Обживатели планет

Задумка нового романа.

Далёкое будущее. Космические корабли стали способны достигать ближайших планетарных систем. Человечество стало завоёвывать космос. И, возвратилось к привычной схеме. Скопления планет стали неким подобием бывших стран - Китая, США, Англии, России и т.д. Наступила эпоха открытий и завоеваний новых планет с целью их обживания, добычи ресурсов и т.д. Но оказалось, что люди в космосе не одни...   

Роман о первых покорителях планет

Глава 1

Степаныч сидел уже который месяц в кресле штурмана в раздумьях. Угораздило же его в свои шестьдесят лет завербоваться волонтёром в обживатели планет. Перед ним на гигантском мониторе, выполненном в виде лобового стекла самолёта, скорее, как дань традиции, чернеет космос с люрексом из звёзд и только в верхнем левом углу зеленеет шарик, размером с апельсин. Никаких тебе приборных панелей со светящимися кнопками, рычажков и другой хрени. Вместо них подоконник со съедобными растениями. Лимоны, помидоры, лучок, короче источники витаминов. Управление дистанционное, правда у начальника встроен процессор на случай аварийной ситуации, но об этом лучше не думать. А так обстановка вполне домашняя, приближенная к земной. Даже половички есть. Но вот о зелёном шарике мысли постоянно вертятся. Это планета, которую мы летим обживать. Называется ЭП-ЛГ-147, что расшифровывается как экзопланета галактики Лебедь, звездной системы Гипреборея. Картинка одна и та же. Время на планетолёте сдвинутое. Систему смены дня и ночи отключили через месяц, когда перешли на общегалактическое время и теперь четыре часа спишь, восемь бодрствуешь. Но сегодня отчего-то не спалось. Он невольно пригладил топорщившиеся волосы, увидев своё отражение. Седые волосы непослушные, как-то сказали ему в парикмахерской. Потом провёл рукой по подбородку. Недельная щетина отозвалась тихим шелестом. Некоторым нравится небритость, но Степаныча она раздражала. Он чувствовал с ней себя алкашом.
Нет, ну кто же мог подумать, что какой-то деревенский мужик из Пермского края, в деревне соберёт в сарае перемещатель. Его он назвал Анфилада – уж больно слово понравилось – так магазин назывался, где водку продавали у них в деревне. После своих перемещений привозил в деревню каких-то существ, но они быстро дохли. Он их хоронил в огороде. Потом делился с мужиками, что кто-то их выкапывает. Все думали – в запое, черти мерещатся. Он такой взъерошенный выходил к магазину, небритый, что ему сразу сто грамм наливали с похмелья, чтоб не сдох, он молча выпивал, видно от впечатлений. В деревне его считали долбанутым на всю голову, но побаивались. Глаза какие-то у него были странные, с двумя зрачками. Он отшучивался, говорил, что стереосистему поставил.

Потом кто-то проболтался. Начали приезжать люди. сначала ученые, потом туристы, затем и в пиджаках приехали. Потом, как водится, пошло-поехало. Кто-то у него это купил за ящик водки, и возник уже Призрак – система для прыжков через пространство. А мужик тот пропал. Старухи шептались, что над избой ночью свечение было, Семёновна. соседка, с утра зашла проведать. а в избе никого. И в сарае пусто. На всякий случай кота забрала. Потом о нём забыли, на время.
С тех пор, когда построили первые фотонные ускорители, способные разогнать корабль до околосветовой скорости, мечты о колонизации планет стали реальностью. А прошло-то годков двадцать-тридцать. Ты меня спросишь – как так? Врёшь, фантастика. А я тебе отвечу, потомок – ты думал в свои 20 годков в 90-е, что воду не из крана будешь хлебать, а из пластиковой бутылки, компьютер будет с пишущую машинку, а не с комнату. Что через 10 лет по мобильнику разговаривать будешь. Вот то-то и оно, и я не думал.
Риск конечно есть. Хотя всю работу по заселению делают роботы, но основная задача лежит всё же на людях. Без людей и жизни нет. Принтеры печатают жилища и всё необходимое для жизни, солнечные батареи вырабатывали электричество, кушать все же хочется.

