Фото. Сталин, Ворошилов, Буденный и Молотов

                                                                             Мы родом из СССР. We're from the USSR.


                Глава 5. ФОТО НА СТЕНЕ. СТАЛИН, ВОРОШИЛОВ, БУДЕННЫЙ. И МОЛОТОВ

         

          Светлые детские годы. Интересоваться общественной жизнью страны я начал с самых ранних лет.  Слышал от моей  мамы Надежды Ивановны, что страной нашей руководит Сталин. Живет он в далеком и большом городе Москве. Работает в Кремле.  Сам Кремль для меня ограничивался только Спасской башней с большими часами, боем курантов и красной звездой. И никаких прилегающих стен. Я все размышлял, где же в башне то окошечко, из которого Сталин смотрит на улицу. И в голову всегда приходили стихи Сергея Михалкова, выученные в детском саду:

                      "Новый год! Над мирным краем
                       Бьют часы двенадцать раз.
                       Новый год в Кремле встречая,
                       Сталин думает о нас.

                       Он желает нам удачи
                       И здоровья в Новый год,
                       Чтоб сильнее и богаче
                       Становился наш народ".

          В нашей квартире в Вологде была малюсенькая комнатка, которую называли почему-то кабинетом. Там был стол, два стула, телефон и пепельница на столе, маленькая этажерка с книгами. Среди авторов значились Пушкин, Лев Толстой, Некрасов, Тургенев, Пришвин, Бианки. Были книги о Древнем Риме, Древней Греции, Философский словарь, атласы. Кроме того начали поступать первые тома Всемирной истории. На средней полке расположились около 50 томов сочинений Ленина в красивой обложке и 10 томов сочинений Сталина. Не раз заглядывал в книги Ленина и Сталина. Пытался почитать, о чём они пишут. У Ленина совсем ничего в том возрасте не понимал. Сталин же показался понятнее и доступнее. Но, естественно, чаще читал "Лесную газету" Виталия Бианки.

          В кабинете на стене висела радио-тарелка, из которой Левитан своим уникальным голосом сообщал о достижениях и горестях советского народа, слышались песни Шаляпина, лилась музыка отечественных и зарубежных классиков.  Рядом находились три фотографии-портрета: Ленин, читающий газету "Искра"; общий портрет по пояс Сталина с трубкой и Ворошилова с папиросой (поэтому долгое время я считал Ворошилова главным помощником Сталина);  и отдельное фото любимого всеми Буденного. Позже мама добавила к этим фотографиям пластмассовые тарелочки с портретами Максима Горького и Владимира Маяковского. Тарелочки были подвешены на ниточках.

          Кроме того на стенном крючке висело охотничье ружье моего отца Ивана Михайловича. Ружье было в чехле, рядом патронташ с патронами и ягдташ. Последний мне казался роднее школьного портфеля. В комнате родителей висела копия знаменитой картины Василия Перова "Охотники на привале", выполненная на холсте местным художником. Производила на меня сильное впечатление. Несколько раз меня, девяти-десятилетнего мальчишку, отец брал на охоту с ночевкой у костра в шалаше. Брал и зимой. Нас всегда сопровождала одна из собачек, русских гончих. В разное время у нас были Найда, Альма, Зорька, Руслан, Леди.

        Я знал, что из числа четырех лиц, изображенных на указанных фотографиях-репродукциях, дедушка Ленин уже умер. Но остальные, наряду со Сталиным, в моем понимании и были теми людьми, которые руководили нашим народом, чтобы жизнь становилась более прекрасной и спокойной. Не вывесил бы мой папа их портреты на стенку, думал я, если бы было иначе. Когда я пошел в первый класс школы, которая носила имя Вячеслава Молотова с большим его фотопортретом в вестибюле учебного заведения, то я и Вячеслава Михайловича зачислил в этот свой список. Молотов в 1909 году был сослан в Вологду за революционную деятельность в период обучения в реальном училище Казани, не успев завершить учебу. По окончании двухлетней ссылки в Вологде он сдал экстерном экзамены уже в аналогичном Вологодском реальном училище. После Великой Октябрьской социалистической революции это училище стало называться школой номер 1, главной школой-десятилеткой Вологды.

          Когда я вырос, то мир оказался довольно тесен, а представлявшаяся далекой Москва находилась совсем близко от Вологды. Ленина и Сталина я увидел в 1959 году в Мавзолее при посещении столицы. Сталин выглядел более ярким, значительным. Лежал в гробу, как живой. В зеленом френче Генералиссимуса. У него была густая шевелюра и красивые усы. Ленин - мрачный, лысый, черно-белый, очень бледный, выглядел старше Сталина, хотя на самом деле прожил на двадцать лет меньше.

          Буденного и Ворошилова, этих славных советских полководцев легендарной Первой Конной, а также Молотова довелось увидеть позже и в полном здравии, когда я учился в вузе в Москве.

          В начале июня 1961 года руководитель СССР Никита Сергеевич Хрущев выехал в Вену для переговоров с недавно избранным президентом США Джоном Кеннеди. Хрущев отправлялся в столицу Австрии на спецпоезде с Киевского вокзала. Провожали его с помпой, поскольку предстоящие переговоры имели огромное значение, так как отношения с Америкой тогда ухудшились из-за провокационного полета летчика-шпиона Пауэрса над территорией СССР, из-за попытки США свергнуть правительство Фиделя Кастро, а также из-за разногласий по вопросу подписания договора нашей страны с ГДР и по Западному Берлину.

