропускать мимо ушей язвительные замечания преподавателей. Единственное, к чему она привыкнуть не смогла – к общаге с мышами, тараканами и коридорной системой. Однако и здесь ей быстро улыбнулась удача.
В начале второго курса Юля случайно познакомилась на улице с импозантным мужчиной лет сорока. Звали его Антон Николаевич, и был он весьма успешным энгородским адвокатом, причем брался в основном за арбитражные дела. что женат ,не скрывал с первой встречи.
Юля понравилась ему необычной красотой, начитанностью, гордыми сдержанными манерами и известной долей неприступности. Она не любила целоваться на людях, а их первая связь состоялась только через месяц. Разумеется, солидному адвокату быстро надоело снимать квартиры «на вечер». А тут еще юная любовница пару раз явилась на свидание грустная и вялая, с больной головой… Словом, вскорости Антон Николаевич перевез Юлю в однокомнатную квартиру в заречном районе.
Нельзя было назвать Юлю капризной, настырной или требовательной. Она с уважением относилась к семейным обязанностям своего покровителя и не просила ничего. Тем не менее, за полгода Юля полностью обновила гардероб, обзавелась кое-каким золотишком и перебывала во всех театрах города, не говоря уже о кафе. Ей повезло, повезло неописуемо, и девушка не забывала об этом ни на минуту. Как не забывала и о том, что положение её не вечно: Антон Николаевич не из тех, кто бросает семью, а любовницы имеют свойство надоедать.
Два года их отношения существовали спокойно и весьма успешно. А потом, на четвертом курсе, Юля «сошла с ума» - именно так она называла крутой поворот в своей жизни.
Итак, четвертый курс, первый учебный день. новый преподаватель проводит перекличку в Юлиной группе и запинается на её фамилии. Девушка поднимает руку. Они встречаются взглядами.
Она видит перед собой крупного, породистого, смуглолицего мужчину лет за 35. его красит ранняя седина в густых темных волосах, черные глубокие глаза смотрят тяжело и пристально. В повороте головы, в крепких руках, во всей фигуре, очень высокой и подтянутой – пугающая и мягкая сила.
А Валерий Сергеевич Вдовинский, прекрасный кардиолог и старый холостяк, видит перед собой девушку, умершую много лет назад – свою лучшую учительницу и первую любовь. У нее отливают яркой рыжиной волосы, глаза серы и неподвижны ,как у слепой, губы и щеки мертвенно бледны. Но все равно – это она.
Занятие Вдовинский провел, с трудом владея собой. А когда прозвучал звонок, окликнул девушку – призрак прошлого и спросил: «Откуда вы?»
- Из Омутовска, - ответило видение, не становясь материальнее.
- А в Энгороде… Здесь у вас не было родственников?
- Нет, но мой отец жил тут после института. Недолго, года три.
- Его не Павлом зовут? – вырвалось у Вдовинского.
- Совершенно верно. А меня назвали в честь его покойной первой жены.
И с того дня студентку и преподавателя как магнитом потянуло друг к другу. Юлю очаровывало исходившее от него ощущение силы. А ему происходящее казалось сном наяву.
Два месяца спустя Валерий Сергеевич признался Юле в любви.
- Вы мне тоже очень нравитесь, - ответила девушка. – Но вряд ли вы захотите со мной быть, если узнаете, чем я живу. Я содержанка.
- То есть? – густые брови Вдовинского приподнялись.
- То есть как в старых романах. Читали у Бальзака «Побочную семью»? Нет? Ну да ладно. Смысл понимаете. Не думайте, что мне такая жизнь нравится, но от нищеты я устала.
Вдовинский вздохнул.
- Я не осуждаю вас. Сытый голодного не разумеет. Но ведь я тоже неплохо зарабатываю – институт, больница… В нищете вы жить не будете, обещаю.
Юля наклонила голову, опустила ресницы.
- Вы ведь своего покровителя, наверное, не любите. Уходите ко мне.
Юля улыбнулась.
- Я согласна. Но давайте подождем пару месяцев. Проверим свои чувства. Да и вообще… Вы не представляете, что может сделать считающий себя сильный с тем, кого он считает слабым.
- Не надо никого бояться. Я не дам вас в обиду.
- Я не боюсь. Просто выбираю тактику.
Антон Николаевич имел законных детей и на свиданиях с Юлей тщательно соблюдал меры предосторожности. Но девушка не даром училась в медицинском: однажды на их романтической встрече произошла неприятность… Оплошность… В общем, через пару месяцев Юля имела все основания показать любовнику положительный тест на беременность. Где она таковой раздобыла – история умалчивает.
