Квартиранты Алекса. Этюд первый

(гомоэротический рассказ в трех этюдах)

ЭТЮД 1

Алекс вновь обзавелся жильцом. Понятно, что за раскладушку в проходной комнате и скудный стол он не мог требовать золотые горы, но ежевечерняя бутылка испанского вина ему точно была обеспечена. Алекс был вполне доволен подобным раскладом: ужин со спиртным в компании если и не красивого, то непременно обаятельного парня придавал его беспорядочной жизни известную пикантность.
Я повидал у Алекса больше дюжины этих квартирантов. На одних лежал явный отпечаток голубизны, другие выглядели вполне натурально. Возможно, не все они с безоговорочной любовью принимали Алекса с его однозначно выпирающей ориентацией, но все были благодарны ему за то, что он давал им приют в трудный момент их биографии. Все эти парни – Миши, Гоши, Денисы и Юрики, стилисты, сантехники, официанты и студенты – терпеливо сносили двусмысленные намеки, которые обрушивал на них хозяин квартиры, и его задумчивые прикосновения к их рукам и коленям.
В то время мы с Алексом состояли в близких (в смысле, очень близких) отношениях. Однако я нисколько не сомневаюсь в том, что в мое отсутствие некоторые из квартирантов проводили ночи не только на скрипучей гостевой раскладушке, но и в уютной постели хозяина. Я не утверждаю, что они непременно занимались сексом. Нет, они могли просто беседовать о книгах и дальних странах, о музыке и кино. Вряд ли кто-то увидит нечто предосудительное в том, что два парня, раздетые до нижнего белья, валяются на разобранной кровати и читают цитаты великих людей, слегка соприкасаясь локтями. Разумеется, ничего постыдного тут не было – просто жарко натопленная камином спальня Алекса располагала к нетрезвой раскованности и некоторой вольности движений.
Несколько раз, в ходе оживленных ночных бесед, на раздвинутом диване Алекса оказывались три человека: сам хозяин, я и очередной жилец. Мы ему, к примеру, великодушно разрешали погреться, потому что в гостиной как раз перемерзала труба центрального отопления, и до утра квартирант мог попросту окочуриться от холода. Или же парень просил пустить его посмотреть перед сном телевизор, который находился в спальне Алекса. Либо ему просто хотелось пообщаться с интересными людьми. Да мало ли могло найтись причин для совместного времяпрепровождения…
До сих пор помню Игорька – семнадцатилетнего белобрысого парикмахера с крепким телосложением и дружелюбным выражением лица. Он не только платил Алексу за койку и завтраки, но и все лето бескорыстно его стриг и брил ему мохнатую спину, пока тот принимал ванну. Дело в том, что когда за спину Алекса принимался я, то непременно ранил его станком, оставляя после «сеанса» две-три кровоточащие царапины. Он вопил от негодования, обвинял меня в тупоумии и неуклюжести, а потом заставлял обрабатывать порезы спиртовым раствором. Когда же появился Игорь, эту повинность Алекс возложил на него – впрочем, мальчишку это нисколько не напрягало.
Однажды после затянувшегося ужина и вечерних омовений мы втроем распивали очередную бутылку спиртного, расслабленно валяясь среди подушек на бордовом хозяйском диване. Посреди дивана стоял мозаичный деревянный поднос с эксклюзивными бокалами, красным вином и плетеной корзинкой с фруктами. Мы полулежали вокруг подноса, и три мужские промежности, с небрежной асимметричностью задрапированные тканью трусов, неподвижно устремлялись к его центру – туда, где исполинским фаллосом возвышалась бутылка вина.
На Алексе были надеты маленькие черные плавки, которые благодаря особой ткани казались просвечивающими. Создавалось впечатление, что вся тайная анатомия моего бой-френда бесстыдно выставлена напоказ. Это была лишь иллюзия, но она будоражила воображение и вызывала приятное щекотание нервов. Игорь сидел в свободных красных боксерах с широкими штанинами, из которых выглядывало светлое юношеское яичко. Парень вполне отдавал себе отчет в том, что его мужское хозяйство торчит наружу, потому что время от времени он открыто поглаживал пальцами упругую безволосую мошонку, выбившуюся из-под ткани. В его движениях не было сексуального призыва, и, возможно, именно поэтому от Игоря исходила волна неизбывного эротизма, тем более мощного, что он не был нацелен на удовлетворение сиюминутной похоти. Что касается меня, на мне были белые облегающие шорты, скорее вызывающие эстетическое удовольствие, нежели чувственное влечение. Полагаю, что в этой компании я играл роль бесполого святого, и белизна моего белья примиряла красно-черное сексуальное напряжение, незримо парящее над двумя моими собеседниками.   
– Представляешь, Иван, сегодня Игорек устроил в общественном бассейне шоу, – посмеиваясь, сказал Алекс, который приобщил квартиранта к плаванию. – Мы уже разделись и приняли душ, когда он вспомнил, что оставил дома плавки. Как ты думаешь, что он сделал?
– Не знаю, – ответил я, пожимая плечами и глядя на Игоря, который молча улыбался. – Что ты сделал?
– Он прыгнул в бассейн голым! – воскликнул Алекс, окидывая парня взглядом, масляным от алкоголя и вожделения. – А ведь вода там чистейшая, все великолепно просматривается. И народу как раз куча собралась – женщины, мужчины, дети… Девочки при виде Игоря не визжали от восторга только потому, что дело происходило под водой.
– Да ладно вам, Алексей, – улыбчиво отмахивался Игорь, с самым естественным видом засовывая ладонь глубже, глубже – в призывно алеющий шатер, натянутый над его межножьем. – Вот невидаль-то. Эти девочки, я думаю, и не такое видели.
– Не скажи, мой юный друг, – горячо возражал Алекс и дружески шлепал его по лодыжке. – У тебя классное телосложение, и ТАМ тоже все идеально – ты на своей внешности вполне мог бы сколотить себе состояние. Хочешь, мы сделаем тебя фотомоделью, а я буду твоим менеджером?
– Хочу, – засмеялся Игорь. – Скажите только, что надо делать.
– Сейчас порепетируем, – оживился Алекс, у которого после часа ночи обычно начиналось буйное творчество. – Представь, что ты перед камерами должен эротично раздеться, а потом изобразить женский оргазм. Сможешь?
– Да раз плюнуть, – беспечно ответил Игорь, который будто только и делал, что каждый вечер перед публикой показывал, как кончает женщина. – Начинать?
– Ну конечно, – кивнул головой Алекс. – Сейчас только создам тебе музыкальный фон для настроения.
Он взял флейту и начал выдувать какую-то томную арабскую мелодию. При звуках ее плоть моя словно начала таять и наполняться необъяснимой, сладкой тяжестью. А может, причиной таких интимных ощущений была вовсе не пряная восточная музыка, а вид мужающего, но еще не утратившего свежести юноши, который с видимым удовольствием наполнял наши жадные взоры своей розовой наготой.
Впрочем, нагота была не сразу. Сначала Игорь подобрал сброшенное на пол покрывало и закутался в него с головой, оставив открытым лишь лицо. На лице он с комичной серьезностью нарисовал выражение застенчивости, какое, по его представлению, могло быть у юной жительницы какого-нибудь гарема. Сделав несколько уморительных движений головой, Игорек принялся за стриптиз. Сначала он выпростал из-под покрывала руку и одним пальцем неторопливо очертил окружности своих грудей. Потом кисть с растопыренными пальцами поползла вниз, до паха, и там несколько раз с чувством сжала выпуклость на покрывале. При этом язык Игоря, подобно секундной стрелке на циферблате, нервно обежал вокруг рта и оставил на губах влажный блеск. Вслед за рукой стыдливо оголилась сугубо мужская стопа, которая неожиданно взметнулась вверх, взрезая ткань покрывала напряженными мускулами спортивной ноги – поистине революционный поступок со стороны гаремной наложницы. Совершив этот дворцовый переворот, мятежная дева поняла, что терять ей больше нечего, и пустилась во все тяжкие. Она сделала неуклюжий тур вокруг себя, вместе с покрывалом отбросила все условности этикета и, повернувшись к султану (то есть к нам) задницей, с которой уже наполовину сползли красные трусы, нагнулась, чтобы одним рывком сорвать их с себя. После этого, обрекая себя на вечное проклятие оплеванного царственного мужа, наложница совершила совсем уж непотребный поступок. Тряся «колоколами» промеж сексуальных, но кривоватых ног, она взобралась на широкий подоконник, встала на четвереньки и, сделав несколько ритмичных движений тазом с йогическими прогибами спины, провыла дурным голосом: «Дуся, я кончаю! Я кончаю!»
Алекс уже давно отбросил свою флейту: задыхаясь от смеха, мы катались по дивану, наблюдая за этой клоунадой, которая при всей своей нелепости была бесконечно эротичной. Довольный произведенным эффектом, голый Игорь слез с подоконника. Не спеша натягивать трусы, он подошел к шкафу, взял бутылку воды и сделал несколько неторопливых глотков. Мне кажется, я никогда не забуду вида его божественной наготы и матового, будто из слоновой кости, члена, чуть вознесенного кверху парой идеально ровных яиц…

