Глава двенадцатая Венчание

1.

     Сам Храм, в котором Степан и Зоя решили венчаться, был интересен тем, что до недавнего времени в нем лет шестьдесят находилось главное управление ЦК ВЛКСМ, но после развала Союза, ходатайствами верующих  Храм, или вернее всё то, что от него осталось, передали снова в собственность Церкви.
     Настоятелем этого Храма как раз и был тот знаменитый священник, которого и массировал Степан.
     То, что именно он будет настоятелем в этом Храме, было предсказано его духовником еще задолго не только  до крушения коммунистической системы, но и до принятия отцом Александром духовного сана.
      К слову сказать, что само по себе здание Храма, находившегося на Маросейке, в самом центре столицы  около метро Китай-Город, было удивительно.
     Двухэтажное, с обширными подвальными помещениями, где во времена советов оказывались разнообразные услуги для избранных: от обыкновенного бронирования театральных билетов до касс Аэрофлота, куда входило и откуда выходило каждый день несметное количество воинствующих атеистов, здание, где со стен были стерты образы православных святых, а вместо алтаря устроена курительная комната, это самое здание выстояло, вытерпело, превозмогло время унижений и бесчинств, и теперь, пережив своих многочисленных осквернителей, возрождалось  буквально из пепла забвения.
    
    
   2. 
      
      Отец Александр к просьбе Степана отнёсся очень ответственно. Этот одаренный массажист действительно помог ему облегчить невыносимые страдания, связанные с падагрой и головными болями, и теперь Отец Александр смог наконец-то вернуться на постоянную службу в Храм. (Раньше, из-за частого  своего нездоровья Отец Александр, большую часть времени вынужден был находиться в своём загородном доме).
     Сам же день Венчания очень долго переносился, так как сначала был пост, затем двунадесятые праздники; накануне среды и пятницы (т.е. во вторник и четверг), как впрочем,  и в православное воскресенье (т.е. субботу) венчание не совершалось. Оставались лишь светские воскресенья, но с ними, из-за популярности Храма всё никак не складывалось.
     О том, что Венчание может произойти уже завтра, Степан узнал неожиданно и очень обрадовался этому, потому как, во-первых, это должно было случиться на месяц раньше официального бракосочетания, а во- вторых священнослужители в постсоветской России не любили и в девяносто девяти случаев из ста, просто отказывали в этом таинстве без банального штампа в паспорте.
      Отец Александр своим поступком брал на себя большую ответственность.
    Весть о том, что венчать будет именно настоятель Храма, и что обряд Обручения и Венчания свершится по полным канонам и нормам Православной Церкви, была настолько удивительна и  невероятна, что, посмотреть на это чудо, решено было допустить лишь избранных.




3.

