Совещание в мае

Солнечным майским утром Светка, как всегда,  пришла на работу в офис. Когда она наливала себе  кофе, на кухню зашла  ее начальница  и,  между прочим,  сообщила, что на днях  ей (Светке)  нужно  поехать на совещание в  областную  думу. «Надо быть» - сказала начальница, тоже наливая себе кофе -  «Я дам тебе телефон - созвонись и все узнай». В тот же день Светка позвонила по номеру. Ей ответила, судя по голосу,  не очень молодая,  но очень доброжелательная  женщина. Ее звали Татьяна Федоровна  Колоскова.  Она ввела Светку в курс  дела  и в заключение  нараспев   произнесла  «Обязательно приезжайте, Света - будем вас ждать».

В нужный день, оставив запись об отъезде из офиса в листе регистраций, поставив время и подпись - все как полагается  - Светка поехала на совещание на общественном транспорте.  «Своим ходом», как    у них говорили.  Она вышла из офиса и, как мартовский кот, радостно зажмурилась от яркого солнечного  света. Это был один из тех счастливых  дней в середине мая, когда уже устоялась теплая  погода и  свежая листва на деревьях еще не утратила тот особый, нежно-зеленый цвет. На газонах бушевали  желтые  заросли  весенней  мать – и- мачехи. Выбираться из офиса в рабочее время ей приходилось  нечасто   и предстоящая поездка  радовала.  «Господи!! Какое  счастье!» - блаженно думала она, шагая  к остановке.

Господа!! Работали ли вы в офисах годами, беспросветно? Ездили ли вы на метро каждый день «черте куда» (как минимум, на другой конец города)  в «черте какую рань», в толпе в час пик? Сидели ли вы каждый день по 9-10 ( а иногда  11 часов) в офисе, разрываясь, между  телефонными звонками  сумасшедших клиентов  и не менее  сумасшедшими калькуляциями в Excel ( а, может, в SAPе?) на компе, в то время как сумасшедший начальник каждый пять  минут вызывал вас к себе, а сумасшедшие коллеги постоянно подходили  задать  «маленький, но  важный вопрос», показывая сумасшедшие чертежи и расчеты? Обедали ли вы в противных кафе и забегаловках? (ведь сил готовить обед дома у вас уже не оставалось).  Спали ли вы в метро  от усталости, возвращаясь с работы вечером? Долгие  беспросветные годы Светка была офисным рабом. «Рабом Божьим». Долгие беспросветные годы она  пахала, как настоящий офисный пролетарий   в экстремальных  условиях. Спрашивали с сотрудников  строго и она, несмотря на гуманитарное образование,   научилась  неплохо разбираться в технических тонкостях  многочисленных «железок», с которыми ей приходилось ежедневно работать.

Но гуманитарная «творческая жилка» все-таки  давала себя знать. Поэтому, когда в отделе рекламы  неожиданно «выстрелила» вакансия PR – менеджера - Светка «подала». Ее  взяли.  Месяца полтора она запоем изучала  строительные журналы и начала неплохо ориентироваться в проблемах отечественной промышленности. Теперь на ее счету было около двадцати   качественных  публикаций о компании в уважаемых изданиях. Руководство  было довольно. Жизнь налаживалась. И вот она ехала на предстоящее  совещание, как на приятную встречу, и, в  предвкушении очередной публикации,   уже обдумывала  новый текст.

Ехать нужно было на другой конец  города  - сначала на метро, затем несколько остановок на автобусе. Областная дума располагалась  в современном здании  причудливой геометрической формы. За  железной оградой,  на  аккуратных клумбах вдоль асфальтных дорожек, пестрели весенние  цветы. Во дворе парковались  машины –   гости понемногу  съезжались. В полу-людном прохладном фойе Светку встретила Татьяна Федоровна.  Она оказалась именно такой, как и представлялась Светке  во время разговора по телефону -  маленькая  полная женщина, с белыми седыми волосами и пухлым добрым  лицом. «Света, здравствуйте» - пропела она почти фальцетом, слегка картавя на букву «Р» - «Я так рада вас видеть».  Светка невольно улыбнулась. Она немного поговорила с Татьяной Федоровной о предстоящем  совещании и  неспеша прошла в зал.

