Сон в ночь на 22. 12. 2014

Снилось, будто однажды утром оказалось, что на работе посреди комнаты растет огромный фрагмент туловища. Шея находилась примерно на уровне моего пояса и была метра три в диаметре, а всё остальное уходило вверх и вниз, исчезая из поля зрения. Прямо посередине древообразная шея была выдолблена почти до сердцевины. Казалось, над ней поработали бобры, потому что выдолбленная канавка ровным поясом пересекала шею, делая ее похожей на песочные часы. Но я знал, что это не бобры потрудились, а люди с топорами. Вообще всё это напоминало мультяшный лесоповал, но я знал, что на самом деле речь о казни. Просто то огромное, чья шея тут торчит, слишком велико для нас, мы не можем сразу отрубить ему голову и потому рубим по очереди, высекая ничтожно малыми топорами по кусочку плоти за раз.
И вот когда я впервые вижу всё это, мои предшественники уже прорубились сквозь мышцы. Единственное, что удерживает шею, - это белая кочерыжка. Видимо, позвоночник. И теперь моя очередь продолжать.
Конечно, мне будет нелегко как следует размахнуться в пределах канавки и перерубить белую кочерыжку, но риск есть... И я понимаю, что не хочу быть тем, чей удар приведет к падению гигантской головы, от которой мне сейчас виден только подбородок. И дело даже не в том, что я не умею планировать траекторию падения дерева и рискую быть раздавленным. Я просто не хочу в этом участвовать, хотя тело уже явно мертво. Конечно, мертво. Разве можно жить с такой обглоданной шеей? Оно не шевелится и не кричит, это точно. Но делало ли оно что-то подобное при жизни, я не знаю, не застал.
И я трусливо жду девяти утра, когда придут мои коллеги. Они и во сне начинают работать позже меня: у одной неполный рабочий день, а вторая в этот день закрывает... Пусть они придут и доведут казнь до конца, а я скажу, что собирался, да не успел.


Рецензии