          Для проводов Хрущева на Киевский вокзал прибыли члены президиума ЦК КПСС и секретариата ЦК в полном составе, а также другие высокие лица. Площадь перед вокзалом частично была освобождена от излишнего транспорта. На правый участок площади на автобусах прибыли организованные группы трудящихся. И вот в какой-то момент на площадь вкатил шикарный лимузин руководителя страны. Автомобиль был открытый, крыша убрана. В нем находились Хрущев и его супруга Нина Петровна, а также Алексей Аджубей с супругой Радой (дочерью Хрущева). При подъезде к провожавшим его трудящимся Никита встал. Встал и Аджубей. Оба приветствовали толпу, а она их. Процедура была выстроена в лучших традициях Голливуда. Затем Хрущев вышел из автомашины и с сопровождающими его лицами скрылся за одной из дверей вокзала.

          Публика стала расходиться, а мы подошли к этой самой двери, зная, что вскоре оттуда выйдут другие руководители страны. Действительно, минут через десять оттуда повалил узнаваемый народ. Прошло с того времени пятьдесят пять лет, но хорошо помню, как из дверей вышел Семен Михайлович Буденный в парадной шинели и фуражке, мощный, энергичный, с высоко поднятой головой, открытым взглядом и... роскошными усами. Я его таким только всегда и представлял. Шел уверенно и энергично. А ведь ему было почти восемьдесят лет!

          Рядом с Буденным шел Климент Ефремович Ворошилов. В гражданской одежде, невысокий и стройный, скромный, не бросающийся в глаза, но тоже очень узнаваемый. Я видел Ворошилова и позже. Однажды после праздничного мероприятия он сошел с Мавзолея и прямо сквозь толпу народа, остававшегося на Красной площади, проследовал к своей машине в сторону Исторического музея.

        Из остальных руководителей, что покидали Киевский вокзал, запомнился только Михаил Андреевич Суслов, длительное время исполнявший роль идеолога Коммунистической партии Советского Союза. Мне он показался очень высоким, крупным, но сильно сухощавым. Ему тогда было 59 лет.

         При виде Семена Буденного и Клима Ворошилова не мог не вспомниться известный "Марш Буденного" на слова Д'Актиля и музыку Братьев Покрасс со следующими словами:

                        "Буденный - наш братишка,
                         С нами весь народ.
                         Приказ: "Голов не вешать
                         И глядеть вперед!"
                        
                         Ведь с нами Ворошилов,
                         Первый красный офицер,
                         Сумеем кровь пролить
                         за СССР".

               

         Ну а Вячеслава Михайловича Молотова, самого уважаемого наряду со Сталиным мною политического деятеля советской эпохи, я увидел при следующих обстоятельствах. Мы с другом Сергеем посетили Музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина, где на этот раз знакомились с лучшими образцами французских художников. Мы часто бывали в этом музее. Сергей - хороший знаток в области искусства и литературы. Выйдя из музея, мы повернули в сквер налево. Был воскресный день, слегка пасмурный, первая половина дня, людей на улице мало. Следуем по дорожке сквера. Нам навстречу идут двое - мужчина и женщина. Передвигаются медленно, явно пожилые. Приближаемся. Да это же Молотов! Вячеслав Михайлович! Для нас все это было неожиданно, но все-таки мы успели кивком головы и робкими словами сказать "Добрый день!".  Молотов тоже кивнул нам. Я не знаю, кто была эта женщина. Видимо, жена - Полина Семеновна Жемчужная. Молотов вел ее под руку. Где-то через неделю наши ребята, восточники, прочитали заметку в одной из арабских газет, что иностранные корреспонденты видели в Москве Молотова и даже сумели заснять. Видимо, тогда он вернулся из Монголии и других заграничных мест, куда его сослал Хрущев, посчитав организатором "антипартийной группы". А как известно, в эту группу входил почти весь президиум (позднее назвали - политбюро) ЦК КПСС, который не хотел дальше видеть Хрущева во главе страны.

          Вот при таких обстоятельствах я увидел людей, портреты которых висели на стенке в домашнем кабинете моего отца в далекие сороковые годы... Их имена были присвоены городам, промышленным и сельскохозяйственным предприятиям, учебным заведениям, военным академиям. Буденный, Ворошилов, Молотов жили насыщенной событиями жизнью. Все они оказались долгожителями. Буденный прожил 90 лет, Ворошилов - почти 89, а Молотов - все 96 лет. Но нашлись "умники", изъявшие их имена из истории... Но, города-то были: Ленинград, Сталинград, Ворошиловград, Молотов. И никуда они не делись. Они живы, эти замечательные города, прославившие себя в Великое советское время! И, как говорится, ничто не забыто, никто не забыт! Нельзя было из ХIХ-го века сразу перейти в ХХI-й.
 


Рецензии
Здравствуй, Борис!
Рассказ понравился! Конечно в разных семьях было по разному (я имею ввиду портреты на стенках и комодах). Горжусь тем, что картина "Охотники на привале" неизвестного Вологодского художника теперь у меня и она имеет такую историю!
Постараюсь посмотреть авторскую подпись если она есть. Меня в этой картине смущало все время ружье, где обычная двустволка вдруг заканчивается двумя стволами центрального боя...
Большой привет Вам из Вологды! С Уважением, Николай.

Николай Воскресенский   16.05.2017 18:36     Заявить о нарушении
Здравствуй, Николай!
Спасибо за отклик! Да, у всех с портретами по-разному.
У нас с Люсей их не было. Но Катя умерла, Ваня остался
совсем маленький, поэтому сразу заказали портрет
местному хорошему художнику, который на холсте ее
изобразил по фотографии. Вот этот портрет ему заменил
маму. И я в придачу к портрету. Портрет и сейчас висит
около пианино... Я смотрю, ты большой технарь, и про
двустволку такие тонкости заметил... Всего доброго и
ответный привет Вологде! Жму руку. Борис

Смирнов Борис   16.05.2017 20:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.