Клоун

Этот нелепый парнишка появился в их школе в начале декабря. Директриса Фрау Генриетта привела его в класс и представила, но имени нового ученика никто не запомнил. И вообще это событие не вызвало ни у кого особого интереса. Весь класс называл парнишку «новеньким» и подсмеивался над его внешним видом – копной соломенных волос да еще смешным нарядом. В школу он приходил в широченных штанах и какой-то невообразимо рыжей клетчатой рубашке, поверх которой была потертая, видимо доставшаяся от отца, джинсовая куртка. Больше всего одноклассников забавляла яркая кокарда с якорем на его кожаной шапке.
Самые престижные места в глубине класса подальше от учителя, но все же не совсем далеко, были заняты. «Новенький» сел впереди – во втором ряду, рядом с отличниками, только поближе к стене. Несколько раз со своего места он поворачивался и смотрел на Аннет. Возможно, «новенький» хотел ее о чем-то спросить, но она показала ему остренький язычок чтоб не надоедал.
Все мысли Аннет занимал Марк. Это был самый способный в классе ученик. Высокий пятнадцатилетний юноша, брюнет с утонченными черта-ми лица, ироничным взглядом и не сходящей с губ легкой ухмылкой, он был любимцем учителей и всех девочек их класса. Марку в школе многое прощалось. В отличие от остальных ребят, учителя разрешали ему носить длинные волосы. Его прическа куда больше подходила артисту, чем ученику школы. Волосы у Марка были гладкие и всегда аккуратно причесанные. Одетый по последней моде, Марк вместо традиционного галстука надевал элегантную бабочку, что также противоречило правилам школы и еще больше выделяло его из всех учеников. Все знали, что отец Марка был уважаемым человеком в городе – дирижером симфонического оркестра. В числе его поклонников и друзей была сама директриса фрау Генриетта.
В четверг Аннет, вернувшись после большой перемены, неожиданно обнаружила на своей парте, рядом с тетрадями, маленькую шоколадку в красивой серебряной обертке. Она с надеждой посмотрела на Марка, который сидел за соседней партой вместе со своей подружкой Лиззи, только он вел себя как обычно, не обращая на Аннет никакого внимания.
– Притворяется, – попыталась успокоить себя Аннет.
Как все девочки класса, она была влюблена в Марка. Как можно было не любить такого аристократичного красавчика, в черном, напоминающем фрак, костюме, белоснежной сорочке, да еще со стильной фиолетовой бабочкой?
– И что ему далась эта Лиззи? Что в ней такого? – размышляла Аннет, – чем я хуже?
 И действительно, Лиззи была долговязой и не слишком аккуратной девчонкой. Да еще дурой! А на ее лице за слоем пудры без труда можно было рассмотреть эти противные прыщики. Но зато какая воображалистая с самой большой среди одноклассниц грудью и округлой попкой. Лиззи постоянно подкалывала Аннет за ее небольшой рост и детские формы. А когда Аннет пришла в школу в новой розовой шубке, назвала ее «уморой». И вообще не упускала любой оплошности конкурентки. А что ей было еще делать, если у Аннет такие красивые бархатные глаза и густые каштановые волосы?
– Ну да, маленькая росточком, но ведь я еще могу вырасти? – надеялась Аннет, – до скольких лет люди растут? До 18? Значит, в запасе есть еще три года. Может, потом Марк на меня посмотрит по-другому?
А пока Аннет одевала ботиночки на высоком каблучке и привставала на носочки, когда находилась рядом с Лиззи. Но это не помогало. Лиззи все равно была заметно выше и взрослее...
В пятницу перед началом уроков к Аннет подошел «новенький» и спросил: «Как дела?». Аннет отвернулась. Ее не интересовал «новенький», а вот рядом с Марком крутилось несколько одноклассниц. «Красавчик» громко рассказывал своим почитательницам про то, как накануне присутствовал на концерте отца.
– Это была по-о-отрясающая премьера, – у Марка все, что касалось его самого, было потрясающим! – Послушать оркестр приехал даже бургомистр вместе с семьей! Ведь отец играл Вагнера!
– Конечно, конечно! Это так прекрасно! – затянули окружавшие Марка юные подлизы.
– Никто не умеет исполнять Вагнера так, как мой отец! – не унимался «Красавчик», – О, Вагнер!
– О-о-ооо..., Ваагнер! – хором, закатив свои глазки, вторили подлизы...
За этими словесными перекатами Аннет не досталось от Марка даже толики внимания.
– А я ведь тебя раньше видел, – «новенький» вывел Аннет из оцепенения, – ты была вместе с матерью на службе в Домском соборе. Я тоже хожу туда со своими.
– И что? – Аннет махнула на него рукой и выбежала из класса...
В субботу Аннет, выходя после занятий из школы, снова наткнулась на «новенького».
– Слушай, в городе полным ходом идет рождественская ярмарка. На площади раздают угощения. И вообще... Там – клоуны. Пошли погуляем, – предложил этот чудак Аннет.
– Что ты ко мне привязался? Посмотри на себя, – она демонстративно обвела взглядом его экстравагантную одежду – Ты сам клоун!  Тебе не гулять, а самому выступать на рождественской ярмарке надо! Публику веселить!
Это услышали одноклассники и едва не подавились смехом. Так за ним и закрепилось это прозвище. И действительно, этим своим смешным прикидом он был очень похож на настоящего клоуна…
