III - VI - Развитие масонства в разных странах

СОДЕРЖАНИЕ

III РАЗВИТИЕ МАСОНСТВА В РАЗНЫХ СТРАНАХ

III.1 Английское масонство
III.2 Французское масонство
III.3 Американское масонство
III.4 Немецкое масонство
III.5 Австрийское  масонство
III.6 Итальянское масонство

IV АДОПТИВНЫЕ,  ИЛИ СМЕШАННЫЕ ЛОЖИ
V МАСОНСТВО В XX ВЕКЕ
VI Наиболее знаменитые масоны мира

III. РАЗВИТИЕ МАСОНСТВА В РАЗНЫХ СТРАНАХ

III.1 Английское масонство

• Слово «франкмасон» происходит от английского freemason – «свободный каменщик», хотя оно было заимствовано другими европейскими языками уже после того, как потеряло в Англии свой первоначальный смысл. Это слово встречается в английских документах,  начиная с последней четверти XVI века, в которых частенько упоминаются так называемые «каменотесы свободных камней».

«Свободными» камнями ( free stones) в отличие от обыкновенных ( rough stones) называли в Англии более мягкие каменные породы, вроде мрамора и известняка, употреблявшиеся для более тонкой, барельефной работы. Со временем длинный термин freestone\'s mason(каменщик, работающий со «свободными» камнями) сократился до простого freemason(франкмасон), которым стали обозначать категорию квалифицированных строительных рабочих-каменщиков.

А затем постепенно исчезло и это различие между квалифицированными каменщиками и неквалифицированными каменотесами, и ремесленные гильдии стали называть то масонскими, то франкмасонскими.

• К началу XV века название «ложа» перешло уже не только на мастерскую, но и на саму артель. Тогда же, по-видимому, стали выделяться из цехов и складываться в особый организм и первые масонские ложи (братства).

• Естественно, что на зачисление в ложу, в первую очередь, претендовали представители высшей знати, привлекаемые любопытством и заманчивой возможностью приобщиться к тайным знаниям масонов.

Впрочем, этот процесс был обоюдосторонним: если знать притягивали к масонству его древнейшая история (о чем всегда если не явно, то обиняками намекали руководители и главы лож) и желание постичь его тайны, то и руководители лож, в свою очередь, не чинили особых помех вступлению в них представителей знати, ибо иметь в своих рядах высокопоставленное или приближенное ко двору лицо значило не только защиту и покровительство со стороны монарха, но и значительные привилегии для организации и ее руководства, а какой человек в то время (впрочем, как и в наше) поступился бы подобной перспективой?

• Помимо знати среди членов масонских лож в середине XVII века все чаще и чаще встречаются имена представителей интеллектуальной части общества и ученого мира, которых, как раньше знать, привлекали таинственная история масонства и чисто научная любознательность.

• Влияние на масонские ложи великосветского и интеллектуального элемента проявилось в усложнении первоначального ритуала – в появлении парадных костюмов, пышных церемоний, театральных процессий. Однако самое существенное изменение заключалось в появлении новых масонских степеней или званий. От старого учения были унаследованы только степени Ученика и Рабочего (Мастера). Со временем степень Мастера обособилась, благодаря чему возникла система трех степеней со специальным для каждой степени посвящением.

• Хотя масонство по своему идеологическому характеру везде одинаково и не поддается изменению (как, например не существует японской или немецкой математики, ибо математика везде одна и та же), однако национальные, культурные и религиозные особенности общества, а также изобретательность отдельных лиц привносят своеобразие в его формы и организационное строение.

• Сначала английские масоны учредили три степени посвящения: Ученик, Подмастерье и Мастер, которые являются характерными для так называемого Иоанновского, или символического, масонства.

• В соответствии со степенями учреждаются и ложи трех видов: ученическая, подмастерьев и мастеров. Нижестоящие братья не допускаются в ложи высших степеней посвящения, в то время как вышестоящие посещают и контролируют ложи низших степеней. Таким образом, в масонстве достигаются единство воли и железная дисциплина.

• Прием в общество новых членов проводился на общем собрании (называемом ложей), на котором должны были присутствовать, по крайней мере, 5 или 6 масонов. Инициирующие обряды заключались в сообщении кандидатам тайных знаков, посредством которых члены общества узнавали друг друга, где бы они ни находились, и сопровождались пиршествами, проводимыми в соответствии с установленным ритуалом.

Вновь принятые в день приема дарили «братьям» перчатки, а обязанности членов сводились к оказанию материальной помощи в случае старости, безработицы и болезни.

• В каждой системе «братья» различных степеней отличаются друг от друга своими регалиями: фартуками с соответствующей символикой, нагрудными лентами, перчатками, медалями. Чем выше степень, тем искуснее и богаче масонские наряды, поскольку все эти атрибуты влекли за собой соответствующий уровень уважения и почитания и способствовали созданию у «братьев» возвышенного психологического настроя.

• Четвертой, более почетной степенью в системе английской ложи-матери стала «Святая Королевская Арка». Однако до предела было далеко. Стараниями шотландского барона М. Н. Рамсея и немецкого барона К. Г. фон Гунда степени стали множиться. В клермонской системе над тремя символическими степенями были воздвигнуты еще шесть: Шотландский Мастер, Избранный Мастер, Рыцарь Востока, Рыцарь Розового Креста, Рыцарь Тройственного Креста, Царственный Архитектор.

Постепенно пирамида англосаксонского, а затем и французского масонства выросла до 33 степеней.

• Об основании Великой Лондонской ложи.  После торжественного въезда в Лондон короля Георга I и усмирения в 1716 году восстания несколько лондонских лож решили сплотиться вокруг одного Великого Мастера (гроссмейстера) как центра единения и гармонии. Это были ложи „Гусь на вертеле”, „Корона”, „Под яблоней” и „Виноградная кисть” (по названию таверн, в которых они собирались)… Было решено устраивать ежегодные собрания всех четырех лож и каждые три месяца – собрания Великой ложи, то есть всех должностных лиц каждой ложи во главе с Великим Мастером и Великими Надзирателями.

