Поплавок

Последние тёплые осенние деньки подходили к концу. Мы с Богданом ещё с лета строили домик на дереве и много с ним возились. Хотя домиком его сложно назвать – доски и палки торчали во все стороны. Просто мы использовали для строительства то, что валялось без дела. Мало ли чего взрослые выкидывали. Мамы на нас ругались, конечно, запрещали лазить в него и вообще всячески пугали нас. В их «страшилках» домик разваливался, а мы разбиваем головы. То сваливаемся и ломаем шеи. Хотя почему должны сваливаться? Мы спёрли у Богданового папки большие гвозди, которыми приколотили все доски. Даже бомба не разрушила бы наш домик. Там у нас был штаб и всякие необходимые вещи. Например, бинокль, компас, рогатки, плевательные трубочки, запас воздушных шариков, фонарик, молоток, плоскогубцы и старый плед, на котором сидели. Плед нам подарила Петрова, одобрившая домик. Плед был слишком уютным и домашним. Если честно, подумывали  избавиться от него, потому что суровая мужская жизнь не нуждалась ни в каких девчоночьих штучках.
– Сначала плед, потом шторки на окнах и цветочки – говорил Богдан с недовольством. – Знаю я эту Петрову. Не успеешь оглянуться, как будешь в «дочки-матери» играть.
– Не видел, чтобы Петрова в них играла, – заметил я. – А плед нужен, потому что из щелей дует иногда. Да и сидеть на нём приятнее, чем на досках.
Мы решили, что плед пусть остаётся, но все остальные подарки Петровой надо решительно отвергать. Нас терзали подозрения, что Петрова положила глаз на наш домик на дереве и желала бы там обосноваться тоже. Вот и плед подкинула, думала, мы клюнем. Не на тех напала!
В нашем домике была ещё одна вещь. Старая бамбуковая удочка. Как она туда попала и сами уже не помнили. Наверное, с другими строительными материалами. Как только мы обратили на неё внимание, сразу загорелись идеей наловить к обеду рыбы. Всего в километре от Богданового «частного сектора» протекала речка без особого названия. Там иногда видели рыбаков, вытаскивавших каких-то некрупных рыб. Ходили легенды, что когда-то в речке ловили огромных сомов. Мы на сомов не претендовали. Нам вполне подошла бы щука или карп какой-нибудь.
Я представлял, как с другом наудим ведро рыбы и поделим её по-честному. Потом я возвращаюсь домой добытчиком и без лишних слов представляю восхищённым родителям свой улов. Меня хвалят и потом рассказывают про мой подвиг всем родственникам, которые у нас будут гостить.
Взбудораженные рыбным азартом, мы с Богданом принялись готовиться к рыбалке. Леска нашлась у меня дома. Мама использовала тонкую, прочную и почти невидимую леску, чтобы вешать картины на стены у себя в художественной галерее. Крючки сделали сами из прочной проволоки.
Все приготовления мы держали в секрете. Чтобы поразить родителей на всю катушку. Чтобы уж они удивились, так удивились!
Дедушка Богдана застукал нас за приготовлениями и спросил, как собираемся ловить рыбу без поплавка? Мы об этом совсем забыли. Действительно, на леске на всех картинках имелся поплавок. Без него и рыбалка – не рыбалка. Только мы не знали, из чего его сделать.
– Эх, несмышлёные! – вздохнул дедушка Богдана. – Ничего-то вы сейчас не знаете. Поплавки у нас, к примеру, завсегда делали из птичьего пера. Проще простого! Он же пустой внутри! Нашёл перо подходящее, вот тебе и рыбачье дело сладилось!
Это действительно казалось простым делом.
Мы решили добыть перо.
Как уже говорил, мой друг Богдан жил с родителями в «частном секторе» в своём доме. У них умелись куры, которыми руководил большой и красивый рыжий петух – птица гордая и дерзкая.
