Грех

Катюша, милая, здравствуй!

В течение года мы перезванивались, но говорили отрывисто, коротко, в надежде встретиться и рассказать друг другу многое. Но приехать ни ты ко мне, ни я к тебе, так и не смогли - семья, дом, работа.
Поэтому хочу написать тебе, дорогая подруга, о том, что случилось в моей жизни за последний год.

В конце мая прошлого года меня направили в командировку в город Н. на конференцию по теме, которой занимается предприятие, где я работаю. Она продолжалась пять дней, было интересно.
Разместили нас, участников конференции, в гостинице в центре города, а вся работа - доклады и их обсуждение, семинары и прочее проходили в бизнес-центре, недавно построенном.
Работали мы где-то до пяти вечера, потом расходились кто куда, и многие, как и я, гуляли и знакомились с новым, незнакомым городом.

На третий день, возвращаясь с конференции, я решила пройти в раздевалку более коротким путём - через застеклённый переход, который в действительности, когда я пошла по нему, оказался довольно длинным. Через некоторое время я услышала голос мужчины, который разговаривал с кем-то по телефону. Из нескольких, случайно услышанных фраз мне стало понятно, что он - тоже участник конференции, а потом я уже не различала слова, а слышала только голос.

Это был баритон, красивый и звучный, сочный, наполненный множеством обертонов.
Катюша, ты знаешь, как чувствительна я к голосу.
Помнишь, когда мы учились в институте, то при любой возможности старались сходить в театр, и ты, наверное, помнишь, как околдовывали меня своим голосом некоторые актёры. И это были не теноры, это были только баритоны. Почему-то звук именно этого голоса вызывал ответный резонанс, ответный трепет каких-то потаённых струн во мне.
Я шла на этот, звучащий в конце перехода голос как заворожённая, ну прямо как в сказке о волшебной дудочке. Можешь смеяться надо мной и подшучивать сколько угодно, но что поделаешь.
   
Переход сообщался с холлом другого корпуса, где был лифт, и здесь, около окна, спиной ко мне стоял мужчина и разговаривал по телефону.
Я нажала кнопку, тут же приехал лифт, он был пуст, но я так задумалась, что не сдвинулась с места.
На звук захлопнувшейся двери и отъезжающего лифта мужчина, закончив разговор, повернулся:
- Извините, кажется лифт...
- Уехал, - продолжила я.

Незнакомец нажал кнопку.
В лифте, стоя напротив, я исподволь разглядывала его: высокий, худощавый, немного сутулится, приятное, доброе лицо и грустные серые глаза.
- Вы тоже на конференцию приехали? - вежливо спросил он.
- Как и вы, видимо.
- Игорь.
- Юлия.
- Юля, получается, мы - коллеги, - новый знакомый улыбнулся. - Знаете, здесь рядом неплохое кафе, был там вчера. Предлагаю побеседовать и поужинать вместе.
- Не возражаю, - согласилась я.

В небольшом кафе было по-домашнему уютно, и вкусно пахло свежей выпечкой.
За столиком у окна мальчик лет пяти с аппетитом ел пельмени, старательно купая их в сметане, за ним наблюдала его мама, молоденькая симпатичная девушка, неподалёку расположились двое мужчин среднего возраста, они изучали меню, больше в кафе никого не было. 
Сев за столик в углу, рядом с высокой, почти до самого потолка, пальмой, мы ели, разговаривали и выяснилось, что мы жили в одном городе, и Игорь несколько раз был на предприятии, где я работала.
Выйдя из кафе, решили пойти до гостиницы пешком, это приблизительно около часа ходьбы.

Мы шли через городской парк.
Наступал вечер, опускалось оранжевое и круглое, похожее на апельсин, солнце, и теплело небо, украшенное нежным, мягким, розовыми сиянием; но постепенно на западной стороне горизонта появилась кирпично-красная полоса, она медленно и упрямо темнела, становясь бордовой, разрастаясь и проявляя грозные фиолетовые мазки.
Незаметно поднялся ветер.

- Неужели будет дождь? - произнесла я и, споткнувшись о камень, чуть было не упала.
Игорь подхватил меня за руку:
- Держитесь за меня.
Я взяла его под руку, так и шли.