• Уже тогда в масонах, с одной стороны, видели носителей великих тайн – новую разновидность «розенкрейцерских братьев» (возникает вопрос: почему не наоборот), а с другой – подозревали в них атеистов и политически опасных людей. Однако, несмотря на некоторую шумиху, поднятую вокруг масонства, оно представляло собой еще очень скромную величину, было численно невелико и не пополнялось новыми членами.

По словам Стэкли, приведенным в его дневнике, его прием в Лондонскую ложу был первым за последние несколько лет случаем принятия в масонство нового члена, и для выполнения вступительных обрядов даже в Лондоне не сразу нашлось нужное количество посвященных.

• В декабре 1721 года в прессе упорно муссировался слух о предстоящем принятии в масонство наследника престола (принца Уэльского). Вообще известия о масонах все чаще появлялись на страницах лондонских газет, оповещая, что лорд такой-то вступил в масонскую ложу и «возвращался с собрания в белом кожаном фартуке», или что масоны праздновали в такой-то день закладку новой церкви и «щедро угощали рабочих». Масонство решительно входило в моду.

Свободнорожденные британские нации, вкушая после внешних и внутренних войн сладкие плоды мира и свободы, проявили счастливую склонность к масонству во всех его видах, и запустевшие было лондонские ложи наполнились новой жизнью.

•Одним из таких проявлений «новой жизни» было издание кодекса масонских уставов, обычаев и традиций – так называемой «Новой книги конституций», составленной в 1721 году пресвитерианским пастором и доктором богословия Джеймсом Андерсеном и посвященной первому титулованному гроссмейстеру франкмасонов герцогу Монтегью. В 1723 году с одобрения Великой ложи она была издана в качестве официального «руководства для лондонских лож и братьев, живущих в Лондоне и его окрестностях».

• Самой важной и интересной частью «Книги конституций» является глава «О Боге и религии», в которой приводятся обязанности франкмасона и которая отражает культурную и политическую физиономию английского масонства того времени. «Масон по самому положению своему, – гласит пункт № 1 „обязанностей”, – обязуется подчиняться законам морали; если он верно понимает наше искусство, он никогда не станет ни тупоумным атеистом, ни неверующим вольнодумцем.

Но хотя в древние времена масонам полагалось придерживаться религии страны своего проживания или нации, к которой они принадлежали, ныне представляется более целесообразным обязать их верить только в то, с чем согласны все, оставляя свое особое мнение при себе, то есть быть людьми благими и праведными, наделенными честью и честностью, какие бы конфессии и убеждения они ни исповедовали; тем самым масонство становится центром союза и средством установления подлинного дружества между теми, кого в силу необходимости разделяют огромные расстояния».

•Тем же настроением проникнуты и параграфы о гражданских обязанностях масона: «Масон является мирным подданным гражданской власти, где бы ни приходилось ему жить и работать. Он не примет участия ни в каких замыслах против мира и блага народа» (пункт № 2).

В ложах запрещались всякие религиозные, национальные и политические споры: «Как масоны мы принадлежим лишь к упомянутой выше всеобщей религии и, заключая в своей среде людей всех языков, племен и наречий, объявляем себя врагами всякой политической распри» (пункт № 6). (Под «всеми племенами», разумеется, имелись в виду лишь народы британской империи, поскольку никакого иного смысла это выражение в то время нести, конечно, не могло).

• Единственным общественно значимым видом деятельности масонства была благотворительность, унаследованная новым масонством от старых ремесленных гильдий, обязанностью которых всегда была забота о нуждающихся «братьях».

• Несомненно, однако, что, несмотря на свой «моральный облик строителя Храма Господня», масонство в период 1723–1724 годов было раздираемо серьезными политическими разногласиями, хотя большинство его членов хранило, безусловно, верность династии и провозглашенным ею принципам либерализма. Скорее всего, именно на этой почве возникла вражда к масонскому ордену со стороны иезуитов и находившегося под их влиянием римского престола.

В 1738 году появилась папская булла, осуждавшая масонов как вредную для апостольской церкви секту.

• Особенно участились проявления антимасонского настроения в обществе в начале 1740-х годов, в период подготовки последнего выступления сторонников папства и католичества с целью реставрации династии Стюартов (1745 г.). Именно в это время на улицах Лондона появились так называемые «масоны наизнанку» с их шутовскими шествиями, подражавшими шествиям масонов.

Чтобы спастись от насмешек толпы, масоны вынуждены были не только прекратить всякие уличные процессии, но и отказаться от ношения масонского наряда вне закрытых заседаний ложи. В этот же период всплыли на свет божий и многие закулисные масонские «тайны», касавшиеся в основном обрядовых действий «братьев» за закрытыми дверьми ложи.

Масоны отреагировали на это тем, что еще больше «герметизировались», с куда большей осторожностью стали допускать в свою среду высокопоставленных лиц и чиновников и даже изменили пароли. Эта перемена стала одним из поводов «великого раскола» внутри английского масонства.

• «Книга конституций» 1723 года предназначалась «для руководства лондонских лож и братьев, живущих в городе Лондоне, Вестминстере и окрестностях»: за пределы этого локального региона компетенция Великой ложи пока не распространялась. Но уже в следующем году наряду с лондонскими ложами, число которых возросло до 20, появились и провинциальные, и уже к 1729 году из 54 лож, входивших в состав Великой ложи, 12 находились в провинции.

• Вскоре движение выплеснулось за границы Британии, и ложи, подобные лондонским, стали возникать и за границей, причем по большей части совершенно самостоятельно, безо всякого участия Великой ложи, просто в силу присущей англичанам потребности повсюду создавать привычную для себя обстановку и среду обитания.

• В 1725 году по образцу английской, возникает ложа в Париже, в 1728 году появилась масонская ложа в Мадриде, в 1729 году – в Гибралтаре, в 1733 году – в Гамбурге, Лиссабоне, Лозанне и других городах; в 1735 году – в Гааге и Стокгольме, в 1738 году создается ложа в Польше. В 1749 году общее число примыкавших к Великой ложе заграничных «филиалов» достигло 13.

Появились английские ложи и за пределами Европы – в азиатских и американских колониях: в Филадельфии (1730 г.), в Индии (1762 г.), на острове Ямайка (1742 г.), в Канаде (1760 г.) и так далее.

