Света, я не люблю читать

Жизнь, она как бег, только это не всегда помогает. Злоупотребление сигаретами или алкоголем или наркотиками иногда лучше чем бег.
В двадцать лет ты заканчиваешь университет и начинаешь работать продавцом-консультантом в магазине бытовой техники. Днем на тебе дешевый костюм, белая рубашка и черный галстук и ты улыбаешься фальшивыми улыбками каждому потенциальному покупателю. Ты лыбишься для того, чтобы впарить идиотам  телевизоры, стиральные машины, пылесосы, телефоны. Это в  начале. Через год ты лыбишься только потому, что этого требует твой начальник. И это нормально. Плохо то, что каждый день после работы ты пьешь пиво: литр, два, на выходных больше. Все хорошо, депрессий нет, плохие мысли редко приходят в голову, потому что ты никогда не был умным или глупым. Ты всегда был обычным, таким как твои друзья, коллеги, родители. По телевизору много говорят о вреде пива, в газетах пишут о «пивном алкоголизме», по городу развешивают плакаты с черными надписями «ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПИВОМ ПРИВОДИТ К АЛКОГОЛИЗМУ». Ну и хрен с ним. Чем-то же надо злоупотреблять? Однажды в твой магазин заходит девушка, она долго стоит у витрины с мп3 плеерами. Твой приятель толкает тебя в бок и кивает в ее сторону, мол зацени какая жопа. Ты зацениваешь. Вечером ты сидишь с этой девушкой в баре и пьешь пиво. Вы говорите о книгах. О книгах которые прочитала она, потому что ты не любишь читать, тебе приходится слушать и чтобы пережить эту часть прелюдии к возможному сексу, выпиваешь пива больше чем обычно. Алкоголь в крови перемешивается с гормонами и в первый раз за свою грёбанную жизнь ты решаешься сказать то, что думаешь, а не то, что хотят услышать окружающие. Ты говоришь:
- Света, я не люблю читать.
- Может ты просто не хочешь читать? - спрашивает она.
Ты пьян и в данный момент это лучше чем бег:
- Книги – это говно ... мне говна и так хватает.
Света молчит и долго смотрит тебе в глаза. Через полчаса ты трахаешь ее в темном переулке. Через месяц вы женитесь. Через два месяца за ужином она говорит: «Ты слишком много пьешь пива... и... я беременна.» Тридцать лет, у тебя сын, ты купил дом и подсел на легкие наркотики. Тебе сорок пять. Однажды утром ты просыпаешься от того, что хочешь срать. На кухне в ящике стола берешь сигареты сына, прикуриваешь, выходишь на улицу и двигаешь в сторону туалета. Воняет говном, чем ближе к туалету, тем эта вонь все сильнее, тут бы тебе задуматься о смысле жизни, полюбоваться небом, зелеными листьями на ореховом дереве, но ты заходишь в туалет и гнилые доски под твоим весом ломаются, ты проваливаешься в глубокий колодец заполненный дерьмом.
И тут ты вспоминаешь, что когда-то через дорогу жил был мальчик Толик, было ему шесть лет и он «страдал» легкой формой олигофрении в стадии дебильности. Толик умер захлебнувшись своим говном, говном своего отца и говном своей матери.  Он провалился в туалет.
Возможно, если бы отец Толика не напивался каждый день до состояния, когда уже не мог удержать мочу, Толик не был бы дебилом, если бы Толик не был дебилом, он бы пил пиво. Ты пил пиво каждый день в течении двадцати пяти лет до того как провалиться в туалет, из-за пива у тебя вырос огромный живот и жена перестала сосать тебе член, твоя сперма была на вкус как пиво.
Добавить больше нечего.
Улыбайся. Ты провалился в туалет и не умер. Твой «пивной живот» застрял между стенками выгребной ямы и не дал тебе нырнуть в говно с головой.


Рецензии