Глава восемнадцатая Покупка машины

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
ПОКУПКА МАШИНЫ


1.

    - Эх, Кирей! Всех денег не заработаешь! Всех мужиков не перетрахаешь! Всех розовых стрингов не переносишь! Но машину себе я обязательно куплю!
     - Так покупай! Кто тебе мешает!
     - Кто-кто? Степан! Говорит, зачем тебе машина,  раз ты дома сидишь, хоть ты бы с ним поговорил?  Друг как-никак!
     - Поговорю Зоя, сегодня же и поговорю…
     - Только пустое это. Сам знаешь, какой он упёртый баран! Не то, что ты! А что? Женись на мне, а, Кирей! Я женщина видная!
     - Нельзя, Зоя. Мы свояки, а свояк со свояком не спит!
     - Так я же не спать предлагаю, а жить!
     - Хорошо, Степана я беру на себя, если всё получится тип-топ, то в выходные пригоню тебе уже «Опель» Он тебе больше подойдет. Цвет-то, какой тебе больше нравиться?
     - Мне нравится красный! А права?
     - Не переживай. Права сделаем. Ты рулить то хоть умеешь?
     - Умею ли я рулить? Ты это спрашиваешь у дочери водилы с тридцатилетним стажем? Обижаешь, что-что, а рулить я уже в двенадцать лет могла, лишь только-только до сцепления стала доставать.
     - Тогда изучай, Зоя правила дорожного движения, и чтоб всё было на зубок.

 
2.

     Почти четыре года семейной жизни не принесли в душу Степана того душевого равновесия, о котором он мечтал. Увы, очень часто наши мечты разбиваются о действительность, которая в отличие от грёз обладает одним очень весомым качеством – она объективна. Хочешь – не хочешь, а принимаешь её такой, какова она есть.
     Правда тут начинает срабатывать уже иное  правило. Не можешь изменить обстоятельства, тогда изменяй свое отношение к этим обстоятельствам.
     Тем более что у Степана было главное – его дочь.
     Двухлетняя девочка слишком мала для душевных разговоров и чтения увлекательных сказок, но как же она любила отца. На его шее Настя могла сидеть часами. И Степану это очень нравилось.
     Покупка его женой машины воспринималось им, как должное, как символ её независимости и того, что Зоя будет мобильной, а это означало для дочери большее, чем сидение дома и гуляние во дворе.
     Проблема была в другом. Степан должен был быть абсолютно уверен в том, что Зоя вполне умеет управлять автомашиной и здоровью его дочери  ничего не угрожает.
     Степан знал, как любил лихачить отец Зои, поэтому-то и требовал от Зои не купленных прав, а настоящих, честно полученных ей после классической автошколы.