До Рождества оставалось совсем немного. Школа готовилась к традиционной праздничной вечеринке, на которой, согласно многолетней традиции, каждый класс должен был предложить свой литературный скетч. На вечеринку приглашались родители учеников и известные горожане, а во время представления собирались средства на благотворительность.
Класс в полном составе собрался после уроков в школьном актовом зале. В центре всеобщего внимания, как всегда, был Марк. Все ожидали его решения. Ведь только он сможет предложить самую оригинальную и интересную идею. Любимчик класса сидел задумчивый. Тишину едва не прервал «новенький», который хотел что-то сказать, но его резко толкнул Иван: дескать, знай свое место, «Клоун»!
– Мы будем делать скетч по мотивам Гарри Поттера, – наконец, изрек Марк.
– А я думал про «Ромео и Джульетту», – Аннет обернулась на негромкий голос «новенького», который, как оказалось, стоял совсем рядом с ней.
– Уж не ты ли будешь Ромео? – фыркнув, Аннет отодвинулась от него подальше.
Предложение Марка вызвало восторг у собравшихся.
– Сценарий я напишу, – объявил Марк, – Что-нибудь необычное о том, как празднуют Рождество в школе Хогвардс. Музыку тоже подберу.
– Вероятно Вагнера или Бетховена, – Аннет даже не стала оборачиваться, да и класс не оценил сарказма реплики.
Наступило волнительное ожидание распределения ролей. Как водится, опять всем дирижировал Марк. Кто будет играть Гарри Поттера, естественно, не обсуждали.
– Но он же совершенно на него не похож, – снова рядом с собой Аннет услышала голос «новенького».
– Что ты все время подсаживаешься ко мне? – Громко сказала она и переместилась поближе к главному персонажу классного скетча.
Марк любил испытывать терпение девочек, поэтому начал с мужских ролей. Право сыграть Рубеуса Хагрита, к всеобщему восторгу, досталась безобидному толстяку Филиппу – троечнику и рохле. Затем за-держались на роли профессора Северуса Снейпа. Марк перебрал всех одноклассников, но не смог определиться. Кто-то был, по его мнению, слишком невыразителен внешне. Вот уж кому досталось по полной: ха-ха-ха! Другие, как полагал Марк, были лишены пластики или таланта перевоплощения. Еще у нескольких учеников, при критичном рассмотрении, обнаружилось отсутствие хорошей дикции. На фоне Марка все оказались бездарными и серыми!
– Я бы мог сыграть профессора Сивериуса Снейпа сам, но ведь у нас нет другого Гарри Поттера, – сокрушался дирижер-режиссер, – Разве что исполнить еще одну роль?
– Этого еще не доставало, – подумал «новенький».
– А разве ты успеешь переодеться? – Аннет нашлась, чем обратить на себя внимание Марка.
– Разве в этом дело? – отмахнулся от нее Марк, – я ведь думал сыграть еще Волана-де-Морта.
– Да! – выпалила Лиззи, словно это было само разумеющимся и не требовало ни малейших возражений, и осуждающе посмотрела на Аннет.
– Может, он вообще все роли сыграет, включая женские, – пошутил «новенький», но был проигнорирован собравшимися.
Поиски претендентов на роль профессора Северуса Снейпа продолжились по второму кругу. И опять перебрали всех с тем же самым успехом. Не называли только «Клоуна».
– Может... – хотел что-то сказать «новенький», но никто даже не посмотрел в его сторону. Тогда он, не привлекая к себе лишнего внимания, тихо встал и покинул актовый зал...
К жуткому разочарованию Аннет, на роль Гермионы ее возлюбленный утвердил свою «фаворитку» Лиззи, которая от радости только что не допрыгнула до потолка. Все остальные воздыхательницы Марка жевали сопли. Горю Аннет не могло помочь ничто, даже то, что ей было предложено сыграть Полунну Лавгуд. Марк же был великодушен, и в конце концов, всем собравшимся достались роли, хотя бы самые маленькие и бессловесные. Раз у многих были такие большие проблемы с дикцией. Про «Клоуна» никто не вспомнил.
Аннет тяжело переживала свое поражение. На следующее утро она сидела за партой понурая и не поднимала голову от тетрадей. Ей больше не хотелось смотреть в сторону Марка. Как он мог ее обидеть, ведь она так надеялась?! Аннет даже не пошла на большой перерыв, чтобы во время обеда, как обычно, подсесть за один стол с Марком и Лиззи. Она погрузилась в свои мысли. И тут перед ней снова появилась маленькая вкусная шоколадка в красивой обертке. Аннет съела шоколадку совершенно машинально, даже не взглянув в сторону того, кто ее положил.
– Пропади ты пропадом, – в сердцах тихо произнесла она, продолжая думать про Марка.
Огромная как слон слеза сползла по ее щеке и с невероятным шумом плюхнулась на парту. Аннет пальцем стала размазывать «слона».
– Что, роль Гермионы досталась этой дылде? – неожиданно рядом с ней обнаружился этот «новенький».
– Что тебе надо? – вытирая со щеки очередного водяного гиганта, не очень зло спросила Аннет.
– Ты знаешь, по-моему, Полунна куда интереснее. Гермиона – это же так банально.
– Ты думаешь?
– Конечно.
– А какая роль тебе досталась? – поинтересовалась Аннет и осеклась.
– Я не играю в чужом театре, – спокойно ответил он.
– Тебе не нравится наш класс?
– Почему же? Самый обычный класс, – Он развернулся и ушел на свое место. Аннет задумалась.
Во время занятий она несколько раз совершенно случайно посмотрела в сторону «новенького»…