• Нужно, однако, сказать, что далеко не все английские ложи признавали авторитет Великой Лондонской ложи, среди них было немало и таких (как старых, так и недавно созданных), которые сохраняли полную независимость от первой ложи или объединялись в новые Великие ложи.

Так, в 1726 году право на звание Великой ложи устами Старшего Надзирателя доктора Драке предъявила Йоркская ложа. На годичном собрании ложи 27 декабря, в День святого апостола Иоанна, Драке произнес большую речь, в которой указал на славное прошлое Йоркской ложи и на ту весомую роль, которую она якобы (если верить масонским преданиям) играла в политической жизни общества во времена короля Эдвина. Учитывая все это, заявил доктор, было бы вполне справедливым назвать Йоркскую ложу «Великой ложей всея Англии», не оспаривая, впрочем, фактических прав и Лондонской ложи.

• «Дурной пример заразителен», – гласит народная мудрость. Ложи, не признававшие свою зависимость от английской, стали возникать и на периферии, прежде всего в Ирландии и Шотландии: первая – в Дублине (1725 г.), вторая – в Эдинбурге (1736 г.), что, в общем-то, немудрено, учитывая извечную оппозицию этих некогда суверенных стран к «захватчице Англии».

Примерно треть шотландских лож немедленно примкнула к Великой Эдинбургской ложе.  Отметим, что ирландские и шотландские ложи рьяно отстаивали свою независимость от английской ложи и свое же право на самоопределение.

• Несмотря на ясно прослеживаемый принцип иерархического триединства (Троицы), не только нашедший отражение в масонской символике, но и тянущийся от Голубой (Небесной) ложи к ложам земного плана, многие, однако, считали, что переход к системе трех степеней противоречил изначальной демократичности масонской организации, поскольку посвящение в звание Мастера сделалось теперь привилегией лишь нескольких, так называемых «мастерских лож», причем сам разряд Мастеров распался на многие градации, и вслед за званием «просто» Мастера появились другие: Утвержденный Мастер, Выдающийся Мастер, Просветленный Мастер и так далее, которые венчало высшее звание – Мастер Королевской Арки.

• В 1745 году была предпринята последняя попытка реставрации Стюартов. Последний из рода Стюартов, внук Иакова II, Карл Эдуард (Карл III), воспитывавшийся в Риме в чисто папских традициях, высадился на севере Великобритании, овладел шотландским престолом и немедленно объявил себя гроссмейстером шотландского масонства.

Правда, правление его было недолгим: уже через год его сторонники были разбиты войсками Георга II, а сам он был вынужден бежать обратно на материк. Трудно сказать, действительно ли этот последний Стюарт был оперативным масоном, но молва сделала его «Верховным гроссмейстером всех шотландских, французских и немецких лож» и отважным заговорщиком, посещавшим тайные масонские общества в самом сердце столицы короля Георга.

• В начале 1750-х годов этот процесс еще более усложнился благодаря появлению нового масонского центра – «Великой английской ложи старинных уставов». Попытки организации новых Великих лож предпринимались в Англии и раньше, но все они заканчивались неудачей, и по-настоящему опасный конкурент у Великой Лондонской ложи появился только теперь.

Основанная в июне 1751 года в составе пяти лорадоских лож «Великая английская ложа старинных уставов» уже через три года имела в своем ведении 28 лож, в 1760 году – 83, а в 1800-м – 167.

• Период после её основания известен в истории масонства как период «великого раскола», хотя никакого раскола (в религиозно-реформаторском понимании этого слова) здесь не было и в помине, так как большинство примкнувших к ней лож не признавали авторитета старого центра и раньше. По сути дела, это было всего лишь независимое и параллельное развитие двух организаций.

• В «старом» масонстве изначально преобладал ирландский и отчасти шотландский элемент, в социальном же отношении оно было представлено более демократическими классами ремесленников и мелких буржуа.

• В 1758 году «Великая ложа старых масонов» (как теперь называлась «Великая ложа старинных уставов») заключила тесный союз с Великой ложей Ирландии, а позднее своего рода личная уния соединила ее и с Великой ложей Шотландии. Так как в течение 10 лет (1771–1781 гг.) её руководителями были гроссмейстеры шотландского масонства герцоги Атольские, то созданные в конце 1730-х годов «старыми» масонами военные ложи получили название «Атольских».

• В конце XVIII века очень многие масоны были одновременно членами и «новых», и «старых» лож. Поэтому объединение организаций было лишь вопросом времени.

• Первое предложение об объединении было сделано в 1797 году «старыми» масонами, но переговоры затянулись на целых 16 лет. И только в 1813 году, а точнее 27 декабря, в День святого Иоанна Богослова, когда гроссмейстерами «старого» и «нового» масонства стали два брата, графы Кентский и Сассекский, оно, наконец, осуществилось.

На общем собрании обеих Великих лож по предложению гроссмейстера «старых» масонов, графа Кентского, граф Сассекский единогласно был избран «гроссмейстером Великой объединенной ложи старых масонов Англии». (Как видно из титула, объединение фактически явилось победой «старых».)

• В заключение Великий Капеллан провозгласил: «Да будет известно всем людям, что союз между двумя Великими ложами вольных каменщиков Англии подписан. Отныне два братства едины. Пусть же Великий Архитектор Вселенной сделает их союз вечным и нерушимым!..»

III.2 Французское масонство

• Несмотря на  утверждение некоторых масонов о том, что англо-шотландское масонство происходит от французского, следует признать, что объективно последнее является побочным детищем английского.

• К началу 1730-х годов в Париже уже имелись пять лож. Считается, что первая ложа (она фигурирует в документальных источниках под различными названиями) была основана еще в 1725 году, хотя конституцию (за ее основу была взята конституция Великой ложи Англии) получила лишь в 1732-м.

• «Чума» масонства начинает быстро распространяться по французской земле, и в 1732 году «английские ложи» появляются сначала в Бордо, а вслед за ним и в других городах Франции: Лионе, Руане, Монпелье, Авиньоне, Нанте и Тулузе.

• В декабре 1743 года было созвано заседание, на котором 16 парижских мастеров выбрали пожизненным Великим Мастером принца королевской крови Людовика Бурбона, графа Клермона. С этих выборов и ведет свое начало Великая ложа Франции, устроенная по английскому образцу.

