О Юрии Гагарине, Иване Папанине и Знамени Победы

                                                                              Мы родом из СССР. We're from the USSR.                                                

               Глава 15. О ЮРИИ ГАГАРИНЕ, ИВАНЕ ПАПАНИНЕ И ЗНАМЕНИ ПОБЕДЫ

        12 апреля 1961 года был будничный день. У нас в Высшей школе КГБ шли занятия по английскому языку. Во время перерыва кто-то из слушателей соседней группы выскочил в коридор и возбужденно крикнул: "Ребята! Майора в космос запустили!" Для нас тогда существовал один "майор" - это начальник курса майор Федоров. Тут же нашелся шутник и начал кричать: "Федорова запустили! Федорова в космос запустили!" Но шутка просуществовала минуту-две. Затем все начали всерьез расспрашивать друг друга, кто чего знает о запуске. Вскоре фамилия Гагарина заполнила умы всех.

        Где-то к вечеру над нашим общежитием, расположенным в 150 метрах от Шуховской телевизионной башни, пролетел легкий самолет, с которого посыпались листовки с фотографией Юрия Алексеевича Гагарина. Он был изображен в форме военного летчика в звании старшего лейтенанта. Фото сопровождалось сообщением о запуске впервые в мире человека в космос. Подчеркивалось, что это гражданин Союза Советских Социалистических Республик. Несколько последующих дней люди говорили в первую очередь о космосе, о Гагарине. С первого дня ждали появления его на публике.

        Это произошло 14 апреля на Красной площади Москвы. Правительством СССР была организована грандиозная встреча Юрия Гагарина. Слушателям Высшей школы повезло. Их всех привлекли к охранным мероприятиям, к обеспечению безопасности и порядка на этом всенародном торжестве. Нас доставили на площадь на автобусах заблаговременно. Доступ на гостевые трибуны по правую и левую стороны от мавзолея осуществлялся через КПП около Исторического музея и Храма Василия Блаженного. А на площадь трудящиеся заходили организованными колоннами. Нас выставили в первую линейку перед гостевой трибуной, находившейся со стороны Спасской башни Кремля. Мы стояли примерно в 30 метрах от мавзолея.

        Трудящиеся и лица, приглашенные на гостевые трибуны, прибыли на торжество тоже заранее и довольно долго ждали Гагарина.  Наша работа практически не доставляла нам никаких хлопот. Народ в те времена был более сдержанным. Желающих побывать на подобных торжествах на Красной площади всегда было много, тем более на это воистину историческое событие. Тем не менее все-таки нашелся товарищ, который решил нарушить установленный порядок. И это случилось как раз на нашем участке.

        Расскажу об этом более подробно. Площадь уже была полна народу. Гостевые трибуны за нашей спиной заполнились гостями тоже. И вдруг перед нами из колонны трудящихся вышел узнаваемый человек. Это был известнейший в СССР и в мире журналист Юрий Жуков. Он регулярно появлялся на экранах советских телевизоров. Его по телевизионной картинке знал каждый образованный человек. Уточню:  на тот период Жуков являлся политическим обозревателем газеты "Правда". Он был Лауреатом Ленинской премии (1960г.) и с 1956 года был членом влиятельной Центральной Ревизионной Комиссии ЦК КПСС, то есть той комиссии, которая, вообще-то, и за порядком в партии смотрела.

        Юрий Жуков, крупный, крепкий, с суровым взглядом, подошел к участку линейки, где стояли плечом к плечу молоденькие, в основном, низкорослые и худощавые мои товарищи и я. Он попросил пропустить его через наш плотный строй, чтобы попасть на трибуну. Мы ему отказали. Вообще, он не должен был здесь появиться. Его появление говорило о том, что все предыдущие линейки от ГУМа до нас, состоявшие из дружинников, бригадмильцев, других активистов и сотрудников милиции, в нарушение порядка пропустили его. Проход же мог быть, как я отмечал выше, только через два упомянутых КПП. Мы ему объяснили порядок допуска на трибуну, причем сделали это очень тактично и вежливо.

