Случай в библиотеке...

Деревушка наша - скажем прямо, небольшая, но Изба – Читальня, как ни странно всё же - имеется. Библиотекой величается. Книг в ней, по нашим меркам сельским, что семечек в арбузе, и новых и уже отошедших, к классике. Полки помнится, ещё дед Архип мастерил, для пользы людской. Вот и сохранились они до нынешнего дня благодаря трудам его, да бывшей хозяйки, Агафьи - женщины доброй, тихой, даже незаметной, сказала бы… Хотя если подумать, так и некому посещать эту самую "избу" ныне. Молодёжь уезжает в город, оставив на выживание, людей старшего поколения.
Детей у Агафьи с мужем долго не было, а когда появилась дочь, приняла её, как Божий дар, назвав Феодорой. О тонкости и значении имени в деревушке никто естественно не задумывался, и все звали девочку просто Федорой. Росла Федора любознательной, скромной и замкнутой. Личная жизнь, когда выросла уж, как-то так не складывалась, и она полностью посвятила себя чтению. А после смерти матери, сама будучи перешагнув давно бальзаковский возраст, продолжила её дело, но стала натурой более ранимой и впечатлительной… Летом, когда солнце припекает, и жара становится несносной, находиться в библиотеке приятно   лишь из-за звенящей тишины, не мешающей читать, мечтать, размышлять.

Именно таким "горячим" днём и заглянула в Избу - читальню сухонькая старушка, лет 90 шаркающей походкой, невозмутимо острым проницательным взглядом, с прищуром Ильича, опираясь на свою тросточку. Оглядевшись по сторонам, чмокнув губами, изобразила что-то понятное лишь ей одной, описывая в воздухе свободной рукой замысловатую фигуру.
– Здравствуйте, Лукерья Федотовна! Что вы хотели? - оторвала свой полусонный взгляд от книги Феодора.
Но старушка не обратив внимания, оглядывалась по сторонам, будто что-то ища.
–  Что вы хотели, Лукерья Федотовна? – спросила библиотекарь громче.
–  Что хотела? Что хотела? Книгу хотела, да не вижу её - с лёгким разочарованием ответила женщина.
 – Давайте поищем вместе,- постаралась успокоить посетительницу библиотекарша.
Федотовну она знала с детства, как селянку активную, поддерживающую все новаторские моменты жизни, когда-то процветающей деревни Ряска.
Слышала Лукерья Федотовна для своих лет неплохо, но чтобы собраться с мыслями, при разговоре с людьми всегда делала паузу, вопросительным словом: "Ась?"- соображая тем временем, как же дальше себя вести с собеседниками. Так произошло и при настоящей встрече:
–  Ась? - спросила старушка.
– Присаживайтесь! - вежливо предложила библиотекарь, подставляя стул Федотовне.
–  Карточку Вашу найдём, и книжечку тоже - обнадёжила она старушку.
– Что Вы хотели почитать? - задала вопрос библиотекарь.
 – "Ась?" - проговорила старушка приложив руку к уху, наклоняясь вперёд, заглядывая в глаза хозяйке Читальни, словно ища "слабое" в познании литературы место. Я плохо слышу. Говори громче, милая! - попросила пожилая посетительница.
–  Какую книгу Вы хотели почитать?- громко повторила вопрос библиотекарь, стараясь не раздражаться.
–  Да вот, правнук приехал из города, из самого Центра, по телефону говорил, кому-то, что полезная книга, классика для познания жизни имеется, и что он её по большому знакомству достал... А я, так думаю себе: "Что же я ещё не познала – то?"  Хотела взять, а утром её уж и не стало...
По – моему разумению очень полезная книга, коль правнук сказал. Они там грамотные нонче, много чего знают. Сама понимаешь, отставать от них никак нельзя. Уважать не будут нас, стариков. Вот и пришла к тебе. Где ж ей быть - то, книжице, как ни у вас, в библиотеке?
– Как называется книга? Кто её автор?  - Со знанием своего дела спросила Феодора
– Автора я не знаю... Запомнила, что называется "Дама с уткой" - ответила любознательная читательница.
–  "Дама с уткой?" – переспросила  библиотекарь. На лице отразилось некоторое недоумение.
– Может быть  "Дама с собачкой?" - уточнила она, предполагая, что старушка просто забыла название.
– "Даму с собачкой"  Чеховскую, я давно уже читала. Мне нужна именно "Дама с уткой". Клас-си-ка!- сделала она акцент обратив указательный палец к потолку.
–  Это в жанре традиционной живописи Китая... Анималистический, часто рассматривается, как разновидность жанра: "Цветы и птицы". Ему свойственен символизм: Тигр – защитник от зла; журавль и черепаха- символы долголетия; сорока – счастливой вести; СЕЛЕЗЕНЬ с УТКОЙ – символ супружеского счастья…
К большому сожалению у нас нет такой книги" - констатировала факт с
огорчением Феодора, гордясь тем, что смогла ответить на вопрос  достойно. Старушка, слушавшая не перебивая доклад о символах китайской живописи, наконец, смогла вставить своё слово.
–  Говорю тебе, мне нужна "Дама с уткой", а не селезень - уточнила она.
О жизни птицы мне известно то, что ни в одной книге вашей не прописано. Можешь мне поверить - повысив голос заявила гостья. Библиотекарь пошла к полке с книгами о живописи. Какое-то время перелистывала страницы... и наконец, поднесла книгу читательнице:
– Вот, художник из Перу - Даниэло Эрнандес Морило "Девушка с уткой" – пытаясь улыбнуться, сказала она – редкий экземпляр. Доставала в городе. А "Дамы с уткой" - нет,- добавила она,- есть только "Дама с горностаем" – Леонардо да Винчи, написана была маслом по дереву, что являлось новшеством для итальянских художников в те времена. Могу добавить, что Леонардо относился к числу тех художников, кто активно использовал в своей деятельности всевозможные нововведения…
–  Зачем мне твой Леонардий, если мне нужна Кама грядка? - пошла в наступление Лукерья Федотовна, прервав нетерпеливо собеседницу.
– Кама или Дама? – не поняв ничего, переспросила удивлённая таким поворотом вопроса библиотекарь.
– Кама... кажется...  уже не совсем уверенно проговорила старушка…
Измученная Феодора отправилась к полке, на которой было всё, что касалось огорода и сада.
–  Вот! - проговорила она, зачитывая прописанное в журнале новшество:
Заглянешь на грядку и удивляешься форме плода - ультраранняя с незаменимым вкусом ягода до 50 граммов весом. Клубника сорта Кама…
–  Да к чему мне ягоды твои, Федора? Мне давай книгу, ту, что молодёжь рекомендует! Не следует нам в наши ле'та,  не'учами быть!..
–  А кто автор? – Начала нервничать библиотекарь.
–  Да, почём мне знать автора твоего – обиженно прошамкала старушка.
Сказано: "Классика", значит, ты и должна знать её всю по счёту, как я своих кур на подворье - подытожила посетительница.
–  Коль классика - продолжила проявлять свои знания библиотекарь, - значит это Генрик Сенкевич. "Камо грядеши". Основная тема – жизнь первых христиан римской общины… Действительно классика для познания!  Она вытащила томик из-под стопки других книг и подала любознательной читательнице. Та повертела его в руках и вернула библиотекарше.
– Нет, не та книга! На той картинка, другая…
–  Какая, другая? - не на шутку разволновалась Феодора.
–  Мужик на той изображён…