• Уже с 1740-х годов масонство стало обрастать все новыми степенями – «архитектор», «избранник», «Кадош» и прочие, которые начали плодиться, как грибы.

• В основе этого расцвета многоступенчатых систем и усложнения масонских степеней лежало, несомненно, вполне конкретное социально-общественное явление – борьба между дворянством и буржуазией, а в среде самого дворянства – борьба между старым судейским и пожалованным сословиями.

Если буржуа жаждал отличий, то не менее его жаждал их и дворянин: ревниво следивший за соблюдением чести своих предков, он привык к феодальной иерархии и старался использовать в этом смысле масонскую легенду. Добивались места в ложе и знатная дама, и жена богатого буржуа, содержавшие салоны, а потому пользовавшиеся известной долей политического и социального влияния на определенные классы и прослойки общества.

• 22 октября 1773 года состоялось торжественное вступление в должность нового гроссмейстера, в признании которого объединились все капитулы, советы и «шотландские ложи» Франции. С этого времени новая национальная ложа именует себя Великим Востоком Франции.

• Во главе Великого Востока оказываются титулованные состоятельные дворяне, что отражается на высоких взносах (не менее 150 ливров в год), которыми облагаются главные сановники и должностные лица ложи и которые расходуются на содержание не только этой ложи, но и центрального органа.

• Нельзя не упомянуть  о парижской ложе «Девять сестер», которая до революции 1789 года была своего рода колыбелью масонской жизни Франции. Это была  ложа научного типа, которая собирала под своей крышей выдающихся представителей науки и искусств.

Так, среди членов Научной ложи, основанной в 1769 году Лаландом и затем переименованной в ложу «Девяти сестер», значились наиболее выдающиеся люди той эпохи, крупные политические деятели, литераторы, художники и ученые, такие как Вольтер, Франклин, Кондорсе, Эли де Бомон, Кур де Гебелен, Дантон,  Кабанис, Франсуа де Нешато, Грез, Берне, Гудон, братья Монгольфье и многие другие.

• Деятельность лож в это время почти исключительно сводилась к чисто благотворительным делам – помощи бедным, воспитанию сирот и подкидышей, поддержке инвалидов, – так что французское масонство как таковое полностью «сроднилось» с существовавшим общественно-политическим строем, и сказать, что оно стояло на революционных позициях и готовило заговор или даже оказывало сопротивление существующему режиму, было бы преувеличением.

• Вольные каменщики имелись как в стане революционеров, так и в стане контрреволюционеров. А господствующей мыслью среди тех и других была идея проведения конституционной реформы, которая бы преградила путь насилию. На крайних позициях стояли лишь немногие масоны, такие как Дантон и Марат, с одной стороны, и Местр и Тассен (последний был одним из руководителей Великого Востока Франции) – с другой.

• Во многих масонских ложах активно изучается каббала, а их члены изощряются в аллегорическом толковании символов. В общем энтузиазме люди начинают докапываться до тайн мировых загадок, стремясь уловить смысл жизни, творчества и смерти. Благодаря этой своеобразной моде на все мистическое западноевропейское, и прежде всего французское, общество представляет собой благоприятную почву для появления и распространения всевозможных магов, оккультистов и вещателей истины, порой приводивших самые невероятные доводы в доказательство своей «подлинности».

Кто из них был настоящий маг, а кто шарлатан-самозванец, определить было практически невозможно, да это и не требовалось, ибо общество пожирало все. То была поистине благодатная пора для самозваных учителей, пророков и целителей, которых считали обладателями алхимической мудрости – философского камня и жизненного эликсира.

• Несомненно, что многие крупные революционные деятели принадлежали к масонским ложам (в их числе Робеспьер, Дантон, Мирабо, Бриссо и другие), но самый характер масонства и его нравственная позиция исключали возможность политической оппозиции. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что к масонским ложам принадлежали и многие роялисты, а также сам король Людовик XVI и его ближайшие родственники – граф Прованский (будущий Людовик XVIII) и граф Артуа (впоследствии король Карл X).

• В наполеоновскую эпоху жизнедеятельность французского масонства разворачивалась под знаком растущего и набиравшего силу антиклерикализма. Наполеон Бонапарт, который сам, если верить многочисленным свидетельствам, «обрел свет масонства», занял в отношении ордена покровительственный тон, считая его прибежищем незрелых или впавших в детство бездельников, развлекающихся игрой в ритуалы и символы.

И хотя во времена Империи во Франции процветали женские ложи, которые посещала императрица Жозефина, все это были явные признаки декаданса. Масонство терпели, иногда даже заигрывали с ним, но вся деятельность, в конечном счете, сводилась к салонной игре в куртуазность и звучные имена.

• Во Франции XIX века торжествовал дух агностицизма и вольнодумства, и ложи, как это ни парадоксально, увядали не от преследования властей, а под натиском малозаметного атеизма. Все это происходило на фоне нарастающей политизации, принимавшей иногда двусмысленный характер, как, например, во время Парижской коммуны 1871 года: поддержанная рядом масонских групп, она, в сущности, была направлена на установление над ложами тотального политического контроля со стороны правящих кругов. Таким образом, смысл и цели масонства были искажены и опровергнуты.

III.3 Американское масонство

• Считается, что масонство в североамериканских колониях Англии обязано своим появлением «великому американцу» – философу, ученому, писателю, мыслителю, изобретателю, государственному деятелю и прочее, и прочее Бенджамину Франклину, в 1734 году  получившему степень Великого Мастера.

Однако все говорит за то, что первые масоны появились на территории колоний еще в 1720-х годах, сразу после того, как масонство возникло и вошло в моду в метрополии.

• Несомненно, «крестным отцом» американского масонства был и остается Бенджамин Франклин, при деятельном сотрудничестве которого в 1731 году в Филадельфии была учреждена независимая от Лондона Великая ложа, и сам Франклин хлопотал о предоставлении пенсильванским масонам особых привилегий.

• По-видимому, Франклин познакомился с масонством еще в 1725–1726 годах, во время путешествия в Лондон, когда ему было только девятнадцать лет, в каковом возрасте он, однако, не мог стать членом ложи, так как для этого, в соответствии с уставом, требовалось достижение 25 лет.