Устроив совещание, начали обдумывать, как добыть перо. Перьев всяких на Богдановом дворе имелось множество, но все мелкие, не годившиеся на поплавок. Значит, перо надо было позаимствовать у живой птицы. Куриц мы исключили из наших планов. Ну, во-первых, они как бы женщины, в смысле девочки. А девочек обижать и травмировать их психику нам не хотелось. Во-вторых, использовать в мужском деле рыбалки детали женского гардероба – это тоже не годилось. Оставался петух по кличке Жора. Надежда была только на него. Уж он-то в качестве мужчины мог с нами поделиться одним пером. Из солидарности.
Петух Жора думал иначе. Мы это сразу поняли.
Для начала мы с Богданом дождались, пока его мама уйдёт в магазин. Папаня Богдана был на работе, так что он тоже вмешаться в наши планы не мог.
Мы подступились к Жоре, расхаживавшему посреди своих кур. Он сразу почувствовал наше к нему пристальное внимание и начал мелкими шажками перебегать по двору. При этом кричал он очень некрасиво, пугая кур и соседских собак. Но мы вошли в азарт и начали погоню, откинув всякие церемонии и уговоры. Тем более, что Жора нас не слушал и предпочитал спасаться бегством. Для начала я упал в выгребную яму. Довольно гадкая это штука, скажу я вам. Мне стало ясно, что дома меня ждут разборки. Не только из-за грязи, но и из-за запаха. Богдан ржал надо мной, как ненормальный. Однако уже спустя пять минут после возобновления нашей погони за петухом Жорой он стукнулся головой о забор и набил себе громадную шишку. Петух Жора, кажется, особенно торжествовал. Он хлопал крыльями и вышагивал, как царь или президент какой-нибудь, выпятив грудь, вот, мол, что, поймали? Шиш вам!
Мы пытались изловить его ветхой рыбацкой сетью, старой целлофановой  плёнкой от теплицы и сачком. Мы скрутили лассо – безуспешно. Мы пытались устроить ловушку при помощи детской ванночки и корма – без результатов. Жора был неуловим и, судя по всему, горд этим.
Тогда мы сообразили загнать его в курятник. И это сработало. Мы оба вцепились в тёплую и дико орущую птичью тушку в четыре руки. Богдан не нашёл ничего лучшего, чем выдернуть перо из шикарного Жориного хвоста.  Это было красивое гибкое длинное рыжее перо. Быть может, самое длинное в петушином тельце. Избив нас крыльями за своё унижение и вырвавшись на волю, Жора долго не мог успокоиться и орал на нас, наверное, всякими нехорошими птичьими словами.
Грязные, взмокшие, но довольные, мы торжественно прикрутили рыжее Жорино перо к леске и отправились на рыбалку. Предварительно, конечно, накопав червей в грязи.
Сначала мы подбадривали друг друга рассказами, какую нам хотелось бы рыбу выловить. Богдан бахвалился и разводил руки как можно шире. Я смеялся над ним и показывал более реальные размеры. Но тоже ничего такие.
Наше перо выглядывало из спокойной речной запруды, словно язычок пламени. И не двигалось ни капельки. Через час мы заскучали. Через два решили, что для рыбной ловли день неудачный.
Мама ужаснулась моему виду и запаху.
– Это не ребёнок, это какой-то бродяга! Где, скажи, ты смог так изгваздаться? Опять с Богданом чудили?!
Я стойко молчал, потому что надеялся поразить родителей удачной рыбалкой. Тогда они забыли бы про все неприятности.
Мы с Богданом вернулись на реку на следующий день и вновь забросили удочку с нашим весёленьким поплавком. Рыба не шла. Скорее всего, её пугал этот странный огненно-рыжий предмет над водой. Мы огорчились. К прочему, пошёл по-настоящему осенний дождь. Стало ясно, что рыбалку надо отменять до весны как минимум. Мы смотали леску, бережно отцепили перо и спрятали его в домике на дереве. До следующей рыбалки. Уж тогда точно поймаем кучу рыбы! С таким-то поплавком и не поймать!


Рецензии