Часть 1. Глава 7

Далетания. Затерянная в черновиках   


Часть 1


Глава 7


       Я проснулась на кровати, хотя ясно помнила, что после полета зашла в башню и уселась у дверей. Ночью я слишком устала, чтобы что-то предпринимать и думать, поэтому решила дождаться Тартена и выяснить, что твориться, во что бы не стало! И еще, после того, как он улетел, мне стало вдруг так одиноко, будто оторвали мою главную часть и похитили то, без чего жизнь невозможна.

       Все до такой степени смешалось и запуталось, что я не знала, как действовать дальше! Раньше был сюжет, смысл, а что теперь? Кто я сейчас? Избранная, героиня или пешка в чужих играх? И когда я попаду домой? Что мне теперь делать?

       Я стянула жаркое покрывало и приподнялась на локтях — тело ныло от боли, видно, виной тому переизбыток вчерашнего адреналина; запястья обвивали новые синяки.

       — Размазня. — Тихо, но четко сказала я вслух, чтобы смысл проник в мозг. — Трусливая, лживая, ни на что не способная.

       В дверь постучали. Пугливо охнув, я рывком подтянула покрывало обратно и укрылась по горло.

       — Войдите, — хрипло сказала я.

       Тартен распахнул дверь и медленно подошел к кровати. До меня вдруг дошло, что это он, скорее всего, перенес меня сюда, и я нервно сглотнула.

       — Здравствуй, Настя.

       — Ага! Привет! — кивнула я.

       — Напугалась вчера?

       И что же ответить? Вчера мне сказали, что я Избранная, потом я поняла, что вернуться домой будет ох как не просто, потом я пробиралась через жутко темный сад, потом он меня снова пытал, следом раздались молнии и жуткие киборги куда-то побежали, а потом мы без предупреждения взлетели на несколько десятков метров и он погладил меня по голове…

       — Да. — Ответила я.

       Тартен помолчал. Разговор явно шел не в том русле, которое он наметил. А чего он хотел? «Не хочешь вранья, терпи меня настоящую!» — хотела прокричать я, но вовремя остановилась.

       — Настя, — наконец собрался с мыслями Тартен, — я ведь о тебе ничего не знаю. То есть, совершенно ничего правдивого. В то же время, я понимаю, что ты знаешь обо мне если не все, то очень многое. Можешь представить, как тяжело мне с тобой общаться?

       Я знала… Хоть я и не была на его месте, но я знала этого мальчишку с детства и понимала, насколько тяжело дались ему произнесенные слова. Брошенному, одинокому мальчишке, которого отравили кислотой и вырвали из материнских рук, у которого не было большего богатства в жизни, чем старая щербатая пуговица.

       — Да.

       Прибавить было нечего. Мы молча смотрели в глаза друг другу и будто передавали что-то без помощи слов. Я ловила приглушенный звук дыхания Тартена, каждый вдох-выдох причинял сердцу боль.

       — Пойдем завтракать? — наконец спросил он.

       — Да, — в третий раз ответила я.



       Тартен нашел столик у окна. Мы сели одновременно, только я тихонько примостилась на деревянном стуле, который взяла у соседнего столика, а броня Тартена тяжело скрежетнула и слилась с сиденьем металлическими штырями.

       Избегая смотреть на Тартена, я взяла стакан с водой и уставилась в окно; пышный зеленый пейзаж становился привычным.

       — У тебя дома есть окна? — спросил он.

       Подходящий вопрос, особенно учитывая то, что мой дом теперь его башня!

       — Да, — ответила я, продолжая пялиться на нарядных людишек, отдыхающих на солнцепеке. — Только вид другой.

       Тартен взял кружку с трубочкой, но я продолжала чувствовать на себе вопросительный взгляд.

       — Я живу на третьем этаже, — пробормотала я. — Перед домом старая детская площадка и несколько деревьев, а еще к нам на подоконник иногда прилетают голуби и выпрашивают еду.

       Вспомнился последний вечер дома, как я брала продукты из холодильника, готовила бутерброды — все так естественно, обыденно; мамина записка, о том, что они с отцом поздно придут из гостей…

       К горлу подкатил комок.