Он  был неярко освещен, работали кондиционеры. Было прохладно и тихо. По форме это было  небольшое круглое помещение, напоминавшее древнегреческий амфитеатр. Внизу в центре   - «сцена» с круглым  столом и креслами, а от нее кругами  вверх уходили  «ряды для зрителей».  Переговариваясь вполголоса, гости постепенно заполняли зал. Их было немного.  По старой привычке Светка устроилась «на галерке» - оттуда было хорошо видно и  «сцену», и зал.  Вот, из  коридора  к «сцене» прошли двое мужчин и женщина. Они сели за стол. Совещание началось.
Один из мужчин – маленький худой старичок с седыми волосами – встал и поприветствовал зал.   Он  сказал несколько слов  о задачах  строительной   отрасли, о важности их незамедлительного решения и предложил гостям на обсуждение несколько вопросов.

Этот старичок  почему-то приковал к себе Светкино внимание. Его лицо было открыто, а  манеры  лишены какого- либо административного   лоска. Он говорил горячо, с воодушевлением   и было видно, что он  очень хотел, чтобы  все присутствующие   разделили  этот  душевный подъем.  В его серых  глазах было  что-то почти детское. Казалось,  он смотрел не на  зал, а куда-то вдаль и  видел  в этой дали  что-то необычное. От  его слов, манеры говорить и  всей  его подвижной фигурки  веяло  далеким прошлым. Романтикой   давно забытых советских пятилеток,  эйфорией первых полетов  в космос и  когда-то  такими  восторженными передачами по ТВ о  подвигах строителей  Байкало-Амурской магистрали. Может быть тогда, в 60х - 70х, молодым парнишкой он сам что-то строил и верил, что строит светлое будущее для своей  великой страны.
 
Светка перевела взгляд    с его маленькой фигурки на «зрительный зал». Он было заполнен лишь  наполовину.  Лица гостей   ничего не выражали и, казалось, восторженные слова старичка  пролетали мимо, ударялись о круглую стену и падали навзничь. Аудитория была обычной: расслабленно откинувшись  назад, сидели мужчины  в костюмах. По их лицам было видно, что им скучно. Несколько молодых людей что-то торопливо писали  в блокнотах. Женщин было мало. В основном молодые, хорошо одетые.  Их  лица  с  дорогим макияжем  казались  неестественными   от  инъекций  ботокса  и  чем-то  напоминали  мумии.
 
Совещание продолжалось. Несколько раз поднимался  и вдохновенно говорил старичок-председатель.  Потом что-то долго и  нудно зачитывала по листку женщина. Потом стали голосовать. Мужчины в костюмах, небрежные молодые люди и женщины- мумии почти единогласно поднимали руки - пару раз двое воздержались. Светка видела Татьяну Федоровну, сидевшую на противоположной стороне зала с каким-то почтенным мужчиной. Они негромко переговаривались,  наклоняя  друг к другу головы, и согласно  кивали.

Последним вопросом совещания было  назначение  на административные должности. На «сцену» вышли двое мужчин. Они сели за круглый стол напротив президиума.  Их вальяжные фигуры в костюмах  заметно диссонировали  с  мальчишеской  фигуркой  председателя. Они сидели   спиной к Светке.   Освещение было  неярким  и  она плохо разглядела их лица. Были видны только  две  широкие спины   в дорогих пиджаках.  Снова поднялся старичок. Он  выступил с восторженной речью о необходимости «молодых  активных кадров» в строительной индустрии. Затем слово передали выдвиженцам. Они оказались немногословны: «Школа, институт, работа….  Женат». – глухо  пробубнили  «молодые кадры» в  пиджаках и скромно  замолчали. Кандидатуры  не вызвали возражений ни  председателя, ни аудитории. Назначения  состоялись. Совещание подошло к концу. В заключение  старичок   снова выступил с эмоциональной речью  и поблагодарил аудиторию.

