Ты только живи, часть 3

Часть 3

-  Мама,  мама, ты  слышишь меня?  Я  тебя  зову, а ты  не  слышишь,  что с тобой?  Где папа? Почему ты так рано гуляешь одна? -  сыпал вопросами   сын, беря Ирину  за  локоть.


Ирина не  слышала, как он подошел. Она в своих воспоминаниях  была там в  том парке, где впервые встретила  Виктора. Сын резко прервал ход её мыслей и воспоминаний, возвращая к  действительности.


-  Извини, Артём,  не  услышала,  задумалась -  сказала Ирина и отвела глаза в сторону.


-  Мама, я тебя хорошо знаю… Что случилось? Ты плакала?  Глаза красные и  на лице  нет ни косметики  и помады. Ты бледная,  как смерть,  что стряслось? И   всё  таки,  почему ты  гуляешь здесь одна  и так рано? Ты хорошо себя чувствуешь? – взволнованно  говорил сын, осматривая её. Вдруг он увидел  сумку,  стоящую у скамейки и узнал её.


-  Мама, а ты куда собралась?  Папа знает?  Это же ведь наша сумка? Да? – задал вопрос сын.


Ирина  глубоко вздохнула, набрала полные лёгкие воздуха и сказала:


-  Тёма,  давай присядем,  и я  тебе  всё расскажу -  спокойно сказала Ирина.


Ирина всегда умела  в период  неприятностей и  трудностей быстро  собрать всю свою волю в кулак,   спокойно держаться и принимать все необходимые решения  с холодной головой,  поскольку больное её  сердце,  не позволяло ей  такую роскошь, как волнение.  Время волнения сегодня подошло  к концу,  пришло время решений  и  быстрого  реагирования, поскольку на кону  была жизнь её  горячо любимого мужа и отца её  сыновей.


-  Садись, Тёма, разговор будет  сложный. Ночью  случилась беда. Эта беда случилась с папой. У него  ишемический инсульт… Ты так не волнуйся, все обошлось – поспешила она  успокоить сына, увидев,   как его скулы побелели, как он судорожно  сжал кулаки и стукнул по  скамейке, на которой они сидели.


-  И что ты молчишь?  Почему не позвонила сразу? Как ты  могла, мама? Почему, так случилось? -  сильно волнуясь, почти заикаясь, выкрикивал вопросы её сын – мама,  мало того, что мы чуть тебя  не потеряли, так могли и отца лишиться. Тебе же сказано было чисто русским языком, если что не так, сразу  звони, почему  не звонила. Почему тут околачиваешься с сумкой?  Почему…  Почемууу… Одни вопросы, а ты, как всегда молчишь и тормозишь…  Время,  время  сейчас всё определяет  быть или не быть,  жить или нет -  горячился Артём.



Ирина сидела и слушала  не  внимательно  упрёки сына,  она знала,  что это он от шока и волнения.  Ей  хотелось всё рассказать, как она  нашла  Виктора, лежащим на полу в кухне,   как кричала,   и  как хотела умереть вместо него, а потом его увезли.  А ещё,  как ей пришлось тогда раньше, ещё в молодости, пришлось  трудно,  но что-то её  удерживало. А что она  не могла понять, скорее  всего,   её мать…  Опять она… Да, действительно  мать – это единственный человек, который  имеет право и возможность повлиять на  жизнь  своего ребенка, а особенно не желанного...


-  Да, я это отлично понимаю, сын. Теперь всё позади. Папа в больнице, тут недалеко в реанимации… - немного рассеянно, немного устало  произнесла Ирина -  не позвонила почему? Просто  мне сделали тоже укол,  и я спала дома, а папу увезла неотложка. Я тебе всё  сейчас расскажу. Ты только не горячись.   К папе не пустят сегодня. Я была в больнице,  выпила таблетку и почувствовала себя неважно и зашла сюда в аллею и позвонила  тебе. Почему сразу  не позвонила, просто не сообразила сразу,  что и кому  звонить и говорить…


Ирина говорила тихо и  спокойно. Она держала  Артёма за руку и гладила  её, как тогда в детстве, когда он попал в больницу с аппендицитом. Ей  хотелось его пожалеть и успокоить, а еще уберечь от  тревог  и забот,  но  она  не могла понять, что время уже  изменило ситуацию, и  что  пришел то возраст, когда  она должна уже дать возможность и принять заботу  детей,  и не казаться сильной,  тогда, когда силы её уже  идут на убыль.


- Ты, понимаешь, что иногда в трудную минуту многое, что было привычным в жизни, вдруг  исчезает… И ты забываешь обо всем,  только одно,  только самое важное остаётся… Вот в тот момент я поняла, что всё не важно, кроме Виктора…  А ночью почувствовала, что что-то не так, поэтому и встала, а он лежит и не дышит.  Знаешь, Тёма,  мне тогда не до чего было… Вы извините  меня,  давай  позвоним Андрею,  он ещё  тоже о  случившемся  не знает, а потом отвези меня  домой.  К отцу пойдем после трех,  а есть вот телефон для справок и всё -  уже спокойно говорила Ирина сыну.


Артём звонил Андрею. О чём - то долго и взволнованно они говорили.


Ирина  сидела на скамейке и  не слушала, она опять думала о своём,  о прошлом. Только в  минуты  стресса  и  волнения почему - то  сразу  вспоминается  прошлое, причём давно забытое…  Ирина смотрела на сына. Она очень любила  своего младшенького. Он вырос  красивым и умным, очень трепетно относился  к ней. Артём всегда звонил и справлялся о её  здоровье, а вот Андрей почему-то обижался на неё и ему, как он говорил всегда, что ему   не хватает  внимания и её  любви, хотя к обоим  сыновьям   она относилась одинаково.
 

- Господи,  как  я тогда могла решиться  завести детей. Как  врачи меня отговаривали, но Виктор знал  и  поддерживал во  всём меня, давая возможность жить  нормальной жизнью, как все, с моим больным сердцем,  и я всё   смогла…. Я родила двух сыновей, вопреки всему…  И почему  сейчас  мои сыновья  ощущают почти тоже, но только несколько иначе, чем мы с сестрой… Только  сейчас в этот трудный для  меня период я вдруг поняла,  что я  многое делаю, как моя  мать.  По большому счёту, я  такая же, как она… -  рассуждала Ирина, ожидая конца разговора  сыновей.


-  Мама,  ну,  что пошли,  я  тебя  отвезу домой -  прервал её размышления Артём.


-   Андрей позвонит  своему  знакомому  врачу, он  всё узнает и перезвонит. Мама,  мама,  нужно сразу  было звонить… Сразу… Как ты это не понимаешь,  сразу…Тогда  и  риск   и последствий  было бы  меньше…  Пошли  в машину -  сказал Артём, слегка наклоняясь к ней и помогая  встать.

 
Артём припарковал машину  метров в 200 от  скамейки.  Они шли  аллеей,  где сидели  и рисовали  свои этюды дети. Ирина  шла  и смотрела, как они это делают,  а в памяти  всплывали другие этюды   и  парк…

Продолжение следует....


Рецензии