- Степаныч иди к нам, четвертого не хватает. – это соседи, сидят, козла забивают каждый день, уже достали. На земле не наигрались.
Пельмешек бы.
- Да иди ты на хрен Морзик, привязался – Степаныч скинул с колен кота, облезлого от избытка радиации. Морзик уменьшительно-ласкательное от Морзе. Он, когда мурлычет – напоминает морзянку, для тех, кто понимает, но отдалённо.
Наш планетолёт называется ПМФУ-7У «Стрекоза». Любят у нас всяческие аббревиатуры – планетолёт мегаструйный с фотонным ускорителем седьмого поколения усовершенствованный. Если честно, то это просто сарай с ракетным двигателем. Америкосы вон на MASKах летают – когда-то у них конструктор такой был. Его не трясет от гравитационных волн, у нас как всегда, блин ухабы. А так наш даже надёжнее, ручная стыковка есть, катапульта. А бабороботы везде китайские. У нас Наташи, у них Сары. Я свою Зоей назвал, как вторую жену. Она сейчас в криогенке, дожидается лучших времён. Если не забудут разморозить. Все они бабы хотят вечной молодости.
 
– Саша, кушать будешь? – послышался голос за спиной.
- А, чтоб тебя – нет, Зоя, не хочу – Степаныч аж вздрогнул от неожиданности. За спиной бесшумно возникла силиконовая красавица с косой до пояса и кружевном передничке. Остальное, как в юзергайде написано – 90/60/90, 3 размер, 10 терабайт, интеллектуальная оперативка Stiv 9/5.
- Больше ничего не хочешь?
- Нет Зоя, потом.
- Мне кажется, что я тебе не нравлюсь.
- Нравишься.
- Я буду плакать – из голубых огромных глаз потекли струйки влаги.
- Да чтоб тебя, выключу, Зинаида, если не прекратишь.
Киберистерика прекратилась. Степаныч немного стеснялся Зои. Ну вроде как в дочки годится.  Земная Зинаида была конечно другой. В молодости немного похожа эту, но какое тут может быть сравнение. Степанычу вспомнился запах волос, как после дождя, морщинка на шее, ещё непокорный локон за ушком. Эх. После таких воспоминаний, будто изменил.

Сначала конечно всем героев давали, потом ордена, а потом, когда роботы половину работы отняли, так просто набор делали, кто тунеядцем не хотел быть, платить налог бездельника, езжай, заселяй планеты. Главное, чтобы флаг российский там стоял, т.е. наша землица. А чтоб какие-то там особые дарования, нет, роботы ж всё делают. На кнопки лишние не жми главное и не бухай охладитель. Перед полётом всех закодировали на всякий случай. От соблазна. А чтобы потрахаться – это мило дело. Дети нужны будут. Размножению рады, пособие дают. Я вот слесарем был, потом роботы стали выдавливать, а у меня колени болят. Ушел. Жена бросила, дети выросли.

У нас целая система планет. Она вращается вокруг звезды Гиперборея. Главная планета конечно Россия. Вокруг спутники – Подмосковия, Москва и так далее. Можно атлас глянуть, кому любопытно. Будет опубликован в книжке на первой странице Хроник. Сами поселения называют землянками. Это когда вначале на поверхности фугасы взрывают или ракетой можно, а уже в образовавшемся котловане строят жильё. Потом это всё крышей накрывают и грунтом для маскировки. Штаты свою систему вокруг карлика красного сделали, Китай заселился аж на целой галактике. ну там вообще не разберёшь.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ, но не так быстро, как хотелось, а впереди...

Военный дрононесущий крейсер «Шойгу-17-К» патрулировал периметр планетарной системы. Шлейф плазменного газа закрыл половину обзора экрана и треть космогоризонта. На его обшивке копошились роботы различных ремонтных специальностей и казалось, что он покрыт шевелящейся массой светлячков. Облачка притянутого искусственной гравитацией космического мусора и вовсе скрывали от постороннего взора военную строгость контуров космолёта.
 
- Сбросить тягу – поступил приказ из центра.


Рецензии