Проект Химера 5 часть

      5.

Оленька сидела за рабочим столом, подперев голову изящным кулачком и полуприкрыв глаза. Она только что прочитала старинный толкователь имён, переведённый на современный язык, так что пища для размышлений у неё была. Она всегда удивлялась, почему её назвали именно так, а не нормальным современным именем?
 Например, как бабушку Макил, или как сестру Игрид? У мамы тоже было вполне обычное имя - Ланти.  И только у неё – Ольга. Да, конечно в сочетании с отчеством Николаевна звучало очень красиво, и даже как-то благородно. Но несовременно. Что вызывало  недоуменные вопросы при знакомстве с молодыми людьми. Да и свой выбор родители объяснить почему-то не захотели.

«Его вот тоже Молчуном назвали. Интересно, а когда он очнётся, скажет, как его зовут на самом деле? А то глупое имя ему дали – Молчун. Шутники! Раз человек спит, то, что же, получается можно над ним потешаться? Молчун! Надо же было такое имечко придумать!» Вздыхала Оленька в такт своим мыслям.

Её, только-только получившую докторскую степень по медицине и прошедшую тестирование по безопасности, перевели на работу в Нижний город из обычного медкомплекса. Там ей вменили в обязанность наблюдать за приборами обеспечения жизнедеятельности найденного древнего человека и сортировать переведённые с древних языков медицинские документы.
 
Сначала Оленька очень огорчилась. Ведь она рассчитывала в медцентре заниматься наукой, обязательно сделать открытие, пусть и не великое, но значимое и полезное для человечества. Достичь карьерных вершин, а ближе к старости почивать на заслуженных лаврах, украшенная благородными сединами и в окружении благодарных учеников.

Но как только она спустилась в Нижний город, надев костюм биозащиты, огорчение начало постепенно сменяться любопытством, а затем и радостным воодушевлением.

Для начала ей показали только десяток уровней вниз. Оленьку поразило то, как хорошо работают лифты, системы вентиляции и освещения в этих огромных древних помещениях. Она с восторгом прохаживалась в свободное от работы время по этажам, осматривая достопримечательности. Иногда осторожно прикасалась к неизвестным предметам и с наслаждением фантазировала о назначении оных в стародавние времена. 

Древний человек тоже сначала вызвал у Оленьки бурю отрицательных эмоций. Светлокожий, с тёмными волосам на голове, он не подвижно лежал в автоматизированной медицинской биокапсуле - химере на воздушной подушке. Руки его были вытянуты вдоль тела, глаза закрыты. Все показатели биокапсула снимала дистанционно. Только  в подключичные артерии  и вены на ногах введены катетеры, насыщающие человека различными препаратами и питательными смесями. Лёгким помогал работать аппарат искусственного дыхания.

Биокапсула - химера сама проводила все санитарные манипуляции с телом. Даже делала массаж, чтобы мышцы были в тонусе к моменту пробуждения. Только вот подстригать ему отрастающие волосы и ногти капсула-химера не могла. И эту обязанность вменили Оленьке.

Сначала молодая доктор, услышав задание руководства, недовольно скривила розовые губки. Разве для этого она целых восемь лет училась и получала докторскую степень?

Но как только она увидела древнего человека, недовольство сразу, как рукой сняло. Да о нём же можно не одну научную работу написать! Первое, что бросалось в глаза – гладкая, почти белая кожа. И ни одной чешуйки по всему телу – Оленька тщательно проверила, чтобы удостовериться в своей правоте. На руках и ступнях по пять пальцев!

Вот это да!Всего пять!

Оленька даже в самых смелых мечтах не могла помыслить о таком – вместо обычных семи всего пять! Ногтевая пластина такая тонкая, что её можно спокойно отрезать детскими ножничками. Для обработки ногтей у современных людей применялись более серьёзные и прочные инструменты.

А ещё у современных людей кожа покрыта мелкой чешуёй, предохраняющей от палящих солнечных лучей и прочих погодных неприятностей. С возрастом чешуйки становились крупнее и более мутными, не так хорошо отражающими солнечный свет. Интересно, а как древние люди, имея такую тонкую и светлую кожу и редкие волосы на голове защищались от агрессивной солнечной радиации и неблагоприятных погодных условий?

 Когда Оленька в первый раз подстригала волосы  и ногти Молчуну, она воспользовалась ситуацией и ненадолго сняла перчатку. Волосы древнего человека на ощупь оказались удивительно мягкими и шелковистыми. Девушка не удержалась от  соблазна и несколько раз погладила Молчуна по голове,  пропустив их меж своих пальцев. Как приятно!
 