         Тогда уважаемый, но напористый журналист, вынул из кармана красную книжку и самодовольно сказал, что работает в ЦК КПСС и в "Правде". Ему снова объяснили, что мы его отлично знаем, но порядок есть порядок, равный для всех (именно об этом нам сказали на строгом инструктаже). По линейке мы сообщили начальнику о происшествии. Пришел полковник и  вежливо еще раз разъяснил правила, спущенные сверху из ЦК КПСС, и вместе с Жуковым, не нарушая линейки, пошел к Спасской башне Кремля к КПП. Порядок был восстановлен. Вот так неожиданно мы, ребята из ВШ КГБ, побеседовали с популярнейшим журналистом тех лет Юрием Жуковым. Думаю, что он на нас все-таки не обиделся.

        Спустя несколько минут послышался мощный гул авиационной техники. Со стороны ГУМа на довольно низкой высоте четко по линии ГУМ-мавзолей-Кремль быстро пролетел огромный ИЛ-18 с Гагариным на борту в сопровождении семи истребителей!  Все поняли это, хотя не имели предварительной информации. Послышались стихийные крики "Ура!", овации. Ликование продолжалось несколько минут. Самолет, как известно, приземлился во Внуково, где Гагарина приветствовали Хрущев, Брежнев и другие руководители.

        Из Внуково Гагарин и Хрущев в открытом лимузине, а другие лица в обычных машинах,  направились в Москву, где их по пути следования приветствовали на улицах тысячи москвичей. Затем они прибыли на Красную площадь, которая утомилась в ожидании Гагарина.  Появление его на мавзолее Ленина и Сталина снова вызвало овации и крики "Ура!". Прежде чем выступить с речами, Хрущев за руку провел Гагарина в правую часть трибуны мавзолея, чтобы поприветствовать гостей со стороны Исторического  музея, а затем к тем, кто сидел на гостевых трибунах со стороны Спасской башни. Мы, конечно, тоже внимательно наблюдали за этим.

        Гагарин и Хрущев подняли руки вверх, приветствуя собравшихся, смотрели на гостей и в нашу сторону. Они были так близко, что удалось рассмотреть лицо Юрия Алексеевича, молодого и симпатичного,  его эмоции, а, главное, знаменитую гагаринскую улыбку!!! Это, конечно, незабываемо! Затем они вернулись к остальным руководителям страны. Гагарин был в центре. По левую его руку стоял Хрущев, по правую - Ворошилов.

        Были произнесены торжественные речи, обращенные к трудящимся, собравшимся на площади. Хрущев отметил важность события, подчеркнув его историческое значение. Гагарин поблагодарил народ за торжественную встречу, немного рассказал о полете в космос и своих первых впечатлениях. Собравшиеся неоднократно прерывали выступление аплодисментами и возгласами "Ура, Гагарину!" Все, конечно, были искренни в выражении своих чувств. Такое бывает раз в тысячу лет и не забывается. Помню об этом и я.


        Вспоминаю и о другом герое-первопроходце, которого увидел на той же площади, Красной, четыре года спустя в мае 1965 года. Но сначала немножко о далеком детстве. Ребята начала 50-х годов много времени уделяли чтению. Телевидения еще не было. Радио, газеты и кино не могли полностью удовлетворить любопытство. Поэтому мы гурьбой, всем двором, ходили в ближайшую детскую библиотеку, брали книги домой, а чаще оставались на час-другой в читальном зале.

        Поскольку я сильно интересовался авиацией, то чаще других читал книги о самолетах. Именно в читальном зале я познакомился с книжками полярного летчика Михаила Водопьянова. Он тогда числился в кумирах у ребят, так как участвовал в спасении челюскинцев, за что ему было присвоено звание Героя Советского Союза под номером 6. Позже он занялся писательским трудом, издав в 1953-1954 годах "Рассказы летчика", "На крыльях в Арктику" и "Полярный летчик".