Но то, чего нельзя в Англии, можно в Америке, особенно если создать свою собственную ложу, что Франклин, возвратившись в Америку и сделал – основал тайное общество «Клуб кожаного передника», зародыш будущего «Книгоиздательского и философского американского общества».

В учрежденной в 1731 году Великой ложе он с первых шагов стал играть выдающуюся роль: сразу после вступления в нее сделался «депутатом-мастером», то есть представителем гроссмейстера, в следующем году составил для нее первый в Америке масонский устав, а в 1734 году, как говорилось выше, был возведен в степень Мастера.

• Расслоение масонства в Англии на «старое» и «новое» быстро перекинулось через океан и затронуло североамериканские колонии метрополии: здесь наряду со старыми английскими ложами появились шотландские и ирландские, а также английские ложи «старого устава», не признававшие авторитета первой Великой Лондонской ложи.

В ходе англо-французских войн за обладание территориями вместе с английскими войсками попали в Америку и странствующие военные ложи, в основном тоже придерживавшиеся «старого устава».

Все они выгодно отличались от прежних («новых») большей демократичностью и доступностью: если последние стремились принимать в члены почти исключительно представителей высшего света, то первые охотно открывали двери перед простыми офицерами, моряками, купцами средней руки и даже ремесленниками.

• Неудивительно, что, как только «старое» масонство появилось в Америке, оно почти сразу же получило численный перевес над «новым». Дело доходило до того, что многие «новые» ложи полностью меняли свой ритуал, а некоторые даже закрывались, поскольку все их члены «переходили на сторону „старых”».

• Перед началом войны за независимость в Америке было восемь великих лож: две в Массачусетсе и по одной в Нью-Йорке, Пенсильвании, Вирджинии, Джорджии, Северной и Южной Каролине. Все они придерживались очень разных ритуалов (которые подчас являли собой пеструю смесь по принципу «с миру по нитке») и находились под влиянием различных центров.

В Вирджинии, например, до возникновения там Великой ложи (1777 г.) масонские ложи строили свою деятельность и по хартиям «новой» Массачусетской великой ложи, и по хартиям «старой» Пенсильванской ложи, и по хартиям Великой ложи Шотландии. В одной из таких «шотландских лож», основанной в 1752 году в маленькой деревушке Фредериксбург, штат Вирджиния, 4 ноября 1752 года был принят в масоны молодой майор королевской армии, будущий вождь освободительной войны Джордж Вашингтон.

• Бытующее сегодня представление о том, что Американская революция (как называют войну за независимость Соединенных Штатов), так же, впрочем, как и Французская, является результатом заговора масонских лож, тоже не соответствует действительности.

Да, верно то, что духовные вожди масонства находились по большей части в лагере сторонников независимости, как верно и то, что большинство подписавших Декларацию независимости были масонами. Однако не меньшее число масонов было и на другой стороне, особенно среди английских военных, воевавших против Джорджа Вашингтона и американской армии.

• Впрочем, было бы неразумно отрицать тот факт, что дух свободолюбия, терпимости и независимости, характеризовавший культурную атмосферу масонства первой половины XVIII века, действительно одухотворял идеи Декларации независимости.

• Действительно, в армии, сражавшейся за независимость, масонские ложи получили самое широкое распространение. Самой знаменитой была Американская союзная ложа, действовавшая в системе «старого» масонства. Наиболее активные члены этой ложи почти все были захвачены в плен и убиты англичанами.

Только в 1778 году эта ложа вновь возобновила свою деятельность в Реддинге, штат Коннектикут. Да и почти весь командующий состав американской армии, начиная с самого главнокомандующего и кончая низшими офицерскими чинами, принадлежал к числу масонов. Масонами были также почти все выдающиеся политики того времени: Джеймс Отис, Сэмюэл Адамс, Джозеф Уоррен, Джон Маршалл и другие, равно как и большинство народных представителей, подписавшихся в 1776 году под Декларацией независимости, а в 1787-м – под союзной конституцией.

• По мере того как война за независимость ширилась и американская армия одерживала одну победу за другой, фигура Вашингтона в глазах патриотически настроенных американцев набирала все большие размах, вес и значимость, приобретая черты национального героя.

Не были исключением и масоны, у которых начиная с 1779 года вошло в обычай на всех масонских пирах провозглашать тост «за генерала Вашингтона». Многие ложи посылали ему приветственные адреса или выбирали его своим почетным членом, а вновь возникавшие назывались его именем.

• После обретения независимости масонство в отдельных штатах сохранило свою организационную структуру, которая сложилась еще в колониальный период, несмотря на то что еще при жизни Вашингтона Американская союзная ложа обратилась с петицией к Великой ложе Бостона учредить центральную масонскую организацию во главе с самим Вашингтоном. Однако дух автономии возобладал, и великие ложи штатов сохранили в неприкосновенности свой суверенитет.

• Хотя объединение великих лож не состоялось, зато быстро происходил другой процесс – образование во всех штатах собственных Великих лож и отпадение американского масонства от Англии. В 1782 году в штате Нью-Йорк, находившемся до войны в ведении Великой ложи «новых масонов», была основана независимая Великая ложа в составе девяти меньших лож – одной ирландской, одной шотландской и семи английских «старого устава».

В 1786 году Великая провинциальная ложа Пенсильвании приняла звание «Почтеннейшей великой ложи франкмасонов Пенсильвании и всей относящейся к ее юрисдикции масонской территории».

• После войны борьба между «старым» и «новым» масонством на территории теперь уже независимых Соединенных Штатов мало-помалу затихала. В одних штатах (а их было большинство) «новое» масонство практически исчезло, а в других (как, например, в Массачусетсе в 1792 году) обе разновидности мирно сливались в одну организацию.

• Однако, начиная с 1826 года, рост и развитие американского масонства были резко остановлены, ибо Соединенные Штаты захлестнула злобная антимасонская кампания.
Ходили нелепые слухи о масонских обрядах, клятвах и преступлениях, которые провинциальное население охотно принимало на веру, тем более что до сих пор ничего о масонах не слыхало или вовсе ими не интересовалось.