     - Степан! Степан! Да Степан же!!!
     Степан  не сразу обернулся на окрик. Все его мысли были заняты предстоящим завтра событием и тем, что  он еще ничего не сказал Зое. Сначала он решил позвонить ей. Но, хотя сегодня была суббота, у Зои был рабочий день. Поэтому-то Кораблёв снял сеансы и поехал к невесте на Пушкинскую.
     И вот в тот самый момент, когда Степан уже почти перешел зебру, собираясь спуститься в метро, его и окликнули.
      Звали его из стоящей у обочины дорогой иномарки. «Мерседес», уточнил для себя Степан. Очевидно, кто-нибудь из его клиентов.
      Но удивлению Кораблева не было предела, когда из машины показалось знакомое лицо. Это был Кирей.
      - Степан! Вот эта встреча! Я тебе говорил, что мы еще встретимся!
      - Кирей! Ты с ума сошел, ты же… ты же….
      - В розыске? Ха-ха! Уже нет! Дело замяли! У меня появились хорошие, а главное влиятельные друзья!
       - Это разве возможно? Ты меня не разыгрываешь. И откуда такой прикид, и эта машина? Шестисотый «мэрс»! В последний раз, когда я тебя видел, ты, кажется, подрабатывал на стройке, скрываясь от ментов, и вид у тебя был, я тебе скажу….. Если бы не моя шляпа, то вряд ли ты прошёл кордон легавых!
      Кирей действительно преобразился. Малиновый пиджак, черные отутюженные шерстяные штаны, модные рыжие ботинки, и главное зажатый в его руке сотовый телефон! Степан такой видел пока еще лишь раз, у одной своей пациентки.
      - Вот поэтому-то я и говорю с тобой. Знаю, что ты не дерьмо, что выручил ты меня тогда, если бы не ты, то гнить мне на нарах! Ты куда сейчас?
      - Мне на Пушкинскую надо.
      - Садись, подвезу, по дороге и потолкуем.
      Кирей ловко развернулся и влился в общий поток.
      - Корче, всего тебе знать не надо, но вот тебе основная мысль. Схема очень простая. Сначала, где-нибудь в Риме, или Париже, или Берлине, короче в Европе находят хозяина крутой тачки и договариваются с ним о том, что за долларов пятьсот его машину угоняют, а он подает заявление об угоне лишь дней через десять. Ему полагается стопроцентная страховка. Машина заносится в розыск Интерполом, но за это время её уже перегоняют в Россию. Таможне полагается конечно тоже баксов двести. И вот тут-то у тачки и перебиваются номера. Продается она какому-нибудь лоху в полцены от заводской. Тот ездит на ней до поры, до времени, пока какой-нибудь дотошный гаишник не заметит подвоха и не обнаружит перебитых номеров. В этом случае машина конфискуется и ставится в отстойник, до тех пор, пока не найдется её истинный владелец или представитель страховой компании. Если же в течение около пяти лет хозяин не находится, то иномарку снимают из интерполовского розыска, и она перепродаётся новому хозяину за какие-то копейки. Понятно? Так вот, я организую машины из-за бугра. Понятно, Степан?
     - А эта машина?
     - С этой машиной всё в порядке, она чистая.  Слушай, Степан! Давай завтра встретимся, посидим где-нибудь, пообщаемся? Я бы к тебе на массаж записался? Это возможно?
     - Нет, Кирей, только не завтра. Я завтра венчаюсь.
     - Врёшь?!!
     - Нет. Правда!
     - Да иди ты! Массажист женится! Я представляю, какая там тёлка! Познакомишь?
    - Почему бы и нет. Я, как раз к ней еду. Если хочешь, то можем зайти к ней вместе, тем более что мне нужно как-то смягчить удар. Представляешь, она еще не знает, что венчание завтра!
   - А знаешь, Степан, я еще ни разу на венчание не был.
   - Так приходи завтра в Храм! Я тебя приглашаю!
  - Серьёзно?
  - А почему бы и нет?
  - Я обязательно приеду, кстати, если будет нужна моя машина, - без проблем. Тачка крутая, так что будешь на ней как король!
  - Спасибо, Кирей! Мой Серый Волк! Вот ты мне и пригодился!
  - Подожди, Степан! Это разве служба! Служба будет вся  впереди! Нам куда?
     - Паркуй машину и пошли в метро. Она работает в магазине как раз под этим зданием.
     - Так она что у тебя? Продавец что ли?
     - А что?
     - Я думал, ты урвал при своих возможностях, не меньше, чем дочку министра!
    - Нет, Кирей, я же   маргинал2, а маргиналы ищут себе подобных или похожих на себя.
    - Что такое маргинал?
    - Можно сказать – нищий человек3, можно – изгой, а можно тот, кто всегда стоит в стороне от общества, его правил и установок.
    - Значит, - заключил Кирей, - я тоже маргинал!
   - Нет, Кирей, если ты маргинал, то я  тогда Остап Бендер,- и Степан рассмеялся. Кирей ничего не понял.
    Между тем они уже спустились в метрополитен, в здание подземного пассажа, где и находился отдел кожгалантереи.
    - Это она?
    - Да, Кирей, она!
     - Сразу видно, классная тёлка! Вот это фигура! Молодец, Степан, видную бабу оторвал!
     - Спасибо, - и, Степан, было, направился к Зое, но Кирей удержал его.
     - Подожди,   без подарка не могу!
     - Да ладно тебе, какой подарок! Если захочешь, то завтра подаришь!
     - Договорились, с меня презент!

 
4.

