Баронесса

      Взяв чек электронной очереди, я сел и оглядел клиентов Сбербанка. Мое внимание привлекла дама, сидящая напротив. Конечно, ее возраст угадывался, но она держалась с явным достоинством и выглядела, как аристократка. «Баронесса»,  – подумал я, стараясь на нее не глазеть, но сам незаметно рассматривал ее тонкие черты лица и хорошо сохранившуюся фигуру. Она была одета по моде, со вкусом. В одежде, сумочке, туфлях присутствовал тот элегантный стиль, секрет которого знают немногие, и этот стиль, безусловно, молодил «баронессу». Ее немногочисленные украшения были необычные, дорогие, но неброские. Внимание привлекали  – легкий платок, повязанный так, что закрывая прическу и шею, он походил на обтянутый капюшон, и воздушные летние перчатки, тщательно подобранные и подчеркивающие изящество рук. Легко представил ее в солнцезащитных очках среди пассажиров первого класса на верхней палубе  Queen Mary.  Даже в ее манере сидеть  – прямо, занимая лишь краешек стула, нарочито сведя вместе колени, чувствовались природное благородство и безукоризненные манеры. «Женственность и аристократический шарм!»  – подумал я.  Несмотря на отсутствие всякой чопорности, мне показалось, что женщина знала себе цену в бывшей рабоче-крестьянской стране, изгнавшей «благородный» класс.  «Баронесса» заметила мое внимание, но сначала никак не подала виду. Потом я увидел ее едва заметную улыбку и отвернулся, почувствовав неловкость. Эта была снисходительная улыбка женщины, привыкшей к мужскому вниманию. Я перестал на нее смотреть, но уже не в силах был остановить свое воображение.  Кто она, какую прожила жизнь, кто ее муж? Видимо, ее приятная наружность и аристократический шарм сражали в молодости наповал. А перед кем рухнули ее бастионы? Учёный, композитор или писатель? Супруг, наверное, старше ее. Она, похоже, пришла за пенсией, но вид у нее безразличный, пенсия  мало ее заботит. Надо полагать, что муж, жив он сейчас или нет, позаботился о том, чтобы его жена благородных кровей, повсюду производившая фурор, ни в чем не нуждалась.
     Вошел бородатый старик с колючим взглядом. Он задал какой-то вопрос, как я подозреваю, с единственной целью – привлечь к себе внимание. Вопрос, казалось, был обращен ко всем присутствующим в зале, но так как он смотрел только на «баронессу», она ответила: «Простите, я боюсь ошибиться». Благозвучный голос с одной фразы обнаруживал приятную собеседницу. Старик ей доброжелательно кивнул, и было непонятно, чем он больше остался доволен  – ответом или представившейся возможностью пообщаться с «баронессой».
     Раздался звонок мобильника – по необычности звука, точно из будущей эпохи, было ясно: новейшая модель телефона. Я подумал, что это звонят молодому человеку в наушниках, который сидел рядом с ней. Какого же было мое удивление, когда «баронесса» ловко, без видимых усилий открыла сумочку, достала стильный смартфон и, не дав собеседнику сказать и слово, отрезала: «Я в банке, скоро вернусь». Интересно, кто это был? Пожилой супруг, который словно ребенок не переносит ее долгого отсутствия? Или дочка с внуком пришли в гости? Мальчишка с любопытством рассматривает огромный камин, лепку потолков, диковинные медные ручки в бабушкиной квартире на Фурштатской...
     Прозвучал звуковой сигнал, и на экране высветился мой номер очереди. Операционный зал банка расположен таким образом, что клиенты, проходящие  непосредственно в кассу, оказываются за спиной тех, кто обслуживается у длинной стойки. Я оказался за стойкой рядом с кассой…
     Подписывая банковский бланк, я понял, что из кассы кто-то выходит. Далее, совершенно явственно я почувствовал легкий шлепок по … Обомлев на мгновение, я повернул голову и увидел: по проходу легко, будто сбросив двадцать лет, удалялась «баронесса»...
     Да, это можно было сделать незаметно. Что это значило? Ответный «комплимент» молодому мужчине за проявленный к ней интерес? Или это был демарш против того разыгравшегося воображения, которое она прочла в моих глазах? Она отшлепала меня как мальчишку за мои фантазии, за дерзость бесцеремонно воображать ее жизнь. Да, пикантный жест был далек от хороших манер, но в нем чувствовалось какое-то  превосходство. Превосходство женщины, недосягаемой для понимания.


Рецензии