       — О чем ты подумала?

       — Вспомнила маму, — пояснила я и влила в себя остатки воды.

       — Какая она?

       — Никогда не думала об этом, — призналась я. — Ласковая, добрая, иногда навязчивая, ну, слишком заботливая что ли… Вы с ней немного похожи, — вдруг пришло мне на ум, — она тоже чувствует, когда я вру!

       Тартен засмеялся. Вот бы увидеть его улыбку, хоть одним глазком!

       — А она знает, где ты находишься?

       Сжавшись в комок, я представила, как нервничает мама, если этот дурацкий сон продолжается больше одной ночи. А вдруг в реальности прошло больше времени? Столько всего произошло, что я и не думала о том, как теперь мои родные. Только эгоистично хотела прижаться к материнскому сердцу, а на большее меня не хватило!

       — Я не знаю, что происходит дома.

       — И единственный способ попасть туда лежит через Лабораторию?

       — Да.

       Тартен взял второй стакан, сунул туда трубочку и надолго замолчал. Без движения он напоминал крутого персонажа из комиксов, искусно воспроизведенного в полный рост.

       — Будь осторожна с Дарианом. — Сказал Тартен.

       Догадавшись, о чем он думает, я кивнула.

       — Вы были знакомы до суда?

       — Нет, — ответила я. — Меня саму удивило, что там произошло.

       Тартен нахмурил взгляд, казалось, он сканирует мое лицо и пытается понять, правдивы ли слова.

       — Из всех чиновников он самый скользкий. — Наконец, сказал он. — Очень плохо, что ты у него в должниках. Не верь ему! — добавил он.

       — Знаю. — Серьезно ответила я. — Если обращусь к Дариану — это будет самый крайний случай.

       — Кстати, Дариан больше всех остальных связан с Лабораторией, — помолчав, заметил Тартен. — Он часто ездит через мой пост.

       Вот так дела! Хотя, можно было бы и самой догадаться — если Дариан знал о портале, у него должен быть допуск в самые секретные помещения Лаборатории… Только странно, — если в Лаборатории он свой, почему он сам не развалит ее? Ведь власть практически в его руках — он первый советник и может возглавить мятеж!

       Задумавшись, я не сразу поняла, что смотрю прямиком на Дариана — чиновник стоял в дверях столовой, в полном величественном облачении, и оглядывал помещение.

       Без лишних размышлений, я сползла со стула и юркнула под стол. Через секунду на подоконнике появился мой поднос с едой — Тартен, еще даже не поняв причину моего исчезновения, пытался спрятать следы моего присутствия. Я схватила поднос и сунула его себе под ноги.

       Пара секунд звенящей тишины, и к столу приблизилась алая мантия, расшитая золотой нитью и драгоценными камнями. С металлическим скрежетом встал Тартен, приветствуя чиновника, а затем раздался величественный баритон:

       — Настя? — и Дариан нетерпеливо щелкнул по столу.

       Вынужденно я вылезла из укрытия.

       — Здравствуйте, Дариан! — сказала я, не зная, как правильно приветствовать его, да и что стараться, если вчера я орала на него и вцепилась ему в грудки?

       — Здравствуй. Что делаешь после завтрака?

       Я нервно переглянулась с Тартеном, но тот ничем не мог помочь и бесстрастно глядел перед собой. Видно, без прямого приказа он не имел права говорить в присутствии первого советника.

       — Ничего, — призналась я.

       — Тогда зайди ко мне. — Сказал-приказал Дариан и добавил, намного тише, чем следовало на таком расстоянии. — Это важно.

       Кивнув в ответ на поклон Тартена, он ушел.

       Я упала на стул и обхватила себя руками. Куда сбежать? Куда спрятаться?



       Тартен проводил меня до жилища Дариана. Расставшись с ним на пороге, я постучалась.

       — Входи! — тут же велел Дариан.