     Зоя же считала, что всё у неё схвачено, и что она итак без труда овладеет навыками и практикой в управлении автомобилем.
     В какой-то степени Зоя была права, и Степан это осознавал на все сто: «либо человек умеет, и у него получается сразу, либо он никогда не сможет слиться воедино со своим «железным вторым я».
     Зоя же на отрез отказывалась идти  по официальному пути получения прав.
     Наступила патовая ситуация, никто никому не хотел уступать.
     Разрешить конфликт взялся Кирей.
     Самый лучший способ пообщаться с другом, это приехать к нему на массаж.
     Степан уже года три массировал Кирея,  и к их не простым отношениям, это добавляла некую деликатность, ведь Кирей платил сполна и наотрез отказался от каких либо скидок. «Дружба-дружбой, а табачок врозь!- Любил говаривать по этому поводу он, - Понимаешь, Степан, ты классный массажист и отчего я должен платить тебе меньше лишь из-за того, что я тебя давно знаю, что я твой кум и вообще друг твоей семьи, если я зарабатываю достаточно?» И это Степану очень нравилось в его друге.
     В этот раз Кирей начал издалека. Во время массажа он хитро так улыбнулся и спросил, не хочет ли Степан услышать одну притчу?
     Разумеется, Степан согласился, и Кирей начал:
      - Как-то перегоняя машину, я наткнулся на старую потрёпанную временем книгу.
      Вернее, это даже была не книга, а только её часть, без обложки, без доброй полвины страниц. Я уже хотел, было выкинуть её, но что-то удержало меня. Что, я понял на первой же вынужденной остановке, прочитав несколько притч, одну из которых я и хочу рассказать тебе…
      Степан слушал молча, лишь изредка отвлекаясь за новым мазком никотинового крема, давая нагрузку, чуть-чуть послабей, чтобы Кирей в состоянии мог бы говорить, по возможности не отвлекаясь на боль принудительно сокращаемых мышц его  тела.
      - Однажды юный король Артур попал в засаду и был пленен королем соседнего государства. Монарх этот мог просто убить пленника, но, будучи, тронут его юношеской непосредственностью, пообещал освободить его при одном условии. В течение года Артур должен был найти ответ на каверзный вопрос и, в случае неудачи его ждала смерть. Вопрос был прост: "Чего же в действительности хотят женщины?" Такая постановка могла поставить в тупик даже самого знающего и умудренного опытом человека, и стоит ли говорить, что для юного Артура найти ответ казалось просто не мыслимым. Однако это был единственный шанс на жизнь и свободу, и Артур принял вызов.
     Он вернулся в свое королевство и стал спрашивать всех кого мог - принцесс, проституток, священников, мудрецов и, конечно же, придворного шута. В конце концов, он переговорил с каждым, но никто не мог дать ему удовлетворительного ответа. Единственно, что он услышал от многих, это совет спросить старую ведьму, которая одна и может знать ответ. Цена ее за ответ может быть очень велика, ибо известна она была по всему королевству именно непомерными ценами за свои услуги. И когда наступил последний день отведенного на поиск ответа года, у Артура не было выбора, и он отправился к ведьме.
     Она согласилась дать ответ на его вопрос, но прежде Артур должен был согласиться с ее ценой - старая ведьма хотела выйти замуж за Гавейна, благороднейшего из рыцарей Круглого Стола и ближайшего друга Артура! Артур был в ужасе - ведьма была горбатой, отвратительной, имела один зуб, пахла как нечистоты и часто издавала неприличные звуки. Никогда ранее он не встречал столь безобразного существа и отказался от мысли просить своего друга жениться на ней и нести такое бремя.
     Гавейн же, узнав об условии ведьмы, пришел к Артуру. Он сказал, что никакая жертва не является чрезмерной в сравнении с необходимостью сохранить жизнь Артура и существование Круглого стола.
     Итак, было объявлено об их свадьбе, и ведьма дала ответ на вопрос Артура: " Чего женщина действительно хочет, так это иметь возможность распоряжаться собственной жизнью!"
     Всем сразу стало понятно, что ведьма изрекла великую истину и что жизнь Артура будет сохранена. Так и произошло, сопредельный монарх сохранил жизнь Артуру и даровал ему полную свободу.
     Что за свадьба была у Гавейна и ведьмы!
     Чувства Артура разрывались между облегчением и болью. Гавейн был как всегда само совершенство. Старая ведьма же демонстрировала свои наихудшие манеры. Она ела руками, рыгала, заставляя каждого испытывать дискомфорт в ее присутствии. Пришло, наконец, время брачной ночи и, Гавейн, ожесточенно собирая силы внутри себя, вошел в спальню. И что же открылось его взору! Прекраснейшая из женщин лежала перед ним. Нагая! Добавлю эту деталь, дабы придать пикантность этой истории!
     Гавейн был поражен и захотел узнать, что же произошло. Красавица ответила, что сколь он был так добр с ней, когда она была в облике старой ведьмы, половину времени она будет проводить в своем жутком, уродливом облике, а другую половину в (своем же) облике прекрасной женщины. Она предложила ему выбрать какой же он хочет видеть ее днем, и какой ночью.
     Какой мучительный вопрос! Гавейн стал искать выход из этого затруднительного положения: что же предпочесть, прекрасную женщину днем, и иметь возможность похвастаться перед другом, но тогда ночью в уединении собственного дома ­старую страшную ведьму (нагую, надо помнить!); или же днем ужасную ведьму, но тогда ночью (да, нагую!) прекрасную женщину, и наслаждаться с ней бесконечно и долго?
      То, что выбрал Гавейн, я тебе сейчас скажу, но прежде ответь, какой бы ты, Стёпа, сделал  выбор.
      - Не знаю! – Степан отвлекся от массирования и облокотился на подоконник, вытирая пот со лба тыльной стороны ладони, - Наверно бы взял второй вариант. Пусть днём страшная, зато ночью то, что надо, и никто не завидует!
    Кирей заулыбался:
     - А благородный Гавейн ответил, что… он предоставляет выбор ей самой.
    Услышав это, ведьма объявила, что будет красавицей все время, ибо муж отнесся к ней с уважением и предоставил жене самой распоряжаться собственной жизнью. Какова же мораль сей истории? Не имеет значения, какова ваша женщина - хорошенькая или безобразная, умная или глупая, или ... нагая. В глубине своей души она, по-прежнему, ведьма!
     - Что ты хочешь, Кирей? – Спросил Степан, уже зная ответ заранее.
     Вечером того же дня он дал добро на покупку машины, предоставив выбор, как ей лучше получить права, самой Зое, тем более что Кораблёв понял, ребенок, которого он так любит, дорог его жене ничуть не меньше.


Рецензии