Увидев результаты своей неосторожности, адвокат побледнел и покривился.
- Юленька… Но ты же понимаешь… Мы не можем…
- Да, - упавшим голосом ответила Юля, опуская голову.
- Послушай, - адвокат порылся в бумажнике ,выудил несколько купюр. – Думаю, хватит… Выбора у тебя нет, я не признаю этого ребенка.
Юля оскорбленно поджала губы.
- Я понимаю тебя. Мне следовало ожидать аткой реакции. Хотя мне, по сути, тоже ни к чему сейчас ребенок…
Девушка отошла к окну, прижала к стеклу скрещенные над головой руки. Уперлась в них лбом.
- Но пойми, это показательно. Я давно поняла, что для тебя – всего лишь вещь. Вещь не может обижаться… Я не обижаюсь и слушаюсь тебя во всем. Но жить с тобой – выше моих сил.
- Ты хочешь уйти? – Антон Николаевич искренне удивился. Но извини, это я плачу за твою квартиру.
- Вернусь в общагу, - Юля безучастно водила пальчиком по стеклу. – Мне все равно теперь.
Юля сдержала слово и в три дня освободила квартиру от своего присутствия, от вороха новой одежды и коробочки с кольцами и серьгами, подаренными ей покровителем, от им же привезенных мобильника и микроволновки, наконец – от пары собственных заначек и суммы для аборта, не истраченной ею за ненадобностью. К Вдовинсокму, таким образом, девушка явилась с небольшим приданым, из которого преподаватель, впрочем, успел увидеть только одежду да пару колечек. Остальное вместе с половиной всех денег Юля при первой возможности сбагрила маме в Омутовск.
А с Вдовинским они зажили прекрасно. Он перешел работать в новую и дорогую частную клинику, дом стал полная чаша, и житейские тревоги не мешали супругам наслаждаться страстью. Когда Юля поступила в ординатуру, то они с Вдовинским расписались, но муж сам настоял, чтобы фамилию молодая жена оставила прежнюю.
…Ксотино письмо Юля на следующий день после разговора с Дашей вынула-таки из ящика. Читать не стала. Выйдя на улицу, порвала над ближайшей урной на мелкие кусочки.
Недаром, видно, муж выговаривал ей: «Ты не будешь хорошим врачом. Ты не чувствуешь чужую боль и совсем никого не жалеешь». А Юля отвечала, потягиваясь: «Меня не жалели, и я никого не хочу жалеть…»
Глава 16. Мишка.
- Рисуйте, что вам хочется. Как хочется и чем угодно. Считайте, что вы учитесь отдыхать.
Дарья Андреевна с легкой полуулыбкой оглядела второклашек. Вовка с Сережкой опять по роботу нарисуют, Алешка – динозавра. Фиолетового. Дина – смешариков. Ну и Бог с ними, рисование не может знать запретов и обязательности, иначе оно перестает быть наслаждением.
Мишка, высунув язык от старания, рисует Светочку. Это его соседка по парте, ни дать ни взять Мальвина, только с каштановыми волосами. У самого Мишки волосы черные, вьющиеся, но кожа белоснежная, а глаза кофейные, в длинных ресницах. Очень красивый мальчик. Веселый, щедрый и непоседливый. Сегодня опять схлопотала замечание в дневник – за драку: учительница сама привела его в класс и велела рассказать, как он вел тебя сегодня. «Вы подумайте, подрался! И сам драку затеял!» - «А из-за чего?» - спросила Даша, отправив племянника в коридор. – «А я откуда знаю?» - «Так узнали бы, прежде чем замечания писать. Есть же вещи, за которые драться следует».
Ну вот урок закончен, у Мишки занятий больше нет, у Даши «окно». Можно выпить чаю, а заодно поговорить с племянником по душам.
Подсобка кабинета изо – вот уже два года Дашина вотчина. Когда девушка получила диплом, Семен Родионович удалился наконец на покой: получается ,передал вахту. С Дашиным приходом подсобка стала чище, на половинке окна возникла тюлевая занавеска, на паре стульев – половинки пледов. Получился такой маленький ,половинчатый уют.
За окном сыплет нестойкий ноябрьский снежок. Мишка наворачивает овсяные оладушки и объясняет тетке:
- Понимаешь, Левка Курицын сказал про моего папку, что он никакой не герой, а… - мальчик запинается. – А кобель. Потому что мамку со мной бросил. Ну, я Левку и стукнул.
- Правильно сделал, - дергает плечами тетка. – Твой отец – герой, я же тебе показывала то письмо, неужели ты сомневаешься?
- Нет! – пугается мальчик. – Нет, теть Даш, я просто подумал: вот про папку ты мне рассказываешь часто, а про мамку ни разу – ни разу не говорила.
