Тень отрывок

ГЛАВА 1.

Спонтанная покупка.


Проходя мимо витрины магазина старинной утвари, Иван Ильич заметил одну красивую вещицу, которая захватила все его внимание. Вроде безделушка, но что-то в ней было такое, что нельзя было оторвать глаз. И понятно, что надпись- это шутка, но всё же. Там лежал кисет, на котором было вышито золотыми нитками слово “Тень”.
Пытаясь понять, что это такое и для чего оно нужно, Иван Ильич зашел в этот магазин и попросил продавца показать ему эту безделушку. На что тот сказал:
- Эта старинная вещица попала к нам как конфискат, ценности в ней никакой, но вот бывший владелец уверял, что ею владел не кто иной, как знаменитый заклинатель духов Павел Яковлевич Преображенский. Который жил и выступал со своими спиритическими сеансами в середине девятнадцатого века в Петербурге.
- А сколько вы в таком случае за нее хотите?
- Немного, можно сказать даром, этот кисет лежит у нас почти год, мы трижды меняли его цену, но он так никого и не заинтересовал.
- Хорошо, по рукам, я покупаю!- воскликнул Иван Ильич и, достав из своего кожаного портмоне несколько купюр достоинством пять тысяч рублей, отдал их продавцу.
- Для чего он приобрел эту вещицу? Внятно  на этот вопрос не мог ответить и он сам, но счастье, что он стал ее обладателем, всячески согревало его душу. И придя домой, отложив в сторону свой кейс с документами, Иван Ильич решительно был настроен посмотреть, что же находится внутри этого кисета. Так как под материалом прощупывал "Нечто" похожее на монеты.
Хотя в самом магазине ему казалось, что кисет был пустой.
Сидя за столом Иван Ильич развязал шнурок, которым был завязан это кисет и подставив одну руку под низ, слегка им потряс.
На руку упала, как он и предполагал, маленькая металлическая субстанция круглой формы, похожая на пятак, с одной стороны она имела надпись-Тень, с другой-Свет.
Покрутив эту штуковину в руках мужчина взял настольную лампу, чтобы лучше разглядеть написанное положил на левую ладонь этот предмет надписью Тень вниз, так что сверху красовалось слово-Свет.
И заметил, что вдруг рука, да и он сам перестал отбрасывать на стол, стену и пол свою тень.
Это было настолько странным, что Иван Ильич даже подпрыгнул на месте от неожиданности.
- Ничего себе фокус! - воскликнул он. - Так и до инфаркта можно доиграться.
Но после минутного замешательства  нашел в себе силы перевернуть этот странный предмет словом - Свет вниз, также держа его в левой руке.
И о чудо, каким-то странным способом тень и все ее очертания вновь заполнили комнату позади сидящего за столом человека.
- Да, видал я странности, но такого еще не видывал! Я знал, я чувствовал, что в этом кисете кроется что-то необычное. Интуиция меня не разу ещё не подводила.
И положив этот металлический предмет обратно в мешочек, Иван Ильич шаркая тапочками по старому паркету, пошел на кухню, ставить чайник на плиту с мыслями о своей покупке и о том, что все это может значить.

Глава 2.

Званый ужин у Григория Павловича.

После возвращения из Вест-Индии, Павел Яковлевич Преображенский раз в неделю проводил свои сеансы для знатных господ на дому у его старого приятеля Григория Павловича. Они с ним в сдружились еще, будучи молодыми в кадетском корпусе, где были не разлей вода. И оба были увлечены, как им тогда казалось, важным делом, новым модным увлечением - вызыванием духов умерших при помощи спиритических сеансов. И как ни странно, хоть другие и не верили в точность ответов, якобы данных умершими лично Павлу, но большая часть их совпадала с действительностью.
Но, кроме как совпадением, это действо ничем другим не называли и за спиной посмеивались над незадачливыми друзьями.
Но спустя годы, встретившись случайно на каком-то вечере у литераторов друзья вновь решились на проведение таких сеансов.
Тем более, что Павел, теперь уже Павел Яковлевич, после долгих странствий по морям и странам получил, как он сам говорил нужное знание от  лучших учителей спиритических наук в самой Индии.
Где он прожил и проработал три года с дипломатической миссией.
В этот раз в гостях у его приятеля был только один человек.
Это был господин Отто фон Винтер, который настоял, чтобы во время сеанса более никто не присутствовал в помещении. Ибо он имел очень важный и специфический запрос, что в случае разглашения оного у господина Отто фон Винтера могли возникнуть неприятности по службе и чего он больше всего опасался, личной жизни. А так же могли смешать или напрочь испортить все планы для его дальнейшей карьеры.
Павел Яковлевич разложив свои приспособления на столе и  в назначенное время поджидал приезда немца. И тот с четкой немецкой пунктуальностью появился без четверти двенадцать ночи, как и условились на днях.
- Прошу вас проходите, присаживайтесь. Павел Яковлевич Преображенский в вашим услугам, с недавних пор медиум и заклинатель змей. Или как называли меня в Индии - Беде. Позвольте узнать цель вашего визита в столь поздний час и чем я вам могу помочь?
- Разрешите представиться, Отто фон Винтер, потомок старинного знатного рода. Можно сказать, последний его представитель по мужской линии,- медленно произнес гость.
- И так, господин Отто, какое у вас ко мне дело, требующее столь незамедлительного моего вмешательства?
- Видите ли, я помолвлен и через три месяца женюсь, но есть одна проблема, которая  может испортить все дело.
- И какая же?
- У мужчин в нашем роду никогда и ни при каких обстоятельствах, ни от света солнца или света луны, ни от света свечи или лампы не появлялась тень. И если будущие родственники про это узнают, то свадьбы не то, что не  будет, а будет грандиозный скандал.