        Из прочитанного я узнал об Иване Дмитриевиче Папанине и его коллегах по исторической экспедиции "Северный полюс - 1", высветившей перед всем миром способности советской авиации, наших ученых и специалистов совершать дела, на которые ни одна страна не отважилась прежде. 21 мая 1937 года самолет, ведомый командиром летного отряда по Арктике Михаилом Водопьяновым, совершил труднейшую посадку на одну из льдин в районе Северного полюса, доставив туда четверку отважных - Ивана Папанина (начальника СП-1), радиста Эрнста Кренкеля, гидролога Петра Ширшова и геофизика Евгения Федорова. Пятым членом экспедиции, продолжавшейся 274 героических дня, был пес Веселый, которого впоследствии полярники подарили Иосифу Виссарионовичу Сталину. Читал я воспоминания о проделанной работе в Арктике и самого Папанина "Жизнь на льдине", изданной в 1938 году.

        Какова же была моя радость 9 мая 1965 года своими глазами увидеть Ивана Дмитриевича Папанина на Красной площади в день празднования 20-летия Великой Победы советского народа над гитлеровской Германией!!! Группа моих товарищей по ВШ КГБ и я находились вблизи от Контрольно-пропускного пункта около Исторического музея и соответствующей гостевой трибуны, помогая работникам Комитета в охранных мероприятиях.

        Праздник уже должен был начаться, гости заполнили трибуну, войска были готовы к праздничному параду. Вдруг один из оперработников сказал нам:  "Вот и Иван Дмитриевич идет!" Со стороны Манежной площади и Александровского сада по опустевшему тротуару  медленно поднимался человек, в котором опытный офицер узнал Папанина. Когда он подошел ближе, и я узнал его. В те годы по документальной хронике и книгам все, от детворы и до стариков, знали о подвиге Папанина и папанинцев. Иван Дмитриевич подошел к нам, остановился и первым сказал: "Здравствуйте, коллеги! Поздравляю Вас с праздником Великой Победы!" Он пожелал нам успехов в несении службы. Его также все тепло поздравили, пожелали здоровья и счастья. 71-летний Дважды Герой Советского Союза был бодр, в хорошем настроении. Он попрощался с нами и пошел на трибуну.

        Каких-то три минуты короткого общения! Но они запомнились мне на всю жизнь!  Подвиг папанинцев открыл новую эру в освоении Арктики и Северного морского пути, так важного для экономики нашей страны. Он закрепил за Советским Союзом сферу суверенитета над Арктикой, особенно после того, когда над станцией "Северный полюс -1" 18 июня 1937 года тоже впервые в мире пролетел самолет Валерия Чкалова на пути беспосадочного полета из СССР через Северный полюс в Америку.

        Тогда я не обратил особого внимания на употребление Папаниным в своем обращении к нам слова "коллеги". Я посчитал, что контр-адмирал Папанин так обратился к офицерам-чекистам и к будущим офицерам. Но как мне стало известно значительно позже, Иван Дмитриевич Папанин действительно был ранее чекистом, работал комендантом Крымской ЧК и даже следователем.

        Всем папанинцам было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Научные результаты, полученные Папаниным и его друзьями, были переданы в Академию наук СССР. Папанин и Кренкель получили степени докторов географических наук. Папанин стал почетным гражданином городов Мурманска, Архангельска, Севастополя, Липецка, почетным крымчанином. Именем Папанина назван мыс на полуострове Таймыр, остров в заливе Сиваш (Азовское море), горы в Антарктиде, подводная гора на Тихом океане, улицы в Москве и многих городах нашей страны, в том числе в моей родной Вологде. Я очень рад, что мне представился  удивительный случай видеть и приветствовать Великого гражданина нашего Отечества, очень мужественного человека в день всеобщего торжества!