Продолжение следует
 


Рецензии
Ох, Иван, Вы сделали мой вечер!! Я опрометчиво налила чай и порезала на дольки хурму, так вот, я раз подавилась хурмой и два - поперхнулась чаем))) Под конец я уже не пила и не ела, ибо хохотала до невозможности. У Вас прекрасное чувство юмора, я бы сказала утонченное. Описание выступления Игорька в роли "гаремной наложницы" перечитала дважды, хотелось прочувствовать все нюансы.
И еще хочу отметить одну немаловажную деталь, которую я заметила в ранее читанном рассказе, но смогла сформулировать только сейчас. Это редкостное по балансу сочетание эротизма и невинности. Этакая фирменная эстетика или этика.
И, наконец, это было очень-очень красиво!
С Уважением,

Ирина Анди   24.09.2016 22:51     Заявить о нарушении
Ирина, а Вы сделали мое утро! :))Если бы Вы знали, какое это удовольствие - читать Ваши рецензии! И не только потому, что меня не жалуют отзывами, а потому что Ваши - своего рода образчик ПОНИМАНИЯ и ЧУВСТВОВАНИЯ :). Одна такая рецензия стоит десятка - с пустыми восторгами или бездарным критиканством)). Огромное спасибо за то, что Вы разглядели у меня сбалансированное "сочетание эротизма и невинности")). Кто-то из "здешних" назвал эту мою особенность недоразвитой подростковой сексуальностью)). И уж никому в голову не пришло углядеть в ней "фирменную эстетику")).
Так что - огромная Вам благодарность!))
С искренней приязнью,

Иван Лескофф   25.09.2016 03:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.