Глава 3.

Подслушанный разговор.

Утром, встав за десять секунд до включения сигнала будильника, словно по рефлексу. Иван Ильич, как и всегда в свои пятьдесят лет, прежде, чем пойти на работу сделал себе легкий завтрак. На этот раз он состоял из отварного  диетического яйца, нескольких ломтей ржаного хлеба, голландского сыра с большими дырками, масла и тонко нарезанной ветчины.
Кофе машина заканчивала свою экзекуцию по приготовлению из свеже смолотых зерен кофе, прекрасного горячего напитка с чарующим ароматом свежести и заряда бодрости на все утро.
И расположившись поудобнее в кресле, Иван Ильич взял утреннюю газету и надев очки сделал небольшой глоток из чашки с кофе, потянулся в кресле и сказал:
- Ну, и что тут  у нас новенького произошло за эту ночь в мире?-  спрашивая у находящейся в руках газеты. - Опять сомалийские пираты захватили судно. Так, так раз это происходит, значит вся ситуация кому-то выгодна.
Заключил для себя мужчина. И больше не найдя ничего интересного приступил к завтраку. Поставив на тарелку с подставкой яйцо, он аккуратно срезал верхнюю часть и маленькой ложкой начал доставать содержимое. Попутно откусывая намазанный маслом и уложенным поверх него сыром и ветчиной хлеб. Не забывая запивать всё это великолепие горячим кофе.
Хлеб он покупает в местной пекарне, там его делают “по бабушкиным рецептам” как сказал ему пекарь. Поэтому он такой и вкусный. А сверху, вдобавок его посыпают высушенными семечками подсолнуха. И даже если его есть просто так, то своего особого вкуса, этого хлеба, с головой хватит, чтобы завтрак остался незабываемым.
Напротив Ивана Ильича, на столе, лежала вчерашняя покупка. Которая имела больше вопросов ,чем ответов. Но это нисколько не смущало мужчину. Ведь он пребывал в полной уверенности, что она принесет ему если не свою разгадку, то непременно удачу для своего нового владельца.
И выходя из квартиры,Иван Ильич положив из кисета в руку пятак с надписью “Тень” к ладони, зашел в лифт, который остановился на его этаже и  открыл двери.
Иван Ильич зашел в него и приветливо кивнул двум соседкам, которые в нем спускались на первый этаж.
- Странно, кто-то вызвал лифт и не дождался,- сказала та ,что постарше.
- А может, ложно автоматика сработала,- с чувством специалиста ответила ей вторая.
- Нет, не может быть, в прошлом году поменяли всю, после одного несчастного случая в соседнем районе.
- Ну, тогда значит, кто-то не дождался и решил, что по лестнице быстрее спустится.
Сам Иван Ильич только пожал плечами, так и не понял собственно суть их разговора. И после того как двери лифта открылись, быстро зашагал в сторону остановки.


Глава 4.

Семейное проклятие.

- Ну, хорошо, мне нужно знать как много больше,- сказал Павел Яковлевич.
- Я расскажу вам все, что знаю,- ответил Отто фон Винтер.
- Мне рассказывала моя бабушка, а ей, ее бабушка и так далее, что точного времени ,когда это произошло никто не помнит. Легенда гласит, что далеко в горах была одна школа, по слухам преподавал в ней сам дьявол. Он учил своих учеников всему, что могло сделать их сильнее над другими людьми. Колдовать, делать порчу, вызывать духов, гадать и привораживать. Он щедро делился всем с ними  и ни в чем не им отказывал. А плата за науку была такой, что последний, кто покинет его школу, должен был отдать свою душу.


Рецензии