БЕН - ас разведки КГБ СССР

             
                                                                        Мы родом из СССР. We're from the USSR.
                                 
                             Глава 13. БЕН - АС РАЗВЕДКИ КГБ СССР

       Он один сделал то, что и троим могло быть не под силу. Герой Великой Отечественной войны, герой невидимого фронта, он страстно любил Родину! Он желал мира на планете!

        МОЛОДЫЙ Конон Трофимович. С первых дней Великой Отечественной войны находился в действующей армии, служил во фронтовой разведке, многократно направлялся за линию фронта в тыл противника с целью сбора информации и приобретения "языков". За проявленное при этом  мужество и стойкость удостоился правительственных наград.

        ЛОНСДЕЙЛ. Канадский бизнесмен, некоторое время в США учил китайский язык,  в 1955 году перебрался в Лондон, чтобы продолжить освоение китайского на курсах при университете. Одновременно проявил незаурядную предприимчивость в бизнесе, был замечен королевой Великобритании Елизаветой Второй и награжден рыцарским титулом за особые заслуги перед ее страной. Электронный замок, изобретенный на одном из его предприятий, на международной выставке в Брюсселе в 1960 году получил Золотую медаль!

         "БЕН". Он же советский разведчик-нелегал Конон Молодый. Он же и упомянутый выше бизнесмен Гордон Лонсдейл. В 1951 году Конон Трофимович был приглашен на службу  в разведку МГБ-КГБ СССР и после соответствующей учебы и подготовки командирован в Великобританию через ряд стран с ответственным разведывательным заданием под именем канадского бизнесмена Лонсдейла. "Крыша" бизнесмена и коммерсанта позволяла "Бену" устанавливать контакты в интересующей советскую разведку среде, легко перемещаться по территории Англии и странам Европы, передавать добытую информацию в Центр.

        Впервые я узнал о нем в начале 1961 года из зарубежных газет "Worker" и "Daily Worker", продававшихся в киоске Высшей школы КГБ. В них сообщалось, что некий бизнесмен Гордон Лонсдейл задержан в Англии за шпионаж в пользу Советского Союза и осужден на 25 лет тюремного заключения. По его делу были арестованы и осуждены к меньшим срокам еще четыре человека.

        Как утверждала иностранная пресса, Лонсдейл на следствии и в суде держался очень мужественно и достойно, связи с советской страной не признал, никаких секретов не выдал. И осужден он был именно как Лонсдейл, за которого себя и выдавал. Настоящее его имя английские спецслужбы узнали лишь спустя некоторое время. Советская страна своих разведчиков не бросала. Через три года Конон Молодый был обменен, правда, как лицо, связанное с польскими спецслужбами. Его обменяли на задержанного в Москве нашими славными контрразведчиками  агента английских спецслужб Винна, поддерживавшего преступный контакт с изменником Родины Пеньковским.

        К большой радости слушателей Высшей школы КГБ в конце 1964 года, месяцев через шесть-семь после освобождения из тюрьмы Ее Величества, Лонсдейл, он же "Бен", был приглашен в школу на встречу со студентами,  в числе которых был и я со своими товарищами. Это для нас, конечно, стало сенсацией, зная то, что, например, Рудольф Абель так и не был к тому времени в стенах школы. Кстати, повторю - Молодый тогда нам был известен как "Бен" либо Лонсдейл, а не по настоящему имени. Первое время подлинное имя и факты биографии по соображениям конспирации для широкой общественности, включая и  сотрудников КГБ, не раскрывались, чтобы затруднить иностранным спецслужбам поиск его следов по свету.

        "Бен" появился на сцене из-за кулис актового зала школы вместе с нашим начальником генералом Питоврановым. Они вышли к столику, стоявшему в центре, с правой стороны. Как раз напротив нас, сидевших в первых рядах. Разведчик шел уверенной, но неторопливой походкой, несколько склонившись вперед. Он был одет в темный костюм, запомнилось его красивое с правильными чертами лицо, густые темные волосы, тщательно зачесанные назад, смотрел он в зал с легкой улыбкой приветствия. Этот момент, как стопкадр из фильма, навсегда зафиксировался в моей памяти. Многие другие детали позабылись. Зал тепло отреагировал на появление перед собой этого блистательного разведчика.

         Конечно, "Бен" не мог и не имел права посвящать нас во все подробности своего пребывания в Англии, о чем сейчас через 50 с лишним лет можно легко ознакомиться в интернете.   Он даже очень скупо давал информацию, казалось бы, безобидного содержания о самом себе. Нас, изучавших в школе КГБ английский язык, например, очень интересовало, как он сумел так хорошо знать его, чтобы выдавать себя за чистокровного канадца? Он объяснил это обычной своей склонностью к изучению иностранных языков. Сказал, что много занимался им в школе, институте, а также и самостоятельно.