        Из воспоминаний моего друга Вадима Ивановича Прохоркина, хорошо помнящего о тех годах, когда герои Страны Советов творили чудеса во второй половине 30-х годов:

        "Кто из нашего поколения не знал Папанина? Не было таких. Вообще, тридцатые годы были насыщены героическими событиями: Челюскинцы и их спасение летчиками - первыми Героями Советского Союза. Папанинцы.  Первый беспосадочный перелет Москва-США, совершенный Чкаловым, Байдуковым и Беляковым. Беспосадочный перелет Москва-Дальний Восток Гризодубовой, Расковой и Осипенко.

        О всех этих героических событиях писали газеты, сообщало радио.  И для нас, пацанов, эти героические подвиги имели большое воспитательное значение. Мы пофамильно знали всех героев, бредили ими и хотели быть на них похожими. Имена Папанина и его товарищей по экспедиции, так же как и других героев были у всех на устах. Папанинцев встречала и славила вся страна. В газетах были напечатаны их портреты. На предприятиях проходили митинги.

        Кстати, в феврале 1938 года была выпущена серия почтовых марок "Советская воздушная экспедиция по высадке дрейфующей станции "Северный полюс-1"". На двух марках изображен маршрут экспедиции, на двух других - флаг СССР на Северном полюсе. А в июне 1938 года - серия марок "Снятие со льдины полярников станции "Северный полюс-1"". Еще на двух марках изображены полярники, приветствующие экипажи ледокольных пароходов "Мурман" и "Таймыр". На двух других были изображены И.Д.Папанин, Ж.Т.Кренкель, П.П.Ширшов и Е.К.Федоров на борту парохода. Обе серии этих марок имелись в моей филателистической коллекции".

        Но вернусь на Красную площадь 1965 года. Удалось мне в этот день -День 20-летия Великой Победы - посмотреть и сам Парад. После того, как Папанин ушел на гостевую трибуну, и нам, студентам, разрешили пойти туда. Мы пристроились с краю на свободное место. Парад на Красной площади 9 мая 1965 года принимал Маршал Советского Союза Родион Малиновский, а командовал парадом командующий войсками Московского военного округа Афанасий Белобородов. Прошли войска, прошли военные академии и училища, была продемонстрирована мощная современная техника. Но, конечно, огромное впечатление сохранилось от того, что мне тогда удалось увидеть Михаила Егорова и Мелитона Кантарию. Это они, полковые разведчики З-й ударной армии, получили в конце апреля 1945 года задание от командования водрузить Красное знамя на куполе гитлеровского рейхстага в Берлине. Под постоянным обстрелом и с риском сорваться 22-летний сержант Егоров и 24-летний младший сержант Кантария 30-го апреля где-то около 21 часа 30 минут смогли пробраться на крышу рейхстага, а затем с неимоверными усилиями достигли и самого верха купола, водрузив на нем знамя - символ Великой Победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Это произошло уже 1 мая примерно в час ночи. Именно это Знамя Победы мне посчастливилось увидеть в руках Егорова и Кантарии, которое они пронесли через Красную площадь 20 лет спустя после своего подвига. И мы, слушатели Высшей школы КГБ, вместе с трудящимися Москвы присутствовали при этом тоже историческом событии.


Рецензии
Здравствуй Борис!
Прекрасные воспоминания о наших героях! Я, помню, по радиоточке услышал о том, что человек в космосе! Это было невероятно! И как мы гордились, думаю не зря...
С наилучшими пожеланиями, Николай.

Николай Воскресенский   07.06.2017 23:27     Заявить о нарушении
Здравствуй, Николай!
Спасибо за отклик! К сожалению,
сам я ничего не читаю, глаза
все хуже. Сейчас вот вышел на
страницу, убрал кое-как все
лишнее. И вот твой привет из
Вологды увидел. Спасибо. Передай
привет всем, всем добрые пожелания!
Борис

Смирнов Борис   07.06.2017 23:50   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.