А ещё Оленька провела кончиками пальцев по исхудавшей руке древнего человека, осторожно прикоснулась к коротким завиткам волос на груди. Подивилась пор себя: «Зачем они тут нужны?». Кожа Молчуна была прохладная, бледно – розовая и очень, очень гладкая. И какая-то уж через чур тонкая. Вон как просвечиваются нити сосудов!

У современных людей ничего подобного не наблюдается! А чтобы сделать внутривенное вливание, нужно сначала приподнимать чешуйку над местом введения иглы, что было само по себе крайне болезненной процедурой. Но только так можно было рассмотреть вену и правильно ввести в неё иглу капельницы или шприца.

Оленька тогда натянула обратно перчатку, забыв опрыскать свою руку дезинфицирующим раствором. И это дало возможность впоследствии находиться в помещениях Нижнего города без костюмов биологической защиты. Только в дыхательных масках. Конечно, Оленька тогда получила нагоняй от начальника службы биологической безопасности.

Однако эта небольшая промашка помогла учёным понять, что Молчун и современные люди,  не опасны друг для друга с точки зрения микроорганизмов. По крайней мере, в атмосферных условиях Нижнего города.
А вот как дела пойдёт на обычном земном воздухе  - это ещё предстояло выяснить, кода Молчун будет разбужен. Так что первым своим, хоть и невольным, открытием Оленька могла уже гордиться.

Ещё её тогда удивил рост человека. Согласно данным, он составлял два метра и четыре сантиметра. Это было много даже по меркам древних людей, не говоря уже о современных. Сейчас средний рост взрослого мужчины был примерно метр шестьдесят, метр семьдесят. А женщин  - метр пятьдесят. Оленька была метр пятьдесят пять - немного повыше своих подружек. Что не мешало ей нравиться себе в зеркале. Иссиня чёрные роскошные волосы мягкими волнами окаймляли вытянутое лицо, покрытое серебристой чешуёй с чуть лиловым благородным оттенком. Когда волосы небыли спрятаны под шапочку медформы, спускались аж до середины спины.

 Огромные раскосые глаза Оленька любила игриво прищуривать, глядя на собеседника, что раздражало женщин и веселило мужчин. Оленька могла похвастаться и отличной фигурой, на которой отлично смотрелась и медицинская форма, и вечернее платье, и домашний наряд. Ещё бы! Ведь на школьный выпускной родители подарили ей сертификат на установку в тело биомодов. А эта процедура не каждому по карману!

Биомоды были созданы для косметических целей уже очень давно, но из-за дороговизны не получили широкого распространения.  И теперь счастливая Оленька могла по собственному желанию изменить, например, размер груди, или цвет глаз. Или быстро уложить волосы в замысловатую причёску согласно новым веяниям моды. Только рост изменить было нельзя. Зато Оленька всегда выглядела стильно и красиво, хоть и была высокого роста.

Так что по меркам современного мира Молчун был гигантом. Только уж очень худым и уродливым. Что само по себе и не удивительно – столько - то времени провести без движения! Конечно, с момента, когда его обнаружили, Молчун заметно прибавил в весе, но всё равно был ещё довольно тощим, если сравнивать с найденными тут же изображениями древних людей.

Оленька снова вздохнула, переменила руку под подбородком, быстро взглянула на монитор с данными и снова прикрыла глаза.

Радостные эмоции от новизны и интересных открытий со временем  притупились и осталось только скука обычного рабочего дня. Когда с нетерпением ждёшь окончания смены и с радостным оживлением снимаешь дыхательную маску, чтобы сделать полноценный глоток свежего воздуха полной грудью.

Оленька теперь жила в научном городке, тогда как её родители после выхода на пенсию обустроились в пригороде столицы. Квартирка её располагалась на одном из высотных этажей вместе с остальными одногодками. Что было абсолютно правильно. Молодёжь любила в шумной компании проводить свободное от работы время. А праздники отмечать вечеринками с громкой музыкой, танцами и взрывами хохота над очередной шуткой приятеля.

Старики проживали на нижних этажах. И хотя изредка до них всё же долетали звуки музыки или громкого смеха, снисходительно прощали это молодым коллегам.

Оленька вздохнула в предвкушении вечера. Сегодня на постоянное проживание в городок приезжает лучшая подруга Маша (тоже имечко выбрали родители!), дочь полковника Радова. Главы их военного научного института.

 Для всех, без исключения, сотрудников, Арно Васильевич Радов был царь и Бог, владыка вся Нижнего и Верхнего городов. Он был настолько властным и суровым, что сотрудникам со временем стало казаться, что цветы не цветут и  погода не меняется без милостивого разрешающего кивка полковника Радова.