- Я просто её не знала, - Даша улыбается. – Такое может быть, ты поймешь потом. Но я уверена, что она была очень хорошей, раз уж ты такой хороший и талантливый.
- Я талантливый? – у Мишки блестят глаза.
- Конечно, - тетка достает из стопки его рисунок. – Посмотри, как у тебя хорошо получается.
Мишка быстро моргает: ему неловко. Рисовать, как тетя Даша, он все равно не умеет. Вот тетка – настоящая художница: людей рисует точь-в-точь как они есть, а мультяшные герои у нее получаются даже лучше, чем на самом деле. Однажды она даже нарисовала его и Светку в виде Гарри Поттера и Гермионы. Они летели на гиппогрифе, и крылья у гиппогрифа были, как Светка гоорила, «изумрудные».
Этот рисунок висел у тети Даши в спальне, а рядом – другой, очень страшный. Посреди полутемной разгромленной комнаты лежит с закрытыми глазами женщина. Лицо белое, рыжие волосы расплескались по полу – кажется ,что он горит. Женщина одна, только корчится рядом с ней, множась по стенам, синяя тень.
В рисунке было нечто необъяснимо пугающее. Мишка не знал еще, что это – ощущение смерти. И просто спросил тетку, когда она вешала рисунок: «Зачем ты её нарисовала?» А тетя Даша вздохнула: «Это нужно мне». И почему-то покосилась на висевший тут же карандашный портрет папы с траурной полоской в углу.
…Даша подливает племяннику чай, кладет перед ним печены. Играет узорными кудрями мальчика, целует его в висок. «Ты посидишь немного с бабушкой? Мне нужно проводить Степу».
Сегодня, в четыре часа дня Арташев уезжал в Энгород. Эпопея с переездом началась полгода назад. Когда театр в Омутовске закрыли на неопределенный срок. Годом раньше Степана Вячеславовича вышибли из школы за пьянку. Даша, успевшая к тому времени не только вступить с ним в связь, но и устать от непредсказуемых и прерывистых их отношений, уговорила его кодироваться. И все вроде бы наладилось, как вдруг – театр закрыли. Арташев едва не запил снова. Даша удержала его и уговорила искать работу в других городах. Степан выбрал родной Энгород. «Руководство театров наверняка сменилось. Возможно, меня и возьмут». Он назанимал у знакомых денег, уехал и пропал на месяц. На работу его приняли, по его же словам, в ТЮЗ. Через некоторое время Арташев вернулся в Омутовск, на какие-то доходы рассчитался с долгами и сводил Дашу – первый раз в её жизни – в местный ресторан.
Покуда – минут сорок – ждали заказ, Арташев позвал Дашу в Энгород.
- Приезжай, ты хорошая художница, найдешь там работу.
- А Мишка?
Вряд ли Степа предложит взять мальчика с собой.
- Мишка может пожить с бабушкой.
Че тэ дэ. Нет, Валентина Михайловна даже по-своему любит внука. Но у нее как раз налаживается личная жизнь – в разгаре роман с товарищем отца по военкомату. Да и вообще – Даше спокойнее, когда племянник при ней.
- Мишку я не брошу.
И вот Арташев уезжал – на сей раз, похоже, насовсем. Перед тем, как залезть в «Газель», долго целовал Дашу, привычно щекоча усами. Девушка украдкой вытирала глаза, потому что опять наваливалась тоска от осознания отвратительного слова «навсегда».
Назавтра он позвонил ей. Было поздно, Мишка уже лег спать, зато слышимость по межгороду наступила хорошая. И Даша ясно различила хмельную протяжность в арташевском голосе.
- Ты опять? – горько вздохнула девушка.
- Даша, прости, - тянул Арташев. – Я сегодня зашел к другу, Валерке Вдовинскому… Ну помнишь, я тебе рассказывал, тот самый ботаник… И вот у него я увидел давно умершую женщину…



Рецензии
Ох... если честно то такое чувство после прочтения... пустое. Я ожидала чего-то другого. Все так быстро,быстро. Юля какая то сухая. Лично для меня начало произведения сильно уступает концу. Вы автор-и вы пишете по своему взгляду. Надеюсь бы не обиделись,есть некоторые отпечатки написать их не могу потому как читаю с телефона. Успехов вам!:)

Елена Плешакова   21.10.2012 20:05     Заявить о нарушении
Не обиделась ни в коем случае. Роман надо править. Спасибо за прочтение.

Елена Соловьева 3   21.10.2012 20:58   Заявить о нарушении
Я сегодня одну миниатюрку закинула, не желаете прочесть?:) Письмо ей называется :)

Елена Плешакова   24.10.2012 19:22   Заявить о нарушении
Спасибо за приглашение. С удовольствием прочту.

Елена Соловьева 3   24.10.2012 19:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.