      - Стой. Заходить внутрь не будем. Она нас сама увидит.
   Кирей впервые видел такую красивую деваху. Это была женщина его мечты. Много бы он отдал, чтобы вместо Степана завтра к алтарю пошел именно он. Кирей смотрел на Зою восторженно, не скрывая обожания, и глаза их встретились. В первый момент Зоя, было, пропустила этот бешеный взгляд, но потом, как бы спохватясь, вернулась к нему и стала всматриваться. Сначала ей даже показалось, что это какой-то давний её знакомый, которого она уже забыла, но, где-то в уголках подсознательного он всегда был с ней и не забывался.  И только потом, намного позже Зоя обратила внимание, что этот незнакомец в малиновом пиджаке стоит с её Степаном. Она смутилась и вышла к ним из-за прозрачной витрины своего двенадцатичасового аквариума.
     Так они и встали втроем. Зоя и два влюблённые в неё парня.
     - Зоя, познакомься, это  Кирей, - сказал Степан, дружески подталкивая вчерашнего беглеца в спину, - мой Серый Волк!
     - Как это серый волк? – удивилась Зоя, не сводя глаз с этого кареглазого незнакомца.
     - Да это всё Степан выдумывает…. – отчего-то смутился Кирей, не сводя с Зои глаз.
     - Долгая история, малыш! – И Степан взял Зою под руку. – У меня для тебя хорошие новости! Отец Александр наконец-то определился с  днем нашего Венчания!
     - Правда! – и глаза Зои вспыхнули, - И когда же?
     - Завтра в одиннадцать утра!
     - Ты шутишь? Как это? А роспись? А платье?! А гости?!! Нет, это невозможно!!! Я так не могу!!! – И Зоя, прикусив нижнюю губу, заплакала. Её глаза наполнились слезами и просто, как бы сами по себе стали капать.
     - Зоя! Зоя! О чём ты?
     - Подожди, Степан! – Прервал его Кирей, - А в чем собственно проблема!
     - Я так не могу! Не могу я так! У меня платье еще не готово! Я должна сделать причёску! Маникюр, педикюр! А как? У меня смена до восьми вечера!
     - Зоя, но мы же не можем отказать отцу Александру!
     - Да пошёл он, твой поп! Больно надо нам этот цирк устраивать! И, потом у меня…. – Зоя осеклась и, отвернувшись к витрине, замолчала.
     - Знаешь что, ты же всё равно хотела  отсюда увольняться!
     - Хотела! – а зарплата за этот месяц?
     - Сколько у тебя должно было получиться?
     - Ну, я не знаю, долларов двести!
     - Значит так! – И Степан достал кошелёк. – Вот тебе… раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать сотен, давай, закругляйся с этой работой, и у тебя в запасе еще целый день!
    - А трудовая книжка? – И Зоя растерянно зажала в руке зелёные банкноты.
    - Книжку мы заберем после, и это не самое сейчас главное. Бери такси и решай свои проблемы…
    - Зачем такси! – вступил в разговор Кирей. У меня «Мерин»! – Зоя ты не будешь возражать?
     - Да, хорошо…. Подождите! – И Зоя взялась за виски, чуть нагнув голову! – Что-то у меня голова закружилась!






5.

