Мастерство не пропьешь

   Жил у нас в деревне печник,  звали его дед Егор. Никто  не знал, сколько ему лет было. Но, все звали его "дед Егор-печник".  Печки он  клал отменные. До сих пор в деревне есть ещё печи, которые сложены его руками. Его уже давно нет, а они стоят. Все деда Егора, "наперебой", приглашали, но у него очередность соблюдалась. Ему не важно было богатый человек, бедный, при должности или без неё.  Вот сказал он:
- Тебе Альбинка летом сложу, а тебе Николай под осень.
 И всё. Это у него закон. Слово его  крепкое. Обязательный он был человек.
   Егор даже не предупреждал, время подходило - брал, как он выражался, «струмент» и  шел в этот день класть очередную печь. И  никто уже не перечил. Были рады,  что такой большой мастер к ним пришел.
   Когда работал дед Егор, стопочку никогда на стол не ставили – знали, что не любит он этого. А вот обед готовили  "на совесть".  Дед Егор ел основательно, пережевывал пищу тщательно, не оставлял остатки еды на тарелке и крошек на столе после него не было. Дед Егор  был высокий, кряжистый, тёмный цвет кожи и черные взлохмаченные, как смоль волосы. Уши у деда Егора были большие мясистые и внутри заросшие черным волосом. А руки  были  особенные - огромные с выраженными суставами ручищи, которые ловко, просто играючи,  управлялись c мастерком. Бросит он раствор на кирпичи, точным движением размажет,  чуть-чуть поправит сразу, одним махом и верх, и боковины смазывались. Потом берет кирпич, но берет не каждый, а бросит взгляд на кирпичи и точно видит какой к этому месту подойдет. Потом большой ручищей, с какими-то чувствительными, узловатыми пальцами,  возьмет и ловким движением кинет на раствор и всё,  остается только чуть-чуть  постукать по кирпичу ручкой мастерка, чтобы  он на место ровненько  встал.  И звук во время работы, как музыка:
- Х-р-р, пичк, вжик, шлеп, тыкт, тук-тук.
«Х-р-р» - это он случайный, лишний раствор убирает, очищает место под кирпич.
«Пичк» - бросает его в отдельный старый таз.
«Вжик» - набирает новый.
 «Шлеп»- пошёл свежий раствор.
«Тыкт» - кладет кирпич на место.
«Тук-тук»- слегка пристукивает, поправляя.
Смотреть на его работу было одно удовольствие. Ни одного лишнего движения. Это потому, что он тщательно готовил рабочее место. У него всё было под рукой.
    Помощников он не любил. Всё делал сам. Да  такому большому человеку, казалось бы, места много надо, чтобы работать, а у него все движения отработаны с такой точностью, просто залюбуешься. И ему ничего не мешало иногда в очень тесных  деревенских избах.
  Клал он в основном русские печки. Арочные отверстия этих печек выходили на плиту. Русскую печку топили только тогда, когда стряпали хлеб, раз в неделю обычно по субботам. А плиту зимой два раза в день топили  утром и вечером. Печки были аккуратные, а внутри вместительные, чтобы  входило два  с невысокими гнутыми боковинами черных  листа,  в которых по две больших круглых булки. 
   Все знали, что стопочку охлажденной водки на стол обязательно ставить тогда, когда дед Егор пускал первый дым. Это уже закон.
   Первый дым дед Егор опробовал только тогда, когда труба была выведена на  крышу. Он поджигал старую газету, на неё сухие щепки, когда они начинали гореть, дед выходил и внимательно смотрел, как идёт дым. Потом послюнявит палец, поднимет его вверх, это он ветер проверял, куда дует. Потом опять на дым посмотрит,  Обычно, сразу всё было нормально.
- «А, как же. За много лет глаз–алмаз»,-  говаривал он.
   Печи, сложенные дедом Егором сбоев не давали, тепло держали до утра.  Хлеб выпекался в них отменный.
   Однажды он клал печь у одного мужика. Так себе мужик, как говорят: "без царя в голове".
   Так этот  хозяин с первых дней работы давай деда Егора уговаривать,-
"Что, дед по сто грамм  выпьем", - ему  что, лишь бы причина была.
-Давай дед, - уговаривал он,- мастерство не пропьешь.
-Не скажи. Пропить можно всё, - веско сказал ему дед Егор на это,- если бы не хозяйка я  не стал бы  тебе печку ставить. Хозяйка у тебя хорошая, мастерица и хлебушко у неё ядреный.
   Так вот, пока дед печку сложил, мужик этот вообще в рот спиртного ни капли не брал. Дед Егор ему тогда такую историю рассказал.
   По молодости лет, получил он это мастерство не просто так. Ходил Егор к одному мастеровому деревенскому  печнику и помогал ему. Человек  был хороший и научил Егорку всему, что сам знал. И каждый этого печника  к себе заманивал. Мало того, что хорошо платили, так ещё угощали, каждый день стопочки к обеду подносить стали.
И пошло поехало. А после войны много вдов было.  Хорошие добрые, красивые деревенские бабы, оставшиеся одни в двадцать небольшим лет, любому мужику были рады. А уж с мастером  пообщаться, каждая за честь почитала. Вот он и скатился постепенно с "колес". Егорке иногда приходилось одному доделывать начатые печки. Хороший был мастер, а стал  никуда не годным человеком. Потом и жена забрала ребятишек и уехала. А он так и спился. Его даже  приглашать перестали. Когда же один раз он печку, по теплу, ещё начал делать и уже "белые мухи" в конце октября полетели, он так и не сделал, то терпение у всех закончилось. 
- Авторитет он по кирпичику складывается, годами наживается,- в заключении сказал дед Егор, подняв указательный огромный палец,- а вот рухнуть всё может, в одночасье, а ты говоришь, что  мастерство не пропьешь…
Когда тот печник умер, то Егор один добрый печник  остался,  на все  села. Помочь он ничем своему бывшему мастеру  не смог,  не раз пытался.
 Оно ведь не каждому подойдет быть мастером-печником. Глазомер нужен, да и меткость, а самое главное, чтобы человек почувствовал, что это дело всей его жизни. Только тогда получится. И может  родиться  настоящий мастер.
   Деда Егора до сих пор в деревне помнят и произведения его рук.
   Не так давно я узнала, что сейчас кладет печи сын того мужика, который с тех пор, как с дедом Егором пообщался, пить перестал. Видно история здорово задела его тогда за живое. А главное сына его, который всё возле деда Егора крутился.
И так мастерство деда  мальчишку  заинтересовало, прямо заболел этим ремеслом. А может это промысел Господний,- время пришло деду Егору мастерство своё передать. Вот, как  это дело парня  за душу взяло.
Да. Не зря на этой земле  Господь посылает человека к человеку. Одного в назидание , а другого в наказание.


Рецензии
Да, Мария, рассказ хороший. что говорить. и мастеров таких (и первых и вторых) я встречал. и не только по печной части.
С новым годом!

Александр Викторович Зайцев   31.12.2017 19:37     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.