А вокруг весна, цветущая, благоухающая весна!
Она распушилась белыми соцветиями боярышника и лиловой сиренью, посаженными вдоль дорожек парка; тут же росла и другая, фантастически роскошная сирень с розовато-белыми, крупными, по форме похожими на розы цветами; а дальше была яблоневая аллея, довольно узкая, так что ветви цветущих яблонь, сплетаясь между собой, образовали туннель из листьев и цветов.
Ах, какой запах, какая красота была вокруг нас, Катенька!

По странному совпадению наши номера в гостинице были на одном этаже, у меня в конце коридора, а у Игоря в начале, у лифта, из которого мы вышли.
- У меня есть зелёный чай редкого сорта и сухое вино, - произнёс он и не очень уверенно добавил. - Приглашаю в гости. И да, совсем забыл, ещё коробка зефира.
- Зефира? - совершенно глупо переспросила я. 
А Игорь в ответ обнял меня, прижал к себе и поцеловал в губы, долго, по-настоящему, по-мужски.

И вот тут мне следовало бы оторваться и бежать в свой номер сломя голову. Сломя голову!
Что случилось со мной в те секунды? Я до сих пор не могу понять этого, у меня нет ни слова объяснения.
Я знала Игоря всего несколько часов. Ну да, он был и умный, и симпатичный, и он мне понравился, но чтобы... чтобы допустить всё случившееся позже... Не понимаю, не понимаю, не понимаю!
Я замужем тысячу лет, мы с мужем верны друг другу, и у нас всё хорошо во всех смыслах. У Игоря тоже есть семья, дети, он женат давно.

Но почему-то после того поцелуя мои ноги вдруг подкосились, и земля из-под них стала уплывать куда-то далеко мимо моего рассудка, мимо здравого смысла, мимо всего правильного. А ещё, как нарочно, дверь в его номер оказалась рядом, она распахнулась, сквозняком закрыв открытое окно, в которое влетела и, как белый флаг капитуляции, застряла, задрожав от ветра, занавеска.
Всё произошло между нами так просто, будто мы были супругами много лет. 

На улице неожиданно быстро стало темнеть, и поднялся ветер, он гудел и завывал всё громче и громче.
Перед нашим окном задрожали, трепеща листьями, две высокие тоненькие берёзы, и чем сильнее становился ветер, тем всё больше делалась амплитуда их колебаний из стороны в сторону.
Тёмное, фиолетовое небо дрогнуло и раскололось на куски сверкнувшей молнией, над нами раздался гром, снова молния и снова гром. Берёзки шатались так, что было жутко смотреть на их рыдающие, метущиеся на ветру тонкие ветви, и одна из них, отклонившись от другой, чуть согнулась, потом больше, больше, и вот её ствол сломался пополам, как спичка.
Мне стало страшно.

Мы спали как убитые и проснулись утром.
Я сразу же ушла в свой номер, сказав Игорю, что хочу побыть одна. На конференцию не пошла, собрала вещи и решила уехать, хотя впереди было ещё два дня командировки.
Автобус домой по расписанию уходил около часа дня, и у меня было много свободного времени, однако, я никуда не пошла, а просто тупо лежала на кровати и смотрела в окно на хмурое, серое небо, на осиротевшую берёзку, поникшие ветви которой оплакивали сломленную подругу.

Часа через полтора позвонил Игорь:
- Тебя всё нет. Когда ты придёшь?
- Я не приду.
- Что случилось, Юля?
- Я уезжаю домой.
- Как уезжаешь? Но ведь у нас есть ещё два дня!
- Игорь, так надо. Пойми меня, пожалуйста.
После молчания он спросил:
- Когда и где?
Я сказала.