Уроки закончились. Класс единой массой потянулся в актовый зал на репетицию. Не обращая ни на кого внимания, «новенький» направился в гардероб. Аннет осталась на своем месте. Немного поразмыслив, она решила идти домой. Выйдя из школы, Аннет совсем не удивилась, увидев, кто ее поджидает. В этой дурацкой шапке с кокардой.
– А как же Гарри Поттер? Ты разве не осталась на репетицию? – поинтересовался он.
– Знаешь, мне тоже хотелось бы играть в своем театре, – ответила Аннет.
– А я ждал тебя.
– Я догадалась. Ты действительно, как настоящий клоун. Не обижайся.
– К тому же в симфонической музыке ничего не понимаю.
– Страшное горе!
– А что, на Гарри Поттера я совсем не похож?
– Совсем. Ты – смешной.
– А ты разве не смешная в этой розовой шубке? Вылитая Леди Гага!
Она не нашлась что ответить и только засмеялась.
– Пойдем вместе? – предложил он.
– Куда?
– Разве это важно: куда?
– Нет. Я просто так спросила. А вообще, как тебя зовут?
– Мое имя – Петур.
Аннет посмотрела в его глаза и увидела, что они удивительно красивые...


2016.  Рисунок Татьяны Никольской.


Рецензии
Ожидал банальной развязки, что типа окажется клоун неким там непостижимым гением. А тут раз и простой финал. Вот поэтому и хорошо.

Платон Егоров   27.05.2018 14:32     Заявить о нарушении
Спасибо Платон за лестную оценку. Приятно. ЮЕ

Юрий Николаевич Егоров   27.05.2018 19:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.