        Кроме английского, как он рассказал, много уделял времени немецкому, французскому и китайскому. Изучение китайского языка ему очень пригодилось как разведчику-нелегалу при составлении легенды о себе. Оно, изучение китайского,  явилось хорошим обоснованием причины приезда в Великобританию из Канады. Сейчас-то хорошо известно, что английский он выучил в Америке, проведя школьные годы в США у родной тети, оказавшейся там еще в 1914 году, а китайский - в институте Внешней торговли в Москве. Советуя нам более трудолюбиво и творчески относиться к изучению иностранного языка, он вселил в нас дополнительный оптимизм на успех в этом деле, что положительно сказалось на нашей учебе. Спасибо ему за это.

         Выступая перед слушателями ВШ КГБ, "Бен" понимал, что они хотели бы знать о тех вещах, которые могли им пригодиться в будущей своей работе. Поэтому он акцентировал внимание, например, на правильном выборе "крыши" своего пребывания за рубежом. Его "крыша" пришлого бизнесмена, прибывшего из Канады, позволила в первое время зашифровать от окружения источники своего первого капитала ( а это были деньги, поступавшие из КГБ), не вызывать подозрений из-за незнания каких-то вещей по Англии, то есть не быть отягощенным в объяснениях о своем прошлом.  Иностранец, и все тут. Пойди проверь.

        Хроший ход он сделал, устроившись на курсы по изучению китайского языка при Лондонском университете, которым основательно занимался, будучи еще студентом в Союзе. Он выглядел поэтому среди других обучавшихся более способным человеком, к нему тянулись люди. Он мог выбрать из их числа объектов своего разведывательного интереса, а таковых там оказалось немало, в том числе имеющих выход на военную тематику, на военно-морские и военно-воздушные силы Великобритании, на спецслужбы, на финансовые круги. В разговоре с нами "Бен" отметил, что чекисту важно иметь общительный характер, силу воли, упорство в достижении цели, находчивость и, конечно, обладать достаточной эрудицией.

        Чувствовалось, что перед встречей с нами "Бен" беседовал с руководством школы и был в курсе нашей программы обучения. Отметил, что большое внимание у нас уделяется вопросам изучения международного права, страноведению в зависимости от изучаемого языка, культурному и физическому воспитанию. И это правильно! Конечно, работнику КГБ надо хорошо знать зарубежную страну своего пребывания, ее историю, режим, быт и нравы населения, его культуру, литературу. Действительно, нам, например, в ВШ КГБ опытный американист преподал подробнейший курс по США. Учителя английского языка с университетским образованием в течение нескольких лет знакомили с американской и английской литературой, мы читали многие произведения в оригинале. При этом курс литературоведения велся на английском языке. Был также специальный предмет по правильному чтению и переводу американских и английских газет. Все это "Бен" одобрил.

        "Бен" рассказал и о своем задержании, судебном процессе по его делу. Поговорил и о времени, проведенном в Королевской тюрьме. Помнится, рассказывал он об этом более подробно, чем о других вещах. Чувствовалось, что с этим периодом его жизни в Англии связаны наибольшие его переживания. По словам "Бена", арестовали его непосредственно в момент получения секретных материалов от своих английских друзей. Обмен информацией и деньгами происходил по отработанному варианту, но на этот раз на них налетела, как оказалось, куча сотрудников английской контрразведки, устроивших на него и его партнеров засаду. Были арестованы еще два его помощника, что говорило, что за ним осуществлялась слежка не первый день. На квартирах всех задержанных были найдены дополнительные улики. Уже находясь в камере, он долго анализировал и не мог понять, где он лично совершил "прокол".

        В ходе следствия, суда и в период нахождения в тюрьме официальные лица пытались его склонить к сотрудничеству, раскрыть свою деятельность, признаться к какой спецслужбе он принадлежит, но во всех таких подходах англичане получали категорический отказ. У "Бена" сложилось мнение, что его легенда полностью себя оправдала. Поэтому на суде он практически уже молчал, приняв всю вину на себя, объяснив, что использовал остальных задержанных "втемную". Английскому суду так и не удалось, как я отметил ранее, доказать причастность "Бена" к советской разведке.

        Находясь в заключении, он регулярно читал распространяемые в тюрьме газеты, прекрасно знал о той шумихе, которая развернулась в мире вокруг его дела. Но он не пал духом, во время тюремных прогулок знакомился с арестантами. Ему даже случилось поговорить с некоторыми участниками "ограбления века", когда они один за другим стали поступать в Королевскую тюрьму. Имеется в виду ограбление почтового вагона со 120 мешками английских денег 8 августа 1963 года на мосту Bridego Railway Bridge в графстве Букенгемшир.  "Бен" был уверен, что Родина его не бросит и рано или поздно обменяет на какого-либо погоревшего иностранного коллегу. Так оно и случилось в 1964 году.