• Впрочем, паника скоро улеглась, и уже в 1832 году массачусетские масоны освящали в Бостоне свой первый «храм» (место собраний). Даже в Нью-Йорке, где потери масонства были особенно чувствительны, «братья» скоро оправились от ударов: Великая Нью-йоркская ложа сделалась самой значительной из всех американских лож как по размеру, так и по числу подчиненных ей субъектов и членскому составу.

III.4 Немецкое масонство

• Германия XVI, XVII и XVIII веков была, как это ни странно звучит сегодня, страной алхимиков и философов-мистиков и потому тяготела к мистике и оккультизму.
Несмотря на успехи естественных наук и точного знания, едва ли не большая часть немецкого общества мало ими интересовалась, предпочитая оккультные знания и мистические грезы.

Недаром именно в Германии назрела Реформация церкви, и именно в Германии на волне царившего там мистицизма появился орден розенкрейцеров.

• Немецкое масонство как раз возникло и расцвело на благодатной почве этих мистических настроений и поисков таинственного знания. Его история изобилует яркими страницами из истории оккультизма, чародейства, а иногда и прямого шарлатанства.

• Первоначальное масонство пришло в Германию из Англии. В то время влияние Англии на Германию было довольно сильно, и все английское было в большом фаворе.

• Одним из первых, если не первым немецким масоном был владетельный граф Альбрехт Вольфганг Шаумбург-Липпе, вступивший в самом начале 1720-х годов в одну из лондонских масонских лож. Начиная с этого момента, число масонов в Германии стало быстро расти, хотя вплоть до 1730-х годов своих лож здесь не было, и немецкие масоны были членами английских, на заседания которых и ездили, пересекая Ла-Манш.

Только в 1733 году высшее руководство английских масонов разрешило открыть в Гамбурге «для одиннадцати немецких господ и добрых братьев» постоянную ложу.

• Вначале эта ложа не имела названия и четыре года, до 1737-го, пребывала в «латентном состоянии», ничем не заявляя о своей деятельности, и только в 1741 году приняла название «Авессалом». Самым крупным «приобретением» этой ложи в первые годы существования было принятие в ее ряды прусского кронпринца, позднее короля Фридриха II.

Это произошло в 1738 году, когда кронпринц сопровождал своего отца, короля Фридриха Вильгельма I, в его поездке по Голландии. Во время путешествия, когда высокие гости остановились на отдых в одном из замков, речь за столом зашла о масонстве.

Прусский король, который на дух не переносил никаких тайных обществ, весьма резко и нелицеприятно отозвался об этом ордене, но присутствовавший здесь граф Шаумбург-Липпе стал горячо и красноречиво защищать масонов, и эта смелая защита произвела на кронпринца настолько сильное впечатление, что он тут же решил вступить в масонство, и меньше чем через месяц (14 августа 1738 года) был действительно принят в орден.

• Фридрих показал себя очень деятельным масоном и немедленно по возвращении на родину основал в своем замке в Рейнсбурге масонскую ложу. После вступления на королевский престол он продолжал покровительствовать масонам и даже принял звание гроссмейстера в незадолго до этого основанной берлинской ложе «Три глобуса», которая с 1744 года получила статус Великой.

И хотя со временем Фридрих охладел к масонству, но в 1740-х годах его принадлежность к ордену имела для немецкого масонства огромное значение. Его примеру один за другим стали следовать другие немецкие князья и знатные особы.

• Из влиятельных немецких государей, ставших масонами в то время, прежде всего стоит отметить Франца I, в то время герцога Лотарингского, ставшего позднее германским императором. Еще в 1731 году, до появления в Германии масонских лож, он был посвящен в Гааге в степень Ученика и Товарища (Подмастерья), а позже в Лондоне был принят и в Мастера.

• Одной из характерных особенностей раннего немецкого масонства было то, что первые ложи в Германии носили французские названия и работа в них велась на французском языке, что, видимо, было обусловлено аристократическим характером немецкого масонства, ибо все французское в то время начало постепенно входить в моду.

• Поиски таинственной, скрывающейся в глубине веков мудрости повлекли за собой появление так называемых «шотландских» лож. Сами ложи не имели никакого отношения к Шотландии, ибо возникли во Франции. В Германии «шотландские» ложи с самого начала образовали особый, независимый от других масонских организаций орден, члены которого называли себя «шотландскими мастерами». Первая «шотландская» ложа была образована в 1741 году в Берлине.

• К масонским ложам принадлежали многие выдающиеся представители культурной и интеллектуальной элиты Германии, привлеченные в масонство теми просветительскими и гуманитарными идеалами, которые были положены в его основу, и они, отстаивая эти идеалы в публицистике и в общественной жизни, особо подчеркивали именно их масонские природу и происхождение: Лессинг, Гердер, Гёте.

• Что касается Гете, то он не удовлетворялся одними лишь представлениями об отвлеченном типе идеального масонства, а стремился оказать реальное влияние на немецкую общественно-масонскую жизнь. Он хотел быть масоном не только вне масонских лож, но и внутри них. Став масоном в 1770 году, Гете оставался им до самой смерти и, в противоположность Лессингу и Гердеру, часто посещал заседания масонских лож, предпочитая, однако, ложи с классическими степенями и держась подальше от тех, которые ввели систему высших степеней.

• Несмотря на все реформаторские тенденции и устремления, немецкое масонство в большинстве своем оставалось верным тому духу средневекового обскурантизма и нетерпимости, которым оно отличалось в XVIII веке. Оно так и не принесло тех плодов, которые чаяли увидеть великие мыслители и гуманисты Германии.

Прусское правительство Фридриха Вильгельма III, напуганное прозвучавшими в конце века голосами в защиту свободомыслия, веротерпимости и гуманизма, эдиктом от 20 октября 1798 года запретило все масонские ложи, кроме тех, что входили в состав союза трех Великих берлинских лож, и даже их работу поставило под строгий надзор.

Но этот страх был беспочвенным, ибо немецкое масонство не несло в себе угрозу для прусской государственности и с теми прогрессивными движениями, которые возникали в это и более позднее время в Германии, никак не было связано.