     Аннушка очень волновалась. Её привели впервые на такое.
     Венчание!
     Как же ей хотелось увидать всё своими глазами! В руках она держала пышный букет белой сирени4.
    Она еще вчера, с вечера узнала, что завтра её отведут на Венчание, и после всё никак не могла заснуть.
     Аннушке уже исполнилось восемь, и в этот Храм она уже ходила третий год. Она еще помнила, как попала сюда впервые. Двухэтажное здание очень похожее на большой  дом, пахнущий краской и белилами.
      Тогда, ей, шестилетней девочке, стало вдруг как-то по-особенному и одновременно боязно, и хорошо. Она никак не могла понять, в чем дело, пока не посмотрела вверх. Воздушный стеклянный купол заставил её удивиться и чуть приоткрыть рот. Ощущение полета тогда впервые наполнило её  душу, и ей так захотелось одновременно и смеяться, и плакать.
     Долгие два года она посещала воскресную школу и студию иконописи. Аннушка еще была мала для работ по росписи Храма, но и ей доверяли кое-что, а один раз она потихоньку, пока никто не видел, немного докрасила ступню Николая Чудотворца!
     Теперь, спустя  два года, всё здесь было для неё родное, всё она знала и ощущала так, как будто это и не Храм вовсе, а её большой дом, наполненный воздухом и покоем, где ей всегда хорошо и спокойно.
     Теперь она стояла с бабушкой в самом Храме и ждала. Кроме них на обряд Венчания были допущены лишь несколько человек. Помимо родных и близких жениха и невесты,      Аннушка узнала некоторых монашек из соседнего  монастыря, подруг бабушки, и главное, с одной из них был Никита!
     Никита, мальчик из её же художественной школы, Аннушке очень нравился, он был младше девочки где-то на год.
     Щупленький, в коротких не по росту, выше щиколотки брючках, из под которых торчали цветастые носки, тяжёлых, очевидно с чужой ноги, ботинках, и белой накрахмаленной рубахе, веснушчатый десятилетний мальчик  всё время озирался по сторонам и отчего-то
всё старался не замечать Аннушку.
     Но вот из алтаря вышел праздничный в золотой рясе Отец Александр. Седенький с добрыми глазами и аккуратной окладистой бородой, он очень напоминал Аннушке дедушку Мороза, да и самого дедушку Мороза Аннушка себе представляла, как настоятеля особенного Зимнего Храма сделанного изо льда и снега; который, и это для девочки было очевидно, расписывали снеговики-иконописцы.
     Отец Александр прошел через весь зал. К нему по очереди подошли все присутствующие и попросили благословения. Подошла с бабушкой и Аннушка.
    - А, и ты тут! – Улыбнулся ей Батюшка, - Как, интересно?
    - Да, батюшка, интересно! Благословите!..
     Аннушка уже знала, что вперёд венчания будет обручение, как ей объяснила бабушка, обручение – это богослужение, в котором жених и невеста обещаются друг другу перед Богом.
     И Аннушке страшно хотелось узнать, как это всё будет!
      После того, как Отец Александр прошел вниз по лестнице на первый  этаж, Аннушка и Никита ринулись к краю перил, и стали сквозь узорчатую кованую решетку созерцать происходящее. Их бабушки хотели было удержать сорванцов, но монашки остановили:
     - Ничего, пусть порадуются, это всё благо!
    Сверху дети видели отливающий серебром шар венчального платья невесты и её белую фату. Рядом с невестой стоял жених. Его пепельные густые волосы спадали на плечи и, если бы не его чёрный костюм, было бы трудно определить, кто есть кто. Подошедший Отец Александр принял у каждого благословение, сначала у жениха, затем невесты, взял обручальные кольца и громко пропел:
     - Благословляется раб божий Степан на обручение с рабой божьей Зоей. – затем трижды перекрестил жениха и повернулся к невесте, - Благословляется раба божья Зоя на обручение с рабом божьим Степаном. – и так же трижды перекрестил невесту.
     Затем под молитву священник повел венчающихся по лестнице на второй этаж.
     Аннушка и Никита разбежались каждый в свою сторону.
     Отец Александр вошел в Зал и остановил жениха и невесту у притвора. 
     Аннушка впервые смогла разглядеть невесту так близко. Её платье, казавшееся сверху  серебряным шаром, оказалось очень похожим на перевернутую рюмку. Очень тонкая, затянутая в корсет талия, выгодно подчеркивала пышную широкую юбку.
     На фоне белоснежного цвета фаты лицо невесты выглядело смуглым, а большие глаза её казались стеклянными.
     Жених же постоянно переводил глаза то на священника, то на гостей, то просто начинал рассматривать неоконченную мозаику и роспись  обновленных  храмовых сводов.
      Всё это казалось  Аннушке удивительным, и девочка расстроено  думала о том, что как это может жених смотреть так по сторонам, а невеста  походить на игрушечную Барби!
       Но вот Отец Александр обратился ко всем окружающим с призывом о молитве. Этот призыв подхватил дьякон, а заключительный возглас снова священник.
       После каждого прошения хор пел «Господи, помилуй» или «Подай, Господи».
       По числу прошений, Аннушка поняла, что это великая  или мирная ектения – потому, как число прошений оказалось более десяти.
      Затем последовали иерейские молитвы… «Быстрее же…» - мысленно подгоняла таинство девочка, но вот, наконец, началось собственно обручение.
      Отец Александр торжественно надел жениху и невесте кольца, которыми они затем троекратно обменялись.
       Затем с новой силой грянули иерейские молитвы, закончившиеся великим отпустом5. В нём Отец Александр вопрошал о милости Божьей, поминовением святых дня и Храма, Николая-Чудотворца. Закончилось всё чтением «Отче наш», которое вслед за священником пропел хор и все присутствующие.
      
