Интрига произведения. Что такое и как сплести?

ИНТРИГА – это способ организации событий в художественном произведении.

Выражается интрига в том, что какой-то персонаж (или группа персонажей) стремится осуществить какой-либо план, вступая в борьбу с другими персонажами, противодействующими этому плану.

Развитие интриги определяет движение сюжета.

Заканчивается интрига победой одной из борющихся сторон, разрешением противоречия (т.е. литературного конфликта), иначе говоря, наступает развязка произведения.

Интрига может иметь самый различный характер – быть любовной, приключенческой, политической и т.д.

В произведении может быть несколько параллельных или пересекающихся интриг.

Интригой могут стать неожиданные поступки героев, появление новых, нежданных, персонажей, необычайные события или ситуации, пространственно-временные смещения, короче, все, что способно  круто изменить судьбы и поведения героев. Недаром синоним слова «интрига» - это «происки», «козни», «подвох».

Однако не следует думать, что интрига нужна только в остросюжетных жанрах. Отнюдь нет.
Например, одна из интриг в романе «Анна Каренина» - это разрешение проблемы, женится Вронский на Анне или нет? По ходу интрига развивается – то Вронский не хочет жениться, то Анна. То оба хотят, но по-разному, то оба не хотят. Короче, интрига! Достоинство романа заключается именно в умелом выстраивании (ну Толстой жеж!) системы отношений между действующими лицами, вокруг которой и располагаются сюжетные события.


Есть ли рекомендации, которые помогут автору сплести качественную интригу?

Есть!

И вот они.

1. Литературный конфликт должен быть именно конфликтом, а не так, поводом написать энное количество букафф.

Помним, что ЛК – это препятствие, с которым сталкивается главный герой.

Даже в рассказе (малой форме) ГГ ни в коем случае не должен достигнуть цели сразу. Ему обязательно надо придумать препятствия – создать персонажей, подобрать события таким образом, чтобы они тормозили движение вперед.

Не забываем, что любое художественное произведение описывает процесс ИЗМЕНЕНИЯ ГГ – а какое изменение может произойти без мучений?

Кроме того, читатели читают (гм..) для того, чтобы понять жизнь, особенно ее тревожные\ болезненные \ трагические моменты. И ГГ должен их все пройти.

Понятно, что не все жанры подразумевают глобальные конфликты - войны, разрушения цивилизаций и прочую гибель империй – Но!
Но для ГГ конфликт должен быть значимым – в рамках его судьбы. Вот, например, Чук и Гек – всего лишь порвали папину телеграмму, а сколько событий это вызвало.


2. Желательно, чтобы литературный конфликт не ограничивался одной плоскостью.

Под плоскостями конфликта понимают:

- внутренние проблемы ГГ – кагбэ проблемы одного человека (одного – ключевое слово).
Герой борется со своими внутренними демонами – когда ему и хочется, и колется. Т. е. автор «подслушивает» проблемы героя и пересказывает их читателю.
Преимущественный способ изложения – это передача мыслей и чувств.

- интерперсональные взаимодействия – другими словами, межчеловеческий конфликт, в котором задействовано несколько персов (ключевое слово – несколько). Персонажи имеют разные мотивации – дядя Федор хочет в Простоквашино, а его мама – на курорт. Ну, а папа… Папа болтается вокруг да около.
Преимущественный способ изложения – диалог.

- внешние ситуации.
ГГ может оказаться в пылающем доме. Или на борту самолета, который вот-вот взорвется. Или в чумном госпитале. Или в постели с любовницей, когда в дверь звонят.  Также ГГ может изгнать общество, и даже - по надуманной причине (жертва оговора).

Возвращаемся к мысли: для сплетения качественной интриги не следует ограничиваться одной плоскостью ЛК.
А теперь -  в данный момент, на данном абзаце - остановитесь и подумайте:   какие плоскости ЛК вы использовали в той вещи, которую вы сейчас пишете? Одну? Две? Или сразу три?
И можно ли улучшить интригу вашей вещи за счет разнообразия плоскостей?
Попробуем.

Допустим, вы хотите рассказать историю, как одна одинокая женщина встретила такого же одинокого мужчину, и они собрались разводить у дороги костер. 

Центр ЛК явно лежит во второй плоскости – интерперсональные взаимодействия.

У героини свои представления об идеальной семейной жизни – чтоб не пил, не курил и тещу мамой называл, а у героя свои – люблю тебя любую, только не трогай мои удочки в гараже.

Возможное  развитие сюжета - герои предъявляют друг другу собственные идеалы и принимают идеалы партнера.

Развязка – свадьба.

В итоге получается вполне себе ЖП, милая и компактная.
Однако – с одномерным конфликтом. И пресновато-линейная.

Попробуем углубить ЛК путем использования еще одной плоскости – покажем внутренние проблемы ГГ. Итак,

Герой увидел тещу или героиня увидела опарышей в гараже – и о боже!... 
У ГГ нервный срыв, а у автора – возможность развить образ.
И кстати, увеличить объем произведения без т.н. пробуксовки.

(Пояснения по ходу.
Пробуксовка – это несколько сцен, дублирующих друг друга.