III.5 Австрийское масонство

• В окружении гостеприимных и дружески расположенных венцев был посвящен в масоны (в ложу «Благотворительность»)  один из величайших музыкальных гениев – Вольфганг Амадей Моцарт.  Это случилось 14 декабря 1784 года. Все биографы и исследователи творчества Моцарта отмечают, что посвящение в вольные каменщики явилось для композитора важным событием, повлиявшим на его жизнь и творчество.

Моцарт был убежденным масоном до конца своих дней и под влиянием масонского миропонимания создал ряд шедевров, в частности оперу «Волшебная флейта», которая считается своего рода музыкальным «кодом» масонства. Под влиянием энтузиазма сына отец Моцарта, Леопольд, тоже принял масонское посвящение. А годом позже, в 1785 году, Моцарт, уже в качестве полноправного члена ордена, присутствовал на посвящении в масоны другого великого музыканта – Франца Йозефа Гайдна.

• Моцарт написал немало масонской музыки, которая звучит в ложах во время исполнения масонских обрядов. Самым знаменитым сочинением такого рода является «Погребальная масонская музыка», написанная на смерть масонских братьев графа Франца Эштергази фон Таланта и герцога Георга Августа фон Мекленбург-Штрелица.

III.6 Итальянское масонство

• Прежде чем перейти к собственно масонам, следует упомянуть об одном тайном обществе, основанном во Флоренции в 1512 году, которое вполне могло бы служить предтечей масонских лож в Италии.

• Итальянское масонство XVIII века в основном отражало реальность страны, раздробленной на многочисленные карликовые государства. Всюду действовали ложи, находившиеся под влиянием и покровительством тех или иных иноземных организаций – английских, французских, австрийских и так далее. Короче говоря, раздробленность движения проявлялась не только в плане политическом, но и в плане доктринальном.

• Среди венецианских масонов наиболее именитыми были Казанова и Гольдони. Но если первый, несмотря на свои авантюрные приключения, серьезно увлекался магией и каббалой, то второй, насколько известно, рассматривал братьев-масонов в качестве наиболее подходящей компании для дружеских вечеринок за пиршественным столом.

• В Тоскане преобладали «английские» ложи, состоявшие из деистов и свободных мыслителей. В Пьемонте во второй половине столетия утвердились оккультное направление неотамплиеров и течения мысли, связанные с французским спиритуализмом.

• 30 июня 1805 года в Милане была основана ложа «Великий Восток», которую возглавил вице-король Эжен Богарне. В наполеоновскую эпоху это была первая попытка учредить центральную масонскую организацию, распространявшую свое влияние на всю Италию.  Однако до сих пор так и не найдено никаких следов существования подобной организации.

• Во время царствования Наполеона I ложи были основаны по всей Италии, хотя итальянское масонство в этот период являло собой довольно-таки жалкое зрелище. Орден, всегда гордившийся своей независимостью от земных монархов и ставивший себя выше их, всячески унижался перед Наполеоном, преподнося ему адресы вроде следующего: «О, Наполеон!

Твоя философия есть ручательство терпимости к нашей естественной и божественной религии. Мы воздаем тебе достодолжную честь; ты найдешь в нас верных подданных, всегда преданных твоей августейшей особе!»

• После падения империи итальянское масонство оказалось в кризисном состоянии.

• На исходе столетия, особенно в последние двадцать лет, жизнь масонства в Италии была ознаменована драматическими столкновениями с католической церковью. Это было время, когда масоны организовали подписку по сбору средств на сооружение в Риме памятника Джордано Бруно. Памятник, созданный скульптором Этторе Феррари (он впоследствии станет Великим Мастером ложи «Великий Восток Италии»), был открыт 9 июня 1889 года в присутствии более трех тысяч братьев-масонов, собравшихся под своими знаменами, обычно хранящимися в ложах.

• В 1908 году произошел исторический раскол итальянского масонства.

• В целом же итальянское масонство стоит на позициях, которые оно ныне открыто декларирует в своих воззваниях. Его цель – развитие всемирной филантропии, независимость и единство отдельных наций и братство всех между собой, веротерпимость и совершенное равенство вероисповеданий, нравственный и материальный прогресс народных масс.

Кроме того, оно провозглашает свою независимость от всех и всяческих правительств, утверждая, что не признает на земле другой державной власти, кроме разума и всемирной совести. Масонство, утверждают его итальянские адепты, есть учреждение всемирное, исключительно человеческое, оно не занимается образами правления или временными вопросами, а только вопросами глобальными и вечными.

IV. АДОПТИВНЫЕ, ИЛИ СМЕШАННЫЕ ЛОЖИ

• Считается, что первая смешанная ложа появилась в Гааге в 1751 году. Адоптивные ложи давали дамам возможность общаться в кругу своих единомышленниц, разделявших просветительские и филантропические идеалы, молиться Великому Архитектору Вселенной – Богу масонов и ньютоновской науки, придумывать ритуалы и произносить речи.

• В 1780-е годы французские масонские ложи способствовали если не эмансипации, то значительному прогрессу в отношениях между мужчинами и женщинами. Поэтому неверно было бы думать, что француженки приобщались к Просвещению только в собственных гостиных или в частных парижских салонах, – нет, этот процесс происходил и в адоптивных ложах.

• В середине XVIII века общая численность масонских лож составляла порядка 50 тысяч человек – включая как европейцев, так и американцев, но женщин среди них было буквально несколько сотен. К 1785 году число женщин-масонов достигло примерно 1500 человек.

И хотя большинство лож по-прежнему придерживалось «канонического» устава и не допускало в свои ряды ни женщин, ни крестьян, ни рабочих, ни, уж тем более, рабов, тем не менее ложи в своем стремлении к равенству и достоинству, к независимости, свободе слова и веротерпимости были обращены в будущее, в царство прав человека и эгалитарных идеалов, в мир общечеловеческих равенства и братства, невзирая на половую, расовую и религиозную принадлежность.

• Естественно, с ходом времени и по мере установления принципов равноправия между полами число женских лож увеличивалось, в XX веке, особенно в конце, достигнув внушительного числа.