       Провал для "Бена", конечно, произошел обидный. Тогда между социалистическими странами складывались очень дружественные отношения. Тесные связи были не только в области политики, экономики, культуры и спорта, но, естественно, и в области обеспечения общей безопасности от агрессивного Запада. Был определенный обмен информацией и по линии спецслужб об иностранцах, которые могут представить интерес для братских разведок и контрразведок.

        Вот на этом, казалось бы, благородном деле, на сотрудничестве с братскими поляками советская разведка в лице "Бена" и "погорела". В спецслужбе Польши нашелся высокопоставленный предатель, который сбежал в Америку и выложил американцам ставший ему известным факт о вербовочном интересе советской разведки к конкретному англичанину. Американцы поделились с англичанами сведениями о нем. Таким способом контрразведка ее Королевского Величества вышла на агента, сотрудничавшего с "Беном", а через него и на самого разведчика-нелегала. Меня как чекиста всегда удивляла такая доверчивость  КГБ в сотрудничестве со спецслужбами соцстран.

        Как бы там ни было, у "Бена" на связи находился именно такой источник бесценной информации для нашего Министерства обороны и военно-промышленного комплекса. По некоторым утверждениям, секреты, которые за несколько лет успел передать "Бену" этот англичанин, сэкономили СССР несколько миллиардов долларов на разработку систем военной техники по линии военно-морского флота.

        Бывший наш разведчик полковник Дождалев В.А., работавший в 1951-1961 годах в Лондоне бок о бок с "Беном", в одном из интервью рассказал о конкретных задачах, которые были поставлены перед Лонсдейлом:

        "...Прежде всего получать информацию о крупнейшем подводном исследовательском центре ВМС Англии на военно-морской базе в Портленде. Там проектировались атомные подводные лодки, аппаратура опознания "свой-чужой", средства поиска и защиты, вооружение... В 1951 году на должность шифровальщика посольства Англии в Варшаве был назначен Гарри Хаутон. Вскоре он был завербован советской разведкой на материальной основе... Хаутон через несколько лет был переведен в Англию, где работал в кадровом аппарате центра ВМС в Портленде...

         Вскоре с помощью Хаутона к сбору секретных материалов была привлечена его знакомая Этель Джи. Она занималась светокопировальными работами и имела допуск ко всем секретным документам и чертежам. Это был чрезвычайно важный источник информации. Именно с ее помощью Лонсдейл получал самые важные материалы. Оценивая эту работу нелегальной резидентуры, можно сказать, что Советский Союз знал о подводном флоте Англии столько же, сколько Адмиралтейство Ее Величества. Иными словами - практически все".

        Более образно результаты работы "Бена" в Англии охарактеризовал Вадим Кирпиченко, работавший заместителем начальника ПГУ КГБ СССР (внешняя разведка) в 1979-1991 годах: "Ценнейшая, секретнейшая информация из военных структур Англии составила семнадцать тысяч листов. После того, как состоялся процесс, в английской прессе один из ответственных военных чинов написал: "В Адмиралтействе не осталось ничего, этот господин все оттуда выгреб!""

        Вот так: выгреб все!!! Поэтому не "Бен" провалился, как пытаются представить его деятельность за рубежом. Провалилась английская контрразведка с ее хвалеными детективами. Вот такого советского разведчика мне и моим товарищам посчастливилось послушать в далеком 1964 году, поучиться у него оперативному искусству, мужеству и смелости,  целеустемленности, благородной предприимчивости и находчивости. Он пытался нам донести смысл, который он видел в работе разведчика. Особено точно он обозначил его в одном из последних интервью: "Я не воровал английские секреты, а методами и средствами, которые оказались в моем распоряжении, пытался бороться против военной угрозы моей стране".

        Конон Трофимович Молодый прожил только 48 лет. Он умер 9 сентября 1970 года. За свои ратные подвиги в годы Великой Отечественной войны и в годы службы в КГБ разведчик был награжден орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Красной Звезды, многочисленными медалями, содатским знаком "Отличный разведчик" периода Великой Отечественной войны,  знаком "Почетный сотрудник органов государственной безопасности". Вечная память выдающемуся разведчику страны Советов!


Рецензии
Это было - были Люди, Человечища, Любившие Родину, а потом при Мишке Меченом и трехпалом алкаше ЕБН-утом пришли ИНЫЕ людишки - КАЛугин, Горбиевский, Потеев, Поляков или однодневка-прокладка Леха Шебаршин...

Петр Евсегнеев   22.03.2017 01:29     Заявить о нарушении
Да, были ЛЮДИ, Петр! Слава им!
Спасибо, Петр, за отклик! Успехов Вам!

Смирнов Борис   24.03.2017 17:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.