Например, в нашем условном рассказе герой говорит героине: «На все согласен, любимая, но пить не брошу!»

Далее героиня встречается с подругой Светой и говорит ей: «Света, мой на все согласен, и я его люблю, но ведь пьет!» Света охает, ахает и говорит: «Веди его к наркологу».

Далее героиня встречается с сослуживицей Катей и говорит ей: «Не могу, Катя, выйти вовремя на смену, потому что огорчаюсь – мой не хочет завязывать». Катя: «Какой кошмар! Его надо отвести к знакомой знахарке, уж она точно поможет».

Далее героиня встречается с мамой (потенциальной тещей)  говорит: «Мама! Люблю его - нет сил, но он же пьяница!». Мама: «Ой, доченька, вот и я с твоим отцом так тридцать лет прожила».

Далее героиня встречается с соседкой…

Смотрите, что получается. В сценах задействованы разные персонажи, однако мотивация героини НЕ меняется. Вот оно, дублирование сцен.
Не очень хорошо, потому что повествование удлиняется, а сюжет буксует.
Данный ход допустим только в том случае, когда автор ставит перед собой задачу нарастить объем (дотянуть до желанных 10 алок). И то, пользоваться данным приемом можно, если автор твердо уверен – он сможет нарисовать образы РАЗНЫХ персов = с разной речевой маской, и хоть таким образом удержать внимание читателя.

То есть, пробуксовка – это повторение сцен, лежащих в одной плоскости конфликта. Не буксовать – значит перевести действие на другой уровень).


Возможно использование сразу трех плоскостей.
Например, герой и героиня предъявляют друг другу свои идеалы.
Героиня вроде за, но видит наживку для рыбной ловли (тех самых пресловутых опарышей).
С ней случается нервный срыв – быть или не быть любовному союзу? Читатель оглушен интригой, которая, как мы видим, сложилась из двух компонентов (внутреннего и интерперсонального).
И тут – бац! – автор усугубляет действие внешними проявлениями среды (вводит третий компонент).
Гараж с удочками и наживкой вспыхивает от удара молнии.
Герой ломает руки – о, смысл моей жизни, прощай!!
Героиня, не колеблясь (или поколебавшись пару абзацев) бросается в горящую избу и спасает опарышей.
Далее – развязка, понятное дело, в ЗАГСе.

Вот вы сейчас смеетесь, а напрасно. Лучше прикиньте: тот ЛК, который вы в данный момент создаете, многомерен?(= глубок\интересен для читателей). Или требует доработки?



Однако увлекаться тоже не стоит. Все-таки уровень произведения оценивается по качественным показателям, а не по количественным.
Лучший способ запутать сюжет – это нашпиговать его _ м н о г и м _ - много героев, много конфликтов, много идей.
Не надо этого делать.

Авторы, различайте _с л о ж н о с т ь_ и _ з а п у т а н н о с т ь_, ок?



3. Желательно, чтобы литературный конфликт решался силами героев, а не появлением «бога из машины».

Прекрасно, когда произведение начинается с неожиданности – упс! - выловили бутылку, а в ней письмо капитана Гранта. Или – опа! – Каштанка потеряла своего хозяина.

«Но если ты и в ее конце используешь случай, читатель, скорее всего, почувствует себя обманутым. Древние греки придумали театральный трюк, который называется deus ex machina, что означает "бог из машины". Пользовались этим приемом писатели, фабула которых так запуталась, что под конец пьесы только божественное вмешательство могло все происходящее объяснить. Тогда до ушей зрителей доносился скрежет шестерен и скрипение канатов, с помощью которых на сцену опускался актер, играющий роль божества. Оно — божество — изрекало приговор, избавляя человеческих участников игры от всякого рода действий и произнося парочку банальных фраз.
В современной литературе аналогом такого приема может быть появление помощи в последний момент, самые разные случайности или болезни, либо пробуждение героини. До сегодняшнего дня я помню то потрясающее разочарование, какое испытал, читая первый раз "Алису в Стране чудес".
"Вставай, милая, — сказала сестра. — Ты никогда не спишь так долго!
Ах, я видела такой удивительный сон! — воскликнула Алиса..."
Ну нет! Как можно было такое сделать! Мне хотелось расплакаться. Ты не имеешь права загнать героя в угол комнаты, а потом вдруг убрать и стены, и пол» (с) Найджел Ватс.

Так что, дорогие авторы, для завершения интриги задействуйте именно ГГ. Пусть они – благодаря качествам своего характера – доведут дело до конца, а не будут спасены неизвестно откуда взявшимся суперменом или облагодетельствованы волшебником из голубого вертолета. Сами, все сами…



Вот, собственно, некоторые из рекомендаций, которые позволят вам улучшить произведения.

Понятно, что данная статья не открывает никаких Америк, все это вы прекрасно знаете.
Однако автор надеется, что статья послужит толчком еще раз подумать – как мы пишем, когда мы пишем.


Творческих удач всем!


Рецензии
Каждый совет принимаю с благодарностью. Пишите ещё. Спасибо.

Виктор Свист   22.08.2016 07:48     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.