Фрески на стене. Гл. 17. Новые проблемы

 И началась для молодой женщины новая жизнь под крылом матери, которая помогала дочери,  как могла: кормила, поила и нянчилась с ребенком, но Светлана видела,   что матери тяжело содержать одной такую большую семью. Сестры заканчивали школу. Их надо было одеть, обуть и прокормить, а отец почти не помогал бывшей жене. И Валентина работала сутками в  неведомственной охране.
 
Дни шли за днями, месяц за месяцем, время летело так быстро,  Алешка   подрастал  не по дням, а по часам. Иногда Светлана встречала на улицах отца  с женой, она здоровалась с ними  и быстро проходила мимо. Было обидно, что отец  не остановит дочь,  даже не спросит ее ни о чем.   Как быстро он сумел забыть своих детей!  Так же, как и Александр забыл своего первенца - сына…

  Валентина растила детей и не просила бывшего супруга о помощи. Она была гордой женщиной. Мать работала на трех работах, чтобы прокормить всех.  Как  - то она сильно приболела   и  на  ночное дежурство  попросила пойти Светлану.  Светлана пришлось  дежурить   с  сыном. Алешка сосал грудь,  и оставить его с больной  матерью она не решилась.

  Положив сына в коляску, она  отправилась на работу. Охранять надо было аптеку, которая располагалась в большом деревянном старом здании,  построенном в 20-е годы.

  Сама Светлана с сыном расположилась в небольшой сторожке на территории аптеки во дворе.  На улице было холодно, моросил мелкий осенний дождь, и в сторожке  стало прохладно. Светлана накормила малыша, грудью, потом  растопила сухими дровами небольшую печь, и стало тепло. Ребенок быстро уснул, задремала и Светлана на старом топчане, погасив свет в сторожке.

  Проснулась она только на рассвете, обошла кругом аптеки, и,  не заметив ничего подозрительного, ушла домой.    Сдавать  дежурство сменщице   пошла  Валентина.

  Вернулась мать не скоро и чем-то расстроенная.
- Что случилось, мама? – спросила дочь.
- Доченька, так аптеку – то ограбили, наркотики утащили и бутыль  спирта.
- И что теперь будет?
- Не знаю. Хорошо, хоть тебя не тронули, в сторожку не залезли.
- А воров не нашли?
- Нет. Ищут. Следов они оставили много.
- Прости меня, мамочка, что не доглядела.
-  Да что ты! Слава богу, что ты не высунулась – изнасиловать могли и убить. Больше дежурить не пойдешь.
  Так закончилась эта история, а воров всё-таки скоро нашли – ими оказались двое молодых бывших зеков.

  В конце сентября  Валентина получила от сына письмо, в котором он сообщал, что  приедет скоро  с  женой. Мать  обрадовалась и стала готовиться к приезду любимого сына.  Она посчитала деньги - от  получки оставалось негусто, а в грязь лицом перед снохой не хотелось ударить. Валентина купила для дорогих гостей два круга копченой колбасы, мяса, шоколадных конфет, два килограмма морского окуня, сливочного масла, молока,  яиц,  муки,  меда и принялась  готовить и  стряпать пышки, а Света занялась с сестренками генеральной уборкой.

 Когда всё было готово и стол уже накрыт,  сестры побежали встречать гостей на вокзал. Встреча была радостной: брат обнимал младших  сестренок,  а Светлане просто  пожал руку. Девчонки липли к брату, его жена Люба снисходительно  им улыбалась и смотрела на сестер свысока – она была хорошего роста, плотного телосложения,  со вкусом одета и уже на седьмом месяце беременности.

  Мать заплакала на радостях при встрече с сыном – она любила его больше других детей и в детстве всегда отдавала ему самый  лучший кусок, а дочкам полушутя – полусерьезно говорила:
- Не обижайтесь,  вас много, а сын у меня один.
Светлана никогда и  не обижалась на мать, она любила ее по-настоящему горячей дочерней любовью и понимала, как ей трудно. Вот и сейчас мать сбивалась с ног, чтобы угодить снохе с сыном. Михаил с довольным видом улыбался,  хлопал мать по плечу и говорил:

  -  Присядь,  мать, давай выпьем с тобой да потолкуем.
 Он пил одну за другой рюмку крепкой  черемуховой настойки и к вечеру опьянел. Потом присел рядом со Светланой, обнял ее за плечи и сказал:
- Эх, Светка, Светка,  что ты наделала? Зачем жизнь себе поломала? Как жить дальше будешь  одна с мальцом?
   Светлана от этих слов почувствовала горькую обиду, чуть не расплакалась,  с трудом проглотив комок в горле, резко стряхнула руку брата и выскочила из-за стола. На что невестка отреагировала так:
- Подумаешь, какая обидчивая! В её-то положении так психовать  перед нами.  Нисколько брата  и мать не уважает.
Мать ничего не ответила снохе – она слишком любила своего единственного сына, но и дочь обижать ей не хотелось, а  Михаил обнял мать и сказал:
-   Мама, а  я  на работу старую вернуться хочу -  на химзавод, там больше платят  и  квартиру дать могут. Пустишь нас на годик-другой?
- Конечно, сынок.
 А Михаил  похлопал мать по плечу и внушительно сказал:
- А  ты  поговори со Светкой,  мать. Пусть со своим мужиком сходится. А то сядет теперь тебе на шею. А мы  за вещами  завтра поедем.

  И  мать  решила поговорить с дочерью. Не могла она отказать любимому сыну…
 Они сидели вечером на кухне после того, как Светлана искупала сынишку и уложила спать.  После купания и теплого маминого молочка сын  заснул  моментально, широко раскинув ручки в своей постельке. А мать с дочерью пили чай с кренделями и обе молчали, а разговор предстоял нелегкий.

  Первой не выдержала Светлана:
-  Мама, на работу я решила вернуться.  Вам самим тут трудно, да еще я вас объедаю. А теперь  и  Миша с женой будут здесь жить.
Вот только  Алеша. Он ведь совсем маленький. В садик его не возьмут. Как быть, прямо не знаю.
-   Правильно ты надумала, дочка, а  о сыночке не беспокойся. Оставляй. Мы с девчонками за ним присмотрим. Когда думаешь ехать?
-  Завтра утром.
- Ну, надумала раз, я не держу,  иди и  собирайся, а завтра с первым автобусом и  поезжай с  богом,  - сказала мать и погладила дочь по плечу.
Так всё и решилось. Рано утром она в  последний раз  накормила сонного Алешку, долго прижимала к себе тепленькое родное тельце сына, попрощалась с матерью и тихо, чтобы  никого не разбудить,  вышла за двери  родительского дома, в котором оставляла свое маленькое сокровище…
  Она шла по улице,  и ее душили слезы.  Утро было свежим и солнечным в эти последние дни золотой осени,   а на душе молодой матери кошки скребли. На автовокзале Светлана села в автобус, и он быстро помчал ее вдаль по шоссе к новой жизни. Молодая женщина не знала, что ее ждет дальше,  только встречаться с бывшим мужем не собиралась – слишком свежа была рана, нанесенная им…

  Она остановилась у Любы в общежитии, вышла на работу, но  через несколько дней  внезапно  сильно заболела разбухшая от молока грудь. Не помогали компрессы и сцеживания – грудь была, как каменная. Люба стянула подруге грудь полотенцем, но молоко всё сочилось и сочилось, хотя Светлана боялась пить даже чай.

 А дома у матери мучился маленький Алешка. Он не принимал никакую пищу кроме воды и  кричал так, что было слышно у соседей. И Валентина не знала, что делать с внуком, хотя сама была такая опытная мать. А малышу нужна была мама, ее ласковые нежные руки и теплое молочко из груди. Вскоре у мальчонки  поднялась температура,   он лежал в кроватке и  тяжело дышал.
Встревоженная Валентина послала дочери телеграмму: «Выезжай срочно. Алеша заболел».

  Дрожащими руками держала Светлана эту злополучную телеграмму и не знала, как ей быть. Потом, когда оцепенение прошло, решила забрать сынишку и уехать куда-нибудь в деревню, где очень нужен медик.
- Не торопись  выписываться и уезжать из города, потом ты не сможешь сюда вернуться и пожалеешь об этом. Подумай хорошенько. Отпросись на недельку, возьми бюллетень, посиди с ребенком и возвращайся сюда. Я уже в профкоме была, говорила о тебе, чтобы комнату тебе выделили, -  уговаривала  подругу Люба. Но Светлана и слушать ее не хотела.
-  Завтра же расчет возьму и поеду домой. Спасибо тебе за всё, Люба. Я потом напишу, как устроится всё у меня.