       Толкнув дверь, я проскользнула внутрь. Чиновник ждал меня в комнате, на нем все еще висело богатое облачение, но напудренный парик он снял, без него клочки полуседых волос на его круглой голове, торчащие в стороны, напоминали намокший от росы одуванчик.

       — Времени остается все меньше, — заявил он. — Ты должна быстрее решать.

       Я хотела возразить, но он предостерегающе поднял ладонь.

       — Алехис что-то задумал… Видела, что произошло ночью над Лабораторией?

       Я вспомнила молнии и кивнула. (Черт, я же забыла спросить об этом Тартена, а он же туда улетал!)

       — Так вот, а я не видел! И Алехис без моего ведома отправил туда два отряда киборгов. А когда они вернулись, то привезли что-то оттуда!

       Дариан махнул кулаком и заходил из стороны в сторону. Я не могла понять, как его сопернические отношения со вторым советником могут касаться меня.

       — Все утро он ухмыляется… — продолжал Дариан, — он точно что-то задумал!

       — А что… — начала я, но чиновник снова меня перебил:

       — Точно такая же молния, как описали мне слуги, когда я проснулся, была в ту ночь, когда ты появилась! (Да, это мне говорил Тартен) Теперь понимаешь? Сюда еще кто-то проник!

       Меня запершило. Даже, если он прав, как это возможно? В мой сон? В мою книгу? Кто мог меня здесь найти? Разве что из какого-то третьего мира прилетел какой-то безумный спасательный отряд!

       А что, если это не проникновение? Может быть портал сломался? Его заклинило и случилось замыкание или что-то вроде того? Но как я тогда попаду домой?

       — Что же теперь делать? — бессильно спросила я.

       Дариан вырыл из кучи хлама парик и напялил его на голову.

       — Ждать. — Сухо сказал он. — Заседание вечером, там будет Олегдаран, там все и выяснится.

       Он заспешил к дверям.

       — Подождите! — остановила я его, но не зная, что хочу сказать, просто испуганно смотрела на него.

       — Пока не выяснится, что там произошло, я не могу действовать дальше, — уже мягче заметил Дариан.

       — А почему… Почему вы сами не возглавите революцию, — вырвалось у меня. — У вас же есть власть! Вы можете проникнуть в Лабораторию!

       — Влааасть... — медленно проговорил Дариан, будто запоминая это слово, знакомясь с ним, и посмотрел мне в глаза долгим усталым взглядом. — Думаешь у меня ее так много?

       Чиновник стоял передо мной в своем расфуфыренном наряде и парике, но сквозь все это я видела измученного интригами и предательствами человека. Неужели, он правда ничего не может? А Олегдаран, на которого он имеет влияние? Неужели все они просто номинальные фигуры и вся власть у молчаливой и таинственной Лаборатории?

       Дариан выпустил меня из башни, и я пошла искать Тартена. Он ждал на балконе. Я встала рядом и вцепилась в перилла.

       Тартен не спросил, что хотел чиновник, и я рассказала сама:

       — Дариан спрашивал на счет вчерашних вспышек. Алехис что-то задумал, и он волнуется. После сегодняшнего заседания мы договорились встретиться.

       Вопрос, почему Дариан настолько откровенен со мной, также не прозвучал.

       — К этому времени я вернусь, — только сказал после паузы Тартен. — Мне снова нужно на проверку постов, — пояснил он.

       Ясно, я снова останусь одна, в подвешенном состоянии между двух миров, в поисках лазейки домой! Тартен хоть немного придавал уверенности, да и что скрывать — с ним просто приятно проводить время.

       Я вжала пальцы в холодные перилла и уставилась на ненавистную Лабораторию. Взять бы какую-нибудь ракету и раздолбать ее к чертовой матери!

       Тартен поставил свои бронированные руки рядом с моими побелевшими от натуги костяшками. Наши пальцы почти касались друг друга. Я затаила дыхание. Несколько долгих секунд мы молчали, потом я осмелилась взглянуть на него. Дымчатая глубина была наполнена тревогой. Я моргнула, и Тартен, оторвав руки от перилл, взлетел.



                             Продолжение http://www.proza.ru/2017/03/11/1099


Рецензии