Плечевая. Эпилог

                                        

Ольга очнулась от резкого запаха лекарств и, с трудом сообразив, что она находится в больнице, мутным взглядом осмотрела одноместную палату. Возле включенной лампы с нелепым, оранжевым абажуром дремала сиделка. Взгляд девушки скользнул по часам, которые висели на стене и невозмутимо отсчитывали положенное им время.

«Полшестого, интересно утра или вечера, - подумала Ольга. Значит я нахожусь в больнице, – внезапная боль в животе заставила девушку застонать. Санитарка сразу вскочила и захлопотала возле нее.

- Очнулась, миленькая! Третьи сутки ведь лежишь без памяти. Да оно и неудивительно, сколько ты кровушки потеряла! Выкидыш ведь у тебя, девка! – доверительным голосом сообщила она, поправляя подушки и разглаживая одеяло. Она продолжала еще что-то бубнеть, но Ольга не слушала ее, тягостно размышляя о своем:

«Потеряла Николая, ребенка, да и вообще, я потеряла все! Рухнули все надежды, мечты о большой сцене, о счастливой жизни, которая ждала их с бабушкой впереди. Ребенок... Интересно, кого бы она родила?»

Маленькое, еще не родившееся создание... В последнее время Ольга часто думала об этом. Хоть он и не был желанным, но он уже имел право на существование, он был частью ее самой, частью ее души и тела...

- А что ребеночка потеряла – сильно не переживай. Ты молодая, здоровая, родишь еще! – словно читая ее мысли не переставала говорить санитарка. –Ну ты полежи, отдохни, а к восьми утра к тебе придут, - и пожилая женщина держась за поясницу направилась к двери.

- А кто придет? – Ольга привстала на локте, но сиделка, не отвечая, вышла. Вскоре появилась заспанная медсестра с двумя шприцами и, ловко сделав девушке уколы, молча направилась к выходу.

- Кто ко мне придет?! – с отчаянием выкрикнула Ольга, но медсестра почему-то улыбнулась и тихонько закрыла за собой дверь.

Ольга не отрываясь смотрела на, казалось остановившиеся часы. За окном начинался новый, пасмурный день и падал легкий снежок.
«Вот и зима пришла» – подумала девушка и, услыхав в коридоре приближающиеся шаги, внутренне напряглась.

Дверь палаты широко распахнулась. Первым вошел грузный мужчина в белом халате – ее врач, за ним – две медсестры, санитарка, а сзади... Слезы полились из глаз девушки. Сзади всех, расталкивая медперсонал в палату решительно вошла, нет, ворвалась ее бабушка, с огромным пакетом в руке и бросилась к Ольге.

- Бабуленька, родная! Наконец-то, - сдавленно простонала девушка, опускаясь на подушки.
-Внучка! – Анна Николаевна поставила пакет, а затем присев на край кровати обняла ее и прижала ее к себе. Тело Ольги затряслось от рыданий. Врач мотнул головой, и медсестра сделала девушке еще один успокоительный укол.
- Бабушка, я потеряла ребенка и... и самого любимого человека! Он погиб, спасая меня! – истерично рыдая, выкрикнула Ольга.
- Ну-ну Оленька, ты главное успокойся. Все будет хорошо! – заплаканная девушка не обратила внимания на мелькнувшие в глазах Анны Николаевны лукавые искорки.
- Нет, бабушка, хорошо уже не будет, - действие укола уже вступило в силу и Ольга прижалась к плечу старой женщины.
-Здравствуй, Оля, - раздался тихий, до боли знакомый голос и девушка подняв глаза, оторопела.

«Ну вот. Я еще и сошла с ума!» – она на мгновенье зажмурила глаза.

- Оленька, это я! – в проеме двери, широко улыбаясь, стоял Николай, живой и настоящий. Голова у него была перевязана, с одной стороны он опирался на костыль, а с другой – его поддерживал врач. Анна Николаевна осторожно поднялась и подошла к окну, как бы уступая место. Ольга недоверчиво смотрела на Николая. Тот, отстранив врача, прихрамывая, подошел к кровати и, присев рядом, обнял девушку, потерявшую от изумления дар речи. Как же так! Ведь она своими глазами видела эту страшную аварию!

- Коленька, это ты? – она наконец протолкнула комок, застрявший в горле и внезапно ее прорвало:
- Где ты был?! Где ты пропадал целых три дня! Ты обо мне подумал, я ведь едва не сошла с ума! – тараторила она, заливаясь счастливыми слезами и покрывая лицо любимого поцелуями. –Но как же ты... - она запнулась и недоверчиво посмотрела на Николая. –Ведь там невозможно было спастись!?
- Не могу же я оставить тебя одну! – весело рассмеялся Николай.
- Я прошу тебя, не исчезай больше так надолго, - прошептала Ольга, прижимаясь к дальнобойщику.
- Больше не исчезну! – Николай жадно всматривался в родное, усталое лицо с фиолетовыми кругами под глазами и осторожно целовал Ольгу в потрескавшиеся губы. –Никогда! – твердо добавил он.

Анна Николаевна тихонько плакала, повидавшие всякое медсестры тоже вытирали слезы, а за окном, крупными хлопьями, медленно падал снег... Наступил первый день зимы...


Рецензии