Луковка. Часть шестая

Скоротечно, подобно быстро уходящему лету, бежало время. Прошло четыре года, как Светлана простилась с Юркой в прихожей его квартиры и, минуло три месяца с тех пор, как Светлана с маленьким сыном поселились в доме для прислуги, который стоял в самом углу дачного участка.
    
В тот памятный, воскресный день, девушка испугалась не на шутку. Не за себя. За себя она уже давно перестала бояться. За маленькое, беззащитное существо, за своего сына, который проснувшись от громкого разговора, непонимающе таращил сонные глазенки на незнакомых людей. После ухода не прошеных гостей, к ней вошли Марья Ивановна с Любашей.
- Ба, ба! – радостно закричал Юрка, протягивая к вошедшим крохотные ручонки.
- Приказал немедленно уходить из дома, - прошептала бледная Светлана. – Так что, жить теперь буду у вас.
- А ты не переживай, голубка, - Марья Ивановна взяла ребенка на руки. – Любаша, найди Степаныча. Пускай он перенесет кроватку и вещи Светкины, - попросила она сестру.
- Найдем мы тебе место. Богу – богово, - она перекрестилась. – Господь все видит. Поверь мне, он обязательно накажет твоего обидчика.

Любаша перебравшись к сестре, радушно уступила свою комнату и у Светланы с сыном началась новая жизнь.

Когда муж с Николя уезжали на работу, Светка сноровисто и, надо признаться – с удовольствием помогала сестрам выполнять нехитрую и привычную работу. Сначала, когда Юрка еще спал, Светлана шла на кухню, благо, ее комната находилась рядом. Затем, Светка шла в дом, к Марье Ивановне. Они ежедневно выбивали многочисленные ковры, протирали невесть откуда бравшуюся пыль, поливали цветы…. А ее маленький сынок, который к этому времени довольно бодро топал крепкими ножками, находился со Степанычем, «помогая» старику в саду. И как они объяснялись между собой, для женщин оставалось величайшей загадкой и тайной. Но надо признаться, что общение немого старика и трехлетнего ребенка, обоим доставляло нескрываемое удовлетворение.
    
Утром девушка проснулась необычайно рано и долго лежала с закрытыми глазами. Чувство непонятной тревоги постепенно наполняло Светкину душу. Осторожно, стараясь не разбудить посапывающего носиком Юрку, Светлана оделась и вышла на кухню, где уже вовсю кипела работа. Ее бывший муж, оказался невероятным гурманом и, когда находился дома, старался контролировать ритуал приготовления пищи. Сегодня, у него был выходной день.

Приветливо поздоровавшись с Любашей, Светка быстро начистила картошку, и налив себе крепкого чая присела, раздумывая. Неожиданно, в помещение вбежала запыхавшаяся Марья Ивановна.
- Светланка! Валерий сюда идет, а с ним – еще какой-то мужчина, кажется из милиции! Я сама видела, как он твоему бывшему удостоверение показывал!
Светлана поперхнулась чаем, чувствуя, как холодеет у нее в груди и подняла глаза на сестер, которые участливо смотрели на нее.
- Мама, я хочу кушать! – донесся из комнаты голос сына и Светлана очнулась. Она метнулась в свою спальню, схватила Юрку и прижала его к груди. В дверь негромко, но уверенно постучали.

- Войдите! – испуганно прохрипела Светка, чувствуя, как по лбу стекают капельки пота. Она сама не могла понять причины своего внезапного испуга, но всем сердцем почувствовала, что на нее надвигаются неприятности. В дверном проеме возникла фигура незнакомого ей человека, который по-хозяйски вошел в комнату. За ним, угодливо согнувшись, проскользнул ее бывший муж.

- Гражданка Сорокина Светлана Алексеевна? – вошедший достал из внутреннего кармана пиджака красное, служебное удостоверение.
«МВД России» - машинально прочитала Светка и, протолкнув противный комок в горле, судорожно кивнула головой.

- Вы подозреваетесь в покушении на убийство, - спокойно произнес следователь и аккуратно сунул красную книжицу в карман. Светке показалось, что небо разверзлось над ее головой. Горшков внимательно смотрел в округлившиеся от ужаса глаза девушки.

- В покушении на убийство кого? – Светлана облизала пересохшие губы и осторожно опустила маленького сына на пол.

- Луковицкий Юрий Михайлович. Вам знакомо это имя? – Горшков невольно опустил глаза. По сути своей профессии, он был неплохим психологом, а к тому же – обладал богатейшим опытом следовательской работы. Он знал, что люди, а в особенности – женщины, могут очень артистично разыгрывать роль невинной жертвы, но тут…. Слишком явственно промелькнули в глазах красивой девушки боль и отчаяние.

- Я, Юрку? Да вы с ума сошли! – отчаянно выкрикнула Светка. Сквозь пелену невидимой паутины, девушка разглядела злорадную ухмылку Валерия.
- Я вам не верю. Этого не может быть, - побелевшими губами прошептала Светлана, чувствуя, как ее ноги становятся ватными. Голову сдавило обжигающим обручем, и девушка рухнула на пол.
    
