Несостоявшийся роман

         – Красавицы, поезд стоит всего две минуты, –  проводник-кавказец спального вагона  поезда «Адлер-Ленинград» обращался к двум стоящим на платформе  девушкам.
         Фраза, произнесенная  с небольшим тягучим акцентом, скорее была адресована девушке, которая собиралась войти в вагон. Татьяна, отдыхавшая две недели в санатории, чувствовала себя прекрасно. Высокая, превосходно сложенная девушка с умным, но немного ироничным взглядом, выглядела  самостоятельной и уверенной. Она с любопытством (о чем свидетельствовал ее прямой и чуть удлиненный нос) смотрела на этот мир в свои неполные двадцать пять лет.  Бриджи, в меру облегающие и длиной чуть ниже колен, слегка подчеркивали подтянутые морской водой мышцы красивых ног и бедер. Ее лицо излучало дружелюбие и открытость, а золотистый оттенок светлых волос, уложенных в каре, мягко гармонировал с ее загаром, привлекая взгляды и мужчин,  и женщин. Довольно высокая, с волнующим женственным телосложением, она сразу обращала на себя внимание. При первом взгляде на ее лицо нельзя было понять – в чем его притягательность. Но высокий лоб, прямой нос, умные карие глаза и красивые губы находились в какой-то необъяснимой гармонии на ее удлиненном лице, создавая общее впечатление женственности и благоразумия. Татьяна возвращалась домой, где ее ждали родители, а также интересная работа в Институте русской литературы.  Проводник взял ее чемодан, и она легко поднялась по ступенькам в тамбур вагона. Поезд чуть вздрогнул и медленно стал отходить от станции.
          – У вас здесь женское царство, – сказал проводник, поставив чемодан Татьяны в купе.
          Ее соседями оказались две студентки-первокурсницы из Твери и пожилая учительница, которая ехала до Малой Вишеры. После того, как Татьяна расположилась в купе, она вышла в коридор и стала смотреть в окно. Поезд шел вдоль моря, словно предлагая пассажирам возможность еще раз ощутить вальяжную атмосферу пляжного отдыха. И тут она почувствовала на себе чей-то взгляд. Она повернула голову и увидела мужчину, который словно остолбенел, глядя на нее. Он стоял напротив соседнего купе. Татьяна, давно привыкшая к мужскому вниманию, отвернулась, но осталась довольна произведенным впечатлением на мужчину, которому было, наверное, около сорока. «Даже рот открыл от удивления», – подумала Татьяна и зашла в купе, почувствовав неловкость ситуации. Уже находясь в купе и обмениваясь ничего не значащими фразами со студентками, она подумала: «Интересный мужчина – высокий, с красивым благородным лбом и выразительными глазами!».  Она пожалела, что не успела его разглядеть, но он не заставил себя долго ждать. Проходя по коридору вагона, он как бы ненароком оглядел всех в купе. Все это заняло секунду, но она успела заметить в его глазах удовлетворенный огонек. «Он хотел узнать, сопровождает ли меня мужчина», – ясно решила она и не могла не отметить, что в этот раз он ей понравился еще больше. Она обратила внимание на его хорошую  физическую форму и уверенную моложавую походку. Высокий рост Татьяны, делающий ее заметной, и гарантировавший, что почти вся одежда сидит на ней, как на манекенщице, имел и один существенный недостаток. Он как бы отрезал многих кавалеров, которые, быть может, и были достойны ее, но находясь рядом с ней, выглядели весьма неубедительно. Количество мужчин, подходивших ей по росту, было небольшим и вероятность найти того, единственного и неповторимого, также была невысокой.  Покрутившись у расписания, мужчина пошел обратно к себе в купе и по ходу еще раз внимательно посмотрел на Татьяну своими карими глазами. Это не укрылось от ее соседей: студентки переглянулись, а пожилая дама усмехнулась.
           Спустя какое-то время Татьяна вышла в коридор из душного купе и стала смотреть в окно. Боковым зрением он увидела, что кто-то вышел из соседнего купе и тоже встал у окна.  Она почувствовала, что это он. Звук колес поезда стал гулким – поезд въехал в тоннель, и  в вагоне потемнело. Татьяна посмотрела на мужчину и увидела его откровенно нежный взгляд. Она слегка улыбнулась и поняла, что чуточку поощряет его. «Как много можно передать глазами!» – невольно подумалось ей.
           Поезд вынырнул из тоннеля на яркое солнце, но он продолжал посматривать в ее сторону. Из его купе вышла шустрая женщина небольшого роста. Быстро посмотрев на Татьяну и мгновенно оценив обстановку, она громко произнесла, обращаясь к мужчине:
         – Дмитрий Павлович, как жаль, что врачи запретили вашей Софье бывать на жарком солнце! Мне просто не с кем поговорить и посплетничать. Татьяна поджала губы и подумала: «Мне об этом следовало догадаться самой». Она быстро зашла в свое купе…
           Татьяна забралась на свою полку и стала читать. Но Дмитрий Павлович находил тысячу причин, чтобы взад-вперед ходить по вагону и смотреть на нее, пользуясь тем, что от жары двери купе были широко открыты.
