Нельзя терять надежду

Григорий Дмитриевич,  отслужив  двадцать  пять  лет  на  Северном  флоте,  демобилизовался,  он поменял  место  жительства, и  ему  удалось  устроиться на работу  в  речное  училище  на должность  начальника  судомеханической  специальности. Позади  остались  тяжелые  военные  годы,  в  том  далеком   военном времени он  больше  всего  на  свете  мечтал  о  мире,  вспоминал лица дорогих  и  любимых  людей и  знал,  случись  что  с  ними,   часть  этого  мира  исчезнет  для  него  навсегда. Ему  тяжело  было  вспоминать  о  том  времени,  очень  тяжело, и  счастливы те, кого  не  жгут  воспомининания о прошлом.

Он  радовался  тому,   что  все  в  его  семье  были  живы  и  здоровы,  и что   самое  главное -  нет  больше войны.

После  очередного  отпуска  на  черноморском  побережье,  Григорий  Дмитриевич  вернулся  из  санатория загорелым,   веселым  отдохнувшим, он   увлеченно  рассказывал  своей  жене о  проведенном  на  юге  времени,  как вдруг неожиданный  звонок  в дверь,  прервал  беседу: 

- Кто  бы  это  мог  быть, -  удивился    пожилой  хозяин, -  все  дома,  да  и  время  уже  вечернее. Открыв  дверь,  он  увидел  своего    сослуживца     Ивана  Ивановича -   тоже  в  прошлом   бывшего  военного:

- Иван  Иванович?  Какими  судьбами,  не  ждал! -  Заходи!

Григорий  Дмитриевич  пригласил   его  за  стол,  жена  поставила   приготовленную  на  быструю  руку  нехитрую  закуску,  а   хозяин  достал  графин,  наполненный  красной  жидкостью,  и  сказал :"  Наливочка вишневая  собственного  приготовления,  вишни  из  нашего    сада."

- Гриша,  я  не  случайно  зашел  к  вам -  начал  свою  речь  Иван  Иванович. -  Ты  ведь  знаешь, что  я  твой друг,  но  я  должен сообщить   неприятное   известие  :  тебе  не  придется  больше  выходить  на  работу. -  Твою  специальность  сократили.

При этих  словах  рука Григория Дмитриевича,  приготовившаяся   было   налить  гостю наливку,  повисла  в  воздухе.

Приветливую  улыбку  сменила  растерянность,  он  сразу  как - то  обмяк  и  казалось,  даже   сразу   постарел на  несколько  лет:

- Как  же  так, -  уволили во  время  отпуска,  без  предупреждения,  новую работу  не  так    легко  найти  -  недоуменно  проговорил  расстроенный  мужчина.

- У  меня  есть  знакомый  на  заводе -  попытался  успокоить  своего  сослуживца  Иван  Иванович.  -  Знаю,  знаю,   что  там  нет  работы  по  твоей  специальности,  но  что  делать,   я   дам  тебе  адрес,  зайдешь  и  скажешь,  что   пришел  от  моего  имени,  там  требуются,  насколько  мне  известно,  кадры.

Проводив  друга,  Григорий  Дмитриевич,  обладавший острым  чувством  справедливости,   не  находил  себе  места,   его  душу  не  покидала  горечь  от  обиды,  он долго  не  мог  заснуть,  ворочался   с  боку  на  бок  и  все  думал,  размышлял,  его  не  покидала  мысль,  как  же  так  получилось,   за  что  с  ним  так  обошлись.

Вспомнил,  как  перед  отпуском   выступил  на  собрании и  сказал,  что  машины  зачастую начальство  использует  не  по  назначению,  да  и   вообще любил он рубануть правду -  матку  в глаза,  очень  уж  верил  в  справедливость,   вот  и  поплатился  за  это.

Наутро за  завтраком  он  сидел побледневший,  осунувшийся  от  бессонной  ночи,  с  кругами  под  глазами,  жена  посмотрев  на  него  сказала:

-  Гриша,  ну  зачем  ты  все  время  выступаешь  на  собраниях,  тебе  что,  больше  всех  надо?

- Если  не  прекратишь  критиковать  начальство,  нигде  работать  не  будешь,   вторила  ей,  убирая  со  стола,  пожилая  теща.

Григорий  молчал,  нелегко  ему было измениться, да  и  надо  ли, привык он  жить  честно и  по совести,  но  и  без  работы  он не  представлял своего  существования.

Григория  Дмитриевича  приняли на   завод Лакокрасочных   материалов  в заводской  комитет  профсоюзов:  в  отдел,  занимающийся решением  жилищных вопросов.  Директору  понравился  солидный  седоволосый  мужчина  с  серыми  внимательными  глазами.