Естественно, что наибольшее количество таких организаций ныне сосредоточено в США, стране, славящейся своими свободами, равноправием и возможностями для всех. Поэтому, говоря о женских ложах, мы имеем в виду прежде всего американские, которые, как и все американское, сегодня задают тон в женском масонском движении.

• Одна из самых известных женщин-масонов нашего времени – Элеонора Рузвельт, жена 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта, руководительница американского женского масонства, посвящавшая все свое время проблемам женщин.

V. МАСОНСТВО В XX ВЕКЕ

• Начало XX века было отмечено обострением противоречий между французскими и англо-американскими масонами. Кроме этого, вполне в духе времени, рядом со старым, консервативным масонством, продолжавшим жить в соответствии с буквой традиционного учения, выросли новые масонские формы, причем в этих новых формах масонства своеобразно переплелись элементы старого учения, проникнутого мистическим содержанием, и политические устремления новой эпохи.

• От масонства в его чистой форме к середине 1930-х годов осталось очень мало. Масонский ритуал был почти упразднен, строгость и осмотрительность в выборе новых членов исчезли, вступление в ложу стало общедоступным, легким делом, масонские собрания стали принимать все более открытый и шумный характер.

Если прежде масонство было школой морали, местом нравственного воспитания, то теперь эта миссия отошла на задний план. Ложи стали более походить на школы для политиков, где встречаются, создают и упрочивают связи, где строят политическую карьеру.

• в 1903 году в Швейцарии было положено начало новой масонской международной организации – Бюро масонского движения, перед которым были поставлены две задачи:

1) сближать отдельные масонские организации и

2) собирать материалы и документы, относящиеся к истории масонства.
Масонство в 1920-е годы, несмотря на попытки объединения, было далеко не единообразным. Французское и итальянское масонство носило в это время ярко выраженный политический характер, немецкое – философско-мистический, а английское и американское – религиозно-благотворительный.
Не обошлось и без практицизма, которым, естественно, наиболее ярко было окрашено американское масонство.
В табл. 1 представлен список наиболее знаменитых масонов мира.

VI. НАИБОЛЕЕ ЗНАМЕНИТЫЕ МАСОНЫ МИРА

МАСОН/ДАТЫ ЖИЗНИ/СТРАНА ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ/УСЛОВИЯ ПРИНЯТИЯ МАСОНСТВА

Монтескье/1689–1755/Франция/Философ, писатель/Был посвящен в масоны в 1730 г.  в Лондоне

Вольтер/1694–1778/Франция/Литератор, историк, философ-просветитель/Был принят в ложу «Девять сестер» в возрасте 84 лет (1778 г.).  В масонский храм Вольтер вошел, опираясь на руку Бенджамина Франклина

Франклин/1706–1790/США/Американский государственный деятель, мыслитель/в 1731 г. был посвящен в масоны в ложе «Святого Иоанна» (Филадельфия). В 1734 г. стал Великим Мастером Великой Пенсильванской провинциальной ложи, именовавшейся «провинциальной» потому, что она подчинялась непосредственно Великой ложе Англии

Лессинг/1729–1781/Германия/Литератор и философ/С 1771 г. - член гамбургской ложи «Три золотые розы», где и был посвящен в масоны

Вашингтон/1732-1799/США/Первый Президент США/Принят в масоны в 1752 г. в деревушке  Фредериксбург (штат Вирджиния)

Гёте/1749-1832/Германия/Великий немецкий поэт/Стал масоном в 1770 г. Оказывал реальное влияние на немецкую общественно-масонскую жизнь

Моцарт/1756–1791/Австрия/Величайший музыкальный гений/В окружении гостеприимных и дружески расположенных венцев был посвящен в масоны (в ложу «Благотворительность»). Это случилось в  1784 г.

Бернс/1759–1796/Шотландия/Национальный шотландский поэт/Посвящен в масоны 4 июля 1781 г.  в ложе «Святого Давида» № 174 в Тарболтоне, был ассоциированным членом ложи «Кэннонгэйт Килвиннинг» № 2 в Эдинбурге с 1787 г., которая избрала его своим «поэтом-лауреатом»

Бетховен/1770–1827/Германия, Австрия/Выдающийся композитор/Точная дата его инициации отсутствует. Известно только, что масоном он стал еще в молодости в Бонне

Паганини/1782–1840/Италия/Скрипач-виртуоз и композитор/27 декабря 1808 г. исполнил в ложе Великого Востока. В протоколах ложи подтверждено масонство Паганини

Стендаль/1783–1842/Франция/Писатель/Масонство Стендаля не стало достоянием широкой гласности, хотя он и принадлежал в течение некоторого времени к ордену

Твен/1835–1910/США/Писатель, юморист/Вступил в масонство 22 мая 1861 г. в ложе «Полярная звезда» № 79 в Сент-Луисе

Уайльд/1854–1900/Великобритания/Английский поэт и писатель/25 мая 1875 г. ему была присвоена степень Мастера в ложе № 357 Оксфордского университета

Тагор/1861–1941/Индия/Писатель, поэт. Лауреат Нобелевской премии по литературе/Стал масоном еще в молодости. В 1924 г. Верховный совет «Древнего шотландского обряда» присудил Тагору почетную премию, которая была вручена ему лично двумя братьями-масонами

Киплинг/1865–1936/Англия/Лауреат Нобелевской премии по литературе/Посвящен в масоны в ложе „Надежда и упорство” № 782 в Лахоре, штат Пенджаб, Индия, в 1886 г.

Рузвельт/1882–1945/США/32 –ой Президент США, избирался 4 раза/Был посвящён в масоны в 1911 г. в ложе «Голландия» № 8 в Нью-Йорке. Достиг 32-й степени шотландского обряда и был представителем Великой ложи штата Джорджия при Великой ложе Нью-Йорка

Ферми/1901–1954/Италия/Физик/Лауреат Нобелевской премии/Был посвящен в масоны в ложе «Лемми» (1923 г.), также находящейся в ведении масонской штаб-квартиры на площади Джезу в Риме.

Форд Джералд/1913-2006/США/Президент США (после  Никсона)/Был посвящен в масоны в штате Мичиган, в 1949 г. В 1962 г. получил 33-ю степень шотландского обряда.

ФОТО ИЗ ИНТЕРНЕТА


Рецензии