   На другой день  поздно вечером  Светлана  с волнением  уже стучала в ставень родного дома.  Валентина  была на ночном дежурстве,  а младшие дочки помогали ей водиться с Алешкой.   Светлане открыли дверь сестренки и сразу бросились ей на шею. А она,  расцеловав их, опрометью кинулась  в комнату к кроватке сына.
 
Алешка спал, но сквозь сон  тяжело дышал. Светлана  осторожно положила сыну руку на голову  -   лобик  был горячий от жара. Молодая мать осторожно вытащила ребенка  из кроватки, сняла мокрые ползунки и майку, переодела малыша, дала ему разведенный в теплой воде жаропонижающий  порошок, а потом грудь. Но малыш,  с жадностью вцепившись в сосок матери, вдруг бросил сосать и срыгнул  молоко. Больше он грудь не брал и только вертел головой,  отказываясь и плача.  «Видно перегорело молоко…» - подумала она.
 
 К счастью, свежее молоко в холодильнике дома  оказалось дома – мать каждый день покупала трехлитровый бидончик молока. Светлана сварила жидкую манную кашу, остудила и дала сыну. Он высосал всю бутылку и уснул на руках у матери,  а к утру весь сильно пропотел.  «Значит, кризис прошел»,  –  обрадовалась мать. -  Вовремя я вернулась», - и Светлана  крепко уснула, утомленная дорогой и тревогой последних дней.


 А на другой день решила сходить к отцу, показать ему  внука. Отец жил в  собственном просторном доме на берегу реки,  разводил гусей, кур, держал поросенка, выращивал овощи и цветы  на своих шести сотках, а кроме того часто рыбачил и несмотря на годы еще работал сторожем. Во дворе его дома имелась большая  изба, которая сейчас пустовала. Отец жил с женой Дарьей, розовощекой  дородной женщиной, которая была моложе его на пятнадцать лет.
 Единственный сын Дарьи сидел в тюрьме за воровство и насилие над малолетней девочкой. Он поймал ее, когда  та  купалась в реке, заманил девчушку  в кусты и изнасиловал.  Двадцатилетнему  парню дали большой срок, и Дарья  теперь часто ездила к сыну на свидания, возила ему продукты, сигареты, теплое белье.  Вот и теперь ее дома не оказалось. Отец встретил дочь приветливо, внимательно посмотрел на личико внука,  и сказал:

- А мальчик – то совсем на тебя не похож, -  сказал отец,  потом засуетился, достал копченое  сало, колбасу,  конфеты  и поставил на стол бутылку водки.
- Садись, дочка, выпей со мной за встречу.
- Нет, папа, нельзя мне. Да и не пью я.
- Может, брезгуешь с отцом выпить?
-  Да нельзя мне, я же сказала.
- А я выпью за здоровье внука. Как назвали-то парня?
- Алешей.
- Ну, что же? Алексей - имя хорошее. Пусть растет богатырем, ты спать его клади на мою кровать,  -  и отец опрокинул стопку в рот.  Светлана усыпила сына и села рядом с отцом.


   И только сейчас Светлана заметила, что отец постарел, поседел, похудел. Видно не сладко ему живется с молодой женой, да и время дает о себе знать. Дочь  вспомнила, как в детстве ловила с ним рыбу в Чаусе, как он  ходил с  за тальником  зимой за реку и приносил ей оттуда хлеба «от зайчика», как отец  учил  ее плавать, ходить на лыжах, читать и писать…
А теперь совсем отдалился, а  ей так  хотелось  поговорить с ним по душам, попросить совета, помощи, но отец пил одну стопку за другой, шутил, смеялся и совсем не понимал или не хотел понять, что творится  в душе у дочери.
   
 Светлана прибрала у отца, сварила борщ и  к  вечеру  засобиралась к матери, а напоследок решилась и робко попросила:
- Папа, пусти меня пожить в избушку?
Отец, прищурив один глаз, внимательно посмотрел на дочь с ребенком на руках и ответил:
-  А   где ты дрова возьмешь? Изба у меня холодная, простудишь ребенка. Нет, не могу, да и Дарья будет возражать.