Феодора, уставшая от непонимания и въедливости старушки принесла стопку словарей и перелистывая страницы, стала зачитывать вслух всё, касающееся слова "КАМА"... Старушка, тем временем потеряв интерес к тому, что слышала урывками, умудрилась даже вздремнуть, точнее, всхрапнуть как бы в такт тому, что читала библиотекарь:
–  "Камень Циркон"... Джероламо Кардано установил, что камень несколько располагает ко сну"... Храп не дал ей окончить зачитываемую фразу.
–  Вы сами – то, что хотите от меня, Лукерья Федотовна? - не своим голосом, громко проговорила библиотекарь, пробуждая старушку от сна.
–  Книгу - невозмутимо ответила старуха, словно и не спала вовсе.
Выдержав некоторую паузу, для успокоения, Феодора возобновила чтение:
- Кама-бог любви в индуизме… Изображается в виде крылатого юноши с луком из сахарного тростника и пятью стрелами из цветов - звучал голос Феодоры, с некоторым оттенком раздражения. Лукерья Федотовна наконец проявила интерес, который не ускользнул от библиотекарши…
Пятью стрелами из цветов - вновь процитировала она.
–  Нет, не то что-то- многозначительно, со знанием дела ответила старушка.
–  Вы хоть бы название записали что ли!...
–  А я записала, - прошамкала читательница и начала искать в кармане бумажку с записью.

Библиотекарь присела на стул и ждала пока ей зачитают название, но очки, как дополнение ко всей этой истории, были забыты старушкой дома.

– Дайте я сама прочту! – проговорила Феодора, - взяв бумажку и поднеся её близко к глазам, так как от близорукости не спасали даже очки.
"Ка-ма-сут-ра"- прочитала она неразборчивый почерк старушки и стала как-то оседать на стул, уронив голову на стол, при этом очки её упали на пол, глаза прикрылись и руки опустились плетьми по сторонам. Перепуганная старушка, схватив со стола журнал, интенсивно начала обмахивать им библиотекаршу.
–  Батюшки мои, что с людьми жара-то делает!, - причитала она, суетясь рядом с безжизненным на первый взгляд телом. Не на шутку испугавшись, Федотовна потрясла Феодору за плечи… Та приподняла голову не понимая, что произошло…
Ну что, милая, есть книга – то? - участливо спросила Лукерья Федотовна,- Мне для полного познания жизни очень важно прочитать её!…

Библиотекарь смотрела на старушку отрешённым взглядом.
– Ась? – спросила она в свою очередь странную посетительницу…
–  Книга – то спрашиваю где? – уже командным тоном проговорила читательница, тем самым, не позволяя Феодоре, вновь упасть в обморок.
Слабые вы все нынче, как ростки на картофеле в подвале... Не досуг мне тут с тобой, девка, разговоры водить, как хоровод на поляне!…
–  Такая литература в городах... - негромко ответила библиотекарь.
– Ась? - переспросила уставшая бороться с библиотекаршей старушка, но не дождавшись ответа, продолжила свою мысль, забыв в свете развернувшихся событий, какая книга ей собственно была нужна.
"О цветах, говоришь"... Ну, давай, "О цветах". Какая - никакая, а всё же жизнь…



Художник:      Даниэло Эрнандес Морило "Девушка с уткой"


Рецензии
Забавный рассказ, о забавной старушке, браво!

Владимир Тунгусов   17.06.2018 15:06     Заявить о нарушении
Дык... в "Рассейской Глубинке" очень достойные старушки живут!
И представительницы "бальзаковского" возраста удивляют наивностью
и начитанностью похвальной.

Надежда Лисовская   17.06.2018 23:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.