          Приближалось время обеда, и Татьяна решила пойти в ресторан. Осилив путешествие в стиле «стипль-чез»,  через все эти тамбуры и переходные площадки, она вошла в вагон-ресторан. Татьяна села за свободный столик и увидела рядом пассажиров соседнего купе. Шустрая женщина, по-видимому, ее муж и Дмитрий Павлович обедали. Он заметил Татьяну и помрачнел.
         – Я не понимаю, как она могла оставить своего мужа-кардиолога и увлечься этим ничтожеством… – с негодованием произнесла шустрая женщина.
        Муж ее был полностью поглощен сосисками с горчицей, а Дмитрий Павлович, мельком взглянув на супругу своего приятеля, стал смотреть в окно. Но Татьяна прекрасно поняла его быстрый взгляд, брошенный на женщину. «Тебе, милейшая, никогда не подняться до таких высот», – прочитала она его в его глазах.
         Ночью она долго не могла уснуть, стук колес перемежался с биением сердца, в купе было душно, ей  чудился его взгляд, полный страстного желания. В середине ночи послышался голос проводника, который к кому-то обращался: «Не спится?». «Это он!» – была уверена Татьяна.
        Татьяна проснулась не в духе. Она присоединилась к соседкам по купе, которые молча пили чай. Супруг шустрой женщины, находясь в коридоре,  громко обратился к Дмитрию Павловичу:
        – Димка, хватит лежать, пойдем в ресторан!
        – Перестань, видишь у человека сердце разбито, – донесся из купе насмешливый голос его жены. «Будет тебе «на орехи» в Ленинграде, когда тебя выдаст подружка твоей жены», –  подумала Татьяна. 
        Но через час из купе вышел ослепительный красавец. Дмитрий Павлович сменил импортный  тренировочный костюм на элегантные летние брюки и модную рубашку, поверх которой был изящно завязан тонкий длинный галстук. Но главное – он выглядел вдохновленным и решительным, его глаза блестели. Татьяна, сидя в купе, увидела его в коридоре вагона и не могла оторвать взгляд от него. Правда, женская интуиция подсказала ей, что все это не просто так. Он заметил проходившего мимо проводника и нарочито громко спросил у него: – На следующей станции поезд стоит минут двадцать пять?  – Двадцать, – уточнил тот. Дмитрий Павлович стоял в коридоре и смотрел в окно, но, казалось, что он скорее был погружен в себя и не замечал пробегающие станции,  поля, деревни.
        Поезд сбавил ход и медленно двигался вдоль перрона станции. К нему потянулись пассажиры с чемоданами,  продавцы пирожков, замелькали ведра фруктов… Дмитрий Павлович решительно прошел мимо купе, где сидела Татьяна, даже не взглянув не нее. Она вышла из купе и увидела в окно, как он двинулся к зданию вокзала. Повинуясь какому-то инстинкту, она взяла небольшую сумочку и вышла из вагона на перрон. Ноги сами привели ее в здание вокзала.
        Она вошла в здание вокзала и сразу увидела его. Он стремительно к ней подошел, и она поняла, что сейчас, в эту самую секунду, последует страстное объяснение в любви. Этот опытный мужчина, всегда имевший огромный успех у женщин, робко стоял перед ней, как мальчишка. От волнения он чуть побледнел. У Татьяны перехватило дыхание.
      – Дмитрий, ты решил отстать от поезда? – ядовитый голос незаметно подкравшейся шустрой приятельницы острой стрелой мгновенно сдул воздушный шар любви, который начал было подниматься.
      – Отстать от поезда, – задумчиво повторил он, словно только теперь стал серьезно рассматривать эту мысль.
       Татьяна улыбнулась и подошла к вокзальному буфету... 
      Когда поезд уже подъезжал к Ленинграду, Татьяна осталась в купе одна. Она прикрыла дверь и читала дневники Зинаиды Гиппиус. Вдруг раздался стук в дверь, робкий, осторожный. Татьяна поняла, кто это. Она подошла к двери и закрыла ее поворотом ключа.
        Из радио вагона зазвучал гимн городу – поезд приближался к Московскому вокзалу. Татьяна вышла из купе и направилась к выходу. Когда она прощалась с проводником, он сунул ей в руку записку.
       – Что это? – опешила Татьяна.
       – Тебе видней, красавица, – серьезно ответил проводник.
       Уже на перроне она развернула бумажку – там был номер телефона. Она пошла в сторону остановки такси и, в полном соответствии с законом подлости, стала свидетелем их встречи. Его ожидала жена – красивая, но властная женщина с широкими скулами и огромными миндалевидными глазами, излучавшими холодный свет. Дмитрий Павлович выглядел радостным и  внимательным супругом.
       Она вышла из здания вокзала и увидела отца, приветливо махавшего ей рукой. Он стоял около своей «волги». Поцеловавшись с отцом и передав ему чемодан, она заметила, что вся компания стоит в очереди на такси. Дмитрий Павлович украдкой за ней наблюдал. Она не спеша подошла к урне, вынула из кармана летней куртки бумажку, разорвала ее и выбросила. Затем она села в машину.
 


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.