       
  6.


    Степан взял в правую руку горящую свечу. На его безымянном пальце  уже  пять минут блестело, отражая церковный свет, новенькое платиновое  колечко. Расплавленный воск обжёг большой палец.
     Закончив «Отче наш», Отец Александр тихо шепнул, чтобы они с Зоей следовали за ним.
    Вслед за священником Степан вышел из притвора и, стараясь не обгонять Зою, не чувствуя под собой ног, подошёл к алтарю. Ноги сами собой встали на белый плат, лежащий перед аналоем с крестом и Евангелием.


7.


    Аннушка хорошо расслышала, как батюшка, спросив о твердости намерения жениха и невесты, возгласил благословение и великую ектению, ему вторил хор. Затем дьякон начал читать иерейские молитвы.
     Вот оно, то, чего так долго ждала она.
     Отец Александр взял поданные ему дьяконом две золотые короны и, возложив венцы на головы жениха и невесты, трижды возгласил  тайносовершительную молитву "Господи, Боже наш, славою и честию венчай их".
     Затем возгласился прокимен и диакон  прочитал Апостол6 и Евангелие7, батюшка произнёс ектению и хор еще раз пропел  "Отче наш".
     Венчающимся вынесли серебряную чашу с вином. Сначала пригубил жених, затем невеста. Рука её дрогнула, и несколько бордовых капель упало на её белое платье.
     В  заключении обряда, уже повенчанных мужа и жену раскрасневшийся и немного утомлённый Отец Александр трижды обвёл  вокруг аналоя.
      В это время хор запел тропари "Исайе ликуй...", а далее, любимые Аннушкой "Святии мученицы...", и "Слава Тебе Христе Боже", после чего батюшка снял венцы, и прочитал завершающие иерейские молитвы и произнёс отдует8.


      
8.

     Только на выходе из Храма Зоя заметила несколько расплывшихся капель от кагора.
     - Степан! Нельзя ли было всё сделать попроще, без всех этих трёхчасовых экзекуций!
     - Я была на Венчании у своей подруги, так там всё было прокручено за двадцать минут, а тут…, кошмар какой-то!
     - Зоя, тише! Зоя! Услышат! – Старался успокоить взорвавшуюся жену Степан, но было уже поздно. Зоины возмущения услышала девочка. Очевидно, она хотела поздравить  жениха с невестой, в руках она держала букет из сирени.
    - Тебя как зовут? – Нашёлся Степан, обращаясь к девочке, которая, после Зоиных слов встала, как вкопанная!
    - Меня зовут Аня, и зря вы сейчас так про…, про… венчание!
    - Степан, поехали!
    - Зоя, подожди!
    - Чего ждать? Продолжение цирка? – И Зоя села в машину.
    - Прости её, малыш! Она сама не знает, что творит! Дай я тебя поцелую!
    - Не надо меня целовать! Злые вы!  -  Аннушка вырвалась из объятий Степана. Сирень выпала из её рук и рассыпалась по асфальту.


9.