И Светлана пошла  пешком целых три остановки, денег на автобус у нее не было, а попросить у отца она постеснялась…
 Теперь одна надежда была на помощь матери.  Она кое-как донесла ребенка до дома, а когда открыла калитку, во дворе увидела мать.   Та размашисто колола дрова.  Увидев Светлану, Валентина поставила топор  к чурке, взяла внука у дочери и понесла в дом.
 Алеша уже проснулся и улыбался бабушке во весь еще беззубый рот.
- Ну, что  отец денег не дал тебе?
- Нет, мама. Да я и не просила. А Дарья дома?
- Не было ее – уехала к сыну в тюрьму.
- Да и не надо было   к нему ходить. Зачем перед ним унижаться? А денег у него полно, у скупердяя.  Ладно,  не переживай, дочка. Как- нибудь  проживем. А сейчас  пойдем-ка ужинать. Я картошку сварила, пирожков с капустой напекла.

  Ночью Светлане не спалось. Ветер стучал в ставни, дождь стучал в окно, а она под шум дождя  думала, как будет жить дальше. Скоро приедет брат с женой, у них родится ребенок. Дом не резиновый. Надо искать квартиру и работу.  Но кто будет нянчиться с Алешкой? Сестры учатся. Мать работает посменно. Светлане хотелось плакать, но она сдерживала себя, чтобы не расстроить мать. Ей и так нелегко приходится.

 Рано утром молодую  мать  разбудил   громкий  плач  Алешки.  Она взяла сына на руки, поцеловала в румяные щечки, постелила чистые сухие пеленки и  пошла на кухню  варить  манную кашу.  Сынуля  высосал целую бутылку каши и уснул на руках матери. Светлана положила его в кроватку и подошла к окну.  По стеклу капал снова  дождь. Наступила самая унылая осенняя  пора,  и на душе молодой женщины было так грустно и одиноко!  И вдруг на другой стороне улицы напротив она увидела  знакомое старое двухэтажное здание. Это был  дом ребенка.
- А что если сходить туда и узнать насчет работы? – подумала она  и после завтрака быстренько собралась и сказала Валентине:
- Мам, посиди с Лёшенькой,  а  я  работу поищу.
-   Что же, попробуй. Иди с богом, -  и мать перекрестила дочь у порога. И сердце сжалось от жалости к ней – надо же такая умница и красавица, а так не повезло в жизни…

  А Светлана была уже возле двери, обитой кожей. На дверях висела табличка: Директор.
С волнением вошла в эту комнату молодая мать.
Директором   Дома ребенка оказалась молодая красивая женщина лет тридцати пяти с пышной прической и  длинными золотыми серьгами. Она внимательно посмотрела на Светлану, полистала  документы, а потом спросила напрямик:

- А вы не пьете?
-  Да что вы! – вырвалось у Светланы. – Конечно,  нет.
- Ну, хорошо. Это мы потом проверим. А пока после медосмотра можете выходить на смену. Но контингент деток у нас особый. Вы понимаете? Брошенные они в основном. Настоящих сирот мало. Отсюда специфика работы. Но опыт работы с детьми  у вас, хотя и небольшой  имеется, поэтому принимаем, а там посмотрим, как справляетесь. Предупреждаю:  нянь у нас не хватает, медсестры уборку делают сами, за это доплачиваем  двадцать пять процентов к зарплате.  Устраивают вас эти условия?
- Да,-  твердо ответила Светлана.
- Тогда ждем вас. Старшая сестра познакомит с коллективом и графиком работы.
- Спасибо. До свидания, - сказала Светлана и вышла на улицу в промозглое осеннее утро.

Дома ее ждали мать с Алешей на руках  и сестры.
-Ну, что?  Нашла  работу?
- Да, мамочка.
- Так быстро – даже не верится.  И  где же?
- Совсем рядом – в доме ребенка.
- И когда  на смену?
- После медосмотра. Завтра пойду в поликлинику.
-  А я думаю в отпуск пойти.  Летом я отпуск не брала, так сейчас и возьму, посижу с Алешей,  а  там придумаем что-нибудь. Да мне и на пенсию пора – пятьдесят уже стукнуло. Так что не переживай, доченька, чем могу -  помогу тебе, милая.

Но переживать Светлане  пришлось много, об этом в следующей главе.


Рецензии
Рада, что есть продолжение, сердцем написанное, как я понимаю, кровью воспоминаний...
Хочется верить, что не смотря на... Все будет хорошо!
Удачи Автору и доброго продолжения звонкого лета:)

Ирина Ярославна   22.07.2016 00:05     Заявить о нарушении
Спасибо, Ирина. Да, всё будет в жизни моей героини. А Вам спасибо огромное!

С уважением,
Татьяна.

Татьяна Шмидт   22.07.2016 19:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.