Светка вышла в прохладное фойе. Гости обсуждали совещание. Татьяна Федоровна переходила от одной  группы к другой,  обмениваясь впечатлениями. Улучив момент,  Светка подошла к ней и заговорила. Это был разговор из серии «ни о чем». Но она работала много лет и знала, как важны в деловой обстановке эти разговоры. Если честно, ей было приятно разговаривать с этой пожилой  женщиной, сумевшей   до преклонных лет сохранить  по-детски  чистый взгляд и добрую улыбку. Они тепло распрощались.

Спускаясь с парадного крыльца, Светка  разглядела среди отъезжающих гостей во дворе  широкие  спины  выдвиженцев. Они садились в машины. Это были две черные сверкающие  Audi представительского класса. Открытую  дверь каждой из них держал личный шофер в форме. Вопреки всем законам физики, массивное тело  одного из мужчин ловко нырнуло в чрево машины, мелькнула по-барски задранная нога в дорогом ботинке и  шофер захлопнул дверь. Глухо шурша шинами по асфальту, как две жирные змеи, машины одна за другой медленно  проползли по двору. Выехав из ворот, они на мгновение застыли  перед  несущимся мимо  стремительным  движением  машин. Затем, взвизгнув тормозами на вираже, резко дернулись вперед, и, набирая скорость, исчезли в мчащемся с большой скоростью потоке.

Светка медленно шла к автобусной остановке. Был ранний вечер. На улице еще было светло.  Легкий ветерок  слегка обвевал  волосы. По тротуару шли люди.  На остановке также собралась небольшая толпа. Город заканчивал свой рабочий день, расходился по домам и готовился отдыхать. Светка стояла на остановке, подставив лицо последним лучам  заходящего  солнца. Потом  она неожиданно  повернула голову и увидела  старичка-председателя. Он шел по асфальтовой дорожке с палочкой к остановке. На  его лице сияло все то же восторженное выражение. Казалось, он перебирал в памяти подробности  прошедшего совещания и был очень счастлив. Его глаза все также  смотрели  куда-то  вдаль  и во всей фигуре  было что-то торжественное. Так бывает у людей, когда  они  уверены, что честно  выполнили свой долг и теперь будет все хорошо.  Это выражение оставалось на его лице все дорогу, пока они тряслись в автобусе до метро. Светка сидела недалеко и  украдкой  за ним наблюдала. Они сошли вместе  и она видела, как он медленно и осторожно спускался по каменным ступенькам перехода.

Солнце почти зашло.  Начинало смеркаться. По проспекту с ревом проносился поток  уличного движения. Из-за поворота с громким завыванием сирены  выехала большая  машина и, промчавшись мимо на высокой скорости, скрылась за углом. Этот громкий звук, как раненая птица, несколько мгновений  метался между высокими  домами вокруг  и рассыпался  далеким эхом вдали.  Светка   посмотрела на часы – было около восьми  вечера. Она прикрыла глаза и почему-то  явно представила себе как, где-то  там,  тысячи километров на восток,  над таежными просеками когда-то недостроенной Байкало-Амурской  магистрали,  начинало  медленно всходить утреннее  солнце. Первые лучи его слегка позолотили  кроны  темных деревьев  и  их ветви  ослепительно блестели   после долгого  ночного дождя. Вокруг стояла та удивительная и неповторимая тишина, которая бывает в лесу только на рассвете. Тайга просыпалась. В чащах крон понемногу начинали  трепыхаться  и щебетать птицы.  Яркий свет проникал через кроны и наполнял заброшенные просеки и площадки. Большая страна начинала свой новый день.


Рецензии
Грани между прошлым и настоящим очень размыты...

Сашка Серагов   05.07.2018 12:22     Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.