Когда Светлана пришла в сознание, она уже лежала на кровати. В комнате витал едкий запах нашатырного спирта и валерьянки.

- Как ты, голубка? – над ней склонилось залитое слезами, встревоженное лицо Марьи Ивановны. Рядом стоял сын и держал ее за руку, а следователь, сидя за столом, что-то сосредоточенно писал.

- Очнулись, Светлана Алексеевна? – Горшков оторвался от бумаг и пристально посмотрел на девушку. – Не надо принимать все так близко к сердцу. Вам надо проехать со мной на вашу малую родину и дать необходимые показания. Пока, в качестве свидетеля. Вы в состоянии?

- Да, - хрипло выдавила девушка и с трудом села. – Сейчас, одну минутку.
- Ты, бяка! Бяка и нехолосый! Уходи отсюда! – закричал вдруг Юрка и, сжав кулачки, бросился на Горшкова. Марья Ивановна едва успела удержать трехлетнего малыша.

- Не такой уж я и злой, как вам кажется, - смущенно пробормотал следователь и, уложив документы в папку, поднялся. – Собирайтесь. Нам надо успеть на поезд.

- Куда вы ее потащите, убогую, - дородная женщина, покачивая головой, укоризненно посмотрела на Горшкова.
- Все в порядке, - Светлана, опираясь на плечо Марьи Ивановны, встала. – А что случилось с Луковицким? Он живой? – глаза девушки с мольбой и немой надеждой впились в невозмутимого следователя.

- Живой, живой, - успокоил ее Горшков. – Только у него амнезия, - и прочитав непонимание в глазах обеих женщин, пояснил:
- Он ничего не помнит, так, разрозненные обрывки. Кстати, ваш приезд может повлиять на него, весьма и весьма положительно.
Окончательно пришедшая в себя Светка, лихорадочно заметалась по комнате.

- Марья Ивановна, родненькая, помогите собраться. Мы выезжаем немедленно, - она принялась беспорядочно засовывать вещи в дорожную сумку.
- Вот стрекоза, - Марья Ивановна ласково смотрела на нее. – Ведь только шо без сознания лежала…

С помощью подоспевшей Любаши, они быстро собрали самое необходимое, одели немного ошалевшего Юрку и вышли.
Когда они подошли к воротам, сзади раздалось невнятное и возмущенное мычание.

Размахивая руками,  к ним спешил Степаныч, про которого в этой суматохе совсем забыли. Подбежав к ним, он присел перед Юркой на корточки и обнял ребенка. По морщинистому лицу старика катились крупные слезы. Затем он поднялся и протянул Светлане пакет, перевязанный бечевкой.

- Что это? – девушка удивленно подняла брови.
- М-м, - замычал Степаныч и сунул пакет Светке в сумку. –М-м, - он взял малыша на руки и, прижал его к себе.
- Хватит мычать. Дай простится по-человечески! – досадливо прикрикнула на него Марья Ивановна.
- М-м, продолжал старик и внезапно, несколько косноязычно, но, довольно отчетливо выговорил:
- Вну-e-чок, - и сам, недоуменно вытаращил глаза, испугавшись.
Все три женщины, с изумлением уставились на него.
- Вну-чок, - более четко повторил старик и засмеялся.

- Господи, Пресвятая Дева Мария, заговорил, - вытаращив глаза, прошептала пораженная Марья Ивановна. – Заговорил, сердечный! – все бросились обнимать растроганного старика, лишь Юрка, не понимая всеобщего ликования, продолжал прижиматься к небритой щеке садовника.

- Нам пора, - следователь нетерпеливо посмотрел на часы.
- Как устроишься, напиши, - напутствовали ее добросердечные сестры.
- Обязательно, - Светлана, не сдерживая слез, поочередно обняла женщин и поцеловала смутившегося Степаныча. – Обязательно! – с нажимом добавила девушка, и они направились к автобусной остановке.

- Погоди, голубка! – внезапно окликнула Светку Марья Ивановна и девушка, в недоумении остановилась.
- Я, чего тебе сказать-то хотела, - заговорщицки прошептала она. – Не был, Валерий, ни в какой Америке.

- Как не был? – изумилась девушка и недоверчиво посмотрела на дородную домохозяйку.

- Так и не был, - отрезала та. – Не знаю, как в те разы, а в последний, когда ты домой уезжала, его точно там не было. Ты – с вечера уехала, а он вернулся домой около полуночи.
- Где же он был? – Светлана закусила губу, растерянно глядя на Марью Ивановну.

- Не знаю, - та пожала плечами. – Мое дело сказать тебе, а там, сами разбирайтесь.


Рецензии
Прочитал с огромным интересом!Очень интересная глава.Слава Богу и дед заговорил.И из змеиного гнезда удалось вырваться. Успехов!С теплом

Андрей Эйсмонт   12.03.2018 10:30     Заявить о нарушении
Спасибо))) Осталось немного! Правлю и сразу выкладываю)))

Геннадий Перминов   12.03.2018 10:49   Заявить о нарушении