Полковник отличался отменным здоровьем, роста был гораздо выше среднего, голос имел громкий и командный. А о его невероятной интуиции и прозорливости ходили легенды.

С семьёй он был менее суров, особенно с любимой дочкой Машенькой. Только дочери, да её лучшей подруге позволялись некоторые вольности в виде поцелуя в щёку при встрече в личных апартаментах за семейным столом.

При воспоминании блюдах, которые подаёт на семейных обедах мать лучшей подруги, у Оленьки потекли слюнки. Всё же стандартная столовская еда уже порядком надоела.

Хорошо, что скоро конец рабочего дня! Уже через полчаса ей на смену спустится в лифте Нирав. Он уже давно работал с древним  и много чего интересного поведал про него Оленьке. Девушке очень нравился этот уравновешенный человек, которому так подходило его имя Нирав – спокойный. Однако за рабочие рамки их общение так и не вышло, не смотря на взаимную симпатию.

Оленька вдруг открыла глаза и резко выпрямилась в кресле. Что-то было не так.

 Слишком тихо.

Девушка осмотрелась  - аппаратура поддержания жизни была отключена. Оленька нажала на тревожную кнопку и кинулась оказывать первую помощь древнему человеку.
От страха уши словно заложило ватой и девушка с трудом различала слова компьютера, оповещавшего об уровне опасности и приближающейся помощи.

Оленька делала непрямой массаж сердца Молчуну, мысленно ругая себя за невнимательность и посторонние мысли во время рабочей смены.

Пять нажатий на грудную клетку, одно нажатие на баллон с воздухом. Быстро нажать кнопку запуска на аппарате.  Снова нажатия и снова кнопка.

Ничего не получается.

Оленька скинула маску, набрала побольше жгучего воздуха и силой вдула в рот Молчуна. От напряжения и перенасыщенного кислородом воздуха нестерпимо зажгло в горле и лёгких, голова закружилась, но девушка продолжала нажимать на грудь древнего человека и делать искусственное дыхание рот в рот.

  Оленька очередной раз вдула воздух в рот Молчуну и взвизгнула от испуга. Древний человек открыл глаза, осмысленно посмотрел прямо в лицо девушки и  безмолвно зашевелил губами, словно пытаясь что-то сказать. В этот момент, наконец, заработала аппаратура, двери лифта распахнулись и в помещение, с шумом, ввалилась спасательная бригада.

Успев только махнуть рукой в сторону Молчуна, Оленька потеряла сознание, рухнув у биокапсулы, словно подкошенная.
***************
Тихе спустился из вагона поезда на перрон и теперь беспомощно оглядывался по сторонам. Жара стояла неимоверная, яркое солнце слепило глаза. Голос в голове пропал и что теперь делать дальше, он даже не представлял. И это небыло связано с голодом. Ведь совсем недавно Тихе плотно поел и пища теперь медленно переваривалась в его желудке.  Этого должно хватить на несколько дней.

-Тебя встречают? – от неожиданности Тихе едва заметно вздрогнул и резко обернулся.  Увидев  Машу удивлённо выдохнул. Волосы её теперь свисали по бокам печально вытянутого хорошенького личика. Вторая пара век потемнела, что говорило о том, что девушка долго плакала. На одном плече у неё висел небольшой рюкзак, в руке она держала  пол-литровую пластиковую бутыль с водой, за спиной на широкой ленте свисала шляпа с большими полями.

-Нет, - он отрицательно качнул головой.
-Давай с нами, а то до города пешком добираться далеко. Да и жарища в пустыне будет до самого вечера. Пить хочешь? – девушка протянула бутылку Тихе.
Тот молча взял её, открутил крышку и сделал несколько глотков воды.
-Куда идти?  - Спросил он, неловко завинчивая крышку и возвращая бутылку Маше.
-Вон, видишь, БМП стоит?

Тихе приложил ладонь ко лбу козырьком, чтобы солнце не слепило глаза. Наконец ему удалось рассмотреть чуть в стороне от здания вокзала боевую машину пехоты с пулемётами на крыше.
-Ага! Вижу.
-Тогда вперёд, - Маша повернулась к нему спиной, надела шляпу и быстро зашагала вперёд. Она стремилась как можно быстрее встретиться с отцом. Уж он-то точно найдёт Радима.
***********
Оленька пришла в себя и резко села на кушетке в медицинском отсеке для персонала.
-Древний человек очнулся! – выпалила она и снова легла. Голова ещё кружилась, и дышать было немного тяжело.
-Ну, ну, девочка! Что ты такое говоришь? – Полковник Радов по- отечески похлопал её по руке. Он сидел рядом с ней на больничной табуретке, накинув обязательный для посетителей красный халат прямо на мундир.
-Я говорю правду. Я сама видела, как он открыл глаза и посмотрел прямо на меня!
Радов с сомнением посмотрел на Оленьку, неловко погладил её по волосам.
-Я вижу, дядя Арно, что вы мне не верите! – Девушка прибегла к запрещённому приёму, назвав его по имени, как во время домашнего обеда, чтобы расшевелить чувства сурового начальника и заставить поверить ей.