Однажды  он  вызвал   нового  сотрудника  к   себе  в  кабинет  и  сказал:

-Григорий Дмитриевич!  Нужно  выделить   квартиру начальнику торговли и  услуг Горисполкома -  Посодействуйте!

Бывший  отставник  понимал, что  должен  нарушить  очередность  распределения жилья, не  по  душе  ему  это  было,  не  по  его  убеждениям,  но что  может  сделать новый  человек  в этой  ситуации,  и  как  бороться  с уже  сложившейся системой,  он  не  знал.

По  иронии  судьбы начальнику торговли  выделили  квартиру в  том  же  доме,  в  котором  жил  и  Григорий  Дмитриевич.  У  него  была  красавица  жена  и взрослая  дочь -   точная копия  своей  матери.  Муж  дочери  постоянно  менял    машины одну  за  другой,   в  молодой  семье  рос  ухоженный  крепыш  -  сын.  Семья  резко  выделялась  от  остальных  жильцов  своей  состоятельностью и  достатком.

Дочь  Григория  Дмитриевича,  увидев как  живут  соседи,  сказала   отцу:

- А  ведь  им  несправедливо  выделили  квартиру,  люди    по   многу лет  безуспешно   стоят  в  очереди... -  Ты  только  посмотри,  какое  белье  висит  у  них  на  балконе, я  такого   никогда  и  не  видела... Папа,  все  же  деньги - это  свобода,  можно  жить  красиво  и  исполнить  все  свои  желания.

-  Я  работал  всю  жизнь,  но  не  имею   возможности  так  жить -  ответил отец.  Понимает  ли  его  дочка  Катя, - думал  он  с  грустью,  нет,  трудно  ей  меня  понять,  другая  жизнь,  другие   сформировались взгляды. Сказал  только:

- "Деньги  - это средство иметь буквально  все,   за  исключением истинного  друга,  преданной  жены  и  здоровья."  И  добавил : не  завидуй  дочка  никогда  и  никому.  И  как  оказалось,  был  прав.

Счастье  семьи  начальника   продолжалось  недолго, за  махинации его   на  несколько  лет  посадили.

Муж  его  дочери,     охладел  к  молодой  жене,  стал  гулять,  и  однажды,  катая  любовниц  по  городу  на  дорогом  автомобиле,  попал  в  аварию  и  погиб.

Отец,  отсидев  положенный  срок,  вернулся,  но  это  уже  был  не  тот  самоуверенный  и  высокомерный  мужчина.  В  согнутом  больном   человеке     трудно  было  узнать  прежнего  начальника,  стрессы  обострили старые  болезни, спровоцировали  новые,  и  он   вскоре  скоропостижно  скончался  от  сердечного  приступа.

После  смерти  отца  дочка  начальника впала  в  депрессию:

- Я  больше  не  могу  жить  в  этом  городе  -  кричала  молодая  женщина. -  Я  не  могу забыть  все  несчастья,  которые  обрушились  на  нас, решено,  мы  уедем  с  сыном  в  Москву,  мы  начнем  новую  жизнь!

-Я  не  возражаю,  дочка,  если  для  вас  так будет лучше, -  соглашалась  с  ее  решением  мать.

Но  и  с переездом  в  Москву,  несчастья  не  закончились,  возвращаясь  с  занятий,  сын  попал  в  автомобильную  катастрофу,  ему  пришлось  удалить  селезенку.

Григорий  Дмитриевич  стоял  на  балконе,  смотрел  на  опустевшую  квартиру  соседей  и  думал  об  их  судьбе. Что  же происходит  с  нашими  людьми?

В   последнее  время он  замкнулся, все  больше  разочаровывался  в  своих  прежних  идеалах,  он  не  мог  сказать  то,  что  думает,  вынужден  был  жить  не  так,  как  ему  хотелось,  молчать  ему  было  трудно,  часто  стало  пошаливать  сердце.

Неужели  все  дороги  зашли  в  тупик, разрушены  все  иллюзии  и  нет  ничего  светлого  на  горизонте -  спрашивал  он  самого  себя.  И  все  же  он  надеялся  и  верил,  что  это  не  конец.

"  Надежда живет,  даже  возле   могил".   Дул  прохладный  ветер,  серый  свитер,  связанный   заботливыми руками  дочери,  чем  он  очень  гордился,  согревал его  душу и  сердце.  Дверь балкона  открылась  и  на  пороге  показался  маленький  внук :

 - Деда,  все  в  порядке?,  -  спросил  он. -  Я  принес  тебе  яблоко!   Григорий  Дмитриевич  улыбнулся,  обняв  малыша.

Вырастет новый  мир,  который,  непременно,  будет  лучше   прежнего.  В  его  глазах засветилась   надежда.











 






      


Рецензии
На это произведение написана 91 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.