Время тянулось страшно долго. Посыпался, добавив грусти, тусклый мелкий дождь, идти никуда не хотелось.
Я думала о себе и Игоре, отлично понимая, что чем раньше я оборву эту связь, тем лучше.
Ближе к отъезду на город обрушился ливень, я вызвала такси и вскоре стояла на остановке в ожидании автобуса.
Неожиданно в потоках дождя я увидела приближающуюся фигуру мужчины под зонтом. Это был Игорь.
Он подошёл и, взяв меня за руки, прошептал:
- Не уезжай! Прошу тебя, не уезжай! - и вдруг, вдруг заплакал... - Никого так не просил, не уезжай!
Я не верила своим глазам!
"Разве так бывает? Сильный, умный, красивый мужчина... И вот так, сразу?!"
А он стоял передо мной, совершенно несчастный, с красными глазами, в которых были слёзы.
Боже мой! Моё сердце не выдержало.
Последующие два дня мы были вместе и никуда не ходили.

Перешагнув черту дозволенного, оступившись раз, потом всё труднее удержаться от повторения ошибки.
Наверное, я потеряла разум окончательно, если встретилась с Игорем несколько раз и в нашем родном городе, в квартире, за которой он, по просьбе друзей, уехавших заграницу на год, приглядывал. 

Мне трудно объяснить, что я чувствовала по отношению к Игорю. Жалость? И жалость тоже.
Наконец, я решилась и сказала ему, что мы не должны больше встречаться, что у каждого из нас есть семья, есть обязанности и так далее, и так далее.
Он в ответ говорил мне только одно:
- Я люблю тебя.

Но эти слова, такие важные и долгожданные для любой женщины, эти слова, сказанные Игорем, вызывали во мне грусть. Я чувствовала, что с каждой встречей с ним теряю что-то чистое, правильное и доброе, и необходимое мне как воздух, которым дышу, и это что-то было предназначено единственному - моему мужу.
Я написала Игорю смс-ку о том, что между нами всё кончено, потому что...
"Потому что нельзя, пойми меня пожалуйста и прости".
Он засыпал меня телефонными звонками и смс-ками, в которых были лишь два слова: "Люблю тебя".

Я поменяла адрес электронной почты и заблокировала телефон. Наступила тишина.
Прошло полгода, я вспоминала Игоря с грустью и благодарностью, я успокоилась.
Но пришёл день, когда от общих знакомых я вдруг узнала страшное известие - Игоря больше нет, на переходе его сбила машина.
Моя печаль и скорбь бесконечны.
Прости меня, Игорь.

В церкви было тихо и светло.
Будний день, народа поменьше, чем в выходные, но на исповедь очередь.
Я не спала всю ночь, готовилась, готовилась давно, мучилась и страдала от сознания своей греховности и полной ничтожности. Сказать ничего не могла - ком в горле, и слёзы текут и текут, не останавливаясь. Рухнула на колени.
Батюшка, прочитав мою записку, спросил строго:
- Раскаиваетесь?
- Прости меня грешную, прости, Милосердный! - сквозь слёзы еле слышно пролепетала я.
И Он услышал...
 
Катюша, дорогая,
обнимаю тебя, жду и надеюсь на скорую встречу,
Т.Г.


Рецензии
Наверняка в прошлой жизни они были супругами.
Здесь он нашел ее но поздно.
Такое бывает часто.
Люди сейчас, как правило, не умеют и не хотят ждать и искать.
Печально.
С уважением

Роман Троянов   15.10.2017 04:34     Заявить о нарушении
Мне хотелось написать о верности и измене.
А получилось, что каждый видит этот рассказ по-своему, и почему-то многие считают, что героиня рассказа любила Игоря. Я не уверена в этом, и думаю, что нет. Любовь - чувство долгое, и возникает она, безусловно, не сразу. Сразу может появиться только влюблённость, за которой... неизвестно что. Я писала о том, что моя героиня любит своего мужа и от своей измены страдает. А Игоря она пожалела, конечно, а больше?... совсем не уверена.
Спасибо, Роман, что прочитали и высказали своё мнение!
С уважением,

Галина Кузина   15.10.2017 07:48   Заявить о нарушении
Доброго времени суток Галина!
Когда я говорил про супругов в прошлой жизни, я не говорил про любовь.
Я подразумевал эту фразу:
"Всё произошло между нами так просто, будто мы были супругами много лет".
Обычно, к другому человеку все равно приходится как-то привыкать.
А если при взаимодействии с ним, все происходит так будто давно знали друг друга, значит так оно и есть.))
С уважением

Роман Троянов   16.10.2017 06:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.