-Ну, почему, сразу не верю! Конечно, я тебе верю! – Полковник ненадолго смутился, услышав своё имя. Слишком уж непривычно было слышать его из уст молоденькой девушки, да ещё ближайшей подруги дочери. При воспоминании о Маше сердце его заныло – ещё предстояло преподнести ей печальное известие о её пропавшем друге.

-И он что-то хотел сказать! – Возбуждённо продолжала тараторить Оленька. – Дядя Арно! Что же теперь дальше будет? Он теперь всё-всё нам расскажет, да? И про древний мир, и про себя! Это же сенсация!

Полковник нахмурился. Надо как-то поумерить пыл девушки. Огласка, того, что древний человек приходит в себя сейчас некстати. Особенно когда выяснилось, что химера Тихе пропала, столицу сотрясают убийства, а институт биотехнологий на осадном положении. Для начала нужно разобраться, чья это затея – натравить на беззащитный город химер-недорослей и захватить институт.

Тут было несколько вариантов – это или конкуренты пронюхали про их успешные опыты с химерами. С началом поточного производства химер-организмов у монополиста появится ряд неоспоримых преимуществ перед остальным миром. В первую очередь – это деньги. А деньги – это и власть, и огромные возможности.

Или, даже страшно подумать, кто-то затеял грязную игру, с неизвестными для Радова целями. И чтобы сбить с толку, откуда ветер дует, для начала было решено ввергнуть столицу в хаос. Так что для выяснения обстоятельств, нужно сформировать и отправить несколько разведгрупп. Ох, и не любил Радов неизвестность. Уж лучше бы это оказались конкуренты – по крайней мере, он знал их всех в лицо и понимал, как им противостоять. С кем и как договариваться, на кого чем давить. А кого можно и просто по - крепче прижать к стенке, используя грубую физическую силу, чтобы раздобыть нужную информацию.

А когда противник и его цели неизвестны, то без данных разведки мало что полезного можно предпринять. Тут теряется самое ценное – время. Пока они собирают информацию, противник может натворить много дел. И тут ничего  не поделаешь!

Конечно, Радов уже отправил несколько сотен своих военных в столицу, для наведения порядка. Но принесёт ли это пользу городу и его жителям – не известно.

         А ещё надо найти и вернуть в лабораторию Тихе. И всё это требуется провернуть быстро и строго секретно. Так что вести про очнувшегося древнего человека сейчас не кстати.

-Понимаешь ли, детка, - замялся полковник, - как бы тебе сказать? Молчун вовсе не пришёл в себя. Это видимо какие-то древние рефлексы сработали, вот он и ненадолго открыл глаза, когда его жизнь оказалась в опасности.

-Но как же так! Я же сама видела! Он так на меня посмотрел! Так посмотрел, что до дрожи пробрало. И ещё он что-то сказать мне хотел. Только я не услышала. Он губами сделал вот так, - Оленька продемонстрировала, как.

-Детка, ты наглоталась кислорода, вот тебе и померещилось всякое. Ты же умная девочка, вон, докторскую степень имеешь. Ну-ка,  вспоминай курс лекций по воздействию кислорода на мозг человека.

         Оленька разочарованно отвернулась к стене. И как она забыла, что сняла дыхательную маску, чтобы сделать искусственное дыхание Молчуну?
Значит, ей всё просто померещилось от отравления кислородом? Нет, не может быть! Молчун открыл глаза и что-то прошептал. Вот только что? Надо постараться вспомнить и воспроизвести его слова. Передать лингвистам и когда они сделают перевод, все поверят, что ей ничего не померещилось.

Девушка закрыла глаза и напрягла память. Но вместо того, чтобы начать вспоминать, неожиданно для себя провалилась в глубокий сон.

  Полковник посидел ещё некоторое время у кровати Оленьки, чтобы убедиться, что снотворное подействовало. Погладил девушку по плечу и  вышел из палаты, тихонько задвинув за собой дверную панель. Личным кодом активировал на информационном табло надпись «Не беспокоить» и отправился к себе в кабинет. Пора было отдать последние на сегодня служебные распоряжения, а потом ехать встречать дочь.



Рецензии