 - Эта девочка, Кирей, ты заметил, она так смотрела на нас…
     - О чём ты, Степан? Какая девочка? Смотри, какая с тобой женщина! Теперь вы всё, венчанные!
     - Да ладно, Кирей, венчанные! Без бумажки ты букашка! Штампа-то пока нет, только через месяц….
     Шестисотый Мерседес плавно отъехал от здания Храма. Степан обернулся. Девочка всё еще стояла и смотрела им вслед. По её щекам текли слёзы. К ней подошла очевидно бабушка и взяла её за руку.
      В костюме, еще ощущая на себе запах ладана и церковных свечей, Степан отстраненно слушал, как Зоя, облокотившись на  переднее сидение, болтала с Киреем о том, как проходило Венчание. Кирей смеялся, и они вспоминали всё новые и новые подробности.
     - Ну что, молодые! Куда теперь? Гулять-то будете?
     - Нет, Кирей, мои на даче, они вообще не знают о том, что мы повенчались. Отец воинственный атеист, мать при отце. Так что это прихоть исключительно моего Кораблёва!
     - Понятно…. Но, а как брачная ночь? Она-то состоится?
     - Почти.
     - Это как почти? – встрепенулся Степан.
     - Ну…. – Зоя немного замялась, а потом, очень близко наклонившись к уху  Степана шепнула, - У меня критические дни….
     - Что?!! – Степан буквально чуть ли не выскочил из собственного костюма!  - да ты с ума сошла!!! И с этим Венчаться?!!!
     - Стёпа! Стёпа! Тише! -  непонимающий Кирей вопросительно смотрел через зеркало заднего вида. – Что там у вас произошло?
     - Степан просто уставился в окно.
     - Да так, - нервно улыбнулась Зоя, - мальчику испортили праздник.
     - Ладно вам ссорится! Я сейчас вас примерю! Степан, глянь, что я для вас приготовил.
    Но Степан продолжал тупо смотреть в окно.
    - Зоя, глянь, а то я, не ровён час, этот подарок в окно выкину!
    Зоя перегнулась и подняла большую прямоугольную коробку, слегка прикрытую ветошью.
     - Что это, Кирей?
     Степан сначала покосился, затем развернулся и, не веря своим глазам,  воскликнул:
     - Так это же ноутбук! 
     Степан уже давно умел пользоваться стационарными агрегатами, и имел небольшой опыт в электронной переписке, но с такой мобильной вещью, как ноутбук,
     Довольный Кирей подмигнул через зеркало Кораблёву.
     - Кирей! Ты сумасшедший! Знаешь, Зоя, сколько эта вот коробочка стоит?
     - Тысячу долларов? – взволнованно и желая быстрее получить ответ, напряглась Зоя.
     - Тысячу, а четыре не хочешь?!!
     - Ну, скажем, не четыре, а немного поменьше… - договорить Кирею не дали, Зоя подскочила и накинулась ему на шею, зацеловывая и причитая! – Кирейчик ты мой любимый! Спасибочки тебе!!!
     - Да ладно! Ладно! Куда вас теперь вести то?
     - Давай сначала заедем в «Пекин», отметим Венчание, а потом ко мне на квартиру.
     - Как скажешь, Степан! Твой Серый Волк тебя понял!
     - Спасибо тебе, Кирей!
     - Это что? Это ничего! Служба еще вся впереди!!! – И Кирей переключился на предельную скорость.

 8.
     Степан потихоньку встал и вышел на кухню. На подоконнике лежал подаренный Киреем диковинный ноутбук. На подключение и настройку  у Степана ушло более часа, но он справился. Последним штрихом его задумки оказалась чуть потрёпанная, с раздвоенными краями визитка Ники. Войдя в Интернет под улюлюканья и мурлыкания встроенного модема, он стал всматриваться в чёрно-белое  «всевидящее» око монитора.
     Теперь нужно было вспомнить свой адрес. Не долго думая, Степан вписал название: SKULPTOR_TELA@RAMBLER.RU.
      Где-то на этаже стукнула входная дверь. Степан инстинктивно насторожился, и тут же поймал себя на том, что теперь это будет его привычным состоянием.
      Но вот наконец-то он начал писать собственно письмо. Буквы вылетали из-под его пальцев,  как бы сами собой. Под шелест клавиатуры рождалась его исповедь, его послание туда, в другое измерение, где жила иной, такой желанной для него жизнью Его Ника. Женщина его мечты, женщина его прошлого, и что-то подсказывала ему, как бы это не казалось странным – его будущего.
       Написав, он даже не стал перечитывать. Палец замер над виртуальной кнопкой «Отправить». Какая-то секунда, и вот он справился и с этим: оторвал от себя свою боль и поделился этой  болью с той, которую он сегодня предал.
     - Что ты тут делаешь? – В дверях стояла сонная Зоя в розовой пижаме, подчеркивающей её непомерно пышные груди, - Пойдем спать. Завтра со своей новой игрушкой наиграешься.
     Степан вздохнул, еще раз взглянул на выключающейся монитор, и отправился вслед за той, кого он выбрал в жёны.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.